Разговор с Николаем полицейским - 1

16 Сiчня 15:13
0
Разговор с Николаем полицейским - 1

Церковь Христова с самого своего рождения на земле оказалась в атмосфере непонимания. Тогдашнему обществу было очень трудно, порой невозможно, вместить в себя христианство. Многие, в том числе и власть имущие, ненавидели Церковь не со зла, а потому что просто не могли понять, как можно, например, не поклоняться идолам и обвиняли христиан в… безбожии. Многие искренне не понимали, как можно быть верным и законопослушным гражданином своего государства и при этом не участвовать в культе императора. Иудеи искренне не понимали, как можно поклоняться Единому Богу и при этом не соблюдать закон Моисеев. Многое и другое было непонятным и странным в поведении христиан и в их отношении к тогдашнему миру. Церкви понадобилось несколько столетий, чтобы объяснить обществу, что отказ участвовать в идолопоклонстве не означает безбожия, а отказ воздавать религиозные почести императору не означает предательства своей страны. Христианские писатели, которые объясняли «внешним» почему Церковь действует и учит именно так, а не иначе, назывались апологетами. Один из самых известных апологетов – это святой мученик Иустин Философ. Среди его творений особое место занимает трактат: «Разговор с Трифоном иудеем», в котором в форме диалога святой Иустин объясняет христианское мировоззрение Трифону.

Сегодня в Украине очень важным заданием для Церкви является объяснение тем людям, кто к Церкви не принадлежит и часто против Церкви настроен, почему Церковь поступает именно так, а не иначе, почему она не соглашается на вроде бы понятные и логичные требования, почему она упорствует в том, что по мнению «внешних» не является чем-то важным.

В данной серии статей: «Разговор с Николаем полицейским», мы в жанре вымышленного диалога на фоне вымышленных событий, постараемся приступить к вышеозначенной задаче. И хотя объяснение будет направлено к «внешним», но надеемся, что и церковные люди смогут почерпнуть из этого полезную для себя информацию, более четко уяснить свою веру и иметь под рукой материал, полезный в полемике с «внешними».

Эпизод 1

В одно довольно пасмурное утро в один из кафедральных соборов Украинской Православной Церкви пришли гости: представители СБУ, полиции и зачем-то терробороны. Собственно говоря, интересовал их не столько сам собор, сколько епархиальное управление, располагавшееся рядом. В управлении на тот момент находились: секретарь епархии, плотного телосложения протоиерей с густой бородой, несколько женщин средних лет, одетых по православному дресс-коду и худощавый мужчина, лет сорока, по имени Алексей, оказавшийся учителем воскресной школы, которая действовала при кафедральном соборе. Вскоре подъехал и архиерей, не уступающий в размерах секретарю, владыка, при котором был келейник, он же шофер.

Обыск начали с проверки документов, затем стали заглядывать в комнаты, открывать книжные шкафы, столы и так далее. Если удавалось найти какие-то газеты, журналы или книги, с надписью «русский» в различных вариациях, их складывали на стол и фотографировали с разных ракурсов. Особое оживление вызывали послания патриарха Кирилла к Пасхе и Рождеству, которые накопились за несколько лет. «Контрразведывательные мероприятия», как их назвали гости, проходили не то, чтобы доброжелательно, но вполне корректно.

Большая зала епархиального управления была заставлена множеством картонных коробок, возле которых суетились женщины и учитель воскресной школы Алексей. К ним подошел полицейский Николай.

– Что это у вас тут в коробках? – спросил он.

– Это теплые вещи и продукты. Мы, вот перекладываем, упаковываем, будем завтра отправлять на Донбасс нашим воинам, – ответил Алексей.

– Нашим воинам? – с удивлением спросил Николай, сделав акцент на слове «нашим».

– Да, нашим, – ничуть не смутившись ответил Алексей, – вам отец Сергий, секретарь может назвать конкретно номер части, фамилию командира. А у владыки даже есть грамота от ВСУ, за помощь. Мы ведь с самого начала войны собираем и деньги, и вещи, и продукты.

