Обвинения в адрес Собора УПЦ: справедливы или нет?

Справедливы ли обвинения Собора УПЦ? Фото: СПЖ

После Собора УПЦ появились комментарии, в которых УПЦ обвиняется в расколе. Так ли это на самом деле, и как выглядят сами обвинители в свете элементарной морали?

После Собора УПЦ резко активизировались некоторые блоггеры, которые обвиняют его в нелегитимности, уверяют в скором объединении «новой» УПЦ с раскольниками и униатами, и, собственно, объявляют, что Украинская Православная Церковь уже находится в расколе.

За небольшим исключением мы не будем приводить здесь конкретные цитаты обвинителей или давать ссылки. Желающие и так их могут найти на просторах интернета. Аргументация обвинителей довольно проста: раз УПЦ объявила о полной административной самостоятельности, значит она прекратила свою связь с РПЦ, а следовательно – и с Православием как таковым.

Что такое раскол

Прежде чем выдвигать против кого-либо обвинения в расколе, следует определить, что же это такое. Наиболее авторитетным мнением по этому вопросу считается определение ереси, раскола и самочинного сборища, данное святителем Василием Великим в Каноническом послании к Амфилохию епископу Иконийскому.

Канонические правила святителя Василия Великого имеют авторитет правил Вселенских Соборов, поскольку они утверждены определением VI Вселенского Собора, который еще называют Трулльским или Пято-Шестым Вселенским Собором. Определение Василия Великого звучит так: «Посему иное нарекли они (древние – Ред.) ересью, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками называли они совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся; раскольниками – разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных, и о вопросах, допускающих уврачевание; а самочинными сборищами – собрания, составляемыя непокорными пресвитерами, или епископами, и ненаученным народом. Например, аще кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив кафолическую церковь: сие есть самочинное сборище. О покаянии мыслити инако, нежели как сущие в церкви, есть раскол».

Что же это за мнения «о некоторых предметах церковных», которые лежат в основе определения раскола? В качестве примера святитель привел разные взгляды на покаяние. Вот еще мнения толкователей данного правила.

«Раскольник – кто (заблуждается) по какому-нибудь исправимому вопросу» (Синопсис).

«Раскольники суть те, которые отделились от церкви, каковы донатисты и так называемые кафары и идропарастаты и енкратиты» (Аристин).

«Еретик есть, иже верою чужд. А иже по некоему незнаемому вопрошению, той есть раскольник» (Славянская кормчая).

Как видим, решения Собора УПЦ совершенно не отвечают критериям раскола, потому что Собор не высказал никакого мнения, которое было бы несогласно с учением Церкви.

Об аналогиях с Филаретовским расколом

Некоторые обвинители заявляют, что УПЦ пошла «путем Филарета». Структуры Филарета Денисенко можно рассматривать и как самочинное сборище и как раскол.

Он отделился от канонической Церкви вместе с одним епископом. И все последующие его «архиереи» незаконны, поскольку «рукоположены» им в состоянии запрета, а вскоре – и отлучения от Церкви. Таким образом, действия Филарета соответствуют определению «самочинного сборища», поскольку он «быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив кафолическую церковь». Как это можно отнести к УПЦ? Разве Блаженнейший Митрополит Онуфрий был «обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам»? Думается, ответ очевиден.

Можно рассматривать филаретовщину и как раскол, поскольку Денисенко с самого начала своей деятельности начал создавать, так называемую «параллельную иерархию», нарушив таким образом учение Церкви: «да не будет двух епископов во граде» (Правило 8 I Вселенского Собора).

В нашем случае УПЦ никакой параллельной иерархии не создавала, следовательно, и здесь утверждения, будто она пошла «путем Филарета», абсолютно беспочвенны.

Каноны и автокефалия

В корпусе канонического права нет норм, регламентирующих процесс получения/провозглашения/дарения автокефалии. Поэтому, по большому счету говорить о каноничности или неканоничности автокефалии как таковой, не совсем корректно. Все, на что мы можем ориентироваться – это прецеденты получения автокефалии Поместными Церквями. А они довольно разные. Например, так называемая «болгарская схизма», когда провозглашение автокефалии Болгарской Церковью не признавалось Константинополем, длилась около ста лет. Сама Русская Церковь, которая фактически провозгласила свою автокефалию в 1448 г., не признавалась таковой до 1589 г., т.е. 141 год. В наши дни существует Православная Церковь Америки (Orthodox Church in America), которая получила автокефалию от РПЦ в 1970 г., однако эту автокефалию признают только Русская, Грузинская, Болгарская, Польская и Чехословацкая Церкви. Все остальные считают ее частью РПЦ.

