Три направления борьбы с УПЦ

Против УПЦ сейчас воюют сразу по нескольким направлениям. Фото: СПЖ

В последнее время вырисовываются три направления борьбы с УПЦ: осквернение храмов, запрет деятельности и незаконные переводы в ПЦУ. Что делать в этих случаях?

С развитием войны в Украине наша Украинская Православная Церковь подвергается все большему давлению. И помимо физического уничтожения храмов из-за обстрелов, «боевые действия» против УПЦ ведутся сразу по нескольким внутренним «фронтам». 

Осквернение храмов

Самые «безобидные» выпады против УПЦ – это осквернение храмов, оскорбительные граффити и угрозы в адрес священнослужителей или верующих. Например, в ночь на 8 мая 2022 г. во Львове был осквернен храм святого князя Владимира. Входные двери залили монтажной пеной, а стены разрисовали надписями: «русня не люди», «черти ФСБ», «дом Путина».

Владимирский храм г. Львова. Фото: СПЖ

За несколько дней до этого, 25 апреля 2022 г., в Светлый понедельник к храму на джипе подъехал мужчина с автоматом, который угрожал снести здание и выкрикивал: «Смерть москалям!». При этом на видео, которое сняли прихожане храма, видно, что мужчина все снимал на телефон, из чего можно сделать предположение, что целью визита (по крайней мере, одной из них) был соответствующий пост в соцсетях.

Цель подобных действий понятна – запугать, оказать психологическое давление. Здесь уместно помнить призыв Господа, который часто звучит в Священном Писании, причем в очень разных ситуациях: «Не бойся!». В синодальном переводе Библии этот призыв встречается более 400 раз. Народная мудрость также говорит о том, что пугают только тех, кто пугается. Поэтому первое, что нужно делать – стараться находить в себе силы не поддаваться этому психологическому давлению. А если силы не находятся, то следовать совету апостола Иакова: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему. Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой» (Иак. 1:5,6).

Второе, что надо делать – это документировать все эти происшествия и обращаться в правоохранительные органы за законной защитой своих прав. Может, это не сработает непосредственно сейчас, но в будущем может составить необходимую юридическую базу для отстаивания прав каждой конкретной общины, а также УПЦ в целом. Кроме того, не нужно сбрасывать со счетов возможность апеллирования к европейской общественности, которая привыкла реагировать на случаи ущемления чьих-либо прав, а также возможность обращения в международные судебные органы. Образно говоря, каждый задокументированный случай нарушения прав УПЦ – это помощь представителю УПЦ при европейских международных организациях епископу Виктору (Коцабе) в его работе.

Решения местных властей о запрете деятельности

Тенденция запрещать деятельность УПЦ решениями местных властей, которая началась с западных областей Украины, добралась нынче аж до Конотопа. Мэр этого города Артем Семенихин не только подписал указ о запрете в городе УПЦ, но и распорядился описать имущество храмов, а сами храмы – опечатать и взять под охрану. Кстати, это тот самый мэр, который в апреле 2020 г. дал распоряжение перекопать дороги вокруг храмов УПЦ, отключить им электричество и воду, а также расторгнуть с ними договора аренды.

Решения о запрете УПЦ также были приняты в Дрогобыче, Городке, Нетешине, Броварах, Овруче, Казатине и в других местах.

Скриншот сайта Овручского горсовета

Причем доходит до смешного. Мэр Казатина Татьяна Ермолаева призвала верующих УПЦ переходить не только в ПЦУ, а хоть куда-нибудь – к униатам, католикам или даже протестантам.

Ни местные советы, ни мэры, ни исполнительные комитеты не имеют права не только запрещать, но даже ограничивать деятельность религиозных организаций.

Но решения органов местного самоуправления о запрете деятельности УПЦ незаконны. Согласно закону Украины «О местном самоуправлении» ни местные советы, ни мэры, ни исполнительные комитеты не имеют права не только запрещать, но и ограничивать деятельность религиозных организаций. А согласно ст.16 закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» деятельность религиозной общины может быть прекращена только по решению суда, да и то в строго оговоренных случаях, а также по решению самой общины.

Закон «О правовом режиме военного положения» ничего в этом порядке не меняет. Поэтому нужно оперативно составлять жалобы в суды и правоохранительные органы. То, что представители этих самых органов участвуют в совещаниях и берут под козырек, когда им мэры дают незаконные распоряжения опечатать храмы, дела не меняет. Украина – правовое государство, как записано в Конституции. А если мы стремимся присоединиться в ближайшем будущем к Евросоюзу, то нам придется это доказывать на деле. Существует порядок ликвидации общин, существует закон «О свободе совести», где регламентирована процедура перехода общин из одной конфессии в другую. Извольте всего этого придерживаться! А принятие явно незаконных решений – это преступление против европейского выбора Украины, не говоря уже о расколе общества, что недопустимо в условиях войны.

О незаконности действий Броварского совета уже заявили в юридическом отделе Бориспольской епархии. Там справедливо назвали запрет УПЦ не имеющим юридической силы, а в случае блокирования входа в храмы посоветовали обращаться в полицию с заявлением о совершении уголовного преступления, поскольку данное деяние подпадает под определение ст. 180 Уголовного кодекса Украины «Препятствование осуществлению религиозных обрядов». Кстати, максимальное наказание за данное преступление – до двух лет лишения свободы.

Опять же, даже если попытки защитить свои права в юридическом поле и не принесут немедленного результата, они могут сыграть свою роль в будущем.

