Объединение с униатами и отстрел врагов: новый пример «богословия» от ПЦУ

20 Августа 13:00
0
Зинкевич считает, что христианин должен любить лишь того, кто любит его. Фото: СПЖ Зинкевич считает, что христианин должен любить лишь того, кто любит его. Фото: СПЖ

«Митрополит» Михаил Зинкевич сделал ряд заявлений, демонстрирующих, насколько христианским является сознание в ПЦУ.

В Украине местные администрации продолжают штамповать призывы к верующим УПЦ объединиться с ПЦУ. В их представлении это должно укрепить украинскую государственность. Призывают к объединению и в самой ПЦУ, причем абсолютно с такой же аргументацией. Но верующие приходят в храм не за государственностью. Что же у Думенко могут предложить прихожанам Украинской Православной Церкви? В середине августа 2022 года об этом рассказал Михаил Зинкевич, очень авторитетная и влиятельная фигура в ПЦУ.

Волынский «митрополит» дал интервью местному телеканалу «Конкурент TV», где подробно рассказал о переходах, необходимости объединения с УГКЦ, а также новом прочтении слов Христа о любви и врагах.

О переходах и «переходах»

Зинкевич заявил о «массовости» переходов общин из УПЦ в ПЦУ в своей епархии. Он уверяет, что все они были добровольными. Подобные спичи мы слышим от многих представителей ПЦУ во главе с Думенко. Однако, в заявлениях Зинкевича есть одна интересная деталь. Он заявил, что с начала войны в его епархию из УПЦ перешли 40 общин, но лишь десятая часть из этого числа перешла со священниками: «У нас из 40 приходов только четыре перешли со священнослужителями». Показательная разница, которая бросается в глаза. Что же это означает на самом деле?

Во-первых, это очень хорошо характеризует церковное самосознание священнослужителей УПЦ. Давайте себе представим, что означает для священника ситуация, когда его община (если верить словам Зинкевича) переходит в ПЦУ и таким образом пастырь остается без паствы. Это значит, что он остается без средств к существованию, ибо священника и его семью (как правило многодетную) содержит община. Еще одним источником дохода являются требы. А если община уходит, то и этот источник также иссякает. Таким образом батюшке становится просто нечем кормить семью.

Пойти на такое можно только в одном случае: если священник осознает, что, перейдя в ПЦУ он теряет нечто большее, а именно – пребывание в спасительном ковчеге Церкви. И в ситуации с «переходами» на Волыни только один их десяти батюшек находит для себя возможным перейти в ПЦУ.

В ситуации с «переходами» на Волыни только один их десяти батюшек находит для себя возможным перейти в ПЦУ.

Во-вторых, переход общины без священника заставляет задаться вопросом: а какая именно община голосовала за переход в ПЦУ – религиозная или территориальная? Самая распространенная схема незаконного перевода общин УПЦ в ПЦУ – это когда решение принимают жители населенного пункта вообще, то есть, и католики, и униаты, и протестанты, и атеисты. В большинстве случаев местные власти инициируют собрание жителей села, которые голосуют за переход храма в ПЦУ и это выдается за решение церковной общины. Мнение священника и реальной религиозной общины просто игнорируется. И то, что из 40 «перешедших» на Волыни общин только 4 сделали это вместе со священником, позволяет предположить, что переходы эти были совершены именно по такой схеме.

Это тянет за собой еще один вывод: то, что священники не перешли вместе с общиной, означает, что религиозная община или ее костяк как раз-таки осталась верной УПЦ. Чаще всего после «перехода» проходит совсем немного времени, и выясняется, что в храм, принадлежащий уже ПЦУ, ходит весьма мало народу. А настоящая религиозная община переходит служить в частный дом или иное помещение, где по воскресеньям и праздникам, что называется, яблоку негде упасть.

Кому служит Церковь?

