Неожиданное богословие от Патриарха Кирилла

29 Сентября 20:09
0
Патриарх Кирилл считает, что смерть на войне смывает грехи. Фото: СПЖ Патриарх Кирилл считает, что смерть на войне смывает грехи. Фото: СПЖ

В одной из проповедей Патриарх Кирилл заявил тезис об отпущении грехов, который ранее в богословии Церкви не звучал.

25 сентября 2022 г., в день отдания праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Патриарх Кирилл произнес на литургии проповедь, где высказал некоторые необычные для православного богословия тезисы. И поскольку они, прямо или косвенно, влияют на церковную жизнь каждого верующего человека, мы предлагаем их подробно проанализировать.

Жертва Спасителя и жертва солдата РФ в Украине

Начинается проповедь Патриарха очень глубокими размышлениями о Крестной Жертве Спасителя:

«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного (Ин. 3:16). Отдал на что? На смерть! Единородного Сына, Божественного Сына! И почему же потребовалась эта страшная Божественная Жертва, масштабы которой и значение которой невозможно человеческим умом охватить? Всемогущий Бог отдает Самого Себя на казнь, которой казнили преступников, изгоев человеческого общества, действительно совершивших страшные, опасные преступления.

Когда задумываешься об этой неизреченной Божественной Жертве, трудно человеческим умом охватить весь Божественный замысел. Но совершенно очевидно, что Господь отдает Себя, по-человечески страдает и умирает не для чего-то, что было бы для нас совершенно не понятно и присуще только Ему, имеющему необъятное знание о Себе Самом. Он дает нам возможность понять, что если Бог в Сыне Своем отдает Свою человеческую жизнь ради других людей, ради рода человеческого, значит, жертвенность есть высочайшее проявление любви человека к своим ближним».

Слова Патриарха о Жертве Христа – образец возвышенной и проникновенной проповеди.

Эти слова можно вставлять в пособие по гомилетике как образец возвышенной и проникновенной проповеди. Действительно, Жертву Христа невозможно понять умом, прочувствовать до конца сердцем, уяснить нашим немощным человеческим сознанием. Действительно, мы должны идти за Христом и делать то, чему Он нас учил и словом, и своей жизнью. Об этом говорит апостол Иоанн Богослов: «Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Ин. 3: 16). Действительно, жертвенность – это самое высокое проявление любви к ближним, как сказал сам Господь: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15: 13).

Все эти слова Патриарха Кирилла бесспорны, но есть в них маленький недочет. Предстоятель почему-то не продолжил цитату из Евангелия от Иоанна «Ибо так возлюбил Бог мир…», а оборвал ее на полуслове. Полностью же этот стих звучит так: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). В этих словах раскрывается смысл Крестной Жертвы Христа, то, для чего она была принесена. Не будем гадать, намеренно ли опустил Патриарх Кирилл эти слова или случайно, но они точно не дали бы Предстоятелю РПЦ сказать то, что он дальше произнес в своей проповеди.

А дальше он начал сравнивать Жертву Христа с… действиями солдат РФ в Украине. Дословно Патриарх сказал следующее: «Церковь осознает, что если кто-то, движимый чувством долга, необходимостью исполнить присягу, остается верным своему призванию и погибает при исполнении воинского долга, то он, несомненно, совершает деяние, равносильное жертве. Он себя приносит в жертву за других».

Но насколько правомерны подобные сравнения?

Ведь Христос был распят, чтобы люди наследовали жизнь вечную, чтобы они могли войти в Царство Божие, затворенное грехопадением. А ради чего воюют российские солдаты в Украине? Что и кого они защищают?

Ведь 24 февраля не украинские войска вторглись на территорию РФ. Не украинские ракеты разрушают мирные российские города. Если бы это было так, тогда действительно российские солдаты были бы защитниками своей родины, веры, своих семей. Однако правда заключается в том, что России и ее жителям ничего не угрожает. Это пригороды Киева, а не Москвы стоят в развалинах, это в Украине рушатся дома, погребая под своими обломками ни в чем не повинных людей, это в Украине родители плачут над телами своих убитых детей.