Алексей по скромности умолчал, что только на прошлой неделе их епархия передала ВСУ автомобиль пикап, 5000 химических грелок для рук и ног, различные угощения. Это, не считая помощи многочисленным беженцам, которых в епархии принимали, кормили и искали им жилье.

– А это что? – спросил Николай и раскрыл одну из коробок. В коробке лежали пустые консервные банки, наполненные смотанными картонными лентами, из которых торчало по две полоски картона. – А, окопные свечки.

– Да, – сказал Алексей, – это мы делаем с детьми на воскресной школе. Завтра один из наших прихожан, пасечник, должен привезти воск. Мы их зальем и тоже ЗСУ отправим. Им ведь там холодно и темно в окопах. Несколько прихожан наших там… Рассказывали…

– Не понимаю я вас, – удивился Николай. – Мы тут у вас столько пропаганды русского мира нашли, а вы при этом ЗСУ помогаете.

– Ну, во-первых, православные книги и патриаршие послания, это еще не пропаганда русского мира, а во-вторых, если вы придете с обыском к Зеленскому, – Николай при этих словах усмехнулся, – то найдете у него массу видео, как он выступал в России с концертами, на всяких там новогодних представлениях, снимался в русских фильмах и так далее. Однако все это не помешало ему после начала войны стать на защиту Украины, остаться в Киеве, когда американцы предлагали ему сбежать во Львов и вообще стать символом нашей борьбы за независимость, не так ли?

Николай пожал плечами:

– Ну, да.

Обыск затянулся на целый день. После его окончания, владыка митрополит пригласил всех правоохранителей спуститься в трапезную в цокольном этаже и подкрепиться чаем с бутербродами. Гости растерялись:

– Да мы, вроде как, вас тут обыскиваем, допрашиваем…

– Ничего-ничего, – сказал владыка, – вы люди служивые, делаете, что прикажут, а нормальные человеческие отношения еще никто не отменял. Так, что милости просим, чем Бог послал.

Епархиальное управление правоохранители покинули со смешанными чувствами.

Через несколько дней полицейский Николай столкнулся на улице с Алексеем. Они поздоровались и уже было хотели разойтись, но Николай вдруг заговорил:

– Обидно мне за вас, все-таки: ВСУ помогаете, беженцев принимаете, свечки окопные с детьми делаете, а держитесь этого своего Московского патриархата. Ведь он к войне призывает, убийц благословляет! Почему вы не хотите перейти в нашу украинскую церковь? Она патриотичная независимая. Чем она вам не нравиться?!

– А вы действительно хотите знать, почем умы не переходим в ПЦУ? – спросил Алексей и внимательно посмотрел на Николая.

– Да.

– Ну тогда вам придется потратить некоторое время и выслушать мой ответ, потому что коротким он не будет. Согласны?

– Хорошо. Немного времени у меня есть.

Они зашли в кафе, выбрали столик в углу и заказали по чашке чаю.

– Вы верите в Бога? – Алексей начал свое повествование с вопроса.

– Ну, да, – ответил Николай.

– А вы верите в то что, Библия – это божественное откровение людям и что все что там написано – истина.

– Верю, – опять сказал Николай и немного смущаясь продолжил, – хотя я особо не читал, если честно.

– Я это к тому, что все наши рассуждения мы будем основывать на Библии. И еще один вопрос: вы хотите, чтобы вам Господь простил все ваши грехи и не помянул их на Страшном Суде?

Николай кивнул.

– Так вот, из Библии мы узнаем, что Бог власть прощать грехи дал не всем людям вообще, а только священникам, только Церкви. Поэтому для верующих людей крайне важно не то какая церковь, московская или украинская, патриотичная или нет, а то, есть ли там Благодать Божия, есть ли там настоящее священство, совершается ли там отпущение грехов и другие таинства.

– Так в украинской церкви такие же священники, такие же службы, все то же самое, – сказал Николай.

– Под украинской церковью, вы вероятно имеете ввиду ПЦУ, Православную церковь Украины, которую возглавляет Епифаний? – уточнил Алексей.

– Ну, да, наверное. Я вообще не сильно в них разбираюсь, знаю, что есть украинская церковь, а есть московская.