По причине отсутствия канонов о предоставлении автокефалии, обвинители УПЦ как правило не приводят в качестве аргумента ссылки на какие-то конкретные каноны. Исключение составляет только Правило 15 Поместного Константинопольского Собора 861 г., так называемого Двукратного.

Оно звучит так: «Если какой-нибудь пресвитер или епископ, или Митрополит дерзнет отступить от общения с своим Патриархом, и не будет возносить имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но, прежде Соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол, – таковому святой Собор определил быть совершенно чуждым всякого священства, если только обличен будет в сем беззаконии».

Вроде бы к сегодняшнему дню подходит, ибо и часть церковных общин УПЦ не поминает Патриарха Кирилла, и Блаженнейший Митрополит Онуфрий после Собора поминает его не по «определенному и установленному чину», а в числе прочих Предстоятелей Поместных Церквей. Но это только на первый взгляд. На самом деле этот канон в сегодняшней ситуации малоприменим, поскольку в нем речь идет о митрополитах, которые возглавляли так называемые митрополичьи округа, не имевшие никакой самостоятельности и независимости, а вовсе не об автономных Церквях, коих в IX веке вообще не было. Кстати сказать, в Грамоте Патриарха Алексия II 1990 г. про поминовение Предстоятеля РПЦ вообще не сказано ни слова.

Повторим, канонов, регламентирующих процесс получения автокефалии не существует, как не существует общепризнанных канонов, определяющих, какие права имеют автокефальные Церкви, а какие – автономные.

Когда сегодня говорят о единстве Церкви или о расколе, речь идет почти исключительно об административных моментах: кто кому подчиняется, кто в чью юрисдикцию входит, кто кому «церковь-мать» и так далее. Однако Церковь всегда понимала свое единство не как единство административное, а как евхаристическое. Церковь всегда осознавала себя как единое Тело Христово. А все системы управления Церковью в конкретных исторических условиях, все взаимоотношения между этими частями единого Тела Церкви имеют преходящее значение и ценны постольку, поскольку они служат миссии Церкви на земле.

Едины ли с РПЦ и со всем Вселенским Православием такие автокефальные Церкви как Польская, Грузинская, Церковь Чешских земель и Словакии? А ведь они когда-то входили в состав РПЦ и их отделение не происходило безукоризненно. Почему же теперь, когда УПЦ даже не употребляет слова «автокефалия», когда ни УПЦ, ни РПЦ не заявляет о разрыве евхаристического общения, некоторые «проповедники» ведут речь о расколе?

К сожалению, обвинители УПЦ следуют направлению, заданному Константинопольским патриархатом, а именно: они пытаются выковырять из канонов и различных церковных документов «удобные» цитаты, которые якобы подтверждают их обвинения. Тем самым они спекулируют на текстах канонов, пытаясь использовать их не на благо Церкви. Почему не на благо, будет сказано ниже.

Впрочем, к такой спекуляции, к огромному сожалению, прибегали с давних времен. Например, святитель Григорий Богослов был смещен с Константинопольской кафедры по обвинению, что он изначально был рукоположен в епископы г. Сассимы и занял Константинопольскую кафедру вопреки Правилу 15 I Вселенского собора гласившему: «Дабы из града во град не преходил ни епископ, ни пресвитер, ни диакон». Это при том, что это правило в те времена уже не соблюдалось (не говоря уже о наших), и среди обвинителей святого Григория было множество епископов, также повинных в нарушении данного Правила. Святитель Григорий писал по этому поводу в одном из своих писем: «Движимые больше раздражением, чем разумом, они во многом, в том числе и в моем деле усмотрели нечто весьма горькое, когда стали перебирать законы, давно уже не действующие, от которых более всего и очевидным образом свободен был я».

Данным примером не ставится под сомнение авторитет канонов, а иллюстрируется тезис о том, что попытки применить каноны без выяснения их истинного смысла, а также условий, в которых они применимы, приносят Церкви вред, а не пользу. А еще больший вред приносит применение буквы канонов без любви к Богу и ближнему, заповеданной Христом. А вот любви-то в речах обвинителей как раз и нет. И хорошо то, что их позиция разделяется далеко не всей Русской Церковью.

