Если сейчас служат литургию под открытым небом, то, что такое храм?

Храм. Фото: Facebook

Храм – это любое место, которое Бог благословил Своим присутствием и преложением хлеба и вина в Кровь и Тело

Мы как «Отче наш». Выучили, что храм – место совершения литургии и других служб. Мы точно знаем, что нельзя исповедь совершить без епитрахили, священнику быть без креста, а литургии без храма.

Конечно, мы знали, что иногда было так, что наши русские новомученики совершали литургию не на престоле, а на груди другого священника и даже на пне. А вместо вина использовали клюквенный сок. И мы говорили:

- Это исключительный случай. Поэтому так не считается, не должно быть и не может быть

И, вот, то, что «не считается», теперь стало "считается" во всех православных церквах мира Стало должным и можным. И никто не знает, сколько продлится этот вирус. И сколько он будет царствовать, столько храмом будет небо и земля. Воздух и деревья. Храмовая ограда и куст сирени у ограды. И переносной престол. И антиминс.

Если навсегда, значит так и будет навсегда.

Итак, мы видим совсем по-другому то, о чем уже договорились искусствоведы и авторы учебников катехизации.

1. Храм как здание, не обязательное и не достаточное условие литургии
2. Иконы не обязательны для литургии
3. Много народа или мало народа в храме не имеет значения для совершения литургии

ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ

Мы много спорили о том, что такое «православный храм». И вот, видим, что службы на улице показали – любое место удобное для литургии: грудь священника, пень, престол, церковный двор и, конечно, храм - храм или вместо здания, если это угодно Богу.

Мы и раньше видели, что по бедности в России служат литургию и в вагончике, и в палатке, и бывшем детском саду. И это служение делает ЛЮБОЕ ЗДАНИЕ ХРАМОМ, а не только то, что одобрили искусствоведы или ревнители благочестия в формате Стоглавого собора.

Поэтому разговоры и НАСТОЯЩЕМ православном храме, или НЕПРАВОСЛАВНОМ храме, приводят к простой мысли:

- Хорошо, что Бог не такой эстет как мы. И хорошо, что Он смиренно приходит и проливает Свою пречистую кровь и ломит Свое пречистое Тело и в детском саду, и в вагончике, и на улице, и в красивом белокаменном храме

Споры о настоящем православном храме бессмысленны без увязки архитектуры со смыслом, с пониманием того, зачем храм нужен. Автомобиль нужен не для того, чтобы любоваться его дизайном, а для того, чтобы ездить на нем.

Так и храм – это любое место, которое Бог благословил Своим присутствием и преложением хлеба и вина в Кровь и Тело

ЛЮБОЕ МЕСТО, угодное Богу для таинства, а не для бородатого богослова и выпускника православных курсов, который учит церковь что такое «православный храм»

Другое дело, что в хорошем храме, в отличие от тайги, литургию совершать УДОБНЕЕ, чем на улице. Но Успенский собор во Владимире не православней храма-времянки на окраине города Шахт, ростовской области

Важный момент

Освящение храма – не таинство. А причастие и исповедь – таинство.

Разница в этих освящениях проста. Семь таинств – это прямое действие Бога, через Святого Духа и дар Бога человеку

А освящение дома, самолета, храма, креста или иконы – это поСВЯЩение вещи Богу. Это дар человека Богу. Бог благословляет такой дар, но нельзя путать дар Бога и дар человека. Это огромная разница. Принципиальная и существенная

Итак, служба на улице должна полностью прекратить спор о то, что такое «православный храм» на основании искусствоведения или традиции.

У нас в России традиция одна, у грузин другая, у румын – своя, у православных поляков другая. Все эти храмы, даже храм в польской Гайновке, Бог благословил Своим присутствием и совершением таинств. Кто православней Бога, что называет храм в Гайновке «не православным»?

Какой смысл называть не православными современные храмы? На каком основании?

