УПЦ и ПЦУ: возможно ли объединение?

Решение Собора УПЦ по ПЦУ - свидетельство отказа от объединения. Фото: СПЖ

Критики Собора в Феофании утверждают, что, мол, теперь УПЦ обязательно сольется с ПЦУ. Попробуем проанализировать, так ли это, и сделать некоторые прогнозы.

После Собора УПЦ в Феофании на Церковь посыпались обвинения в различных «грехах». В их числе есть и достаточно экспрессивные. Некоторые ресурсы и блогеры «пророчествуют» неминуемое объединение УПЦ с ПЦУ, а далее – с униатами. Предлагаем проанализировать ситуацию и выяснить – есть ли для подобных прогнозов хоть какие-то основания? Прежде всяческих рассуждений и анализов необходимо четко уяснить, откуда берут свое начало украинские православные конфессии.

Кто есть кто в украинском Православии

Украинская Православная Церковь (УПЦ) ведет свое начало с 988 года, когда при великом равноапостольном князе Владимире была создана Киевская митрополия Константинопольского патриархата. Правда, существует мнение, что до 1037 года Киевская митрополия подчинялась автокефальной Охридской архиепископии, однако в данном случае это не столь важно. В последующих столетиях Киевская митрополия несколько раз разделялась и вновь соединялась. Во второй половине XV века это разделение окончательно закрепилось, северо-восточная часть Митрополии оформилась в фактически автокефальную Русскую Церковь, а юго-западная ее часть осталась в составе Константинопольского патриархата. В 1686 г. она была передана в состав Русской Церкви, получившей к тому времени признание в качестве патриархата. В 1990 г. епархии, находившиеся на территории Украины (УССР на то время), были преобразованы из экзархата в Украинскую Православную Церковь, получившую независимость и самостоятельность, которая была еще раз подтверждена и даже несколько расширена Собором УПЦ 27 мая 2022 г.

Все без исключения архиереи УПЦ являются благодатными епископами Христовой Церкви и признаются таковыми всеми без исключения Поместными Церквами.

Все без исключения архиереи УПЦ являются благодатными епископами Христовой Церкви и признаются таковыми всеми без исключения Поместными Церквами.

Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) была создана в 1921 г. решением так называемого Первого всеукраинского православного церковного собора. Это мероприятие не являлось церковным Собором, поскольку среди его участников не было ни одного епископа. Всего участвовало 472 делегата, среди которых было 64 священника и 17 диаконов. Советская власть, при которой все это происходило, смотрела на мероприятие с одобрением и не мешала работе. Съезд провозгласил автокефалию, однако не удалось найти ни одного архиерея (причем не только действующего, но и на покое и даже в запрете), чтобы рукоположить епископов для созданной религиозной организации.

Тогда участники съезда, священники и миряне, решили сами поставить себе «епископа», коим стал Василий Липковский.  Очевидный абсурд подобного решения объясняется крайне низким уровнем церковного самосознания большинства участников. Один из руководителей УАПЦ Василий Потиенко впоследствии вспоминал: «Негде правды спрятать: депутаты собора в основном были люди мало знакомые с церковными канонами и всякими миссионерскими хитромудрыми сентенциями». Можно только представить себе уровень воцерковления делегатов того мероприятия, ведь каждый человек, хоть мало-мальски знакомый с Православием, знает, что без епископа нельзя совершить никакой хиротонии, а тем более архиерейской. В связи с таким креативным появлением «иерархии» УАПЦ за ними крепко закрепилось название «самосвяты».

В дальнейшем УАПЦ подверглась репрессиям на территории СССР и сохранилась только в диаспоре. С началом перестройки она легализовалась в Украине и просуществовала до 2018 г., когда вошла в состав ПЦУ.

Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) была основана на так называемом Всеукраинском объединительном соборе УАПЦ и «УПЦ» 25-26 июня 1992 г. Причем «УПЦ» представляли лица, которые на тот момент уже не принадлежали к Украинской Православной Церкви: Филарет Денисенко и Иаков Панчук, оба на тот момент уже изверженные из сана и лишенные всех степеней священства. Кроме них присутствовали еще два «епископа», которых Филарет и Иаков «рукоположили», уже находясь в статусе изверженных из сана. На этом мероприятии было объявлено о слиянии УАПЦ и «УПЦ», причем глава УАПЦ «патриарх» Мстислав Скрыпник, который проживал в США, вообще не был поставлен в известность об этом «Соборе». Когда он об этом узнал, то заявил о своем категорическом несогласии и призвал всех своих сторонников не признавать объединение в единую структуру, Киевский патриархат. Вскоре УАПЦ из объединения вышла, не успев толком войти, а сама УПЦ КП осталась и стала развиваться как самостоятельная религиозная организация. Вся «иерархия» УПЦ КП получила свое начало от изверженных из сана Филарета Денисенко и Иакова Панчука, а также присоединившегося к ним немного спустя Андрея Горака, бывшего епископа Львовского и Дрогобычского, также находившегося уже в статусе изверженного из священного сана.

Ни УАПЦ, ни УПЦ КП не имели законного епископата, что признавалось абсолютно всеми Поместными Православными Церквами.

Таким образом, ни УАПЦ, ни УПЦ КП не имели законного епископата, что признавалось абсолютно всеми Поместными Православными Церквами. 15 декабря 2018 г. из них была создана Православная церковь Украины (ПЦУ), чему предшествовало решение Константинопольского патриархата о «воссоединении с Церковью» Филарета Денисенко и главы УАПЦ Макария Малетича вместе со всеми их последователями. Кроме того, что само это решение является незаконным, так еще и Фанар не предпринял ничего, чтобы решить проблему отсутствия у ПЦУ канонического епископата. Они ни тайно, ни явно не «перерукополагали» архиереев ПЦУ, а это значит, что у ПЦУ отсутствует епископат, по той причине, что ему совершенно неоткуда было взяться.

Условия для переговоров

Для того, чтобы УПЦ могла бы вести какие-то переговоры с ПЦУ, последняя должна откуда-то получить епископов, рукоположенных каноническими архиереями. В противном случае это будут переговоры епископов с мирянами, и темой этих переговоров может быть все что угодно – политика, футбол, но никак не церковное объединение.

Поэтому Собор УПЦ от 27 мая 2022 г. и выдвинул ПЦУ три условия для переговоров:

  • «прекратить захват храмов и принудительные переводы приходов Украинской Православной Церкви.
  • осознать, что их канонический статус, как он зафиксирован в «Уставе Православной Церкви Украины», является фактически неавтокефальным и значительно уступает свободам и возможностям в реализации церковной деятельности, которые предусмотрены Уставом об управлении Украинской Православной Церкви.
  • решить вопрос каноничности иерархии ПЦУ, ведь для Украинской Православной Церкви, как и для большинства Поместных Православных Церквей, вполне очевидно, что для признания каноничности иерархии ПЦУ необходимо восстановление апостольской наследственности ее епископов».

Первые два условия в ПЦУ могут просто проигнорировать. Насчет захватов храмов можно сделать вид, что ими занимаются некие третьи лица, причем по собственной инициативе. Призыв осознать ущербность своего статуса является не столько условием, сколько намеком на то, что Томос ПЦУ не создал подлинной автокефалии.

Чтобы УПЦ могла бы вести какие-то переговоры с ПЦУ, последняя должна откуда-то получить епископов, рукоположенных каноническими архиереями.

Самое главное принципиальное условие – третье: «решить вопрос каноничности иерархии ПЦУ». При этом не говорится, как конкретно этот вопрос можно решить. Просто происходит констатация того факта, что у ПЦУ такой иерархии нет, а для переговоров она должна быть. Насколько можно понять, в УПЦ даже допускают «перерукоположение» для «архиереев» ПЦУ в Константинопольском патриархате или иной Поместной Церкви. Это, конечно, не будет канонически безупречно, но все же позволит ПЦУ решить вопрос «восстановления апостольской наследственности ее епископов».

Реакция ПЦУ

Сразу же после решений Собора УПЦ в ПЦУ собрали «Синод», который заявил, что ожидает от УПЦ конкретики.

Цитата сайта pomisna.info: «С нашей стороны еще раз подтверждаем, что такой диалог должен начаться без предварительных условий или ультиматумов. Мы ожидаем конкретных предложений другой стороны относительно первых шагов в диалоге и назначения ответственных за ведение диалога лиц».

