Исторические параллели создания ПЦУ и обновленчества в России

Александр Введенский и Епифаний Думенко. Коллаж СПЖ

Имеет Вселенский Патриархат каноническое право принимать апелляции от священнослужителей любого ранга из юрисдикции других Патриарших Престолов и Автокефальных Церквей?

Сегодня одностороннее решение Вселенского Патриархата о предоставлении статуса Автокефальной Церкви Украине создало серьезную церковную проблему, которая ставит под угрозу всеправославное единство. Притязания Вселенского Константинопольского Патриархата на роль всеправославного авторитета по основным вопросам церковного, догматического и канонического характера не соответствуют каноническим традициям и многовековому церковному порядку и практике. Попытки Вселенского Патриарха неверно истолковать «первенство чести» и превратить его в «первенство власти» искажают православную экклезиологию и вступают в противоречие с соборностью Православной Церкви. Ведь организация Православной Церкви основана на соборности, а не на обособленном абсолютном первенстве, как это имеет место быть в католицизме.

Поэтому мы все сегодня переживаем кризис возможного разделения в связи с односторонним и антиканоническим предоставлением Его святейшеством Вселенским Патриархом Варфоломеем автокефалии раскольническим группам на Украине.

Древняя неделимая Церковь обладала глубочайшим сознанием того, что она является таинственным Телом Христовым, т.е. это единый и неделимый, божественный и человеческий, видимый и невидимый организм, единственным Главой которого является божественный основатель Церкви, Господь наш Иисус Христос, и Она всегда строила всю свою организацию на этом основополагающем принципе. Таким образом, древняя Церковь нашла форму своего устройства не в монархической авторитарной системе, а в соборной и коллективной. Эта форма правления полностью отвечает сущности и миссии Церкви как в высшей степени духовного организма, гармонизирующего человеческий фактор Церкви с Ее божественным предназначением, поставив первый – человеческий фактор, на место подчинения второму – божественному, провозгласив божественное высшим принципом Церкви. Поэтому единая и неделимая до великого раскола Церковь имела своим высшим коллективным органом Вселенский Собор. Это соборное устройство и было принято Православной Церковью, затем продолжено Ею. Вселенский Собор был и остается высшим законодательным, административным и судебным органом как древней (до великого раскола 1054г.) неделимой Церкви, так и Православной Вселенской, которая является сегодня Ее продолжением. Именно Вселенскими Соборами были регламентированы принципы церковной организации и определены ее догматы.

Эта соборная система Православной Вселенской Церкви, вершиной которой является Вселенский Собор, была введена только тогда, когда возникла потребность в том, чтобы все Поместные Церкви принимали совместные решения не по местным вопросам какой-либо отдельной Церкви, а по важным вопросам, которые касались Вселенской Церкви вообще. Это могли быть вопросы веры, догматов, ересей, церковного устройства и т.д.

Основы, на которых строилась эта соборная система Православной Церкви, были заложены еще апостолами, о чем мы читаем в книге Деяний апостолов, в главе 15-й. В стихе 6-м сказано: «Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела». В стихе 13-м далее читаем: «После того, как они умолкли, начал речь Иаков и сказал: Мужи братия! Послушайте меня». Из отрывков 15-й главы Деяний можно выделить полномочия и ответственность апостолов-иерархов за принятие соборных решений. На этом Апостольском Соборе выступили четыре апостола, возглавлявших собрание: Петр, Павел, Варнава и Иаков. Тот факт, что система управления Православной Церковью является соборно-иерархической, также подтверждается некоторыми отрывками из Св.Отцов. Например, у святого отца Иоанна Златоуста в толковании на стих из псалма 149-го («Хвала Ему в собрании преподобных») находим такой комментарий: «Он показывает, что должно возносить славословия с совершенным согласием, потому что «Церковью» называется «соединение, собрание».

Итак, мы подошли к самому главному: имеет ли Вселенский Патриархат каноническое право принимать апелляции от священнослужителей любого ранга из юрисдикции других Патриарших Престолов и Автокефальных Церквей?