По словам «митрополита» Михаила Зинкевича, Церковь служит государству и его интересам. Цитата: «На сегодняшний день должна быть одна церковь, чтобы была одна великая могучая держава. Жизнь церкви не может быть отделена от жизни государства, потому что человек один и тот же, он хочет удовлетворять свои и духовные вопросы, он хочет удовлетворять и свои светские вопросы. Нельзя его разделить».

Однако эти вопросы разделил сам господь Иисус Христос. Когда иудеи искушали Его и спрашивали, позволительно ли давать дань кесарю (а в том случае это был глава поработившей Иудею Римской империи) Господь сказал: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21).

Святые апостолы раскрыли это учение в своих посланиях. Например, апостол Петр писал: «…Бога бойтесь, царя чтите» (1 Петр. 2:17). История ранней Церкви свидетельствует о том, что христиане подчинялись всем велениям государственной власти, кроме тех, которые прямо противоречили заповедям Божиим. В этом случае верующие предпочитали мученическую смерть. Церковь чтить целый сонм святых воинов и не только воинов, которые верой и правдой служили империи ровно до тех пор, пока их не заставляли приносить жертвы идолам.

Будучи законопослушными гражданами, христиане в то же время жили как бы вне суетного мира, памятуя слова Христа: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15:19). Церковь живет в мире, но она не от мира. Церковь не служит миру и не исполняет его желания.

Но не так говорит Михаил Зинкевич. У него «должна быть одна церковь, чтобы была одна великая могучая держава». Здесь речь идет об объединении православных украинских конфессий. УПЦ также желает этого объединения, но не для того, чтобы угодить государству, а чтобы исполнились слова Христа «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, да уверует мир, что Ты послал Меня» (Ин 17:21). И в этих словах Господь дал нам образ того единства, которое угодно Богу, а не Зинкевичу или власть имущим.

«Единство» по Зинкевичу

Единство, о котором сказал Господь – это единство людей с Богом и в Боге между собой. Это евхаристическое единство в истинной вере и богозаповеданной любви. Именно о таком единстве украинских православных конфессий говорится в Постановлении Собора УПЦ Феофании: «Осознавая особую ответственность перед Богом, Собор выражает глубокое сожаление в связи с отсутствием единства в украинском Православии. Существование раскола Собор воспринимает как глубокую болезненную рану в церковном теле. <…> Собор выражает глубокое убеждение, что залогом успеха диалога должно стать не только желание к восстановлению церковного единства, но и искреннее стремление выстраивать свою жизнь на основе христианской совести и нравственной чистоты».

В отличие от этого, «единство» конфессий по Зинкевичу имеет следующие черты:

  • должно включать в себя и православных, и католиков;
  • должно произойти по воле власти;
  • его цель – построение могучей державы.

С последним утверждением мы уже разобрались, теперь проанализируем первые два.

М. Зинкевич: «Самое первое и главное, чтобы ускорить это объединение, это по принципу выборов папы римского. Собрать всех иерархов в одной комнате. Не нужно бороться за каждый приход. <…> По вопросу объединения всей церкви, закрыли их, пока белый дым не пустился… Идите договаривайтесь. Церковь одна. Ничего нас не разделяет. Все остальное – это маленькие манипуляции. Их надо посадить в одной комнате, закрыть. И греко-католиков, и ПЦУ, и УПЦ. Выбрать одного предстоятеля. Понять, что исторические те моменты, которые были, пусть идут в небытие. Это было когда-то, а сегодня есть будущее Украины».

Их надо посадить в одной комнате, закрыть. И греко-католиков, и ПЦУ, и УПЦ. Выбрать одного предстоятеля.

Михаил Зинкевич

Когда «православный иерарх» приводит выборы папы римского в качестве образца для подражания – это говорит само за себя. Но мы бы хотели сакцентировать внимание на другом. Зинкевич говорит, что греко-католиков, ПЦУ и УПЦ ничего не разделяет, а точнее – разделяют некие «маленькие манипуляции». Давайте посмотрим, что это за такие «манипуляции» которые разделяют, например, католиков и православных уже тысячу лет.