Спаситель добровольно дал Себя распять на Кресте, Он есть Агнец, закланный от создания мира (Откр. 13: 8). Он никого не убил, ни у кого ничего не украл, Он никому не сделал зла, никого не лишил крова и не заставил бежать от Себя, спасаясь от смерти. А что делают российские солдаты в Украине? То же, что и любые другие в захватнических войнах – убивают и разрушают.

Но в чем же «жертвенный подвиг» российских военных? Ради чего они отдают свои жизни? Ведь у каждого из них есть жены, дети, родители, родственники. Каждый погибший – это трагедия для очень многих людей. Согласны ли они с такой жертвой? Да и в чем эта жертвенность?

Патриарх Кирилл пытался ответить на этот вопрос еще в начале войны. «Мы вступили в борьбу, которая имеет не физическое, а метафизическое значение», – так сказал он на проповеди в Прощеное воскресенье, 6 марта 2022 г. То есть, по мнению Патриарха, Россия метафизически стоит на стороне добра и борется с метафизическим злом в лице Украины. Через некоторое время, на встрече в госпитале с ранеными военными, он развил эту мысль: «В мире существует такое явление, как борьба добра со злом, и она проходит и по государственным границам, и по многим другим границам, разделяющим человеческое общество».

Другими словами, получается, что солдаты РФ в войне против «метафизического зла» защищают «метафизическое добро». И, погибая, приносят себя этому добру в жертву. Выглядит красиво, но богословие Церкви такого учения не знает. Добро для христианина – это Спаситель, это Царствие Небесное, это Свет Христов, просвещающий вселенную. Зло же – это диавол, бесы и их работа, разрушающая человеческие души. Можем ли мы сказать, что за спиной солдат РФ стоит Христос, в Украине они воюют против диавола и жертвуют собой в этой борьбе? Нет, ничего похожего мы не видим. А видим мы обычную захватническую войну одного государства против другого, войну, которых в истории было великое множество.

Можем ли мы сказать, что за спиной солдат РФ стоит Христос, в Украине они воюют против диавола и жертвуют собой в этой борьбе? Нет, ничего похожего мы не видим.

Впрочем, Патриарх Кирилл не первый, кто ставил на один уровень Жертву Христа и смерть людей, погибших за политические или государственные интересы.

«СВО» и «Небесная сотня»

В 2015 году, в годовщину Евромайдана, глава УГКЦ Святослав Шевчук обстоятельно и грамотно рассказал о Крестной Жертве Христа: «Сын Божий принес себя в жертву за спасение мира. В этой жертве все человечество обрело вечную жизнь. Смерть Спасителя на Кресте стала началом воскресения, победы жизни над смертью, путешествием человечества от тьмы к свету и от земли к небесам».

Однако тут же он заявил, что смерть погибших на Майдане («Небесная сотня») вполне сравнима с Жертвой Христа: «Мы говорим о пасхальной жертве Небесной сотни». Более того, Шевчук уравнял смерть майдановцев и Искупительную Кровь Спасителя: «Эта святая кровь Героев Небесной сотни окропила волю Украины... Поэтому эта жертва является началом жизни. Смерть, ставшая животворящей».

К сожалению, сложно не провести некоторых параллелей между словами Шевчука о «Небесной сотне» в 2015 году и проповедью Патриарха Кирилла о солдатах СВО в 2022. Оба они говорят о величии Жертвы Христа и оба считают, что смерть людей, погибших в войне или госперевороте, вполне с ней сравнима.

Впрочем, Патриарх пошел еще дальше, сказав, что с погибшего солдата РФ в Украине снимаются грехи: «Он себя приносит в жертву за других. И потому верим, что эта жертва смывает все грехи, которые человек совершил».

Смывает ли смерть на войне грехи?

Церковь учит, что грехи смывает исключительно покаяние, а не смерть «за правое дело». Более того, если солдат на войне совершает убийство, то он в этом покаянии особо нуждается, поскольку совершает смертный грех.

