Размышления мирянина о судьбах украинского Православия - 1

09 Сiчня 12:55
0
Размышления мирянина о судьбах украинского Православия - 1

Мы живем в историческое время, когда определяются судьбы нашего народа и нашей Церкви на столетия вперед. Какими они могут быть? Давайте поразмышляем.

1917 год. Октябрьская революция. К власти пришли большевики, которые захотели уничтожить Церковь и почти что справились. Церковь претерпела гонения, равных которым не было в истории христианства. Даже самое жестокое гонение при Диоклетиане, названное в церковной истории Великим, длилось с 303 по 313 гг. В СССР же гонения непрестанно продолжались более 70 лет, и в отдельные годы просто поражали своими масштабами. Например, только в 1937 г., по данным некоторых историков, было расстреляно порядка 80 тысяч священно- и церковно- служителей,  а также активных (так писалось в отчетах НКВД) верующих. Кто их расстрелял? Кто разрушил сотни монастырей и тысячи храмов? Кто згноил в тюрьмах и ссылках сотни тысяч православных христиан? Не кто иной, как такие же «православные христиане»! Абсолютное большинство кровавых палачей были крещены в Церкви, обучались в церковно-приходских школах, а И.В. Сталин даже в духовной семинарии. Так кого воспитала наша Церковь: исповедников или гонителей? Горькая правда заключается в том, что гонителей – намного больше, чем исповедников.

Нам очень удобно верить в миф, что в Революции 1917 г. и во всех последующих кровавых событиях виноваты кто угодно, только не мы сами. Мы обвиняем масонов, германскую разведку, мировой империализм и всех прочих. Мы верим, что они, такие сволочи, пришли и отняли у нас Святую Русь, со всем ее благолепием: храмами, монастырями, крестными ходами, богомольем и т.д. Но давайте задумаемся, если все было так хорошо, почему же люди после 1917 г. так истово бросились все это уничтожать? Почему те же самые люди, которые крестились, венчались, святили пасхальные куличи да святую воду, вдруг начали сбрасывать кресты с куполов и жечь иконы? Почему, если мы все делали правильно, Бог послал нам такое наказание?

Вот мы молимся: «Отче наш…» Мы называем Бога отцом. Но наказывает ли отец своих детей, если они хорошо себя ведут, послушны и так далее? И не свидетельствует ли отцовское наказание о том, что дети нарушают его волю, идут не туда, становятся злыми и непослушными? Не призвано ли отцовское наказание исправить детей, уберечь их от уклонения в погибель? Вспомним, когда Бог наказывал своих чад столь же жестоко. Например, в Ветхозаветной истории – это пленение Вавилонское (сюда же можно отнести аналогичные порабощения Израиля язычниками) и разрушение Иерусалима в 70 г. римлянами, после чего евреи были рассеяны по лицу земли почти 2000 лет. Перед Вавилонским пленением Израиль уклонился в идолопоклонство, а перед рассеянием – отверг Мессию, Господа Иисуса Христа. В Новозаветной истории – это падение Константинополя в 1453 г. и порабощение христиан турками-мусульманами. Этому событию предшествовало подписание Константинопольским патриархатом Флорентийской унии с католиками в 1439 г., но и кроме уклонения в ересь в Константинопольской Церкви хватало и другого беззакония.

В 988 г. Русь была крещена, святой князь Владимир принес на нашу землю истинную веру. Бог даровал нам это бесценное сокровище. А дальше мы начали строить здание Церкви. «…никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, — каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть» (1 Кор 3:11-13). И вот, в 1917 г. это дело обнаружилось.

Глядя на события после 1917 г., на стремительное уничтожение Церкви, создается такое впечатление, что Господь, Десницею высокою просто взял и смел все то, что мы построили. Не тем это все оказалось, чем должно было быть. А разве такое могло случиться, если бы Русь действительно была святой? Разве Отец Небесный наказывает без причины? Горькая правда заключается в том, что Святая Русь – это красивый оборот речи, который, возможно, уместен в какой-либо проповеди, заявлении или в дискуссии с иноземными/инославными, но не более. В реальности же никакой Святой Руси никогда не существовало. В этом можно убедиться, если внимательно почитать церковную историю да труды наших святителей и преподобных, которые обличают все наши грехи и нестроения.

