Легализация «македонцев»: Фанар продолжает раскалывать Православие

Фанар предпринял новые усилия по расколу Православия. Фото: СПЖ

Разбираем недавние решения Константинопольского патриархата, направленные на раскол Православия и утверждение доктрины «первый без равных».

9 мая 2022 г. Синод Константинопольского патриархата признал Македонскую церковь и вступил с ее «духовенством» в евхаристическое общение. При этом фанариоты заявили, что своим решением «исцеляют рану раскола», и призвали Сербскую Церковь решить «административные вопросы» с раскольниками в Северной Македонии. Называть легализированную структуру они намереваются «Церковью Охрида» по аналогии с Православной церковью Украины. В этом названии заложена идея, что юрисдикция «Церкви Охрида» будет распространяться исключительно на территорию Северной Македонии, а ее приходы в диаспоре будут находиться в подчинении Фанара.

Историческая справка: кто такие македонские раскольники.

Сами они утверждают, что ведут свою историю от Охридской архиепископии, существовавшей в XI–XVIII веках. В 1019 году вследствие завоевания Болгарии Византией, независимая Болгарская Церковь, имевшая статус автокефалии и патриархата была упразднена и на ее месте возникла Охридская архиепископия со статусом автономии в составе Константинопольского патриархата. В ее каноническую территорию входили Болгария, Македония, Сербия и Румыния. Впоследствии, при изменении политических обстоятельств, Церкви в этих странах отделялись от Охридской архиепископии и восстанавливали (или приобретали) свой автономный или автокефальный статус. В 1767 г. турецкий султан упразднил Охридскую архиепископию, подчинив ее Константинопольскому патриархату в качестве Преспанской митрополии. В 1913 г. епископская кафедра в Охриде перешла в состав Сербской Православной Церкви, в 1915 г. – Болгарской, в 1919 г. – снова Сербской, в 1941 г. – снова Болгарской, и с 1945 г. и до сего дня она находится в составе Сербской Православной Церкви. Эта чехарда юрисдикций дает определенные основания для претензий на Охридскую архиепископию со стороны и Сербии, и Болгарии, а также Фанара.

После Второй мировой войны власти Македонии лоббировали идею создания автономной Македонской православной церкви с центром в Охриде, против чего был Сербский Патриархат. Прийти к согласию не удалось, и в 1967 г. была провозглашена автокефалия Православной церкви Республики Македония. Ее не признала ни одна Поместная Церковь, включая Константинопольскую, до недавнего времени.

В 1998 г. представители Сербской Церкви и македонские раскольники вступили в переговоры, которые длились 4 года и закончились подписанием Нишского соглашения, согласно которому Македонская церковь (МПЦ) получала права широчайшей автономии в составе Сербской Церкви. Но политические власти Македонии не позволили иерархам МПЦ утвердить Нишское соглашение на Соборе. После этого значительное количество македонских верующих во главе с митрополитом Велешским Иоанном (Вранишковским) и большинством монашествующих вышли из раскола и восстановили общение с патриархом Сербским. Организационно они образовали Охридскую архиепископию, которую не признают власти Северной Македонии (современное название Македонии), в то время как раскольническая МПЦ пользуется их полной поддержкой.

В 2005 г. светские власти Республики Македония обратились к патриарху Варфоломею с просьбой признать Македонскую церковь, но получили отказ. В 2009 г. МПЦ заявила о принятии исторического названия «Охридская архиепископия» и стала именоваться «Македонская православная церковь – Охридская архиепископия». В 2017 г. она предприняла неудачную попытку получить автокефалию из рук Болгарской Церкви.

В 2019 году разразился международный скандал. Российские пранкеры опубликовали запись с македонским премьером Зораном Заевым, где тот заявил о готовности дать взятку патриарху Варфоломею за Томос об автокефалии МПЦ. Также Заев тогда заявил, что правительство Македонии уже работает с патриархом Варфоломеем по вопросу получения автокефалии. Также, по его словам, в этот процесс вовлечен и бывший премьер-министр Греции Ципрас.

