Непоминовение Патриарха РПЦ: раскол или допустимое отклонение

Позиция Патриарха Кирилла относительно войны в Украине дискредитирует УПЦ, вызывает бурю негатива и агрессии по отношению к ее верующим. Фото: СПЖ

Почти два десятка епархий УПЦ приняли решение не возносить за богослужением имя Патриарха Кирилла. Можно ли считать этот шаг расколом?

Спустя полтора месяца войны Российской Федерации на территории Украины уже почти два десятка епархий Украинской Православной Церкви объявили о прекращении возношения имени Предстоятеля Русской Православной Церкви Патриарха Кирилла во время всех богослужений.

Свое решение архиереи (или епархиальные советы), во-первых, объяснили тем, что позиция Патриарха Кирилла относительно войны в Украине отличается от той, которую занимают почти все иерархи и верующий народ нашей страны. А во-вторых – необходимостью удержать соблазнившихся верующих от перехода в ПЦУ, так как объяснять сейчас происходящее в нашей стране с помощью церковных аргументов очень сложно.

В патриархии посчитали, что такое объяснение причин непоминовения патриарха – не что иное как раскол. По этому случаю Патриарх Кирилл написал резолюцию на рапорте митрополита Сумского Евлогия, в которой сказано, что «прекращение поминовения Предстоятеля Церкви не из-за вероучительных или канонических ошибок, или заблуждений, а из-за несоответствия тем или иным политическим взглядам и предпочтениям, — это раскол, за который каждый, кто его учиняет, ответит пред Богом и не только в веке будущем, но и в нынешнем».

В качестве противоположного примера глава РПЦ привел «прот. Григория Прозорова, который не прекратил поминовение имени митрополита Сергия, который совершал до 1942 года, т.е. до своего ареста и кончины, богослужения в единственном храме МП в Берлине во время войны» (отметим в скобках, что пример не совсем удачный, так как протоиерей Григорий Прозоров поминал Предстоятеля Церкви, против народа которой велась военная агрессия, а не наоборот).

Слова о расколе, тем более из уст главы РПЦ, – это обвинения очень серьезные, а значит, их нельзя обойти молчанием. Поэтому давайте разберемся, можно ли считать расколом прекращение архиереями и священниками поминания имени Предстоятеля Церкви.

Каноны

Первый аргумент, к которому апеллируют непоминающие – это аргумент канонического права. Дело в том, что каноны Церкви совершенно ничего не говорят об обязанности священников поминать во время богослужений имя Патриарха.

В противовес им сторонники поминания указывают 13, 14 и 15 правила Двукратного собора 861 года, в которых говорится, что священник должен поминать епископа (13-е правило), епископ – митрополита (14-е правило), а митрополит – патриарха (15-е правило).

Но внимательное чтение этих правил, а также применение их к ситуации с УПЦ (которая является самостоятельной в управлении, имеет права широкой автономии и своего Предстоятеля), не позволяет сделать вывод о том, что украинские архиереи, прекратившие возносить имя Патриарха Кирилла, отпали в раскол. Все они поминают Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, который, в свою очередь, поминает главу РПЦ (правда, в несколько «усеченном» варианте: вместо «господина и отца» только как «господина»), а значит, правила Двукратного собора не нарушаются.

По большому счету, отказавшись поминать Патриарха, украинские епархии вернулись к практике большинства Поместных Церквей, в которых священники поминают только имя правящего архиерея, а тот – Предстоятеля. Стоит ли еще раз напоминать, что Предстоятелем УПЦ является Блаженнейший Митрополит Онуфрий?

Традиция

Вообще, традиция поминать Патриарха Московского во всех храмах Русской Церкви практически отсутствовала до середины XVII века. Например, в прекрасной статье священника Михаила Желтова читаем: «В рукописных Служебниках XV и XVI вв., происходящих как из Москвы и Новгорода, так и с южнорусских земель, поминовение иерарха сохраняет свой традиционный вид, унаследованный от Византии: "архиепископа нашего имярек" и только в Служебнике, изданном при патриархе Никоне в 1655 году, предписано поминать как патриарха, так и местного епископа. При этом на возгласе "В первых помяни…" (согласно Служебнику 1655 года) "священник должен поминать только патриарха Московского, тогда как поминовение местного архиерея вынесено в диаконский диптих после указанного возгласа"».

Естественно, никто не дерзнет утверждать, что до 1655 года священники Русской Церкви, не поминающие имя Патриарха, находились в расколе.