Из этого текста можно сделать вывод, что решения Собора УПЦ у Думенко расценивают как «ультиматумы». Но что имеется в виду под «первыми шагами» и «назначением ответственных лиц»? Думается, это не что иное, как предложение вернуться к диалогу между УПЦ и УПЦ КП, который готовился в 2009 г., но так по существу и не начался. О тех событиях весьма полезно вспомнить для понимания того, что происходит сегодня.

9 сентября 2009 г. Священный Синод УПЦ принял решение создать рабочую группу по подготовке диалога с УПЦ КП, а 14 сентября аналогичную группу создал «Синод» УПЦ КП. 4 октября 2009 г. в Киево-Печерской лавре состоялась встреча этих двух групп. Кстати, главным организатором встречи был одиозный ныне архимандрит Кирилл Говорун, бывший на тот момент руководителем отдела ОВЦС УПЦ. На встрече был подписан совместный протокол, в котором говорилось: «Считать положительным и обнадеживающим факт создания рабочих групп по подготовке диалога. <…> Участники рабочих групп надеются, что по итогам их деятельности такой диалог будет начат».

Также представители УПЦ и УПЦ КП наработали ряд предложений по подготовке диалога, а именно:

  • проведение круглых столов, конференций, встреч, к участию в которых привлекать представителей обеих сторон;
  • наладить сотрудничество в вопросах унификации украинской богословской и богослужебной терминологии;
  • поочередно у каждой из сторон проводить совместные заседания рабочих групп, даты и повестки дня которых поручено определять главам групп.

Как видим, диалог готовился очень конкретно и не сопровождался никакими предварительными условиями. То есть УПЦ и УПЦ КП тогда стояли гораздо ближе к объединению, чем сейчас, однако в УПЦ никто особо не разгонял «зраду» и не обвинял священноначалие в желании уйти в раскол. Правда, дело тогда одной встречей и ограничилось, Кирилл Говорун 9 октября 2009 г. отбыл в Москву и продолжил свою церковную деятельность в статусе клирика Московской епархии. Насколько известно из открытых источников, этот же статус он имеет и поныне.

В 2013 г. УПЦ КП провела свой «Поместный Собор», на котором призвала УПЦ возобновить подготовку к диалогу, начатую в 2009 г. Этот призыв остался без ответа, но через два года УПЦ сама стала инициатором контактов уже с УАПЦ. 24 июня 2015 г. Синод УПЦ принял решение о начале диалога между УПЦ и УАПЦ и сформировал соответствующую комиссию.

И снова это закончилось ничем. Почему – никто точно сказать не может. Можно предположить, что и в общении с филаретовцами, и автокефалами, в УПЦ указывали на необходимость канонического рукоположения «архиереев», на что получили отказ. Как бы там ни было, и в 2009, и в 2015 г. УПЦ стояла гораздо ближе к диалогу с другими конфессиями, чем сейчас, и никто не обвинял священноначалие, что оно готово к объединению с раскольниками. И тот факт, что эти обвинения посыпались именно сейчас, говорит, что «прокуроры» руководствуются совсем другими мотивами, чем те, которые они декларируют.

«Объединительный Собор» ПЦУ как отказ УПЦ объединяться

В недавней церковной истории Украины был момент, где УПЦ «без шума и пыли» могла объединиться с раскольниками. Достаточно вспомнить события 2018 года, предшествующие Томосу. Тогда глава Фанара объявил весь епископат УПЦ архиереями Константинопольской Церкви и разослал им приглашения на «Объединительный Собор» с членами УПЦ КП и УАПЦ.

Несложно спрогнозировать, что могло случиться, если бы Предстоятель и архиереи приняли бы эти приглашения и пришли на «Собор» в Софию Киевскую. А случилось бы полное поглощение Украинской Православной Церковью структур УПЦ КП и УАПЦ. Просто потому, что число архиереев УПЦ вдвое превышало «епископат» Киевского патриархата и автокефалов. Главой в ПЦУ избрали бы Митрополита Онуфрия. И не было бы сейчас ни проблем с властями, ни захватов храмов, ни запретов УПЦ, ни посягательств на Лавры.