И вот теперь признание МПЦ Фанаром стало свершившимся фактом. А ведь буквально за несколько дней до этого появились сообщения о переговорах с македонцами Сербского Патриархата, в которых участвовал Патриарх Порфирий. 6 мая 2022 года епископ Зворницкий и Тузланский Фотий (СПЦ) во время проповеди рассказал, что Сербская Церковь и Македонская церковь после многолетнего перерыва возобновили диалог.

Наверняка об этом стало известно на Фанаре, и вот теперь мы «имеем то, что имеем».

Что же получает Константинополь от этого решения?

Вряд ли стоит упоминать скандал со взяткой Заева. Думается, основных выгод – три.

  1. Удар по Сербской Церкви, которая не только не признала ПЦУ, но и активно критиковала Фанар за легализацию украинского раскола.
  2. Еще одно утверждение «Вселенского престола» в Православии как «первого без равных».
  3. Получение македонских епархий и приходов за рубежом.

Реакция Сербского Патриархата на признание македонских раскольников пока неизвестна, зато уже есть реакция сербских СМИ. «Варфоломей разделяет Православие», «Раскол в Православии», «Вселенский патриарх признает и раскольников Черногории», – таковы заголовки публикаций некоторых газет в Сербии. В них говорится, что Фанар ранее не реагировал на желание македонских раскольников вступить с ним в евхаристическое общение. Но после информации о переговорах Сербской Церкви с Македонской, срочно признал раскольников.

Можно предположить, что и позиция Сербской Патриархии будет негативной, поскольку еще в ноябре 2021 г. викарий Патриарха Сербского Порфирия епископ Моравичский Антоний (Пантелич) заявил – если Константинопольский патриарх единолично примет решение об «автокефалии» раскольников в Черногории или Македонии, это может спровоцировать разрыв с Сербской Церковью.

Если разрыв Сербского Патриархата с Фанаром действительно произойдет, то раскол в Православии усугубится и станет практически необратимым. Нынешнее решение Фанар принял без всяких консультаций, не говоря уже о согласии не только Сербской Церкви, но и других Поместных Церквей. Тем самым Фанар продолжает продвигать свою теорию «первый без равных», согласно которой Константинопольский патриарх занимает главенствующее положение в Церкви и может принимать решения, не советуясь ни с кем.

Последнее отвечает позиции Фанара, что все православные диаспоры, где бы они ни находились и от кого бы ни происходили, должны подчиняться Константинополю. В данном случае македонский «улов» совсем немалый – за пределами Северной Македонии находятся три митрополии МПЦ: Европейская, Австралийско-Новозеландская и Австралийско-Сиднейская. Они включают в себя около 800 приходов из 2000 всей Македонской церкви.

Впрочем, Фанар обогатился не только македонскими приходами, но и общинами Киевского патриархата.

Украинские приходы в Австралии

9 мая 2022 г. Синод Константинопольского патриархата подтвердил «перевод» приходов и общин УПЦ КП в юрисдикцию своей Австралийской архиепископии. Сам же этот «перевод» совершила 31 марта 2022 г. Австралийская архиепископия, объявив следующее: «В канонических границах Священной Архиепископии Австралии находятся украинские общины, которые до недавнего времени относились к так называемому и никогда канонически не признаваемому "Киевскому Патриархату"».

Речь идет об общинах, которые примкнули к УПЦ КП согласно указу Филарета Денисенко от 22 марта 2022 г. Официальный сайт УПЦ КП сообщает об этом так: «Указом Святейшего Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета от 22 марта 2022 года в состав УПЦ КП принят архимандрит Нектарий (Александратос), канцлер Архиепархии Австралии и Новой Зеландии вместе с приходами и священниками.

В состав Архиепархии Австралии и Новой Зеландии входят несколько общин с храмами и культурными ячейками в Австралии, две общины с храмами в Новой Зеландии, один монастырь во Вьетнаме и один в Индии».

