УПЦ и автокефалия: нужна или нет?

В УПЦ ждут собрания епископата, священства и верующих. Фото: СПЖ

Предстоящее собрание иерархии, священства и мирян УПЦ будет обсуждать среди прочего и будущий статус Церкви. Говорим о позиции тех, кто за и кто против.

12 мая 2022 года Священный Синод УПЦ в своем коммюнике объявил о созыве собрания епископата, священства и мирян. В околоцерковных кругах сразу заявили, что там будет рассматриваться вопрос автокефального статуса Украинской Православной Церкви. Так это или нет  мы узнаем уже довольно скоро. Но сейчас хотелось бы обсудить позиции и аргументы сторонников и противников автокефалии. Сегодня мы видим, что сторонники – более активны, противники – чаще всего молчат. Но значит ли это, что им нечего сказать? Давайте попробуем разобраться в проблеме и взвесить за и против.

За и против: кто прав?

Сегодня к теме автокефалии или полной независимости УПЦ сводится большинство разговоров в Церкви, о Церкви и вне Церкви. Автокефалия считается единственным выходом из ситуации, в которую попала каноническая Церковь после начала войны РФ против Украины.

Аргументы сторонников автокефалии УПЦ известны и, в принципе, вполне оправданы: запрет деятельности нашей Церкви во многих регионах страны, работа по уничтожению наших епархий на западе Украины, повсеместные захваты храмов ПЦУшниками, угроза полного запрета со стороны властей, а также, что немаловажно, общее негативное отношение к нашей Церкви в обществе. Мы видим, что все эти явления только набирают обороты, и очевидно, что на это нужно реагировать.

Но и позиция сторонников существующего статуса УПЦ остается очень убедительной (для церковных людей): верующие не хотят никаких экспериментов. Они должны быть уверены, что в храме, в который они ходят на богослужения, церковные таинства останутся церковными таинствами: Исповедью, Причастием, Крещением и т. д.

Верующие хотят быть уверенными, что в их храме таинства останутся таинствами.

Автокефалия дается Церковью-Матерью, в случае УПЦ – это Русская Церковь. Хорошо, если такое согласие будет получено. А если нет?

Да, многие «автокефалисты» приводят примеры, когда Поместные Церкви, объявляя о самопровозглашенной автокефалии, какое-то время оставались в изоляции, а затем все равно были признаны. Самый свежий – пример Македонской Церкви. Но многие ли из нас готовы быть в подобном статусе полвека (как, например, македонцы) только потому, что этого требует текущая политическая ситуация?

Наверное, нет. Потому перед УПЦ сейчас стоит очень сложная задача – сохранить свой канонический статус (канонический – в самом прямом смысле) и в то же время прекратить (или свести к минимуму) фактические гонения, которые все больше усугубляются.

Точного рецепта, как этого достичь, наверное, не знает никто.

Сейчас УПЦ, по сути, может угрожать раскол в двух смыслах:

  • как выход из канонического поля Православия,
  • разрушение ее структурного и территориального единства.

А потому на предстоящем собрании епископата, духовенства и мирян (по своему составу больше напоминающее Поместный Собор) нужно тщательно взвесить каждое решение и уж точно услышать каждую точку зрения.

За и против: кто громче, кого больше?

Церковь – это территория свободы. Вообще, весь мир, созданный Богом, возник потому, что Бог есть Любовь, а Любовь без свободы невозможна. Именно поэтому Церкви должны быть чужды любые орудия и элементы принуждения. Мы, как чада Церкви, можем и должны обсуждать различные вопросы, которые вызывают у нас опасения, недоумения или непонимания. «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11, 19), – говорит апостол Павел, однако, к сожалению, очень часто православные христиане эти слова не слышат. Особенно тогда, когда эмоции превалируют над разумом.

Сейчас мы очень громко слышим голоса сторонников автокефалии. Они пишут послания «Древним Патриархатам», требуя суда над Патриархом Кириллом, проводят анонимные голосования в пользу автокефалии, постоянно говорят, что она нужна, и буквально требуют от священноначалия немедленно решить этот вопрос.

Безусловно, эти люди имеют право на свое мнение, они могут и должны его высказывать. Но точно такое же право имеют и те, кто с ними не согласен. Могут ли они возвысить свой голос в поддержку того статуса, который имеет сейчас УПЦ? Сделать это им очень тяжело. Любые попытки объяснить свою позицию неизбежно наталкиваются на обвинения в симпатиях к «русскому миру», РФ, лично Путину и т. д. Потому они сейчас преимущественно молчат. Значит ли это, что таких людей в УПЦ нет? Не значит.

Да, в соцсетях, всяческих обращениях и интервью царят «автокефалисты», именно они формируют сейчас медиаповестку. Но ориентироваться на это в решениях Церкви нельзя. И вполне возможна ситуация, что противники автокефалии окажутся в УПЦ «голосом молчаливого большинства».

Стяжи дух мирен…

К сожалению, много вопросов к «автокефалистам» вызывает их поведение. Оно, как бы это помягче сказать, не совсем то, чего ждут от православных. Очень часто эти люди (в том числе и священники) просто шокируют своей агрессией и грубостью в продвижении собственной точки зрения. Неоднократно приходилось наблюдать, как разговор об автокефалии между священниками УПЦ сводился к оскорблениям и сведению личных счетов. Ни за словами, ни за эмоцией своих высказываний они не следят.

