Иногда любовь Божию сильнее всего чувствуешь, когда ее не достоин

Об одном из самых ярких своих переживаний Божьей любви попробую сейчас рассказать

Иногда любовь Божью сильнее всего чувствуешь там, где ты менее всего ее достоин. В такие моменты вдруг не умом только, а всем нутром своим понимаешь, что быть достойным этой любви невозможно, что нету ей цены и дается она всем нам как дар, как дождик грибной, как теплое дыхание матери над колыбелью младенца. И лишь нелепая самонадеянность наша время от времени пытается провести черту между «любимыми» и «нелюбимыми» Богом. А для Него такой черты нету. Он за грешников мучения принял, кровь Свою драгоценную пролил. И за каждого из тех, кого люди готовы отнести к «нелюбимым», будет до самого конца их путанной жизни бороться, вытаскивать их из греха и погибели всеми способами. А способов таких у Бога бесчисленное множество. Об одном из самых ярких своих переживаний Божьей любви попробую сейчас рассказать.

Я смолоду много пил, было дело. Однажды, после вечерних посиделок с друзьями за бутылкой, проспал наутро свой автобус. А уехать нужно было непременно, важная встреча была назначена. Следующий автобус только через несколько часов. Что делать? Добрался до выезда из города, стою, голосую. А кому в середине девяностых был нужен такой попутчик – похмельный бородатый детина? Да никому не нужен, это и ежику понятно. И вот, безо всякой надежды стою, поднимаю руку перед редкими машинами. Они проезжают мимо. Я жду следующую, опять голосую – опять без толку.

Хотел было помолиться – Господи, пошли мне попутку, чтобы успел я в срок. А слова с языка не идут – совестно: напился, дурень, проспал все на свете, а теперь вон чего запел – «Господи, помоги». Нет уж, дружок. Получи, чего заслужил. Вот с такими мыслями стою на обочине, безнадежно помахиваю рукой, провожаю взглядом проехавшие мимо машины.

Вдруг одна из легковушек останавливается метрах в двадцати, сдает назад. На передних сиденьях два крепких осанистых мужика, судя по выправке – военные. Спрашивают:

– Тебе куда?

Я говорю:

– До трассы довезите хотя бы, а там уж я как-нибудь…

Они:

– До трассы – ладно. Дальше куда?

Я:

– В Калугу.

– Садись. Довезем.

Я плюхаюсь на заднее сиденье, машина трогается. А я ведь с похмелья жуткого. Мутит, пить хочется. И тут один из мужиков вдруг разворачивается, и протягивает мне… огромное красное яблоко.

– На, поешь. Из тещиного сада.

Я схватил яблоко двумя руками, как дети маленькие берут. Сладкое с кислинкой, налитое, откусишь – сок аж брызжет. И вот сижу я на заднем сиденье, грызу это яблоко, а у самого слезы по щекам текут. И полное было ощущение, будто яблоко это мне Господь Сам дал, Своей рукой. И машину до самого места – тоже Он.

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.

Опитування

Чи повинна влада при пом'якшенні карантину зняти обмеження з Церкви?
так, на служби повинні приходити всі охочі
78%
ні, потрібно залишити норму в 10 людей
7%
на тлі відкриття ринків взагалі не розумію сенсу обмежень для Церкви
15%
Усього опитано: 46

Архів

Система Orphus