Да, наша Церковь явила множество святых, преподобных, святителей, благоверных князей и так далее. Но это все – островки святости в море того, что противно Евангелию и христианству. В 1910 г. архиепископ Серафим (Чичагов), будущий священномученик, охарактеризовал то церковное здание, которое мы построили за тысячу лет очень горькими словами: «Перед глазами ежедневно картина разложения нашего духовенства. Никакой надежды, чтобы оно опомнилось, поняло свое положение! Все то же пьянство, разврат, сутяжничество, вымогательство, светские увлечения! Последние верующие содрогаются от развращения и бесчувствия духовенства, и еще немного и сектантство возьмет верх… Никого и нет, кто мог бы понять, наконец, на каком краю гибели Церковь, и отдать себе отчет в происходящем… Время благоприятное упущено, болезнь духа охватила весь государственный организм, перелома болезни больше не может случится и духовенство катиться в пропасть, без сопротивления и сил для противодействия. Еще год – и не будет даже простого народа около нас, все восстанет, все откажется от таких безумных руководителей… Что же может быть с государством? Оно погибнет вместе с нами! Теперь уже безразличны, какой Синод, какие прокуроры (обер-прокурор Святейшего синода), какие семинарии и академии; все охвачено агонией и смерть наша приближается!» И при всем при этом совершались красивые и пышные богослужения, торжественные крестные ходы, освящения и так далее. И далеко не один Серафим (Чичагов) высказывался о Церкви в подобном смысле. А если почитать художественную литературу того времени, да посмотреть на картины художников, то нашему взору предстанет очень грустная картина.

С самого 988 г. в нашей Церкви были нестроения различного характера, но все они многократно умножились после того, как император Петр I превратил Церковь в часть государственного аппарата, низвел ее на уровень одного из министерств, лишил канонического предстоятеля и соборного управления. В так называемый синодальный период, когда не было патриарха, не собирались и соборы, а Церковью от имени царя руководил светский чиновник при помощи Святейшего Синода, члены которого назначались императором, как правило с подачи того же обер-прокурора. Вот в таком статусе послушного государственного учреждения, а не Церкви Христовой и стала восприниматься наша Церковь большинством народа. Вот это сращивание Церкви и государства, превращения ее в орудие решения государственных вопросов, использование ее политическими силами в борьбе за власть, возможно и стало причиной того, что в Церкви стали видеть что угодно, только не источник спасения и жизни вечной со Христом, Господом нашим. Кто-то видел в Церкви источник заработка, кто-то делал карьеру, кто-то при помощи Церкви управлял народными массами. А Христос где? Где: «идите и научите все народы»? Где «отвергнись себя и следуй за Мной»? Да, это все было. Были и Оптинские старцы, и Иоанн Кронштадтский, и Иона Киевский и многие другие святые, но они, были скорее «гласом вопиющего в пустыне», укором отвернувшемуся от Бога обществу, чем выразителями устремлений этого общества.

Народ не видел в Церкви, Церковь Христову и неудивительно, что он стал крушить ее, как только представилась такая возможность. При этом, конечно же Русская Церковь не перестала быть Церковью, носительницей благодати Божией. Священники и епископы, о которых столь нелестно высказался священномученик Серафим (Чичагов), не перестали быть благодатными священниками и епископами. Ничего не ново. Христос, придя на землю очень жестко обличал тогдашнее духовенство, фарисеев и саддукеев, но при этом не говорил, что они лишены благодати ветхозаветного священства.

Была в Церкви и святость и праведность, как была она при почти полном уклонении израильского народа в идолослужение, была эта святость и в Ное и его семействе перед потопом. Пришел потоп и погубил все допотопное человечество, только семейство Ноя сохранилось. Пришла советская власть и погубила всю дореволюционную Церковь, только небольшой остаток сохранился.

«Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: «Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут». Что же говорит ему Божеский ответ? «Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом». Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток» (Рим 11:2-5).

И вот конце 1980-х годов гонения прекратились, Церковь вышла на свободу и принялась снова отстраивать свое церковное здание. И тут она оказалась перед выбором: какое здание строить? По Евангелию, по образцу первохристианских общин, по учению святых отцов или же по лекалам дореволюционной Церкви, со всем ее внешним благолепием и внутренними червоточинами?

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие! Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды» (Мф 23:23-25). Сейчас уже видно, что, к сожалению, основные усилия были сосредоточены на «очищении внешности чаши и блюда», чем наполнении этой чаши правдой и святостью. Постсоветские православные люди отстроили храмы, рукоположили священников, пошили для них красивые ризы, стали ходить крестными ходами, освящать дома, машины, фабрики и банки. Ничего в этом плохого нет, «сие надлежало делать, и того не оставлять». Но вот то, главное, по всей видимости, и было оставлено. В принципе, это понятно и объяснимо. Люди предпочитают искать легкие пути, а не тяжелые. Вчитываться в Евангелие и стараться исполнить его в своей жизни, вчитываться в святых отцов подвижников и стараться впитать в себя суть их подвига, а не формы их жизни, очень трудно. А вот взять за образец уже знакомые формы внешнего церковного благочестия, существовавшие до 1917 г. – это намного легче. Было все это относительно недавно, свидетельств, воспоминаний, фотографий и иных источников информации – хоть отбавляй. Это касается и строя жизни каждого отдельного христианина, но гораздо более Церкви в целом, Церкви как части общества, как института со своей иерархией и административной организацией.

