Почему война – не повод объединяться с раскольниками

Можно ли объединяться с раскольниками, потому что война? Фото: СПЖ

Сейчас представители всех украинских конфессий вместе сражаются за Украину. Но является ли это достаточным основанием для религиозного объединения?

Сегодня многие верующие и священники УПЦ оказались в некотором смятении духа. Сложилась парадоксальная ситуация: в нынешней войне против России верующие УПЦ часто сражаются плечом к плечу с теми, кто захватывал наши храмы, призывал и осуществлял насилие в отношении нашей Церкви, кто участвовал в факельных шествиях, кричал нам «смерть врагам», «чемодан, вокзал, Россия» и прочее. В этой войне мы на одной стороне вместе со сторонниками ПЦУ и УГКЦ, отнюдь не симпатизирующих нашей Церкви. Сейчас мы все вместе отстаиваем независимость Украины и делаем все для ее защиты. Но всякая война заканчивается, а что будет дальше?

Варианты послевоенного времени

Вариант первый. Сторонники ПЦУ и униаты признают заслуги верующих УПЦ в борьбе с врагом, начинают видеть в нас патриотов Украины, прекращают обвинения в коллаборационизме и соглашаются, что мы, как и все граждане Украины, имеем право быть в религиозной организации, которой считаем нужным. На сегодняшний день нет никаких сигналов, что такой вариант возможен. Признание патриотичности УПЦ звучат из уст руководителей государства, включая Президента, но не от религиозных лидеров иных конфессий. Зато есть сигналы противоположные. Например, «иерархи» ПЦУ Иван (Евстратий) Зоря или Драбинко публично поддержали законопроекты о запрете УПЦ и заявили, что она должна быть уничтожена.   

Вариант второй. Принуждение УПЦ к соединению с «патриотическими» конфессиями.

Первым на эту тему высказался Филарет Денисенко. 28 февраля 2022 г. он обратился к Блаженнейшему Митрополиту Онуфрию, епископату, духовенству и мирянам УПЦ с призывом «объединиться в единую поместную автокефальную Украинскую Православную Церковь, которая будет служить исключительно интересам украинского народа». Его аргументация проста: началась война, и пока УПЦ в юрисдикции Московского Патриархата – она на стороне зла. А если объединится с Филаретом – перейдет на сторону добра.

Аргументация столь же проста, сколь и нелепа. Во-первых, линия разграничения добра и зла проходит не по линии фронта, а в сердце каждого человека. Эта истина должна быть знакома любому мало-мальски знакомому с православным учением о духовной жизни. «Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления…» (Мф. 15:19). А во-вторых, разве УПЦ одобряет войну? Разве УПЦ молится за победу РФ? Разве УПЦ благословляет российских солдат? Конечно же – нет. А раз так, то какие основания утверждать, что УПЦ на «стороне зла»? И при чем тут юрисдикция? Если какой-либо предстоятель совершает грех, то он остается его личным грехом и не распространяется на паству или духовенство. Единственное исключение – это еретическое учение, которое высказывается публично. 

Интересно, что при всей заботе об «интересах украинского народа» Филарет Денисенко не обратился с подобным воззванием к своему ставленнику Сергею (Епифанию) Думенко. Видимо, личная ненависть к бывшему ученику оказалась сильнее.

Позже высказался и сам руководитель ПЦУ С. Думенко. В первую неделю войны он, по сообщениям в соцсетях, не вполне патриотично убежал в Грецию. Но потом, видимо осознав, что угрозы Киеву пока нет, вернулся и развил бурную деятельность.

5 марта 2022 года он обратился к общинам и епархиям УПЦ, заявив, что поскольку «вы всегда декларировали преданность канонам», то надо, мол, переходить в ПЦУ. А кто не хочет переходить – те должны хотя бы сослужить с думенковцами. 21 марта синод ПЦУ издал постановление «О чрезвычайном порядке принятия в ПЦУ», где выражалась печаль, что общины по-прежнему не желают переходить «из-за особенностей человеческой психологии», и содержался новый призыв к епархиям и общинам УПЦ «последовать Томосу».