– Вы ошибаетесь, московской церкви здесь нет, а то что вы, вероятно, имеете ввиду под этим названием, это Украинская Православная Церковь, предстоятелем которой является митрополит Онуфрий. Она ничуть не менее украинская чем ПЦУ, и даже больше. Впрочем, не будем сейчас на этом заострять внимание.

Из Библии мы узнаем о том, как Бог создал ветхозаветную Церковь, свой избранный народ израильский и как Бог дал этой Церкви священников. Самым первым священником стал брат пророка Моисея по имени Аарон. Он был призван Богом к священству, а после него священниками стали потомки Аарона. Подчеркиваю, к священству призывает Бог, – Алексей достал из кармана смартфон и открыл нужный текст Библии. – Вот как пишет об этом апостол Павел: «И никто сам собою не приемлет этой чести, но призываемый Богом, как и Аарон» (Евр 5:4).

Человек не может сам надеть на себя священнические облачения и сказать: «я священник». В Библии описан случай, когда люди попытались это сделать. Это история про Дафана и Авирона. Сейчас я прочитаю, – Алексей нашел нужное место и стал читать. – «Корей, сын Ицгара, сын Каафов, сын Левиин, и Дафан, и Авирон, сыны Елиава, и Авнан, сын Фалефа, сыны Рувимовы, восстали на Моисея, и с ними из сынов Израилевых двести пятьдесят мужей, начальники общества, призываемые на собрания, люди именитые. И собрались против Моисея и Аарона, и сказали им: полно вам; все общество, все святы, и среди их Господь! Почему же вы ставите себя выше народа Господня?» (Чис 16:1-3).

Алексей поднял взгляд от экрана и пояснил:

– Видите. Как раз то, о чем мы и говорим. Какие-то люди, очень уважаемые в народе, встали и сказали, что почему это Моисей и Аарон считают себя единственными, кто может священствовать? Мы тоже не хуже их. И вот что произошло дальше. «Моисей, услышав это, пал на лицо свое и сказал Корею и всем сообщникам его, говоря: завтра покажет Господь, кто Его, и кто свят, чтобы приблизить его к Себе; и кого Он изберет, того и приблизит к Себе…» (Чис 16:4,5). Затем Моисей повелел Аарону взять свою кадильницу и наполнить ее благовониями и то же самое должны были сделать Дафан и Авирон с другими самозваными претендентами. И чье благовоние Господь примет, это и будет знаком, кто действительно имеет священство от Бога, а кто нет.

– И Бог принял благовония от Аарона, – сказал Николай, – я угадал?

– Не совсем, произошло нечто более потрясающее и ужасное. Читаю дальше: «И взял каждый свою кадильницу, и положили в них огня, и всыпали в них курения, и стали при входе в скинию собрания; также и Моисей и Аарон. И собрал против них Корей все общество ко входу скинии собрания. И явилась слава Господня всему обществу. И сказал Господь Моисею и Аарону, говоря: отделитесь от общества сего, и Я истреблю их во мгновение. Они же пали на лица свои и сказали: Боже, Боже духов всякой плоти! Один человек согрешил, и Ты гневаешься на все общество? И сказал Господь Моисею, говоря: скажи обществу: отступите со всех сторон от жилища Корея, Дафана и Авирона. И встал Моисей, и пошел к Дафану и Авирону, и за ним пошли старейшины Израилевы. И сказал обществу: отойдите от шатров нечестивых людей сих, и не прикасайтесь ни к чему, что принадлежит им, чтобы не погибнуть вам во всех грехах их. И отошли они со всех сторон от жилища Корея, Дафана и Авирона; а Дафан и Авирон вышли и стояли у дверей шатров своих с женами своими и сыновьями своими и с малыми детьми своими. И сказал Моисей: из сего узнаете, что Господь послал меня делать все дела сии, а не по своему произволу я делаю сие:  если они умрут, как умирают все люди, и постигнет их такое наказание, какое постигает всех людей, то не Господь послал меня; а если Господь сотворит необычайное, и земля разверзнет уста свои и поглотит их и все, что у них, и они живые сойдут в преисподнюю, то знайте, что люди сии презрели Господа. Лишь только он сказал слова сии, расселась земля под ними; и разверзла земля уста свои, и поглотила их, и домы их, и всех людей Кореевых и все имущество; и сошли они со всем, что принадлежало им, живые в преисподнюю, и покрыла их земля, и погибли они из среды общества» (Чис 16:18-33).