ПРАВОСЛАВНАЯ ИКОНА

В последнее время, искусствоведы договорились до того, что стали считать иконописное творчество со-служением священнику, со-таинством службы, со-распятием Христу, со-свидетельством святых и таинством –сотворчества с Богом

Все это здорово. Но, вот, служба на улице не сделала Дары менее благодатными без икон.

Свидетельство о Горнем мире оказалось не обязательным в чине и смысле литургии.

Икона имеет огромное значение в молитвах, особенно, по книге. Но святые отцы, рассказали нам, что молитва вслух или молитва в уголке дома с лампадами – необходима, но не полна и не совершенна. Более совершенна молитва бессловесная в Духе Святом. Ей уже не нужны подпорки в виде икон или слов. Потому что чтение в иконном уголке или на иконы в иконостасе – это только стадия развития молитвы.

Молитва – это не чтение. А чтение – это только часть молитвы с Большой буквы. Молитва – это предстояние пред Богом и беседа с ним в глубине сердца. По большому счету молитвой может быть сама жизнь. И ею может быть парение в Духе без книг и слов

Молитва молитв – это литургия. В ней до предела обнажена душа пред Богом. Она открывается Богу и принимает Его в себя. Таким образом икона икон – это образ литургии, чаши, Тела и Крови.

Икона – весь мир

Иконичны Лица Троицы друг в Друге. Без них литургияне возможна. А без картин на стене – возможна, потому это эти картины – икона иконы. Они только подпорки молитвенного духа и литургии. А если иконы в храме или фрески в храме не литургичны, то они тем более, не обязательны. И, вообще, могут отвлекать от литургии, уводя сознание в другие области вероучения или предания, отличные от совершаемого тут таинства

Спор о православной иконе подобен спору о православном храме. Иконы НЕ ЯВЛЯЮТСЯ частью литургического богослужения. Все остальное – это вопрос подпорки нашего сознания, которое рассеивается в любом месте, даже в храме. Иконопись помогает (если сделана в тему службы) удерживать дух в русле таинства службы. И эта помощь может быть значительна. Но служба может быть при белых стенах и просто, на улице

НАРОД В ХРАМЕ

Мы привыкли к тому, что литургия без прихожан бессмысленна. Тогда, возможны два варианта ее осмысления

1. Литургия без народа не настоящая. И Бог, без народа, не благословляет предложенные хлеб и вино, в Святые Дары. ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! Не зависимо от того, пришел народ или нет таинство совершается
2. Если литургия без народа бессмысленна, но Бог преподает таинство, то получается, что человек и священник заставляет Бога делать ошибку. ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! Литургию совершает Бога, а не человек. И НИКТО Богу не может приказывать сделать ошибку

Важно, как и с молитвой понять, что литургия – это не только служба в храме. Литургия совершается и Троице, и во всем мире. Весь мир литургичен. В храме Троическая литургия только приоткрывается миру и в ней миру дается шанс войти в Великую литургию как соучастник. Пришел народ не пришел народ, жертва и без народа совершается между Отцом, Сыном и Святым Духом. Никакой народ не может ее отменить. Но может принять в ней участие

На службе священник как бы протирает стекло, сквозь которое мы смутно видим НАСТОЯЩУЮ реальность. А после, он приоткрывает окно через службу, и Бог входит в этом мир. И Святой Дух, совершает таинство нашего соединения с Богом в …это очень важно…В ЖЕРТВЕ.

Мы, все крещеные, а отчасти, некрещеные связаны с Богом через бытие. Ничего не начало быть, что начало быть без Бога. Но полнота бытия в жертве. Бытие и жизнь – дары постоянные. Поэтому нельзя никого перекрещивать. А вот, любовь – дар переменный, требующий воли и усилия. Поэтому мы причащаемся часто, а не один раз в жизни.

Литургия предоставляет возможность быть с Богом, открывая дверь в Горний мир.

Кто захотел пришел, тот пришел. Кто не смог, того Бог Сам приведет к спасению. как Сам знает.

Многолюдство в храме не критерий катастрофы жизни церкви и в жизни личной.