Греко-католическая Церковь является католической по своей сути и вероучению. Она разделяет все католические догматы, следует католической традиции в молитве и духовном делании. С Православием ее связывают только внешние обряды, богослужебные одеяния и чинопоследования. Исходя из этого, греко-католиков или как их еще называют униатов, более корректным было бы назвать католиками православного обряда. А православных и католиков разделяют искажения и отступления последних от истинного учения Церкви. Того учения, которое исповедуют православные и которое исповедовала Церковь на Западе в первом тысячелетии. Вкратце эти искажения следующие:

  • исхождение Святого Духа от Отца и Сына, что означает умаление Божественности Святого Духа;
  • утверждение, что папа – видимый глава Церкви, что означает устранение главенства в Церкви Иисуса Христа;
  • извращение понимания сути спасения: вместо исцеления Христом поврежденной человеческой природы, человек просто избавляется от наказания;
  • догмат о непорочном зачатии Богородицы, который означает, что Пресвятая Дева не нуждалась в Спасителе;
  • догмат о чистилище, что извращает изначальное учение о посмертной участи умерших;
  • практикуемый способ чувственной молитвы, который православными подвижниками строго запрещается и именуется прелестью;
  • утверждение о догматическом развитии, что позволяет вводить новые догматы и перетолковывать по своему усмотрению «старые».

Более подробно со всем этим можно ознакомиться в статье «Что не так с католиками».

На все это Михаил Зинкевич и другие сторонники объединения с католиками, предлагают, по сути, просто не обращать внимание. Однако такое объединение без оставления католиками всех своих заблуждений – это предательство Православия. Об этом говорили очень многие святые. Например, преподобный Феодосий Печерский: «Вере латинской не приобщайтесь, обычаев их не придерживайтесь, причастия их бегайте и всякого учения их избегайте и нравов их гнушайтесь». Однако является ли преподобный Феодосий авторитетом для М. Зинкевича – большой вопрос. Скорее – нет, поскольку о необходимости объединения с католиками он говорил и раньше.

С представителями ПЦУ нас разделяет гораздо меньше, но это также очень важные моменты. Суть этого разделения в том, что один из родоначальников ПЦУ Филарет Денисенко был анафематствован. Соответственно, все его последователи находятся вне Церкви. Преодоление этого разделения возможно только через покаяние, которого нет как у Филарета, так и у его сторонников, бывших и нынешних. Вследствие этого практически у всех «архиереев» и «духовенства» ПЦУ (за редким исключением) отсутствует каноническое рукоположение. Иными словами, они являются мирянами, о чем, кстати, недавно напомнили представители Польской, Элладской и Иерусалимской Поместных Церквей. Более подробно об этом в статье: «Думенко – мирянин? Нехорошие знаки для ПЦУ из Польши, Греции и Иерусалима».

УПЦ готова разговаривать с ПЦУ об объединении, но настаивает, что это должен быть диалог епископов, а не епископов (УПЦ) с мирянами (ПЦУ). В Постановлении Собора УПЦ в Феофании это условие звучит так: «Решить вопрос каноничности иерархии ПЦУ, ведь для Украинской Православной Церкви, как и для большинства Поместных Православных Церквей, вполне очевидно, что для признания каноничности иерархии ПЦУ необходимо восстановление апостольской наследственности ее епископов».

Должна ли власть объединять Церковь?

И несколько слов о том, что объединение украинских конфессий должно происходить по воле властей.

М. Зинкевич: «Без воли власти такого объединения не будет. Поэтому большую надежду полагаю на президента. Он уже вырос из театрального деятеля в государственника в плане защиты интересов и территории. Я думаю, что следующий его этап – дорасти и понять: без духовной поддержки церкви процесс скорости победы будет сложным».