Константинопольский Патриархат ссылается на правила 3,4 и 5 Сардийского Собора (343г.), чтобы обосновать аргумент о своей компетентности рассматривать апелляции клириков из других Поместных Православных Автокефальных Церквей. Однако более тщательное изучение правил Карфагенского Собора (418г.), особенно правил 36 и 134, дают ключ к пониманию и применению правил 3,4 и 5 Сардийского Собора, так как они касаются привилегии Рима принимать апелляции от епископов и духовенства СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ КАНОНИЧЕСКОЙ ЮРИСДИКЦИИ, а не от духовенства других поместных Церквей. А поскольку Четвертый Вселенский Собор (Халкидонский) 451г. предоставляет епископу Нового Рима (Константинополя) равные привилегии с епископом Древнего Рима, то это правило распространяется и на Константинопольского патриарха. Это уже более поздние решения, как известно, расширили права и полномочия Папы Римского.

Все Православные автокефальные Церкви без каких-либо возражений или оговорок на протяжении 330 лет считали, что Украинская Церковь принадлежит церковной юрисдикции Московского Патриархата, а не  Константинопольского. Патриарший акт 1686 года Вселенского Патриарха Дионисия о каноническом подчинении Московскому патриархату Украинской Церкви разделялся и Вселенским Патриархом до недавнего времени и даже был зафиксирован в «Синтагматионах», церковных календарях, «Диптихах», выпускаемых Константинополем «Ежегодниках» и «Официальных положениях». Все это без каких-либо оговорок признавалось до 2018 года.

Кроме того, Варфоломей в своих двух ответных письмах к Патриарху Московскому признает как извержение из сана бывшего митрополита Киевского Филарета Денисенко (1992г.), так и его анафему (1997г.).

Теперь же все перевернулось с ног на голову. Такого вероломства, конечно, можно было ожидать, ибо в свое время Константинополь поддержал большевистских обновленцев в пику святителю Тихону (Белавину) после большевистского переворота в России. Сегодня Константинополь поддерживает майданную власть и в угоду политическим приоритетам принимает под свою юрисдикцию раскольнические группировки на Украине. Госдеп подталкивает Варфоломея к подобным решениям. Все вновь восходит «на круги своя».

Если признать на минуту, что обновленческое движение в России, инспирированное большевиками, носило в себе хотя бы зачатки каких-то здравых идей, то и в этом случае история застает обновленцев в тот момент, когда они вторгаются в жизнь Церкви, насилуя православное сознание в духе личных амбиций и интересов. Совершенно очевидно, что «идеи» уступают место захватническим тенденциям и утрачиваются вслед за тем, как их носители становятся хозяевами жизни  и «князьями» этой ущербной «церкви», созданной ГПУ. Дальнейшее шараханье идеологов обновленчества то в одну, то в другую сторону в бесплодных поисках связи с подлинным церковным организмом лишь подчеркивало маргинальность данной структуры и отсутствие идейных оснований для такого рода связи. Такая идейная безнадежность, последовательно ищущая союза с миром, произвела на свет разного рода обновленческих авантюристов, устремившихся к высоким иерархическим постам с помощью властей.

Обновленцы тогда передрались как пауки в банке за теплые места. Все это происходило на глазах церковного народа, и вот как описывает ту ситуацию обновленческий архиепископ Анатолий Синицин в 1943 году: «У нас …не чувствуется никакого руководства, утрачиваются последние приходы. В московской области у староцерковников (Церкви патриарха Тихона) уже 109 приходов, а у нас не больше 9-ти. Убийственное соотношение сил. Архиепископы и епископы у нас вместо назначения на кафедры получают настоятельские места или остаются не у дел. Обновленчество теряет свое лицо».

Обновленцы, или как их еще называли - «живоцерковники» - это явление, инспирированное в марте 1923г. руководством молодого Советского государства после большевистского «майдана» (октябрьского госпереворота) и организованного ГПУ как главное в цепи ленинско-сталинских мер по уничтожению Русской Православной Церкви с использованием неких сил внутри самой Церкви. Возглавил «живцов» протоиерей (позже присвоивший себе титул «первоиерарха-патриарха») Александр Введенский. Это было забавное зрелище. В книге «Обновленческий раскол» И.В.Соловьев пишет: «Александр Введенский был ничтожеством, корыстным попутчиком всего, что сулило ему личную выгоду. У него не было убеждений, он руководствовался исключительно жаждой власти и денег. …Он ярый враг патриаршества, и сам впоследствии провозглашает себя патриархом. Он выступает в роли хранителя и апологета истины Христовой и, цинично кощунствуя над Церковью, садится на антиминс, положенный на обеденном столе, называя это «восшествием на патриарший престол» (с.540).

