Как дальше жить со Стамбульской конвенцией?

Украине может грозить разрушение традиционных ценностей. Фото: СПЖ

21 июня 2022 г. Президент Украины подписал закон, против которого протестовали все религиозные организации Украины и значительная часть общества. Почему?

20 июня 2022 года Верховная Рада проголосовала за ратификацию Стамбульской конвенции, на следующий день Президент подписал закон о ратификации Конвенции: «Ее главное содержание простое, но чрезвычайно важное. Это обязательство защищать женщин от насилия и разных форм дискриминации. Мы разделяем европейские ценности». Но украинское общество, особенно христиане, оптимизма главы государства не разделяют. Что дальше?

Почему Украина ратифицировала Стамбульскую конвенцию

Украина подписала Стамбульскую конвенцию еще 7 ноября 2011 г. (кстати, при президенте В. Януковиче), и с тех пор почти 11 лет шла общественная дискуссия о целесообразности ее ратификации. Попытки ратификации активизировались синхронно с усилиями продвинуться вперед по пути евроинтеграции. Когда евроинтеграция замедлялась, стихали и страсти по Конвенции. Значительная часть украинского гражданского общества довольно успешно сопротивлялась ратификации Стамбульской конвенции, справедливо указывая на то, что она имеет «второе дно» и что за стремлением защитить женщин от домашнего насилия стоит желание навязать украинскому народу гендерную идеологию.

Суть этой идеологии в следующем: неважно, с каким полом родился человек, важно то, как он себя сам идентифицирует. И общество, и государство обязаны принять эту самоидентификацию. А вот Священное Писание утверждает совсем другое: «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом, Богом твоим, всякий, делающий сие» (Втор 22:5). И это вовсе не об одежде, это о гендере. В библейские времена женская и мужская одежда принципиально не отличалась, достаточно взглянуть на иконы в полный рост.

Правда, религиозные организации Украины, протестуя против Стамбульской конвенции, ссылались в основном на психологические травмы, которые могут быть нанесены личности ребенка навязыванием гендера. «Игнорирование факта наличия биологических полов, характеризующих женщину или мужчину, и связанное с этим обязательство обучать детей нестереотипным гендерным ролям (статья 14 Конвенции) несет угрозы искажения у молодого поколения своей половой идентичности, популяризации однополых сексуальных отношений и распространения случаев гендерной дисфории среди детей и молодежи», – сказано в заявлении Всеукраинского Совета Церквей, опубликованном накануне голосования за Конвенцию.

Однако власти позицию украинских религиозных организаций проигнорировали и в спешном порядке ратифицировали Стамбульскую конвенцию. Причина подобной спешки вполне очевидна – продемонстрировать приверженность Украины европейским ценностям накануне саммита Евросоюза 23-24 июня, на котором нашей стране могли предоставить (и таки предоставили) статус кандидата в члены ЕС. Президент, комментируя Конвенцию, говорит лишь о защите женщин. Однако содержание Конвенции далеко не такое простое. Давайте посмотрим, что кроется в тексте документа.

Главные деструктивные положения Конвенции

1. Популяризация гендерной идеологии на всех уровнях образования, культуры и спорта.

Ст. 14 Стамбульской конвенции гласит: «Стороны предпринимают, когда это целесообразно, необходимые шаги по включению педагогического материала по таким вопросам, как равенство между женщинами и мужчинами, нестереотипные гендерные роли, взаимное уважение, урегулирование конфликтов в межличностных отношениях без применения насилия, насилие по гендерному признаку в отношении женщин и право на личную неприкосновенность, адаптированного к развивающимся способностям обучающихся, в официальные учебные программы и на всех уровнях образования».

Это означает, что украинских детей, начиная с дошкольного уровня образования, могут (и наверняка будут) кормить «педагогическим материалом», популяризирующим гендерную идеологию. Таким образом, их будут подталкивать к сомнениям в собственной гендерной идентичности с перспективой смены пола (что вовсю сейчас происходит на Западе).

2. Уничтожение традиционных представлений о социальных ролях.

Ст. 12 Конвенции: «Стороны принимают все необходимые меры по внедрению изменений в социальных и культурных моделях поведения женщин и мужчин с целью искоренения предрассудков, обычаев, традиций и любой иной практики, которые основаны на идее неполноценности женщин или стереотипных представлениях о роли женщин и мужчин».

Таким образом, государства, принявшие Стамбульскую конвенцию, обязуются искоренить у себя традиционное религиозное представление о роли женщин и мужчин. Например, как в словах апостола Павла, что «жене глава – муж» и что «не муж создан для жены, но жена для мужа» (1 Кор 11:3, 9).

3. Широкое поле для злоупотреблений

Стамбульская конвенция содержит в себе положения, которые настолько расплывчато сформулированы, что создают большие возможности для злоупотреблений, когда право на защиту от домашнего насилия превращается в лучшем случае в возможность шантажа, а в худшем – в наказание невиновных.

Например, ст. 27 Конвенции гласит: «Стороны принимают необходимые меры для поощрения любого лица свидетеля совершения актов насилия, подпадающих под сферу действия настоящей Конвенции, или лица, у которого есть разумные основания считать, что подобный акт может быть совершен, или что ожидаются дальнейшие акты насилия, сообщать об этом в компетентные организации или органы власти».

