Священник перед лицом раскола: уход из «корпорации» или верность Богу

Священники УПЦ становятся перед выбором. Фото: СПЖ

Священники УПЦ сейчас переживают тяжелое время. Многие становятся перед выбором: уйти и стать на сторону тех, кто Церковь гонит и осуждает, или остаться верным присяге.

Украинская Православная Церковь сейчас переживает смутное время. Из-за нападения России многократно усилилась ненависть к УПЦ в обществе. Ее верующие и священники подвергаются настоящей травле и физическому насилию. 22 мая 2022 года в Стрые настоятелю Воскресенского храма националисты плеснули в лицо зеленкой прямо на литургии. И это только один из эпизодов.

Местные власти издают незаконные распоряжения о запрете деятельности Церкви в их регионе. Счет таких решений уже идет на десятки. Горсоветы запрещают богослужения и отнимают у общин храмы.

По всей Украине власти и думенковцы организовывают фейковые «переходы» общин в ПЦУ. Подобные сборища проходят ежедневно. Отобраны уже сотни храмов. Схема та же, что и в томосные времена: под видом церковной общины собираются просто жители населенных пунктов, не имеющие отношения к Церкви. Они и голосуют за переход. Вот несколько показательных примеров.

«Переходы»: добровольно-принудительно?

В селе Озеро на Волыни сторонники перехода в ПЦУ собрались на лавочках возле озера и ждали, пока в церкви закончится служба. В какой-то момент им стало скучно и они потребовали остановить богослужение. Не вышло. Тогда они проголосовали за переход, взяли церковь штурмом и вышвырнули настоящую общину из храма.

В Сулимове Львовской области втайне от воскресенской общины УПЦ по селу собрали подписи о ее переходе в ПЦУ. 20 мая власть перерегистрировала устав общины. И вот 22 мая «Правый сектор» уже не пускает верующих в их церковь.

В Иванкове под Киевом власть просто перерегистрировала устав Преображенской общины в ПЦУ. Не было даже никаких собраний. И вот уже под охраной полиции рейдеры болгаркой вскрывают двери церкви.

Село Ржищев на Волыни. В сельсовете регистрируют желающих проголосовать за переход. С соседнего села приезжает «священник» ПЦУ. Под его руководством сторонники перехода идут на штурм и выгоняют настоящую общину из храма.

В Чернятине Винницкой области глава ОТГ Василий Малярчук привел активистов прямо на литургию. С криками и матами прихожан выгнали, провели собрание. Замки сменили, храм захватили.

Если раньше такие голосования проходили только в селах, где часто был только один храм, то сейчас власть начала организовывать подобное и в городах.

В Хмельницком организовали уже два голосования за переходы – в микрорайонах Ружичне и Лезнево. Оба инициировал и провел глава Хмельницкой райадминистрации Александр Черниевич. В Лезнево собрание провели на спортплощадке детского сада. Среди голосующих прихожан не было вообще.

Ну а апофеозом абсурда таких переводов можно считать ситуацию вокруг кафедрального собора УПЦ в Шепетовке. Там «голосование» за переход в ПЦУ общины собора провели прямо перед лицом самой общины. Мэр города, член порошенковской «Евросолидарности» Виталий Бузыль, привел на площадь перед собором бюджетников и всех желающих. И пока прихожане с иконами пели молитвы, неизвестные им люди поднимали руки, чтобы перевести их в ПЦУ.

Впрочем, нельзя говорить, что абсолютно все переходы с начала войны – фейковые. Есть случаи, когда большая часть общины действительно решает добровольно уйти в раскол. И их сложно осуждать. В условиях, когда враг завоевывает твою землю и убивает твоих родных, трудно помнить, что Церковь живет в других реалиях. Что Церковь не бывает «украинской» или «российской», правильной или неправильной, что Церковь – она одна, она Христова. И что, уходя из УПЦ, человек не уходит в другую конфессию, он уходит из Церкви Христовой, лишает себя ее таинств.