Святитель Василий Великий (IV в.): «Убийства, совершенные на войне, наши отцы не считали убийствами: по-моему, они хотели наделить прощением тех, кто воевал во имя благоразумия и любви. Но возможно им (воинам) надо посоветовать воздерживаться от причастия всего на три года, так как у них не чистые руки».

Это правило Василия Великого не содержит повеления, а только совет, однако оно использовалось в качестве руководства по решению вопроса о допущении вернувшихся с войны солдат к Причастию. Канонист XIII века Матфей Властарь в комментарии на это Правило пишет: «Необходимо, чтобы и проводящие жизнь в сражениях и обагряющие свои руки в крови иноплеменников прежде очистились врачеством покаяния и огнем его попалили соединенные с таковым занятием скверны и таким образом приступили к таинствам нового Адама».

Святитель Василий Великий в другом своем Правиле пишет, что как воины (причем речь идет о защите), так и разбойники имеют одно и то же намерение – убивать: «Совершенно такожде вольное, и в сем никакому сомнению не подлежащее, есть то, что делается разбойниками и в неприятельских нашествиях: ибо разбойники убивают, ради денег, избегая обличения в злодеянии, а находящиеся на войне идут на поражение сопротивных, с явным намерением, не страшити, ниже вразумити, но истребити оных».

Более того, святитель Василий говорит, что даже тот человек, который убил разбойника, защищаясь от нападения, является виновным и должен понести эпитимию: «Разбойников взаимно поражающие, аще не суть в церковном служении, да будут отлучаемые от причастия Святых Тайн: аще же клирики, да низложатся со своей степени. Ибо речено: всяк приемший меч, мечем погибнет (Мф. 26: 52)».

Как видим, убийство врагов Церковь рассматривает как грех, который нужно врачевать покаянием, даже в случаях, когда человек защищает свою страну, своих близких на войне или от нападения разбойников. А уж убийство в захватнической войне, думается, нуждается во врачевании тем более, его можно рассматривать лишь как отягчающее обстоятельство. И нигде в Священном Предании мы не встречаем утверждения, что смерть на войне смывает с человека грехи.

Нигде в Священном Предании мы не встречаем утверждения, что смерть на войне смывает с человека грехи.

Впрочем, попытки утвердить в Православии подобные богословские нормы встречались, правда, по инициативе правителей. В X веке византийский император Никифор Фока, который вел многочисленные войны, потребовал от Церкви в качестве мотивирующего средства для своих солдат утвердить новый догмат об автоматическом причислении к лику святых воинов, павших на войне. Однако Константинопольский патриарх и Синод решительно отказали ему, сославшись на Правило Василия Великого. Такое поведение священноначалия выглядело крайне непатриотичным с точки зрения империи и самого императора Никифора Фоки. Кроме того, византийские архиереи рисковали накликать на себя гнев жестокого правителя, привыкшего к исполнению своей воли. Однако тогда правда Божия оказалась для них важнее внешних обстоятельств и угроз.

О богословии шахидов

Проповедь Патриарха Кирилла уже получила отклик в Православии. Епископ Финляндской архиепископии Фанара Арсений (Хейккинен) заявил, что слова Предстоятеля РПЦ больше подходят мусульманскому лидеру, поскольку именно в исламе распространено учение, согласно которому погибшим на войне обещано прощение грехов и место в раю. Подобная критика прозвучала в адрес Предстоятеля РПЦ и от митрополита Мессинийского Хризостома (Элладская Церковь), который заявил о сходстве слов Патриарха с идеологией джихадистов.

Неприятно говорить, но подобные колкости «греческих» иерархов имеют все основания.

Цитата из книги «Религия: Энциклопедия»: «Согласно мусульманству, шахид утверждает свою веру собственной смертью в войне против неверных. Ему гарантирован рай, куда он попадает, минуя испытания в могиле и в мусульманском чистилище, поэтому он не нуждается в омовении перед погребением. Ему прощаются все земные грехи, в раю он получит высокое положение, вблизи трона Аллаха».