Фанар считает Австралию и Новую Зеландию своей канонической территорией. Однако сам Нектарий Александратос не принадлежит к клиру Константинопольской архиепископии Австралии, хотя ранее был в клире Элладской Церкви.

Здесь следует обратить внимание на следующие моменты.

Во-первых, еще неизвестно, какую сторону займут власти Австралии в вопросе передачи имущественных прав. Вполне возможно, что будут иметь место судебные разбирательства, в ходе которых Фанар вынужден будет заявить что-то похожее на то, что он заявлял по Украине, а именно: все украинские приходы принадлежат ПЦУ, даже если они об этом не знают.

Во-вторых, решение Фанара лишний раз напоминает, что ПЦУ не имеет права окормлять украинцев за рубежом. Эту прерогативу Фанар оставил за собой. Напоминание очень неприятное для ПЦУ, но в чем Фанар прав, так это в том, что данное положение вещей записано в Томосе про «автокефалию» ПЦУ.

«Автокефальная церковь Украины (ПЦУ – Ред.) не имеет канонической юрисдикции в диаспоре, в соответствии с Томосом Автокефальной церкви», – значится в заявлении Фанара. Это, кстати, лишний раз говорит о том, что эта «автокефалия» не является настоящей, и что на самом деле ПЦУ подчинена Фанару во многих важных вопросах.

А в-третьих, Филарет в Украине занимается сейчас ровно тем же самым, что и патриарх Варфоломей на Фанаре: собирает под свой «омофор» раскольников всех мастей и оттенков. Все идентично просто до смешного: Фанар легализовал раскольников Северной Македонии, а Филарет – Австралии и Новой Зеландии. А немногим ранее Филарет «хиротонисал» в «епископы» некоего Хризостома Каллиса, раскольника из Греции.

Кстати, в УПЦ КП уже ответили Фанару. «Епископ Филадельфийский» Богдан Згоба заявил, что общины Киевского патриархата за рубежом не признают над собой власти Константинопольского патриархата.

Непонятки с «каноничностью» Филарета

В рамках борьбы между Фанаром и УПЦ КП за приходы в Австралии получила продолжение тема «каноничности» или «благодатности» Филарета Денисенко.

Напомним, до 2018 г. Константинопольский патриархат считал и Филарета, и УПЦ КП безблагодатными раскольниками, отлученными от Церкви. Но 11 октября 2018 г. Фанар постановил «принимать и рассматривать ходатайства об обращении Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей» и принял решение их «канонически восстановить в своем иерархическом или священническом чине, а их верующих – восстановить в общении с Церковью».

При этом фанариоты не потрудились даже объяснить, откуда у «духовенства» УПЦ КП появилась благодать епископства, причем задним числом. На это обстоятельство указывали представители многих Поместных Церквей, в частности, архиепископ Албанский Анастасий, который в марте 2019 г. заявил: «Все то время, пока господин Филарет был низложен и анафематствован, он совершал неканонические чинопоследования, которые не являлись действительными Таинствами. Поэтому и совершенные им хиротонии являются недействительными, пустыми, лишенными Божественной Благодати и действия Святого Духа. Среди прочих – и хиротонии последовательно в диакона, священника и, наконец, во епископа его секретаря Сергея Думенко, ныне митрополита Епифания. <...> Мы затрудняемся понять, каким образом недействительное и пустое «по икономии» становится духоносным, каким образом действия, которые представляли собой явную хулу на Святого Духа <…> признаются задним числом "по икономии"». Но Фанар на все это ответил в стиле: «Мы самые главные, нам видней».

В том же решении о «переводе» общин УПЦ КП в Австралийскую архиепископию от 9 мая 2022 г. Синод Константинопольского патриархата заявил, что никогда не признавал Филарета Денисенко в качестве «Патриарха Киевского», как и существование Киевского патриархата. Тем не менее, в документе Филарет именуется митрополитом.