Но, как мы помним, Блаженнейший Онуфрий отправил свое приглашение обратно на Фанар, не распечатывая. То же сделали и другие архиереи. И нужно вспомнить еще один важный момент. В то время Порошенко руками СБУ буквально преследовал архиереев. Практически всех правящих епископов вызывали для «бесед» в местные структуры госбезопасности, чтобы заставить их прийти на «Объединительный Собор». Результат был практически нулевым – к ПЦУ никто не ушел (за исключением двух «добровольцев»). Вывод из всей этой ситуации простой – если бы в УПЦ действительно хотели объединения с ПЦУ, то сделали бы это гораздо раньше на куда более выгодных для себя условиях.

Реальное положение дел и прогнозы на будущее

Выдвижение предварительных условий для диалога с ПЦУ – важно. Но более важным является факт, что эти условия зафиксированы в решениях высшего органа власти УПЦ – ее Собора. Теперь ни Священный Синод, ни даже Собор епископов УПЦ не сможет начать диалог с ПЦУ без выполнения этих условий, поскольку решения Собора не могут изменяться нижестоящими органами. Можно сказать, что Собор УПЦ запретил и Синоду, и Собору епископов, и вообще кому бы то ни было вести диалог с ПЦУ, пока у Думенко не выполнят эти условия.

В некотором смысле решение Собора УПЦ от 27.05.2022 г. правильнее было бы назвать не приглашением ПЦУ к диалогу, а наоборот – решением о невозможности такого диалога. Именно так это понял и Сергей Петрович (Епифаний) Думенко, который 11 июня 2022 г. в интервью nv.ua заявил, что ПЦУ никогда не пойдет на диалог на условиях УПЦ. Цитата: «Мы сами накануне их Собора обратились с инициативой начать диалог, но без всяких предпосылок, а тем более ультиматумов. Они будто и откликнулись, но поставили нам ультиматумы, на которые мы никогда не пойдем, потому что мы признанная поместная Православная церковь Украины».

И Блаженнейший Онуфрий, и любой другой архиерей в случае давления будут аргументировать отказ объединения с ПЦУ именно этим: «Я не могу нарушать постановления Собора УПЦ».

Вот и все объединение: ПЦУ никогда не выполнит условия УПЦ, а чтобы снять их, нужно собрать новый Собор УПЦ. Теперь и Блаженнейший Онуфрий, и любой другой архиерей, если на него будут оказывать давление власти, олигархи или еще кто-нибудь, будут аргументировать свой отказ объединения с ПЦУ именно этим: «Я не могу нарушать постановления Собора УПЦ».

Впрочем, возможно, в УПЦ все же допускают, что ПЦУ может пойти на «перерукоположение», хотя и с мизерной долей вероятности. Также нельзя сбрасывать со счетов то, что диалог могут начать отдельные «иерархи» или «священники» ПЦУ, естественно, выполнив предварительно условие о «восстановлении апостольской наследственности».

И, наконец, прогноз. Учитывая все вышесказанное, можно предположить, что не будет не то что объединения, но и даже переговоров об этом. УПЦ и ПЦУ пойдут совершенно разными дорогами. Скорее всего, УПЦ ждет путь исповедничества, стояния в православной вере и терпеливое перенесение нападок со стороны различных недругов.

ПЦУ же, вероятно, пойдет путем соглашательства с политикой государства в сфере ЛГБТ, гендера и прочих псевдоценностей, как и подобает структуре, претендующей на роль «государственной церкви». Также можно предположить, что ПЦУ объединится с украинскими греко-католиками, о чем прямым текстом заявляют ее представители. Например, «митрополит» Михаил Зинкевич, который рассказал о том, что он ожидает новый, уже совместный томос для объединенной с униатами «церкви». Скорее всего, это объединение произойдет не организационно, а на уровне совместных богослужений и заявлений о «евхаристическом единстве», что сути дела не меняет.

Таким образом, в Украине снова, как и в XVII веке, будут две религиозные организации: униатская в лице УГКЦ-ПЦУ и православная в лице УПЦ. А к какой из них принадлежать, каждый будет выбирать сам.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Объединятся ли ПЦУ и униаты?
да, и в ближайшее время
49%
да, но не скоро
27%
нет
24%
Всего проголосовало: 600

Архив

Система Orphus