Печальная судьба предателей: пример перешедших священников Смелы

Священники Покровского собора Смелы ушли в ПЦУ. Фото: СПЖ

В марте в ПЦУ добровольно ушли 3 из 5 храмов УПЦ в Смеле. Как живут сейчас перешедшие священники и где их паства?
 

То, что в Украине ежедневно захватываются храмы УПЦ, ни для кого не секрет. Но в подавляющем числе случаев их «переводят» к Думенко без общины и священника. Власти с пцушниками собирают жителей села или города (никогда в храм не ходивших), чтобы изгнать «московитов». Что происходит дальше – предугадать не сложно. Храмы или оказываются закрытыми сразу, или закрываются спустя две-три «патриотические» службы, проведенные на волне экзальтации. На большее запала новых «верующих» не хватает.

Однако есть случаи, когда по каким-то причинам священники УПЦ добровольно переходят в ПЦУ и уговаривают на переход какую-то часть прихожан. Что происходит там?

В марте многие СМИ показали скандальное видео из Покровского храма Смелы, где вооруженные люди выволакивали священника УПЦ прямо во время богослужения. Тогда многие обвиняли в этом националистов, но на самом деле все оказалось печальнее. Этих людей координировали клирики Покровского собора УПЦ, которые в этот день наметили устроить собрание по переводу храма в ПЦУ, а «неправильный» собрат им мешал. 27 марта 2022 года, в день скандала, они это собрание провели и объявили о переходе. Вскоре их примеру последовали еще в двух храмах Смелы: Николаевском и Пантелеимоновском. Еще в одном (Амфилохиевском, при городской больнице) власти предложили общине добровольно перейти в ПЦУ, а получив отказ, просто указали на дверь. Храм УПЦ Алексия человека Божиего стоит закрытым с 30 марта, поскольку его блокируют сторонники ПЦУ. Таким образом, во всей Смеле не осталось действующих храмов Украинской Православной Церкви вообще. Но значит ли это, что верующие продолжают посещать ставшие «пцушными» храмы города?

Священники ушли в ПЦУ, а прихожане ушли из храмов

Прихожане Николаевского храма рассказывают, что их последняя литургия была драматичной. Диакон Константин Варич на Великой ектении отказался поминать Епифания, и мятежные священники потребовали, чтобы он на Великом входе остался в алтаре. Диакон снял облачения и покинул храм. Навсегда.

Ну а у священников, решивших присоединиться к ПЦУ, ситуация спустя три месяца после тех событий печальная. В Покровском соборе, где сейчас «служат» Петр Дмитрук и Николай Середич, из более чем 1000 прихожан осталось меньше 30. В Николаевском храме (перешли Василий Ворушило и Александр Каптенко) из 300 человек на пцушные «богослужения» ходят 8-10. А в Пантелеимоновском храме общины теперь нет вообще. Остался лишь священник Сергей Чукин с семьей. И эта семья находится в сложном финансовом положении. Поскольку прихода нет, нет и дохода, новоиспеченный клирик ПЦУ вынужден работать в такси. По той же причине безденежья Александр Каптенко из Николаевского храма собирается покинуть Смелу и искать счастья в родном Закарпатье.

Практически все прихожане этих трех храмов теперь ездят на богослужения в пригородные села под Смелу. Да, они вынуждены тратить на дорогу гораздо больше времени, денег и сил, но другого выхода у них нет. Идти в раскол вслед за своими бывшими пастырями они не захотели. Ну а этим самым пастырям сейчас и не до паствы. У них в новой религиозной «семье» оказалось множество неожиданных проблем. Ведь в ПЦУ они до сих пор официально так и не перешли. Причем по причинам, от них не зависящим.

Внутривидовая борьба в ПЦУ

Как известно, ПЦУ образовалась из слияния двух квазирелигиозных структур: УПЦ КП и УАПЦ, которые действовали на одной и той же территории. В каждом городе одновременно находился «правящий епископ» и от Киевского патриархата, и от УАПЦ. Все это вызывало неизбежные конфликты, потому неудивительно, что филаретовцы и автокефалы переносили друг друга с большим трудом, а часто – и открыто враждовали.