Иисус часто проходил города, в которых народ встречал его ликованием. А он проходил сквозь толпу, не замечая никого. Христос не пришел спасать всех. Все этого не хотят. Спасение всех насильно – это насилие и не спасение

Иисус, приходя в полнолюдные города, шел мимо толпы и внезапно выхватывал из нее единственного человека, не обращая внимания нас остальной ликующий, злящийся или просто взволнованный народ. Она, как Рыбак, выхватывал всего одну рыбу из рыб всей реки

Так и с литургией. Это тоже самое, как Господь выхватывал «рыбу» из народа. На литургии Бог принимает не всех и при двух условиях

Первое, когда избрал Отец. Это загадка. Это тайна. Это не массово. Возможно, не справедливо. Но это факт откровения Евангелия.

Можно предположить, что ко спасения призваны все. Потенциально. Но реализация этой способности, делает людей теми, кого избирает Бог. Все знают о Боге. Все знают, что Ему надо. Все знают, что они смертны. И одни принимают Бога, а другие Им пренебрегают. Первых Он избирает. А что со вторыми я не хочу думать. Возможно, Бог выбирает и не так, как кажется логичным. Оставим это. Мы не имеем права решать за Бога и не нашего ума, кого Ему избирать. Одно ясно - не всех.

В литургии Бог соединяется не с теми, кто пришел, на автомате, а с теми КОГО ОН САМ ИЗБРАЛ. Кто это мы точно знать не можем. Но кто-то из нас точно избран, а кто-то, как бы он не обижался, – нет. Это тайна

Втрое, человек становится со-трапезнком Христа не тогда, когда он формально выполнил условия подготовки к причастию (священник во многом доверяет членам общины и не может досконально контролировать степень их покаяния). Он становится истинным участником литургии тогда, когда покаяние выразилось в РЕАЛЬНОМ, а не пожелательном отказе от греха принесении Господу не пожелательной, а реальной жертвы любви Богу. У каждого она своя.

Но вполне может быть, что на службе, среди причастников может и не быть причастников, если никто не покаялся и не соединился с Христом образом любви и божественной жертвы. Но и тогда, литургия совершится, как призыв, прозвучавший в пустоте. И то, что призыв не был принят, не отменяет истинность призыва.

Так что наличие народа или его отсутствие не может отменить Святую Вечную вселенскую литургию, которая для нас может быть явлена, а может быть и не открыта по разным причинам

Итак, новый (старый и забытый) опыт церкви обозначил три важных момента

- Храм – любое место, которое Бог благословит под Свое богоявление в таинстве литургии. Традиция строительства храмов не может диктовать Богу свои правила. Это не вежливо.

- Икона и фрески на стенах – не обязательны для совершения литургии, но желательны, в том случае, если они подчинены евхаристии.

- Наличии или отсутствие народа не может отменить вечную Троическую литургию. Наша служба – лишь аневризма истинной небесной литургии. Земная литургия открывается не всем и при определенных условиях. Христос пришел совершить не набор, а отбор потомков Адама. Трагедии в малолюдстве в храме нет. Трагедия, это тогда, когда в душе нет ни храма, ни Христа.

Удивительное время и удивительный опыт церкви позволяет нам лучше понять Бога и природу отношений в Троице, богоявление во Вселенной и наши личные отношения с Богом и способ со-причастия Его бытию

Архитектура, не-архитектура, что это для Бога? Про критерии «православной архитектуры» нас не спросят на Суде любви Бога. Все зависит от нашей синхронности не архитектуре, а от синхронности с Богом в Его богоявлении, проповеди, Преображении, Кресте, вознесении и способности принять Святой Дух и оставаться в этом Духе

Главное в другом и оно просто: избрал ли тебя Отец и избрал ли ты Христа?

Тому, кого привлекает Отец, что помешает? Ничто и никто. Бог Сам найдет способ спасти его как Сам знает.

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Опитування

Чи є сенс карантинних обмежень в храмах після пуску транспорту?
так, зайва обережність не завадить
10%
ні, це просто безглуздо
70%
справа взагалі не в сенсі, це питання політичне
20%
Усього опитано: 10

Архів

Система Orphus