Обновленческая церковь фактически была организована персонально Львом Троцким (Лейбой Бронштейном), опираясь на придуманное чекистами якобы реформаторское движение внутри самой Русской Церкви.  Президент Петр Порошенко тоже стал «крестным отцом» вновь образованной структуры на Украине в 2018 году. К сожалению, уроки истории не усвоены украинской властью. Политическая авантюра, тогда в 20-х годах, связанная с искусственным моделированием новой «церкви», не только не принесла большевикам успеха, но потерпела полный крах. «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его» -  говорит нам Слово Божие (Пс. 126:1).

Сегодня часто сравнивают клятвопреступление Филарета (Денисенко), организовавшего раскол в Украинской Православной Церкви в 1992 году, с Александром Введенским, возглавившим «живую церковь» в 1920-х.

Для разгадки феномена Александра Введенского, лидера обновленческого раскола, весьма полезны рассекреченные данные, опубликованные в работе писателя Александра Нежного «Плач по Вениамину». Анализируя эти документы, писатель заключил, что Введенскому был присущ комплекс Иуды. Нежный пишет: «У Введенского комплекс Иуды представлен едва ли не в полном объеме – с дополнением чрезвычайно высокого мнения о себе… Я вполне допускаю, что в своем желании спасти владыку Вениамина он был столь же искренен, как и на предварительном следствии, где с головой выдавал советской власти и митрополита, и своих собратьев-священников. В комплекс Иуды все это, во всяком случае, вполне вмещается».

Вот здесь ключ к трагедии Введенского: он хотел, и, возможно, весьма искренне, совместить несовместимое – Православие и новую безбожную власть, пришедшую в страну незаконным путем. Как писал великий русский поэт: "Розу белую с черной жабой я хотел на земле повенчать". Знаменитой трехчленной революционной формуле «свобода, равенство, братство», которая по частям заимствована коммунистами из Евангелия, недостает четвертого члена – любви. Только эта последняя добродетель могла бы увенчать, как куполом, эту триаду, которой без нее недостает внутреннего единства, и оплодотворить самые эти начала, придав им действенную жизненную силу. Но слово «любовь» не вмещается в сердце революционера, питающееся ненавистью к врагам (буржуям, евреям, москалям и проч.).  И для вождей французской революции она тоже была нетерпима, нетерпима и для Ленина, который хотел совершенно исключить слово «любовь» из большевистского лексикона, и для сегодняшних «майданных» радикалов (которые в храм не ходят и заповедей не знают, но отстаивают какую-то «незалэжную церкву», вот только непонятно – от кого «незалэжную»), и для революционеров всех мастей, неважно, в какой цвет они красят свои революции, бунты и терракты – в черный, красный или оранжевый. Отсюда родятся все внутренние противоречия революций. Поэтому что они всегда начинаются с благородных лозунгов, а заканчиваются обнищанием масс и новой волной насилия.

Организация раскола – это обычный способ действия враждебных Церкви сил. Физически Ее не уничтожить (ибо и «врата ада не одолеют Ее»), поэтому враг стремится обессилить ее путем разногласий – расколов. Раскольник всегда находится в плену своих иллюзий. Его сложно убедить - потому что всякий грех алогичен. Гордость лишает человека мыслить объективно. У человека, уверенного в силе своего ума и в своей правоте, образуется особая психическая установка, похожая на плотный фильтр, который не допускает до его сознания все, что противоречит желаниям его сердца.

Широкой поддержки обновленчество в России не нашло. Их храмы скукожились от малочисленности прихожан, люди активно «проголосовали ногами», оставляя их пустыми, и после войны их прикрыли окончательно. Сегодня на Украине самая крупная конфессия -  это УПЦ, хотя госстатисты в  украинских СМИ усиленно занижают число наших прихожан, даже участвующих в крестных ходах. У СЦУ-ПЦУ почти нет монастырей, а те, что есть, за редким исключением  имеют минимум монашеской братии. Кто же согласится служить неправде? Зато активно идет захват наших храмов при поддержке чиновников и депутатов на местах. Обычно подобные «добровольные переходы» в СЦУ-ПЦУ осуществляются мошенническим образом.