Николай сидел, пораженный услышанным.

– Я тут немного опускаю, – сказал Алексей, – и вот что дальше: «И взял Елеазар священник медные кадильницы, которые принесли сожженные, и разбили их в листы для покрытия жертвенника, в память сынам Израилевым, чтобы никто посторонний, который не от семени Аарона, не приступал приносить курение пред лицо Господне, и не было с ним, что с Кореем и сообщниками его, как говорил ему Господь чрез Моисея» (Чис 16:39,40). Вот это очень важно понять: никто не может самозвано приступить к священству. Священство – это великая тайна и великая благодать, которую человек не может взять по своей воле. Только Бог дает ее.

Николай немного задумался, а затем произнес:

– Но ведь это все было в Ветхом Завете. Сейчас это уже не действует, как я понимаю?

– Нет, все это действует и сейчас, только вместо ветхозаветной Церкви Господь создал новозаветную и дал ей священников, которые получили благодать священства от апостолов Христовых. Вот послушайте: «Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин 20:21-23). А вот как возникла Церковь Христова: «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян 2:1-4). И вот эта благодать Святого Духа передается до сих пор через преемников апостолов – епископов, а также священников. Но люди, которые не являются священниками не могут передавать другим благодать Святого Духа. В книге Деяний повествуется, как один человек хотел купить священство за деньги. Вот: «Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого‐то великого» (Деян 8:9). Я тут тоже немного опускаю, и дальше: «Тогда возложили руки на них, и они приняли Духа Святого. Симон же, увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святой, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святого. Но Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги» (Деян 8:17-20).

А вот история, как посторонний человек пытался использовать имя Иисуса Христа: «Бог же творил немало чудес руками Павла, так что на больных возлагали платки и опоясания с тела его, и у них прекращались болезни, и злые духи выходили из них. Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Это делали какие‐то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы. Но злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто? И бросился на них человек, в котором был злой дух, и, одолев их, взял над ними такую силу, что они, нагие и избитые, выбежали из того дома» (Деян 19:11-16).

Из всего этого мы можем сделать вывод, что существует некая благодать священства, которую мы не можем объяснить, не можем измерить и не можем до конца понять, что она такое. Но одно мы можем утверждать однозначно: она передается только в Церкви, только через апостолов Христовых и только через возложение рук в Таинстве священства. Поэтому одним из самых важных признаков истинной Церкви является вот это апостольское преемство рукоположений. И для того чтобы человеку спасти свою душу в вечности, чтобы очиститься от грехов нужно найти истинную Церковь и истинных священников, которые не просто носят на себе священные одежды, а имеют эту благодать «вязать и решить», как сказал Господь. Вот это и есть самое главное, а не то насколько церковь патриотична, национальна или угодна власть имущим.

– Да, – сказал Николай, – с этой точки зрения, действительно нужно обращать внимание на то, что вы сказали. Но почему вы думаете, что у московской церкви эта благодать есть, а у украинской нет?

– Опять, вы говорите московская-украинская, – улыбнулся Алексей.

– Да просто так понятней, – воскликнул Николай, – а то я в этих аббревиатурах путаюсь, УПЦ, ПЦУ.

– Хорошо, давайте тогда их называть по имени предстоятелей: УПЦ пусть будет «та Церковь, где Онуфрий», а ПЦУ «та, где Епифаний».

– Идет.

– Ну, а о том, в какой церкви благодать есть, а в какой нет, давайте поговорим в следующий раз. А то мне уже домой к семье надо.

– Да и мне тоже, – согласился Николай.

Они условились о следующей встрече, пожали друг другу руки и разошлись.

Продолжение следует…

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter або Надіслати помилку, щоб повідомити про це редакцію.
Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть Ctrl + Enter або цю кнопку Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть цю кнопку Виділений текст занадто довгий!
Читайте також