В данном случае бесполезно будет напоминать о конституционном принципе отделения Церкви от государства. Как бесполезно говорить, что дремучее средневековье, когда светские власти распоряжались церквами по своему усмотрению и произволу, давно уже кануло в лету. Следует лишь заметить, что слова М. Зинкевича – это продолжение той линии, которую озвучил его коллега по ПЦУ, «митрополит» Черновицкий и Буковинский Даниил Ковальчук. В январе 2022 года он заявил, что именно через бывшего Президента Украины Петра Порошенко «сошел Святой Дух» на так называемый «объединительный собор» 15.12.2018 г. на котором была создана ПЦУ.

«Не пришел Дух Святой на собор через нас епископов, которые были пассивны. Дух Святой пришел на собор через Порошенко Петра Алексеевича. Я это ему сказал. И начался собор, который решил и даровал нам то, что мы на сегодняшний день имеем», – заявил «иерарх» ПЦУ в январе 2022 г. Если у ПЦУ все это действительно обстоит таким образом, то… слов нет.

«Усовершенствование» Зинкевичем слов Христа о любви

Комментируя агрессию РФ, Зинкевич заявил следующее: «Так вот, кто любит нас – тех любим мы. Других мы попробуем полюбить, если они успеют покаяться, а мы их не застрелим, тогда, может быть, мы их успеем простить».

Другими словами «иерарх» ПЦУ формулирует такой закон, который предписывает верующим ПЦУ любить только тех, кто любит их. Остальных же (имеются ввиду враги) позволительно убить. И только если до смерти они успеют покаяться, их можно «попробовать полюбить».

В Евангелии Христос как будто отвечает лично Зинкевичу: «И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники любящих их любят. <…> Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым» (Лк. 6:32, 35).

То есть, те, кто любит лишь «по взаимности», ничего общего с христианством не имеют. Спаситель же указывает своим ученикам другой путь. Да, он гораздо сложнее, но другого нет. Если кто хочет называться сыном Всевышнего, если хочет стать подобным Богу, он должен научиться любить своих врагов, или хотя бы стремиться к этому. Преподобный Максим Исповедник писал: «Не будем воздавать злом за зло, и Он не воздаст нам по грехам нашим. Оставление прегрешений наших обретем в прощении братиям; ибо милость Божия к нам сокрыта в милостивости нашей к ближним».

Всем, кто уже находится в ПЦУ, или может там оказаться, стоит задуматься – если в ней говорят и делают противоположное тому, что говорил и делал Христос, какой смысл для христианина быть в такой «церкви»?

Конечно, можно сказать, что слова Зинкевича – лишь его личная ошибочная позиция. Но это будет неправильно.

Во-первых, Сергей Думенко и сам высказывал «усовершенствованные» богословские суждения, врод того, что убийство оокупанта – не грех.

Во-вторых, если бы не козни Филарета на «объединительном Соборе», сейчас именно Зинкевич был бы во главе ПЦУ.

А в-третьих, в каждом из случаев захвата сторонниками ПЦУ мы видим одну и ту же картину – думенковцы считают верующих УПЦ врагами, а потому стремятся нанести им максимальный вред: их оскорбляют, унижают, бьют, отбирают их имущество, пытаются запретить им проводить богослужения даже вне храма. Искренняя ненависть ко всем, кого зачислили во враги – это официальная идеология в ПЦУ. И Михаил Зинкевич ее просто удачно сформулировал в одной короткой фразе.

И всем, кто уже находится в ПЦУ, или может там оказаться, стоит задуматься – если в ней говорят и делают противоположное тому, что говорил и делал Христос, какой смысл для христианина быть в такой «церкви»?

Путь к Небу только один – следовать учению Христа, как это делали до нас тысячи людей, достигших святости. Имеет ли этот путь что-то общее с тем, чему учат в ПЦУ?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также