С объединением в ПЦУ их отношения никак не изменились, а лишь обострились. «Святые отцы» уводят друг у друга приходы, и из-за этого то здесь, то там возникают скандалы. В подавляющем большинстве случаев «слабым звеном» оказываются «автокефалы». Многие связывают это с тем, что глава ПЦУ Сергей Думенко – выходец из клана УПЦ КП, а потому поддерживает представителей своей группировки. Так это или нет, но в Харьковской, Хмельницкой, Днепропетровской, Запорожской областях «кпшные» «епископы» ПЦУ довольно часто обижают «уапцшных». Подробнее об этом мы писали в статье «Должен остаться только один: почему в ПЦУ захватывают храмы друг у друга?».

Зачем мы так подробно об этом рассказываем и какое отношение все это имеет к ситуации в Смеле? Самое прямое. Дело в том, что за захваченные и «переведенные» из УПЦ храмы между «кпшниками» и «уапцшниками» идет самая настоящая война. И Смела не исключение. Этот город – поле «битвы» между Иоанном Яременко (экс-УПЦ КП) и Афанасием Шкурупием (экс-УАПЦ). И уже традиционно «уапцшник» проигрывает. Коснулось это и ситуации с перешедшими из УПЦ клириками Смелы.

Почему экс-священники не могут официально перейти в ПЦУ

На протяжении многих лет, еще будучи в УПЦ, смелянские священники конфликтовали с Яременко, а потому решили примкнуть к Шкурупию. К тому же есть у них еще одна мотивация – Яременко не доверяет перешедшим из УПЦ священникам и предпочитает ставить на их место свои кадры.

И официально завершить свою эпопею с переходом перебежчикам из УПЦ так и не удалось. Дело в том, что в фаворитах у властей находится именно Яременко, который считает себя церковным хозяином региона. И именно по этой причине перешедшие храмы Смелы официально так и не перерегистрировали. Клирикам, которые приносят уставы в Черкасский отдел культуры на перерегистрацию в епархию Шкурупия, госрегистраторы советуют «подумать». Они намекают, что «правильным» решением будет переписать свои уставы в епархию Яременко.

ПЦУшные ресурсы сообщают, что блокирует переходы к Шкурупию и сам Сергей Думенко. Делает ли он это по причине личной антипатии к бывшему «уапцшнику», или из солидарности с Яременко – неизвестно, но для экс-клириков УПЦ это не имеет принципиального значения. Ведь если их заставят идти к Яременко, есть большая вероятность, что они в итоге окажутся на улице, а в их храмах будут руководить совсем другие люди.

Выводы

Если в марте священники УПЦ, решившие уйти в раскол, ощущали себя чуть ли не героями, то сейчас ситуация полностью изменилась. Патриотические СМИ о них забыли, найдя себе новых «калифов на час». Отвернулась паства, пополнившая другие общины УПЦ. Чтобы прокормить семью, экс-священники вынуждены работать на «мирских» работах или вовсе уезжать из города. Новая «семья» оказалась подобием змеиного кубла, где каждый норовит ужалить соседа, а сильный – сожрать слабого. Впереди – очень реальная перспектива лишиться храма, в котором провел много лет.

Каждый священник в свое время давал на рукоположении молитвенную присягу верности Богу, давал обещание служить Христу и людям. Есть ли в той ситуации, в которой оказались священники Смелы, Христос? Есть ли любовь к своей пастве, ответственность за их судьбу? Думается, ответы очевидны, ставка на политику оказалась проигрышной.

Что ж, ошибиться может каждый. Но не каждый может найти в себе силы признать свою ошибку, ведь покаяние – удел сильных духом. Смогут ли вернуться в Церковь ушедшие священники?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Носите ли вы нательный крест?
да, всегда
97%
иногда
2%
нет
1%
Всего проголосовало: 381

Архив

Система Orphus