А вот в самой Австралийской архиепископии опосредовано отказали Филарету в епископском сане, заявив, что совершаемые им таинства – недействительны: «Филарета, как самопровозглашенного "Патриарха", не признает ни одна каноническая Православная Церковь, ни, конечно, Вселенский Патриархат. Поэтому его административные акты и таинства, которые он совершает, недействительны и не существуют для Православной Церкви повсеместно. То же самое относится и к Нектарию Александратосу, который изображает из себя священнослужителя» (Заявление Австралийской архиепископии от 31 марта 2022 г.).

На это Нектарий Александратос вполне резонно ответил: «Мы категорически возражаем против того, что Патриарх Филарет является "неканоничным". Прокламация Вселенского Патриарха Варфоломея 2018 года очень ясна и основательна: Украинская Церковь и иерарх Филарет, которого мы представляем в Австралии, являются каноническими по указу Вселенского Патриарха и Синода». И он абсолютно прав. Похоже, на Фанаре уже сами не понимают – «благодатный» Филарет, или нет. За короткое время его статус в глазах Константинопольской Церкви менялся несколько раз:

  • С 1992 по 2018 гг. Филарет – не епископ.
  • С 2018 по 2022 гг. Филарет – епископ.
  • С 31 марта по май 2022 г. Филарет – не епископ (согласно заявлению Австралийской архиепископии, его таинства недействительны).
  • С 9 мая 2022 г. Филарет – епископ (в решении Синода Фанара он назван митрополитом).

Уже больше похоже на какой-то анекдот. Но, напомним, все это заявления «Вселенского престола».

Господь наш Иисус Христос когда-то сказал: «Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду» (Мф. 12:33).

Выводы

Во-первых, легализация македонцев – это удар как по Сербской Церкви, так и по всему Православию. Раскол углубляется, и шансы на его уврачевание становятся все более призрачными. Действия Фанара – это не что иное как проявление ереси Константинопольского папизма или теории «первый без равных». Без обличения этой ереси уже невозможно заставить Константинопольский патриархат признать свою неправоту и отменить соответствующие решения. Когда Фанар легализовал в 2018 г. украинских раскольников, его предупреждали, что он открывает ящик Пандоры. Так и получилось: теперь все раскольники во всех Поместных Церквах получили возможность ездить на Фанар за признанием. На очереди, надо полагать, признание раскольников в Черногории, что весьма вероятно в свете того, что там поменялось правительство.

Во-вторых, утверждение «переходов» общин УПЦ КП в Австралии к Константинопольской Австралийской архиепископии (которые Думенко считает своими) напоминает, что разрекламированная в Украине «автокефалия» ПЦУ ущербна, поскольку ПЦУ не имеет возможности окормлять украинцев за рубежом и вынуждена отдать их грекам.

В-третьих, из-за чехарды с признанием одних ставленников Филарета Денисенко и непризнанием других, становится все более очевидным, что Фанар совершил грандиозную и преступную ошибку, когда признал задним числом «благодатность» филаретовских «хиротоний». Теперь у Константинопольского патриархата и тех, кто его поддерживает, нет никаких аргументов в противодействии своим раскольникам, которые приезжают к Филарету за «хиротониями».

В целом же, если сравнить нынешнюю ситуацию в Православии с временами, скажем, десятилетней давности, нельзя не заметить, что все изменилось. Отсутствие братства, взаимная критика и даже вражда между Церквами стали обычной практикой. Как и хаос с «каноничностью» рукоположений, который из Украины перекинулся и на остальной мир.

Выход из этой ситуации один – отменить решение о признании Филарета и его последователей «воссоединенными с Церковью», покаяться в сослужении с лицами, не имеющими священного сана, и заявить, что возвращение их в Церковь должно проходить путем покаяния, а получение священного сана – путем канонической хиротонии. Звучит сегодня крайне маловероятно, даже фантастически, но другого пути нет. Все остальное – это поза страуса, а не действительное решение проблемы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Слова главы Госэтнополитики об ущемлении прав верующих УПЦ – это:
пересмотр позиции власти в отношении Церкви
24%
ее частное мнение
56%
затрудняюсь с ответом
20%
Всего проголосовало: 433

Архив

Система Orphus