Напомним цитату Патриарха: «Если кто-то, движимый чувством долга, необходимостью исполнить присягу, остается верным своему призванию и погибает при исполнении воинского долга, то он, несомненно, совершает деяние, равносильное жертве <…> эта жертва смывает все грехи, которые человек совершил».

Патриарх рай солдатам не обещает, но это логически вытекает из его слов, ведь человек безгрешный в ад пойти не может. К тому же епископ Питирим (Творогов) в проповеди на Крестовоздвижение прямым текстом заявил, что на войне в Украине «наши воины идут в рай, это самый короткий путь в рай. И не надо бояться, малодушествовать, что мы погибнем».

«Наши воины идут в рай, это самый короткий путь в рай. И не надо бояться, малодушествовать, что мы погибнем».

епископ Питирим (Творогов)

Заметим, богословие шахидов утверждает, что смертью на войне омываются грехи только тех воинов, которые сражаются во имя ислама. Если кто-то погиб, сражаясь с врагами не во имя Аллаха, а по причине мирских интересов (ради материальных благ, славы и т. д.), то в той жизни он будет не вознагражден Аллахом, а напротив – подвергнут наказанию.

Как видим, Патриарх Кирилл идет дальше ислама. В своей проповеди он перечисляет ценности, смерть за которые якобы «смывает все грехи, которые человек совершил»: чувство долга, исполнение присяги, верность своему призванию. Не сложно заметить, что в этом списке нет православной веры. И тут возникает вопрос: слова Патриарха Кирилла обращены только к православным или ко всем военным РФ вообще – мусульманам, буддистам, протестантам, атеистам?

Например, глава парламента Чечни Магомед Даудов заявил, что для российских солдат-чеченцев война в Украине – это джихад, что «наши братья прежде всего защищают ислам, они защищают ценности, они защищают величие Всевышнего».

Предстоятель РПЦ нигде в своей проповеди не указал, что он обращается только к православным. Получается, православная вера, принадлежность к Церкви Христовой не указывается в качестве необходимого условия для очищения грехов. Надо ли понимать, что смерть на войне сама по себе обладает способностью очищать грехи?

Но если это так, то как же Крестная Жертва Спасителя? Ведь все две тысячи лет Церковь декларировала, что именно эта жертва и только она омывает все грехи человека? Апостол Павел пишет в послании к римлянам: «Ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его» (Рим 5:9,10).

То же – в другом месте: «Все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде» (Рим 3:23-25). То же и в послании к ефесянам: «Мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его…» (Еф 1:7).

Апостол Иоанн Богослов: «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1 Ин 1:7).

Подобных цитат из Писания и творений святых отцов можно привести множество. Собственно говоря, догмат об искуплении человека от греха и смерти Крестной Жертвой Спасителя – это один из главных догматов христианства. Человек очищается от грехов только Благодатью Божией, сам он не может очистить свои грехи, он лишь может стать причастным этой очищающей Благодати Божией через веру и таинства Церкви. Утверждение, что гибель солдата на войне (а тем более войне агрессивной и захватнической) «смывает все грехи, которые человек совершил», недопустимо ни в каком ракурсе.

Финляндский епископ Фанара Арсений назвал слова Патриарха Кирилла ересью. И это обвинение крайне сложно опровергнуть.

Упомянутый выше финляндский епископ Фанара Арсений назвал слова Патриарха Кирилла ересью. И это обвинение крайне сложно опровергнуть. Оно гораздо серьезнее нападок на главу РПЦ по поводу «ереси русского мира». «Русский мир» – это общественно-политическая теория, которую в лучшем случае можно назвать околоцерковной. Но она не затрагивает догматическое учение Церкви и поэтому не может рассматриваться в категориях ересь/не ересь. Более подобно об этом в статье «О трибунале над Патриархом Кириллом».

А вот «богословие шахидов» – это изменение основополагающего учения Церкви о спасении и очищении грехов. И особо опасно, что такие слова Патриарха могут стать призывом к действию для сотен тысяч людей.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также