Кроме того, Думенко дал команду своим «архиереям» делать аналогичные воззвания, и по думенковским епархиям прокатилась волна штампованных «братских призывов».

Особых успехов они не принесли. В ПЦУ рапортуют о десятках «переходов», но в западных регионах страны храмы УПЦ захватывают большей частью силой, есть и случаи захватов с использованием админресурса. Случаи добровольных переходов немногочисленны. Другими словами, завлекания Думенко не работают. Тем не менее, в риторике отдельных священнослужителей УПЦ встречается тезис, что любовь к Родине позволяет объединяться на богослужении по принципу патриотичности, а не законов Церкви. Что каноны были актуальными в мирное время, а сейчас все иначе. Так ли это?

Каноны – ничто, патриотизм – все?

Сейчас верующие УПЦ и ПЦУ часто воюют в одних окопах. Однако означает ли это, что указанные конфессии должны объединятся? Отнюдь нет. Ведь в ВСУ вместе с православными сражаются и украинские католики, и мусульмане, и представители других религий. Неужели на основании воинского братства мы должны объединиться в религиозном отношении? Ответ очевиден.

Тем не менее, в сегодняшней ситуации набирает популярность тезис, что война нивелировала значение церковных канонов. Мол, мы – украинцы и противостоим общему врагу, а этого достаточно для церковного единения, главное – это любовь к Родине и друг ко другу.

Схожий тезис можно услышать в риторике и некоторых священников УПЦ, которые, обращаясь к сторонникам ПЦУ, говорят – мол, мы с вами украинцы и находимся в одной лодке. И ключевое – мы «много чего вместе переосмыслим». Но что могут переосмыслить члены Церкви с теми, кто сознательно поставил себя за ее оградой?

Что могут переосмыслить члены Церкви с теми, кто сознательно поставил себя за ее оградой?

В конце марта в Софии Киевской состоялось действо «Общая молитва духовенства ПЦУ и УПЦ», в которой участвовали «священник» ПЦУ Георгий Коваленко и диакон Ионинского монастыря УПЦ Николай Лысенко.

В одной ектении Коваленко молился за «владыку и отца нашего блаженнейшего Епифания», а Лысенко – за «владыку и отца нашего Блаженнейшего Онуфрия».

Диакон Николай Лысенко и "священник" ПЦУ Георгий Коваленко на совместном богослужении в Софийском соборе. Фото: Фейсбук-страница Коваленко

Коваленко, опубликовавший это «богослужение» на своей странице Фейсбук, написал: «Надеемся, что православные по всей Украине, особенно верные УПЦ, отвергнут московское лицемерие и будут вместе молиться Богу и служить украинскому народу, совместно с верными ПЦУ». А о. Николай прокомментировал данный перформанс так: «Я сделал это с целью, чтобы украинцы в обеих ветвях Православия смогли раскрыть друг другу объятия – искренне, без старых счетов и предубеждений. Мое отношение к иерархии и ее реакциям на самом деле – очень критичное».

Что ж, можно как угодно критично относится к иерархии Церкви, но может ли быть в ней два предстоятеля, один из которых по мнению большинства Церквей, даже не является священнослужителем? И является ли отказ от сослужения с людьми без сана «предубеждением»? Видимо, для диакона Николая Лысенко является, так как вскоре он отслужил с Коваленко совместную «литургию» в Благовещенском храме на Золотых воротах.

О предательстве и ненависти

Безусловно, каждый сам выбирает свой путь и сам будет нести за этот выбор ответственность. Но есть, как минимум две важнейшие причины, почему нельзя объединяться с раскольниками. Даже на волне общего патриотизма, даже в условиях иностранной агрессии.