Традиция поминать Патриарха Московского во всех храмах Русской Церкви практически отсутствовала до середины XVII века.

В свою очередь, иерей Русской Церкви Георгий Максимов, отстаивая точку зрения патриархии, утверждает, что священники РПЦ и УПЦ давали присягу во всем следовать сложившейся традиции. Это значит, что раз в Служебниках предписано поминать имя Патриарха, то отказ от этого предписания является нарушением ставленнической присяги.

Однако, подобное обвинение в нарушениях традиции РПЦ вызывает целый ряд замечаний. Например, в Русской Церкви принято все евхаристические молитвы произносить над одной чашей (и только потом, после «Отче наш», за надобностью, Кровь Спасителя может быть добавлена в дополнительные чаши). Но митрополит Иларион (Алфеев), вопреки традиции, совершает литургию одновременно на нескольких чашах (бывает, до десятка), и никто из патриархии не обвиняет его в нарушении ставленнической присяги и клятвопреступлении. Кроме того, во время пандемии коронавируса в Русской Православной Церкви было принято решение причащать несколькими лжицами или омокая лжицу в спиртовой раствор. Здесь вряд ли можно говорить о соблюдении какой-то традиции.  

То же можно сказать и о служении в масках или призывах Патриарха не посещать храмы.

Страха ради иудейска?

Предстоятель РПЦ был абсолютно прав, когда в проповеди в Неделю Торжества Православия 13 марта 2022 года подчеркнул, что «зависимость Церкви от внешней силы, зависимость от тех, кто имеет политическую власть, есть самая опасная зависимость». А также говоря, что «мы уважаем светскую власть, но оставляем за собой право быть свободными от вмешательства власти во внутреннюю жизнь Церкви».

Однако очень странными, особенно на фоне войны в Украине и вышеуказанных решений (о лжицах, масках и непосещении храмов), выглядят слова Патриарха о трусости украинских архиереев, отказавшихся поминать его имя: «Сегодня даже поминовение имени Патриарха в храме для некоторых становится невозможным страха ради иудейска» и «когда кто-то из-за страха отказывается поминать Патриарха, то это, конечно, есть признак слабости, это опасно для духовной жизни тех, кто в малом отступает от истины», так как если «сегодня не поминаем Патриарха, потому что страшно, то завтра кто-то может потребовать большего».

Согласитесь, обвинения в адрес украинских архиереев, которые не испугались коронавируса, не прекратили храмовых богослужений и не ввели никаких новшеств относительно таинств Церкви (даже под давлением властей), по меньшей мере, сомнительны. Особенно, если вспомнить, что 29 марта 2020 года Патриарх Кирилл призвал верующих отказаться от посещения храмов из-за страха перед смертью (цитата: «По милости Божией, практически ни в одной семье еще никто не умер. Если же это произойдет, то во мгновение все представят (смертность при ковиде, – Ред.), еще и в панику впадем»).

Другими словами, «коронавирусные» решения были приняты Патриархом и Синодом РПЦ по соображениям «сохранения здоровья» под давлением властей и внешних обстоятельств. Сложно не провести некоторых параллелей.

Что говорит история?

В истории Церкви не мотивируемый ересью отказ епископов поминать Патриарха – не новость.

Так, в 30-х годах прошлого столетия целый ряд епископов РПЦ не согласились с позицией митрополита Сергия (Страгородского), который пошел на компромиссы с большевиками. Эти архиереи отказывались поминать его имя за богослужением, поминая только находившегося под арестом Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра (Полянского). Вместе с тем они не пошли на разрыв церковного общения с митрополитом Сергием и Временным Патриаршим Синодом при нем.

В истории Церкви не мотивируемый ересью отказ епископов поминать Патриарха – не новость.

Группа этих епископов была названа «непоминающими» и, по словам председателя Синодальной комиссии по канонизации святых РПЦ митрополита Ювеналия (Пояркова), в их отношении «нельзя обнаружить злонамеренных, исключительно личных мотивов. Их действия обусловлены были по-своему понимаемой заботой о благе Церкви».

Позже многие из «непоминающих» были причислены к лику святых. Среди них: митрополит Кирилл (Смирнов) и митрополит Агафангел (Преображенский), архиепископ Серафим (Самойлович), епископ Виктор (Островидов), Дамаскин (Цедрик), Афанасий (Сахаров) и другие.

При этом никакие прещения, наложенные митрополитом Сергием на отделившихся от него «отщепенцев» (термин митрополита Сергия) формально отменены не были.