Имела ли право УПЦ самовольно изменить свой Устав?

Одним из пунктов обвинений в сторону УПЦ многие «прокуроры» называют отсутствие резолюции Патриарха РПЦ на решениях Собора УПЦ. Мол, если нет подписи – значит решения недействительны. А раз недействительны – значит Украинская Православная Церковь пребывает в неопределенном каноническом статусе.

И если заглянуть в Устав РПЦ (глава Х, п. 3), то выясняется, что действительно для изменения Устава УПЦ нужно одобрение Патриарха РПЦ: «В своей жизни и деятельности УПЦ руководствуется Определением Архиерейского Собора РПЦ 1990 года "Об Украинской Православной Церкви", Грамотой Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом УПЦ, который утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси».

Однако в Уставе УПЦ (изменения от 2007 г.) про его одобрение Патриархом ничего не сказано. В главе I п. 3 говорится: «Высшими органами церковной власти и управления УПЦ является Собор УПЦ, Собор епископов УПЦ и Священный Синод УПЦ во главе с Митрополитом Киевским и всея Украины». А в главе XV п. 2 сказано, что «право внесения дополнений и изменений в данный Устав имеет Собор епископов УПЦ с последующим принятием Собором УПЦ».

Таким образом, все требования собственного Устава на Соборе УПЦ были соблюдены. Почему Уставы РПЦ и УПЦ по-разному формулируют одни и те же положения? Вопрос к канонистам.

Позиция Синода РПЦ

Заседание Священного Синода РПЦ состоялось в воскресенье 29 мая 2022 г. уже после того, как не только Собор УПЦ принял свои решения, но и Митрополит Онуфрий за литургией помянул Патриарха Кирилла в числе всех Предстоятелей Поместных Церквей. И что же, это вызвало заявление о расколе? Или о каких-либо антиканонических действиях? Или на УПЦ наложили прещения? Нет, ничего этого не было, наоборот – Постановление Синода РПЦ начинается словами: «Выразить всемерную поддержку и понимание архипастырям, пастырям, монашествующим и мирянам Украинской Православной Церкви».

Те изменения в Устав УПЦ, которые свидетельствуют о ее полной независимости и самостоятельности, не отвергнуты и не осуждены как антиканонические, а только сказано, что они «нуждаются в изучении» и последующем утверждении со стороны Патриарха Кирилла (об этом утверждении сказано выше).

Единственное, что в Постановлении Синода РПЦ можно хоть как-то трактовать как противоречие с УПЦ, это последний пункт, в котором выражено «сожаление в связи с тем, что в ряде епархий Украинской Православной Церкви прекращается поминовение Патриарха Московского и всея Руси и что противоречит 15 правилу Двукратного Собора». Согласимся, слово «сожаление» очень далеко отстоит от осуждения или обвинения в расколе. А упомянутое 15 правило мы уже разбирали выше.

Таким образом, официальная позиция РПЦ состоит в понимании украинской ситуации и стремлении сохранить то самое высокое евхаристическое понимание единства Церкви, которое и исповедуется в Символе веры: «Верую во Едину Святую Соборную и Апостольскую Церковь».

Как видим, и Патриарх Кирилл, и члены Синода РПЦ заняли взвешенную позицию, которая вызывает уважение и благодарность. Тем самым Синод РПЦ оказал поддержку единству самой УПЦ, которое, к сожалению, пытаются разрушить ее обвинители.

Война как инициатор Собора УПЦ

В своде канонических правил мы не найдем канонов, осуждающих вооруженную агрессию и те церковные структуры, которые ее одобряют и поддерживают (фактически благословляют). Но таких канонов нет не потому, что война никак не влияет на церковные дела, а потому, что это предмет не столько канонического права, сколько моральных норм, заповедей Божиих.

Собор УПЦ 27.05.2022 г. однозначно заявил о том, что война – это смертный грех. «Собор осуждает войну как нарушение Божьей заповеди "Не убивай!" (Исх. 20:13)», – сказано в первом пункте Постановления Собора. В РФ и Украине взгляды на нынешнюю войну отличаются, причем диаметрально. И можно долго дискутировать по этому поводу.