На Украине действуют два закона, не так давно принятых, которые нарушают конституционные права верующих УПЦ. Один из них за №2673-VIII помогает рейдерам отбирать наши храмы, а другой №2662 отбирает имя нашей Украинской Православной Церкви. Только за последние два года было насильно захвачено или противозаконно переписано около 200 наших храмов. И это уже стало для государства позорной традицией. Безусловно, миряне УПЦ неоднократно обращались к властям из-за этих преступных законов и дискриминации верующих и даже передали в Офис Президента Украины более 1 миллиона подписей в защиту своих прав. Тем не менее, было зафиксировано около 500 конфликтных случаев, связанных с рейдерскими захватами и перерегистрацией религиозных общин УПЦ. Из этих 500 случаев в суды было подано около 400 исков относительно действий представителей СЦУ-ПЦУ и органов государственной власти. Тем не менее Сергей  Думенко («митрополит» Епифаний), «предстоятель» СЦУ-ПЦУ, публично заявляет, что подобные переходы всегда осуществляются добровольно. И это есть гнусная ложь!

Стоит вспомнить здесь пример святителя Тихона (Белавина), Патриарха-Исповедника, которого, как и ныне Блаженнейшего Онуфрия, Константинопольский патриарх тогда отверг. Варфоломей заявляет, что лишь «терпит» УПЦ теперь уже на «своей канонической территории». Святитель Тихон воспринимал подобные беззакония, как со стороны властей, так и со стороны самочинных раскольников-обновленцев, которые совершались во времена гонений, как попущение Божие, помня слова псалмопевца: «Мужайся, и да укрепляется сердце твое, и надейся на Господа» (Пс. 26:14). Поэтому для нас самое сложное сейчас и в то же время главное – следовать их примеру и крепко стоять в вере, со смирением и благодарностью принимать Промысл Божий, зная, что он ведет нас к жизни вечной, горячо молясь как за гонимых, так и за гонителей. Будем надеяться, что такая молитва и такое поведение привлекут милость Божию.

В селе Катериновка Тернопольской области произошло настоящее побоище наших верных год назад, многие из которых получили серьезные травмы. Произвол «Правого сектора» продолжается. Так один из лидеров «Правого сектора» Василий Лабайчук в видео, опубликованном на его Youtube-канале, заявил, что члены этой организации участвовали в захватах около 50 храмов Украинской Православной Церкви. Действия свои националисты называют «помощь в переходе в украинскую церковь».

Здесь опять к месту будет  вспомнить 20-е годы и рассказ настоятеля Искровского храма Кировоградской области,  священника, отца Василия. Он вспоминал, что когда служил еще молодым священником,  ему каялся один старик, который много лет болел, ходил сам не свой и просил смерти у Бога, но все никак не умирал. Именно он рассказал отцу Василию, что в их городе после большевистского переворота был создан специальный отряд, в который входило около 50 человек, и их задача была именно убивать священников тихоновского поставления – так большевики боролись за умы молодежи. Этот дед рассказал  батюшке, что убил искровского священника. По его словам, отец Николай был девятый, кого они тогда убили и далеко не последний. Но это убийство почему-то особенно долго не давало покоя в отряде – когда отец Николай умер, лошади встали на колени, вспоминал этот старик…

К сожалению, активность в запугивании и шантаже верных УПЦ продолжается, и пока баталии вокруг темы с переименованием спорадически возникают, В Верховной Раде созрел уже другой план наката на УПЦ. Петр Порошенко тогда внес в парламент в свое время проект закона №5101, суть которого в том, чтобы дать полномочия судам прекращать деятельность любых религиозных организаций по широкому списку причин. Под законодательной инициативой подписались представители почти всех фракций и групп Рады. Депутаты хотят позволить прекращать деятельность религиозных организаций в случае установления судом фактов совершения этой организацией действий, направленных в том числе и на разжигание религиозной вражды. Причем это можно трактовать в очень широком смысле: например, назвал раскол расколом, а секту – сектой, и вот тебе уже грозит административное наказание как минимум! Как максимум – уголовное.

Понятно, что смысл этого законопроекта – создать основания для ликвидации УПЦ под вышеуказанным предлогом. А сюда можно многое поместить! Рейдерство церковное священник с амвона осудил, или не захотел отпевать умершего в расколе или инославного – вот тебе и «разжигание религиозной вражды». Понятно всем, что основная масса преамбулы законопроекта №5051 направлена именно против канонической Церкви на Украине. Если Церковь, к примеру, будет защищать традиционные семейные ценности в противовес нынешним веяниям в отношении однополой любви, гендерных «браков», содомии, педофилии и прочих глистов преисподней,  значит она подпадает под запрет.