Первая причина – это то, что верность Родине не должна вести к предательству Христа и Его Церкви. Война не отменяет канонов и не делает их менее значимыми. Из-за войны грех не перестает быть грехом, а раскол не перестает быть расколом. Слова святых о расколе из-за войны не утрачивают своей актуальности. И уж тем более из-за войны благодать священства не появляется у тех, кто ее не имел. Все это делает невозможным объединение с раскольниками, поскольку причины, по которым мы отказывались с ними объединяться до войны, остались все теми же.

Верность Родине не должна вести к предательству Христа и Его Церкви. Война не отменяет канонов и не делает их менее значимыми.

Вторая причина – это ненависть, которая является основой мировозрения членов ПЦУ: ненависть к врагам, к верующим УПЦ и даже друг ко другу. Епифаний с Филаретом это наглядно демонстрируют.

И здесь мы видим парадокс: на словах у Думенко говорят о любви, а на деле выходит совсем иначе. Можно внимать их льстивым речам и надеяться, что коль скоро мы «многое переосмыслим» и объединимся с ПЦУ, то заживем вместе с ними одной дружной семьей. Но мы множество раз имели несчастье убедиться, что раскольники верующих УПЦ ненавидят, причем ненавидять истово и самозабвенно. И их ненависть к нам никуда не делась, с началом войны их вражда к истинной Церкви лишь усилилась. И завоевать благосклонность членов ПЦУ можно лишь разделив с ними эту ненависть. Более того, ты обязан будешь постоянно доказывать эту ненависть «на деле». Не случайно самые активные «хейтеры» УПЦ в последние годы – это «перебежчики», которые стремятся продемонстрировать новому окружению свою лояльность. Но имеет ли все это отношение к христианству? Можно ли предположить, что в Вечности одни насельники Небесного Иерусалима ненавидят других?

О каноничной автокефалии

Некоторые священнослужители высказывают мысль, что Украинская Православная Церковь должна добиваться канонической автокефалии. Имеет ли УПЦ на это право? Безусловно. Но вот проблема – корпус канонического права Церкви просто не содержит в себе процедуры, которые бы регламентировали процесс предоставления автокефалии.

Определенные договоренности по этому вопросу были достигнуты при подготовке Критского собора 2016 г. но они так и не были облечены в форму канонов. Единственное, что не вызывает ни у кого возражений, это то, что новую автокефальную Церковь должны признать все уже существующие Поместные Православные Церкви.

И здесь есть очень большая проблема.

Господь сам все управит и устроит все ко благу. Если будет на то Его всеблагая воля, УПЦ станет автокефальной.

Трудно представить, что РПЦ согласится с такой автокефалией, но еще более сложно представить, что ее признает Фанар (при существующей ПЦУ). Все это делает вероятное провозглашение, а тем более признание автокефалии УПЦ весьма трудным делом. Остается надеяться на то, что Промысел Божий и соборный разум Украинской Православной Церкви найдет правильный выход из этой ситуации. А для того, чтобы было именно так, вся полнота УПЦ должна прежде всего заботится ни о чем ином, как о единстве внутри нашей Церкви. Если мы будем едины, если мы будем держаться нашего Предстоятеля Блаженнейшего Онуфрия, если мы подчиним свои отдельные мнения соборному решению всей полноты УПЦ, тогда нам не страшны никакие угрозы и никакие трудности. Если же мы пойдем по пути сепаратизма, конформизма и приспособленчества, нас просто уничтожат по одиночке.

Господь сам все управит и устроит все ко благу. Если будет на то Его всеблагая воля, УПЦ станет автокефальной. Всем же верным чадам Церкви на все призывы и все соблазнительные предложения нужно отвечать следующее:

  • мы будем верны канонам Церкви;
  • мы будем верны единству УПЦ;
  • мы будем решать вопрос о своем каноническом статусе соборно, всей полнотой УПЦ после того, как защитим нашу страну от агрессии. 
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Рекомендации комитета ВР проводить богослужения только на украинском языке – это:
законное требование государства
3%
противоправное вмешательство в дела Церкви
95%
просто разговоры
2%
Всего проголосовало: 62

Архив

Система Orphus