Незаконные переводы

Собрание по «переходу» в ПЦУ в спортивном зале школы в селе Суховоля

Сегодня активизировалась и эта форма давления на Церковь. Она была весьма популярна сразу после создания ПЦУ, когда еще при власти П. Порошенко ретивые чиновники бросились переводить общины из УПЦ. Рейдерская схема выглядела нехитро: местные власти организовывали собрание территориальной общины под видом собрания верующих. Другими словами, жители села или города, в храм не ходившие, принимали решение о переходе церковной общины в ПЦУ. Это является незаконным, поскольку судьбу прихода может определять только религиозная община, а не территориальная. Ст. 8 закона «О свободе совести» говорит, что решение об изменении подчиненности религиозной общины принимается не менее чем двумя третями ее членов. Причем каждый член общины должен засвидетельствовать это письменно.

Тем не менее, сейчас почти каждый день появляются фото с «переходов», где какие-то люди под руководством чиновников собираются в клубах или спортзалах школ и решают судьбу церковной общины.

Собрание по «переходу» в ПЦУ в клубе села Хорев

Теперь многие полагают, что обращать внимание на требования закона не обязательно. Один из последних примеров – Шепетовка. Там 7 мая 2022 г. мэр города Виталий Бузиль, представитель «Евросолидарности» (бывший «Блок Петра Порошенко») организовал перед кафедральным собором УПЦ собрание даже не территориальной общины, а просто всех желающих.

Собрание перед кафедральным собором в Шепетовке. Фото: Скриншот видео ФБ-страницы Михайловского собора

Среди собравшихся, как водится в таких случаях, были работники бюджетной сферы: учителя местных школ и другие. Практически все присутствующие, как заявили корреспонденту СПЖ прихожане кафедрального собора, к Михайловской общине не имеют никакого отношения. Соответственно, они не имели никакого права решать ее судьбу. Цинизм властей дошел до того, что голосование о «переводе» церковной общины проводили прямо «перед носом» этой самой общины, верующие которой во время сходки стояли перед дверьми собора и молились.

В подобных случаях следует также отстаивать свои права юридическими методами. Подавать иски, писать жалобы и заявления в правоохранительные органы и т. д. Никто не может сказать, как будут дела обстоять в будущем, но раньше данный метод оказывался довольно эффективным. Например, в феврале-марте 2019 г. суды в Волынской, Черновицкой, Ровенской, Хмельницкой и Киевской областях приняли решения по обращениям религиозных общин УПЦ о захвате храмов и других незаконных действиях чиновников и обязали прокуроров и других уполномоченных лиц начать следственные действия в связи с незаконными переводами храмов УПЦ в ПЦУ.

В октябре 2020 г. Деснянский районный суд Чернигова признал незаконным и отменил решение Черниговской ОГА о перерегистрации в ПЦУ православной общины в пгт Парафиевка Ичнянского района Черниговской области. В решении суда было прямо указано, что перерегистрация общины УПЦ «состоялась помимо воли настоящей религиозной общины, без числа членов Приходского собрания и не из числа прихожан, без участия настоятеля и вопреки Закону Украины "О свободе совести и религиозных организациях", способом, который не предусмотрен Уставом и вопреки судебному решению о запрете проводить любые регистрационные действия».

Главный фактор

Однако самым важным фактором в отстаивании своих прав верующими УПЦ является не умение составлять юридические документы или хождение по судам, а верность прихожан своей Церкви, их сознательное понимание того, почему они принадлежат именно УПЦ, а не какой-то иной конфессии.

Весьма показательны в этом отношении слова Игоря Сапожко, мэра г. Бровары, где 6 мая 2022 г. решением Броварского городского совета была приостановлена деятельность УПЦ.

Мэр Броваров И. Сапожко. Скриншот ФБ-страницы Brovarymedia

И. Сапожко: «Я не вижу смысла разговаривать с представителями конфессии Московского патриархата про переход. Я думаю, что очень правильно при принятии такого решения общаться с прихожанами данных храмов, которые могут попросить людей принять эти решения».

Здесь показательными являются два момента.

Во-первых, городской голова считает разговоры о переходе со священниками бесполезными. Это означает, что духовенство УПЦ вполне отдает себе отчет в том, что переход из УПЦ куда бы то ни было – это предательство Церкви Христовой и оставление Ковчега спасения, коим Церковь является. Духовенство в большинстве случаев остается верным.

Во-вторых, представитель местной власти полагает, что прихожане – это и есть то слабое звено, которое можно попытаться уговорить перейти в ПЦУ. И вот тут ключевую роль играет то, сумел ли настоятель общины привить своим пасомым подлинную веру и настоящую церковность. Учил ли он их веровать «Во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» или был для них простым требоисполнителем. Внешне похожие обряды может совершить и «священник» ПЦУ, а вот соединить человека со Христом, преподать истинные благодатные таинства, привести к Богу могут только истинные священники Божии. Понимание этого прихожанами является главным условием того, что все попытки уничтожить православную общину окажутся тщетными. Даже если заберут храм, община никуда не денется.

А всем недругам УПЦ хотелось бы напомнить слова святителя Иоанна Златоуста: «Нет ничего сильнее Церкви Христовой. Кто с ней захочет бороться, тот неизбежно погубит свои силы: это все равно что ополчиться войной против неба».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Отреагирует ли Президент на призыв Синода расследовать преступления против УПЦ?
да
5%
нет
68%
не знаю, но надеюсь на это
27%
Всего проголосовало: 1315

Архив

Система Orphus