Смысловые параллели напрашиваются сами. Как когда-то большевиками был взят курс на обезглавливание Православной Церкви, так сегодня депутатами-радикалами и националистами взят курс на уничтожение УПЦ на Украине. Церковь не касается перераспределения богатств или их обобществления, т.к. всегда признавала это правом государства, за действия которого она не ответственна. Церковь не касается и политической организации власти, ибо лояльна в отношении правительств всех стран, в границах которых она имеет своих чад. Она уживается со всеми формами государственного устройства. Почему же так восстают на Нее враги? Ответ мы найдем на страницах Священного Писания: «Ибо наша брань не против плоти и крови… но  против злобы духов поднебесных» (Еф.6:12). Бесы никогда не успокоятся, пока существует Церковь Божия на земле. А слепым орудием своей агрессии они избирают недалеких и озлобленных людей, особенно, как мы видим, в среде радикалов.

И опять здесь напрашивается историческая аналогия 20-х годов и наших дней. Как близки большевистскому режиму и его гнусностям потуги современных нуворишей от украинской власти передать имущество законной УПЦ раскольникам,  окормляемым принятыми Фанаром без всякого покаяния и даже перерукоположения филаретами и малетичами. Ленин в свое время перешел к «бескомпромиссному наступлению на реакционную поповщину»  и 20 января 1918 в «Декрете СНК об отделении церкви от государства» подчеркнул, что «никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют». Это решение явилось директивой местным органам власти немедленно приступить к грабежу. Революционные фанатики громили храмы, жестоко преследовали духовенство. Мародерство большевиков достигало неслыханных размеров. Спорадически мы это наблюдаем сегодня и на Украине.

Церковь полагает цель человеческой жизни в небесном призвании духа и не перестает напоминать верующим об их духовном Отечестве, тогда как национализм (в данном случае украинский) не желает знать никаких других целей, кроме «Украина понад усе!» (Украина превыше всего). Если с высот философского миросозерцания идеологическое расхождение между Церковью и государством нисходит в область непосредственного практического значения, в сферу нравственности, справедливости и права, то национализм оценивает явления нравственного порядка только с точки зрения политической целесообразности. Церковь проповедует любовь и милосердие, националисты товарищество и беспощадность борьбы. Церковь внушает верующим возвышающее человека смирение, национализм унижает его гордостью.

Такой же ошибкой лжемитрополита Александра Введенского был отказ от христианского принципа любви и ненасилия. Он словно бы забыл, что его союзники-коммунисты тоже являются противниками евангельской морали: любви, жалости, сострадания. Введенский «не замечал», что результатом его союза с «майданщиками» Октябрьского переворота были избиения и аресты невиновных людей, пытающихся защитить православные святыни.

Сегодня патриарх Варфоломей утверждает, что такой Церкви как УПЦ он на Украине не знает. Что единственная им признаваемая «церковь» - это СЦУ-ПЦУ. Таким образом многомиллионную Украинскую Православную Церковь глава Фанара по единоличному решению как бы упразднил, «передав» Ее права созданной им новой структуре. Теперь же Варфоломей пытается с помощью лояльных властей добиться, чтобы этой структуре перешло и имущество канонической Церкви.

В те тяжелые 20-е годы православный народ отшатнулся от обновленцев, перестал посещать их храмы.  И вот ситуация сегодняшнего дня: достаточно вспомнить, какими плакатами и призывами встречали в Киеве Варфоломея верующие, пришедшие на молитвенное стояние к Верховной Раде в количестве 10 000 человек и какие флешмобы устраивались по всей Украине. Главный их посыл: «Мы вас не звали!». Но в поздравлении главе Фанара по случаю 30-й годовщины его восшествия на патриарший престол Епифаний Думенко («митрополит» СЦУ) написал, что «радуется» тому, что патриарх Варфоломей во время визита в Киев лично имел возможность «увидеть и почувствовать ту любовь и благодарность, которые имеет православный украинский народ» к нему. Прямо как по русской поговорке: «….в глаза, все будет божья роса».

22 февраля с.г. в Киево-Печерской Лавре состоялся Съезд представителей общин захваченных храмов УПЦ, а также верующих, которые противостоят попыткам рейдерства со стороны СЦУ-ПЦУ и УГКЦ (Украинской греко-католической церкви). Эту встречу организовали «Верные», и в Киев приехали около 350 представителей общин из более чем 130 населенных пунктов Украины. Здесь же была вывешена карта епархий, на которой приходы, пострадавшие от рейдерских захватов были отмечены изображением пылающего пламени. И надо сказать, они занимали немалую часть карты.