Но одно несомненно для всех – факт, что своим вторжением Россия нанесла Украинской Православной Церкви такой мощный удар, который ей не наносили все радикалы и все враги УПЦ в украинской власти вместе взятые. Именно вторжение поставило УПЦ на грань выживания. Именно вторжение спровоцировало жестокие захваты храмов, запреты деятельности УПЦ местными властями и написание законопроектов о запрете УПЦ. Разрушенные украинские города, сотни погибших детей, тысячи обездоленных и лишенных крова, миллионы беженцев… У многих украинцев все это вызывает ненависть ко всему русскому, которая выплескивается во многих случаях на Украинскую Православную Церковь, неизменно именуемую ими «московским патриархатом». И нельзя сказать, что такая реакция не имеет совсем уж никаких оснований. Ведь в РПЦ практически поддержали проведение «спецоперации». Очень сложно найти епископов или священников Русской Церкви, которые публично выступили против.

А теперь из России и от россиян, проживающих в других, как правило благополучных странах, звучат обвинения в адрес УПЦ в расколе. И даже с точки зрения обычной морали такая позиция не выглядит безупречной.

Немного о моральной стороне дела

Один московский священник, Георгий Максимов, по итогам Собора УПЦ записал видеоролик в котором заявил, что УПЦ ушла в раскол и причащаться там нельзя. Из аргументов – общие рассуждения и ссылка на Правило 15 Двукратного собора, о котором уже было сказано выше. Это – его мнение, выражать которое он имеет полное право.

Но вот то, чем он это мнение обосновывал, неприятно удивило. Максимов пытается представить ситуацию так, будто отбирали участников на Собор только из числа сторонников автокефалии, что большинство участников Собора были против принятых решений (что даже не согласуется с предыдущим тезисом), что эти решения «продавили», что Собор не может выражать позицию УПЦ и т. д.

На самом же деле все было совсем не так. И даже митрополит Митрофан, на которого ссылается Максимов, ничего подобного не говорил. В частности, владыка сообщил, что за решение изменить изначальный статус собрания «большинство проголосовало, наше собрание стало Собором УПЦ, который имеет право принимать решения». Никто никому рот не затыкал. 

Протоиерей Василий Кучер рассказал: «Первыми высказать свои соображения смогли архиереи Донбасса и Крыма, участвовавшие в собрании в онлайн-режиме. Далее к микрофону подходили все желающие из числа тех, кто собрался в храме. Говорили без регламента, говорили все, что думали, и обо всем, что болит. Высказаться позволили каждому».

И таких свидетельств – множество. Абсолютное большинство участников Собора поддержали его решения. Были и те, кто голосовал против (тот же митрополит Митрофан), и их никто не подвергал остракизму, никто не принуждал и не обвинял в расколе с УПЦ. Более того, одно из решений Собора (п. 7) как раз и предоставляет правящим архиереям епархий, с которыми в войну затруднена связь, самостоятельно решать важные вопросы. В том числе и возможность руководствоваться прежним Уставом.

Зачем же тогда обвинители пытаются оболгать Собор и дискредитировать его решения?

Еще более некрасивыми с моральной точки зрения выглядят призывы к исповедничеству от людей, которые находятся далеко и от войны, и от гонений, которым подвергается сегодня УПЦ. Сидя в мирных и благополучных странах они призывают пострадать за поминовение Патриарха Кирилла традиционно принятым образом.

По большому счету, призывать к страданиям имеет право только тот, кто сам через них прошел или же тот, кто находится в той же опасности, что и люди, к которым он обращается. Христос призывал своих последователей идти за Ним на крест, потому что Он сам шел на крест. Можно говорить: «МЫ должны пострадать», но нельзя говорить: «ВЫ должны пострадать». А позиция обвинителей УПЦ выглядит примерно так: вы там пострадайте, а я понаблюдаю со стороны и покритикую, если будете страдать неправильно. Цитата о. Георгия Максимова: «Смотрят меня нормальные отцы (священники, – Ред.). Для них я говорю, что вы оказались в той ситуации, когда перед вами выбор: или хлеб, или крест». Кстати, весьма показательный для о. Георгия Максимова критерий «нормальности» или «ненормальности» священников – подписка на его Youtube-канал.