И здесь хотелось бы привести примеры священников УПЦ: тех, кто уходит из Церкви, и тех, кто остается ей верен. Кто их них прав, а кто – нет?

О тех, кто уходит и тех, кто остается

Как правило, те, кто переходит в ПЦУ, делают это молча. Чаще всего, это настоятели перешедших общин, которые под давлением власти и патриотов решают, как это говорят, «подчиниться мнению людей». У них остается приход, благосклонность власти, финансовая стабильность.

Но есть те, кто уходит громко, выстраивая целые концепции. Давайте послушаем их.

Архимандрит Михаил Зюбин, экс-насельник Зверинецкого монастыря Киева написал целый манифест, где заявил, что уходит из УПЦ, поскольку это «Церковь лукавнующих».

В письме на имя Блаженнейшего он указал, что в Русской Церкви промолчали и не осудили Путина, и в УПЦ якобы поступили так же: «Из соображений моей христианской совести я больше не могу находиться ни в монастыре, где принял монашество и священство, ни в одной Церкви с теми, кто избрал путь Каина».

Зюбин называет Украинскую Православную Церковь «корпорацией»: «Думаю, быть честным по отношению к Богу и к самому себе гораздо важнее, чем сохранять верность корпорации, к которой ты принадлежишь».

Но есть у священников УПЦ и совсем другие мнения о верности.

В селе Ворончин на Волыни, где перевели общину в ПЦУ, молодой священник, который практически оказался на улице, не считает Церковь корпорацией, а говорит, что сохраняет ей верность.

Журналист: «Вы не переходите с общиной?»

О. Дионисий: «Нет, я остаюсь в лоне Украинской Православной Церкви, которую возглавляет Блаженнейший Митрополит Онуфрий».

Журналист: «Почему?»

О. Дионисий: «Потому что я дал присягу Богу и людям».

А вот реакция другого священника УПЦ в такой же ситуации, в селе Дубище. Его общину перевели в ПЦУ, попросили перейти и его. Настоятель отказался.

О. Михаил Бодак: «Я не изменник своей вере. Я давал молитвенную присягу верности Богу. Так, как хотят люди, я так не поступлю. Я останусь верным Украинской Православной Церкви. И сколько бы со мной не осталось: двое, трое, четверо, я останусь для них священником и духовным наставником».

О. Александр Левандюк: «Приняв рукоположение я дал обещание Богу вести к Нему народ. Я дал обещание Богу не оставить вас. Пускай меня первого убьют, но я никого из вас не оставлю, я всех вас люблю. Вам всем большое спасибо. Слава Богу, слава Украине, слава всем, кто за мир».

Причем тут Христос?

Чья позиция убедительнее? Зюбина, который рассуждает о Путине, войне, и говорит, что давал присягу корпорации, или этих священников, говорящих о верности Богу?

Предлагаем мнение еще одного священника, Андрея Николаиди: «Почему лично я должен оставить Церковь, где принял благодать священства? Что конкретно побуждает меня уйти в "ПЦУ"? (Ответов много – "Путин" – "Кирилл" – "война" – "давление властей" – "прихожане" – "дети" – "деньги" – "архиерей" – "проблемы в семье" – "патриотизм" – "не могу так больше" – "в церкви все не так" и т.д.).

А потом спросите себя: "А при чем тут Христос, Которому я молился, трепеща от страха в момент рукоположения, Который утешал меня в моменты горя и отчаяния, Который творил великие чудеса, когда прихожане просили меня молиться, Который лежал на моих руках в Своих Пречистых Тайнах"? Он-то тут при чем?»

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Рекомендации комитета ВР проводить богослужения только на украинском языке – это:
законное требование государства
4%
противоправное вмешательство в дела Церкви
93%
просто разговоры
3%
Всего проголосовало: 218

Архив

Система Orphus