Дискриминация УПЦ на Украине для всех очевидна: непрекращающиеся силовые захваты храмов, совершение в отношении верующих тяжких уголовных преступлений, блокирование регистрации уставов и ограничение конституционных прав религиозных организаций законом о принудительном переименовании, льющаяся риторика ненависти в СМИ… Общины УПЦ, которые сейчас подвергаются гонениям, на деле реализуют одну из заповедей блаженства и показывают христианам всего мира пример того, что даже в XXI веке есть возможность для действенного исповедания своей веры, как это было  в первые века христианства. Стоит вспомнить сегодня также 1992 год, когда украинскими радикалами и националистами были разгромлены три православные епархии в Западной Украине: Ивано-Франковская, Тернопольская и Львовская, практически не оставив там наших приходов. И это, несмотря на создание совместной комиссии по разделу парафий между Украинской греко-католической церковью (УГКЦ) и УПЦ, которая пришла к обоюдному согласию. Но греко-католический епископ Стернюк дал отмашку – и в одночасье проявилось вероломство униатов! Замки со всех наших храмов были в одночасье сбиты, и они насильственно захвачены рейдерами.

Эмиссары от властей действуют сегодня то лестью, то шантажом. Как Введенского власти пытались использовать орудием раскола в Православной Церкви, так такой же одиозной фигурой стал «митрополит» Думенко в СЦУ-ПЦУ сегодня.  «Боже, как же они меня мучают! Требуют, чтобы я признал обновленцев, - жаловался когда-то митрополит Михаил (Ермаков) на ГПУ юрисконсульту Киево-Печерской Лавры проф. И.Н.Никодимову, - вымогают от меня признания «Живой церкви», угрожая в противном случае арестом».

Один из свидетелей той эпохи – Константин Криптон, вспоминал, что советское правительство наметило целую систему мероприятий для помощи обновленцам. Коммунисты старались утвердить в сознании населения страны представление о том, что обновленческая церковь – это единственная законная церковь в СССР, а остатки «тихоновщины» будут разгромлены чекистами. Кстати, СБУ тоже проводило обыски в Киево-Печерской Лавре, в частности, у митрополита Павла (Лебедя), в поисках какой-то «запрещенной литературы». Правда, так ничего и не нашли…

Иерарх Болгарской Православной Церкви митрополит Ловчанский Гавриил в поздравлении Блаженнейшему Митрополиту Онуфрию и всему украинскому народу с праздником Пасхи подчеркнул: «… И вот именно сейчас Украинская Церковь имеет величайшего пастыря – Владыку Онуфрия, который является человеком святой жизни, молитвенником и подвижником. И мы видим, что он своей любовью, своим миром объединяет чад Православной Церкви, охраняет от волков и своими молитвами хранит от опасности и искушений».

Неканоническая интервенция Константинополя на территории УПЦ продлила, углубила и распространила раскол почти на все Православие. Своими действиями на Украине глава Фанара поставил под угрозу репутацию и доверие, которыми он пользовался до недавнего времени.

Во все времена Церковь была гонима. Были у Нее и передышки, времена детанта. Возможно, что для Нее опять наступает время исповедничества, поскольку Церковь никогда не пойдет на компромисс со своей совестью и не поступится священными канонами. Когда-то большевики отчаянно, в безумной ненависти гнавшие Церковь Божию, всеми силами стремились загнать Ее в гетто и уничтожить –  решили уже, что сокрушили  Ее человеческую плоть – видимый остов Ее, из человеков состоящий. Митрополит Киевский Михаил, после выступления убежденного в своей правоте фанатика-коммуниста об уничтожении всякой поповщины, встал и сказал притихшему залу: «Да, вы победите. Но после вашей победы придет другой Победитель – Его же Царствию не будет конца».

Подведем итог. Современная СЦУ-ПЦУ создана в основном усилиями американских дипломатов и украинских чиновников. Это, во-первых. Во-вторых, эта структура не жизнеспособна без государственной поддержки. В-третьих, СЦУ-ПЦУ является опорой для националистической идеологии. В-четвертых, СЦУ-ПЦУ использует насильственные и незаконные методы увеличения численности своих приходов. В-пятых, эта структура пропагандирует ненависть к «врагам» и борьбу с ними.