С обретением Украиной независимости в 1991 г. наши исторические пути с Россией разошлись, а война 2022 г. не оставила в этом никаких сомнений. Церковь в России и Украине оказалась в разных условиях , по-разному стали выстраиваться отношения Церкви и власти.

В России с легкостью переняли формы дореволюционной Церкви и стали строить, конечно уже не формально встроенную в госаппарат организацию, но что-то аналогичное. Со всем ее величием и внешним великолепием. Церковь очень тесно сдружилась с властью и бизнесом, и стала от них критически зависимой. Поговаривают, что когда президент РФ Б. Ельцин предложил патриарху Алексию II восстановить в Москве величественный храм Христа Спасителя, патриарх сказал, что лучше на эти деньги восстановить храм в каждой российской деревне, но для власти это был не вариант. Власти был нужен символ «возрождающегося величия». Имперские амбиции нуждались в сакрализации.

Сакральный ореол, власть пыталась создавать себе во все времена. Так было и в Израиле, так было и в языческих обществах, так было и в христианстве. Государственная власть не искала истину (да она и некомпетентна в этом), а просто использовала ту религию, которая на данный момент была наиболее распространена среди подданных. И требовала, чтобы служители этой религии благословляли, короновали, помазывали на царство или в других формах занимались сакрализацией власти. Но задачей христианства ведь является не сакрализация власти, а нечто иное: «…идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам…» (Мф 28:19,20). Кстати сказать, до половины V в христианская Церковь в этой сакрализации власти не участвовала. В том, что Церковь стала участвовать в этом, нет чего-то греховного. Но беда, если Церковь начинает оправдывать явно греховные действия власти, призывает народ подчиняться и поддерживать их или даже пытается придать им сакральный характер, называя греховную захватническую войну, священной. Именно это мы и увидели после 24 февраля 2022 г. когда Россия напала на Украину, совершила ничем не оправданную агрессию, начала войну, которую ведет кровавыми варварскими методами. Действия российских властей настолько явно противоречат Евангелию, заповедям Божиим, что казалось тут и говорить не о чем. Но Русская Православная Церковь говорит, и говорит… в защиту войны. И патриарх, и архиереи, и иные представители РПЦ занимаются сакрализацией греха, оправдывают насилие и беззаконие какой-то там «высокодуховной» целью, пытаются представить самый банальный грех убийства и воровства, как метафизическую борьбу добра со злом, в которой почему-то силы «добра» и совершают эти грехи, сеют смерть и разрушения. В России Церковь возродила внешнее благолепие, отстроила тысячи храмов и монастырей, но когда встал вопрос: сохранить верность государственной власти или Христу, Русская Церковь выбрала (по крайней мере, пока) первое. Она осталась верной государству, своим мечтам о «православной империи», своему статусу государствообразующей Церкви. Точно так, как до 1917 г.

Очень верно высказывание архимандрита Софрония (Сахарова), ученика преподобного Силуана Афонского: «Нашу эпоху некоторые склоняются характеризовать как нехристианскую. Я же лично, в пределах моих познаний истории мира и христианства, убеждаюсь, что христианство, в его подлинных измерениях, еще никогда не было воспринято широкими массами, как должно. Государства претендовали на именование «христианские», и народы их носили маску благочестия, «силы же его отреклись (2 Тим 3, 5): жили и живут по-язычески. Как ни странно, но именно христианские государства веками держат большую часть вселенной в железных тисках рабства; в последние же годы окутали мир мрачною тучею ожидания апокалиптического огня». Это о ядерном оружии, которое могло быть применено во время Карибского кризиса. А сегодня Россия угрожает этим оружием безъядерной Украине, да и вообще всему миру, именуя себя при этом «метафизическим добром».

А что же Украинская Православная Церковь?

Об этом в следующей статье «Размышлений…»

Продолжение следует…

 

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl+Enter або Надіслати помилку, щоб повідомити про це редакцію.
Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть Ctrl + Enter або цю кнопку Якщо Ви виявили помилку в тексті, виділіть її мишкою і натисніть цю кнопку Виділений текст занадто довгий!
Читайте також