То есть Конвенция фактически призывает, чтобы правоохранительные или иные компетентные органы вмешивались бы в семейные отношения на основании того, что «кому-то что-то показалось». Это может быть кто угодно: соседи, родственники, знакомые и т. д. И Конвенция прямо призывает поощрять этих «любых лиц» к обращениям в государственные органы. Это не только поощрение доносительства, но и возможность шантажировать живущего рядом человека угрозой наказания.

Это не единственные положения Стамбульской конвенции, которые являют собой мину замедленного действия, но они достаточно хорошо показывают, что этот документ далеко не так прост, как кажется, и что за ширмой защиты от домашнего насилия кроются очень серьезные угрозы для украинского общества.

Что же нам теперь делать?

Стамбульская конвенция ратифицирована и подписана Президентом Украины, через некоторое время она вступит в силу. Однако и Украинская Православная Церковь, и украинское общество (точнее, те, кто не поддерживает идеологию Стамбульской конвенции) могут предпринять шаги, чтобы минимизировать или свести на нет ее последствия.

Во-первых, чтобы не заниматься изобретением велосипеда, можно перенять опыт наших православных братьев из стран, где Стамбульская конвенция уже действует достаточно долго. Например, Польша, Румыния, Сербия, Греция, Кипр и другие. Православные там уже наверняка сталкивались с действием Конвенции, уже наверняка были прецеденты столкновения гендерной идеологии с традиционными ценностями в этих странах. С этим опытом нужно обязательно ознакомится и его использовать.

Во-вторых, украинское общество может всеми законными методами сопротивляться насаждению гендерной идеологии и разрушению традиционных ценностей. Необходимо через СМИ, соцсети объяснять украинцам те положени Конвенции, которые угрожают традиционной системе ценностей нашего народа, идут вразрез с учением православной веры. Если люди поймут, что Конвенция имеет много подводных камней, что она угрожает традиционным представлениям о морали и нравственности, то государственным органам будет значительно труднее, а может, даже и невозможно внедрять те положения, которые вызывают неприятие у нашего общества.

Также необходимо отработать схему юридической защиты в конкретных случаях, которые могут возникнуть в ходе применения Конвенции. Например, если учителей или родителей будут преследовать за отказ от школьных занятий по гендерной идеологии. Здесь есть поле деятельности и «Союзу православных адвокатов», и другим структурам гражданского общества.

В-третьих, нужно добиваться принятия Верховной Радой закона, который был бы направлен на защиту традиционных ценностей украинского народа и создавал механизмы такой защиты, а также обязывал государство популяризировать эти ценности на всех уровнях системы образования. Общественный союз «Миряне» уже имеет опыт разработки и инициирования в Верховной Раде законопроекта об отмене «антицерковных законов». Думается, что среди православной (и не только) общественности Украины найдется достаточно профессиональных юристов, которые могли бы грамотно составить текст такого законопроекта. Главная его цель – стать альтернативой Стамбульской конвенции в вопросах защиты и популяризации традиционной морали и семейных устоев.

Да, это может создавать ситуации, когда положения различных законов будут противоречить друг другу, но в этом случае закон о традиционных ценностях будет иметь преимущество, поскольку их защита прописана в нашей Конституции. Например, уже в преамбуле говорится, что Верховная Рада принимает Конституцию «осознавая ответственность перед Богом», а в статье 11 записано: «Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиций и культуры…»

Заключение

Несмотря на то, что и Церковь, и украинское общество могут успешно сопротивляться внедрению гендерной идеологии, необходимо осознать – времена, когда УПЦ жила в благоприятных внешних условиях, прошли. Церкви необходимо учиться жить при враждебном законодательстве. Первые три века христиане существовали именно в таких условиях – и государство, и общество были языческими. Но христиане при этом жили и оставались верны своей вере и своей Церкви. Они смогли не только выстоять под натиском антихристианской идеологии, но и расширить свое влияние – вскоре христианство стало доминирующей религией во всем мире.

Сейчас Церковь снова возвращается в атмосферу неприятия христианской морали и даже активного противодействия ей со стороны государства и части общества. Надежды, что Стамбульскую конвенцию отменят, нет. Как нет надежды, что современное общество снова станет продвигать традиционные ценности и моральные нормы. Наоборот, тенденции как раз обратные, Европа все больше и больше становится постхристианской.

И в этих условиях очень сильно возрастает роль христианских семей и сплоченных христианских общин. Ведь если детям будут в школах навязывать гендерную идеологию, то единственная возможность привить им христианские понятия и ценности – только семья. Причем не столько поучениями, сколько самим примером своей жизни по Евангелию. Простой опыт жизни ребенка в такой семье, где он будет видеть, как ведет себя папа, а как – мама, будет самым эффективным противодействием гендерной или иной нехристианской идеологии. Другими словами, если человек, а тем более ребенок, живет в благополучной верующей семье, если он осознанно участвует в богослужениях и жизни своей общины и благоговейно принимает таинства, то никакая гендерная идеология и никакие «стамбульские конвенции» будут не в силах этому противостоять.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Слова главы Госэтнополитики об ущемлении прав верующих УПЦ – это:
пересмотр позиции власти в отношении Церкви
25%
ее частное мнение
56%
затрудняюсь с ответом
19%
Всего проголосовало: 463

Архив

Система Orphus