Идея украинской автокефалии идет рука об руку с идеей украинской государственности и без нее не может существовать – поэтому эта идея, по большому счету, не религиозная, а политическая. Первая заявка на создание УАПЦ (Украинской автокефальной православной церкви) была сделана 9 ноября 1917 года в Киеве. Потом развивалось все в такой последовательности: «собор» 1921г. в Киеве провозгласил автокефалию при большевиках с их согласия. На этом «соборе» не было ни одного епископа, поэтому он и не мог быть церковным (Св.Киприан Карфагенский писал: «…Церковь – в епископе, и кто не с епископом, тот не в Церкви»). О моральном облике деятелей того «собора» красноречиво высказался тогдашний митрополит Киевский Михаил (Ермаков), который на просьбу рукоположить им епископа для вновь образованной «церкви», ответил: «Я гадюк в епископы не посвящаю». Именно на том «соборе» в качестве главы автокефалии был избран Василий Липковский. Но поскольку не было ни одного епископа, чтобы совершить его хиротонию, то раскольники кощунственно возложили на Липковского руку священномученика Макария, митрополита Киевского (1497г.) и объявили отлученного от Церкви протоиерея «митрополитом». Отсюда и утвердилось за ними название «самосвяты», или «липковцы».

Спекуляция на национальных чувствах и акцент на народной атрибутике – это всего лишь ширма для попрания церковных канонов. С помощью основателей украинских расколов «самостийное православие» приобретает черты прямо противоположные тем, которые считались признаками Православия в Древней Церкви. Свв.Игнатий Богоносец, Ириней Лионский, Кирилл Иерусалимский, Климент Александрийский, блж.Августин и многие другие отцы Церкви говорили об истинной Церкви как о Церкви Вселенской. Например, свт.Кирилл Иерусалимский говорил: «Если когда придешь в город, не просто спрашивай: где храм Господень? Ибо и прочие нечестивые еретики пещеры свои называют храмами Господними. И не спрашивай просто: где церковь? Но: где Вселенская Церковь? Ибо сие собственно имя сей святой и всеобщей Матери-Церкви, которая есть невеста Господа нашего Иисуса Христа, Единородного Сына Божия».

К сожалению, неуемная страсть к созданию новых «патриарших престолов», подогреваемая мирским тщеславием, не обошла сегодня стороной и Украину, образовав здесь самобытный «раскольнический котел», который бурлит на протяжении почти столетия. Именно тезис о том, что в независимой стране должна быть независимая Церковь, провозглашенный первым президентом Украины Л.Кравчуком, послужил толчком к церковному и общественному разделению Украины, хотя церковную жизнь нельзя строить на политических лозунгах, поскольку политики приходят и уходят, приоритеты в политике меняются, а Церковь – это богочеловеческий организм, построенный и утвержденный на земле Самим Спасителем, остается «до скончания века». Как бы и когда бы ни была Церковь гонима и ущемлена в своих правах, Она должна отстаивать свое единство и защищать то, что было накоплено Ею на протяжении веков, продолжая спасительную миссию в народах, племенах и языках.

                                                                                               Проф.Чернышев В.М.

                                    Использованная литература:

Митр.Киккский и Тиллийский Никифор. Современный украинский вопрос и его решение согласно божественным и священным канонам. Изд. Центр исследований Киккского монастыря, Никосия, 2020.

Еженедельная газета «Божий мир», г. Днепропетровск, подшивка за 2021 г. (по ноябрь-месяц).

«Обновленческий раскол». Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики. Сост. И.В.Соловьев. Изд. Крутицкого подворья. М., 2002.

Нежный Александр «Плач по Вениамину». Журнал «Звезда», 1996.  №1.  С.42-82.

Отечества Крестная Чаша: Русская Голгофа. Сб. Родное слово. Симферополь, 2008.

Есенин Сергей. Собр.соч. Художественная литература., М., 1967.

Чернышев В.М. Эскиз учебного пособия по основам православной этики. Изд. Голосеевская пустынь, Киев, 2016. С.135-150.

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Опитування

Слова голови Держетнополітики про утиск прав вірян УПЦ – це:
перегляд позиції влади щодо Церкви
24%
її приватна думка
55%
важко відповісти
21%
Усього опитано: 135

Архів

Система Orphus