Можно также вспомнить, что еще в 1990 году Патриарх Алексий на встрече с духовенством западных епархий УПЦ в Почаевской лавре благословил не поминать имя Патриарха за богослужением, если это вызывает неприятие. Это было оправдано икономией ради блага святой Церкви. И никто после этого не обличал в расколе духовенство УПЦ, отказавшееся от поминовения имени Патриарха. Как никто не назвал раскольником и епископа Лонгина (Жара), который еще в марте 2016 года обвинил Патриарха Кирилла в ереси экуменизма и отказался поминать его имя за богослужениями.

Кроме того, за последние 30 лет мы становились свидетелями того, как Константинопольский патриарх прекращал поминовение Архиепископа Афинского, Иерусалимский Патриарх отказывался поминать Антиохийского и наоборот. В конце концов, нет информации, что Патриарх Кирилл прекратил поминовение патриарха Варфоломея, патриарха Феодора, архиепископа Иеронима и архиепископа Хризостома из-за отпадения их в ересь. Разве можно все эти случаи квалифицировать как раскол? Нет конечно.

В 1990 году Патриарх Алексий на встрече с духовенством УПЦ в Почаевской лавре благословил не поминать имя Патриарха за богослужением, если это вызывает неприятие.

Дисциплинарная мера и крик души

Решение прекратить поминовение имени Патриарха Кирилла за богослужениями было продиктовано не политическими соображениями и страхом перед властями, а болью за свою Церковь, народ, землю и Родину. Украинская Православная Церковь всегда была со своим народом и никогда не делила верующих по политическим или национальным предпочтениям. Точно также, она всегда выступала против военных действий на Донбассе, призывала стороны конфликта к мирному решению проблемы, и, вместе с тем, подчеркивала необходимость соблюдать территориальную целостность Украины. Не изменила Церковь своим принципам и после 24 февраля 2022 года.

Именно поэтому с особой болью церковный народ Украины отреагировал на отсутствие со стороны Патриарха осуждения агрессии РФ по отношению к нашей стране. Ведь, если он «отец» для украинских верующих, то и реагировать должен как отец, а не как государственный чиновник. Понятно, что если бы он выступил против войны, то это выступление не остановило бы «искандеры» и «тюльпаны». Но оно остановило бы желание многих верующих УПЦ отмежеваться не только от Патриарха, но и от РПЦ в целом. А куда уйдут верующие? Либо в ПЦУ, либо в какую-то иную структуру, не имеющую канонического статуса.

С особой болью церковный народ Украины отреагировал на отсутствие со стороны Патриарха осуждения агрессии РФ по отношению к нашей стране. Ведь, если он «отец» для украинских верующих, то и реагировать должен как отец, а не как государственный чиновник.

Кроме того, позиция РПЦ и Патриарха Кирилла относительно войны в Украине не только полностью противоречит позиции УПЦ, но и дискредитирует Церковь в нашей стране, вызывает бурю негатива и агрессии по отношению к ее верующим. И очень часто инициаторами этой агрессии являются представители Украинской греко-католической церкви. Например, нардеп Оксана Савчук (греко-католичка), зарегистрировала законопроект о запрете УПЦ. В Городке и Дрогобыче Львовской области власть запретила УПЦ по требованию местных униатов. За последний месяц известно о нескольких случаях, когда униаты захватывали храмы УПЦ на Западной Украине.

И в этом контексте у верующих УПЦ не могут не вызывать недоумение активные контакты представителей РПЦ с Католической церковью, верными чадами которой являются греко-католики. Верующие Украинской Православной Церкви недоумевают: что может быть общего у РПЦ с Ватиканом, который на протяжении всей истории нашей Церкви пытался покорить наш народ римскому престолу. И, видимо, не оставил таких попыток и теперь.

Ведь несмотря на экуменические контакты РПЦ с Римом агрессия униатов по отношению к общинам УПЦ только растет. Именно это является причиной многих вопросов и недоумений наших верующих в отношении подобных контактов.

***

Отказ от возношения имени Предстоятеля Русской Церкви во время богослужений продиктован болью за народ Украины, а также желанием сохранить свою паству в канонической Церкви. Не из-за страха перед властями (за 30 лет мы как-то уже свыклись с постоянным прессингом с их стороны), а из-за страха потерять души верующих. И это не раскол, это призыв к изменению ума тех, от кого хотелось бы сочувствия и понимания.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Объединятся ли ПЦУ и униаты?
да, и в ближайшее время
49%
да, но не скоро
27%
нет
24%
Всего проголосовало: 600

Архив

Система Orphus