Еще одна поразительная цитата: «Критерий очень простой: есть поминовение патриарха – можно ходить и причащаться, и приступать к другим таинствам, нет – нельзя. И об этом не только там я говорю, или каноны, или Синод в Москве».

Это при том, что ни один канон не ставит действительность Таинств в прямую зависимость от поминовения Патриарха! Причем и сам Патриарх придерживался именно такой позиции. Здесь уместно будет вспомнить благословение Патриарха Алексия духовенству УПЦ, данное еще в 1990 году в Почаевской лавре. Предстоятель тогда разрешил не поминать его на тех приходах, где это может вызвать неприятие. Так что, по логике о. Георгия, все эти 30 лет приходы, где не поминали Патриарха по его же благословению, находились в расколе? Причащение в них было недействительным?

Зачем же о. Георгий разжигает внутрицерковную вражду там, где надо наоборот все силы приложить к восстановлению мира и согласия? Ведь подобные слова – это очевидные призывы к бунту. Как и призывы к священникам уходить от «непоминающих» епископов, покидать свои приходы и обращаться к нему (Максимову) за трудоустройством.

Ну и самое поразительное то, с какой легкостью священник посылает в ад тех, кто имеет точку зрения, отличную от его собственной. Цитата: «Я думаю, что многие из них еще могут одуматься и сойти с этого пути (непоминовения Патриарха Кирилла, – Ред.), но пока они на этом пути, быть их попутчиками ПО ПУТИ В АД я никому не рекомендую».

Слава Богу, и Священный Синод РПЦ, и, будем надеяться, большинство духовенства и верующих, все же иного мнения.

Результаты подобных «благочестивых» видеороликов

Несомненно, что результатом подобных видеороликов, публикаций в телеграм-каналах и прочих средств коммуникации будет смущение верующих, разобщение Церкви, вражда и непонимание. Вторжение РФ в Украину нанесло кровоточащую, в буквальном и переносном смысле, рану, в отношения между народами России и Украины и через это – в отношения между УПЦ и РПЦ. Обвинители УПЦ не стараются уврачевать ее, а наоборот пытаются ее разбередить, вбить в нее клин как можно глубже.

Отрадно, что далеко не все стремятся обвинять УПЦ. И Патриарх Кирилл и многие священники находят слова и участия, и поддержки в адрес УПЦ, и надежды на то что в будущем сегодняшние трудности удастся преодолеть. Вот, к примеру, заявление митрополита Илариона, главы ОВЦС МП: «Единство между УПЦ и РПЦ сохраняется, мы будем и дальше укреплять это единство».

А вот слова Патриарха Кирилла, о поминовении которого так радеют обвинители: «Мы с полным пониманием относимся к тому, что Блаженнейший Митрополит Онуфрий и епископат должны максимально мудро сегодня действовать, чтобы не осложнять жизнь своего верующего народа».

А вот что говорят архиереи УПЦ, епархии которых находятся в зоне боевых действий, и которые, в отличие от сторонних наблюдателей, имеют полное право призывать к исповедничеству.

Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука: «Особо акцентирую ваше внимание на том, что дьявол, который ходит, как "лев рыкающий, ища кого поглотить", хочет внести в души людей смущение для того, чтобы породить очередной раскол внутри Церкви. То там, то тут появляются публикации, касающиеся событий, происходивших на Соборе. В них звучат обвинения священноначалия в учиненном якобы расколе и прочее. Со всей ответственностью хочу сказать, что все это не так. Когда решаются судьбоносные вопросы, нельзя мгновенно навешивать на кого-то ярлыки или делать врагом народа».

А вот слова митрополита Горловского и Славянского Митрофана, который голосовал против решений Собора УПЦ, но который тем не менее говорит о своем единстве с УПЦ: «Я считаю, что решение было неправильным. <...> Я это не поддерживаю и не одобряю, но не буду делать ничего такого, чтобы причинить вред нашей братии. Мы поминаем и Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, и Святейшего Патриарха. <...> Сейчас мы остаемся в единстве с РПЦ и, с Божией помощью, сохраним единство с УПЦ».

Об этом единстве мы все должны молиться и делать все от нас зависящее чтобы оно сохранилось.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Слова главы Госэтнополитики об ущемлении прав верующих УПЦ – это:
пересмотр позиции власти в отношении Церкви
26%
ее частное мнение
55%
затрудняюсь с ответом
19%
Всего проголосовало: 529

Архив

Система Orphus