А уж в соцсетях бывает все совсем печально. К примеру, находятся пастыри, которые позволяют себе публиковать отвратительные карикатуры на Патриарха Кирилла, оскорблять его последними словами. Они же насмехаются над наместником Киево-Печерской лавры и буквально требуют от епископата «определиться: они с Украиной или с Путиным» (а если со Христом? – Ред.). Часто их высказывания очень сложно отличить от ненавистнической риторики врагов Церкви.

При личных встречах и разговорах «автокефалисты» часто вообще не контролируют скверные слова в адрес РПЦ, иерархии УПЦ или своих собратьев, имеющих другое мнение. Эмоции, агрессия, банальный переход «на горло» – вот та атмосфера, в которой сейчас проходит «обсуждение» насущных вопросов существования Церкви.

И здесь нужно напомнить таким пастырям, что христиане – это люди мира. Да, сейчас война. Но нельзя священникам отстаивать истину или собственную правоту при помощи крика, агрессии и ругани. А все, что сегодня происходит у многих «автокефалистов» (во всяком случае тех, что «на виду»), к сожалению, характеризуется отсутствием мира. А ведь Серафим Саровский не просто так сказал свою фразу «Стяжи дух мирен, и тогда тысяча душ спасется около тебя». Мирный дух для священника – это даже не пожелание, это его профессиональная обязанность. Иначе он просто не сможет вести свою паству в правильном направлении.

Мирный дух для священника – это даже не пожелание, это его профессиональная обязанность. Иначе он просто не сможет вести свою паству в правильном направлении.

Об ответственности за Церковь

Трудно не заметить, что многие сторонники самостоятельности УПЦ буквально прессингуют Предстоятеля и епископат требованиями немедленного разрыва с РПЦ, объявлением самовольной автокефалии и т. д. Их аргументация обычно сводится к следующему: «Надо срочно рвать, а дальше будет видно». А если дальше ничего хорошего мы не увидим, что тогда? Ведь ответственность за судьбу Церкви несет священноначалие, а не клирики-блогеры. И жизненно важно сохранить единство нашей Церкви, всех ее верных – и «проукраинских», и «пророссийских».

Мы в первую очередь должны все быть «прохристовыми». Мы вместе прошли через огромное количество испытаний и неоднократно доказывали свою верность Христу и Церкви. Сейчас мы причащаемся из одной чаши. Не станем ли мы людьми, смотрящими друг на друга не через свет Евхаристии, а сквозь черноту вражды? Вот те вопросы, которые должны стоять перед нами всеми. Мы все должны чувствовать ответственность за Церковь. Потому что автокефалия – это не «давайте попробуем», это – навсегда.

Оккупированные территории и угроза оккупации Лавры

В принятии автокефалии есть еще одна проблема (помимо канонической и многих других) – реакция на нее верующих оккупированных территорий. Например, крымские епархии до сих пор в составе УПЦ. По сути, именно Украинская Православная Церковь – единственная структура в Крыму, целиком и полностью подчиненная Украине. Останутся ли эти епархии в составе УПЦ в случае ее полного разрыва с Русской Церковью? И даже если да, не скажут ли свое «фэ» российские власти? Это же касается «ДНР», «ЛНР», современной оккупации: части Донбасса, Херсона, Мелитополя и т. д. Позволят ли там священникам свободно принять решение, или намекнут, что нужно поступить согласно «линии партии»?

Мы должны быть не «проукраинскими» или «пророссийскими». В первую очередь мы все должны быть «прохристовыми».

И в этом смысле нам нужно вернуться к проблеме раскола УПЦ как единой территориальной структуры. Восточные епархии добровольно или по принуждению (не забываем проблему оккупации) могут просто уйти в РПЦ напрямую. Можно относиться к этому по-разному, но верующие этих регионов в любом случае останутся в поле канонической Церкви.

А вот на западе и в центре общины массово переводят в ПЦУ. Сгущаются и тучи над лаврами: Киево-Печерской и Почаевской. 23 мая Синод Сергея Думенко постановил «с целью преодоления последствий неканонического подчинения этого монастыря властям Московского Патриархата, образовать в составе ПЦУ религиозную организацию «Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра (мужской монастырь)». Также в ПЦУ потребовали от властей отдать им один из храмов Верхней Лавры. А это значит, что на главную святыню украинского Православия уже началась атака. Нет сомнений, что та же участь ждет и лавру Почаевскую.

А потому Украинская Православная Церковь стоит перед очень сложными вызовами. Как их решить?

***

«Что невозможно для людей, возможно для Бога» (Лк. 18:27) – сколько раз каждый из нас читал эти слова Христа? И как часто вдумывался в их смысл? Наверное, не часто. Сегодня у нас именно та ситуация, когда эти слова приобретают свой истинный смысл.

Решения церковных Соборов всегда принимались водительством Святого Духа. Сейчас время Промысла Божьего над Своей Церковью на Украинской земле.

И проявляется этот Промысел в том числе и тем, что Господь поставил у церковного кормила истинного пастыря – Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, который всю жизнь заботится о спасении своей души и вверенной ему паствы. Много есть примеров тому, что главным попечением Блаженнейшего является верность святым канонам Церкви. И мы верим, что и сейчас Митрополит разрешит все наши недоумения к пользе Украинской Православной Церкви и ее верных чад.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Рекомендации комитета ВР проводить богослужения только на украинском языке – это:
законное требование государства
4%
противоправное вмешательство в дела Церкви
93%
просто разговоры
3%
Всего проголосовало: 215

Архив

Система Orphus