Письмо Сергея Думенко Александрийскому патриарху

17 Января 20:30
0
Сергей Думенко написал патриарху Феодору письмо поддержки. Фото: СПЖ Сергей Думенко написал патриарху Феодору письмо поддержки. Фото: СПЖ

Сергей Думенко опубликовал «письмо поддержки» патриарху Феодору. В нем содержатся новые взгляды на каноны, историю и отношения между Церквами. Анализируем текст.

15 января 2022 г. Сергей (Епифаний) Думенко опубликовал на сайте ПЦУ свое письмо в адрес Александрийского патриарха Феодора по поводу создания Патриаршего  экзархата РПЦ в Африке.

Первое, что удивляет, так это вообще сам факт появления данного письма. За три года своего существования ПЦУ не успела отметиться ничем, кроме раскола в своих рядах, скандалов и рейдерских захватов чужих храмов. И тут вдруг глава ПЦУ заявляет о себе на международном уровне как о защитнике «обиженного» Александрийского патриархата. Письмо С. Думенко опубликовано сразу в переводе на греческий, английский, русский и украинский языки, причем первым на сайте стоит греческий текст, что для непосвященных выглядит очень странно.

Письмо Думенко к патриарху Феодору. Фото: официальный сайт ПЦУ

Ну и, конечно, перед поразительной исторической безграмотностью и потугами обвинить других в своих собственных грехах мы просто снимаем шляпу. Итак, по порядку.

6-е правило Первого Вселенского собора

В первом абзаце письма С. Думенко обвиняет РПЦ в нарушении 6-го правила Первого Вселенского собора. Правило сие гласит: «Да хранятся древние обычаи, принятые в Египте, и в Ливии, и в Пентаполе, дабы александрийский епископ имел власть над всеми сими. Понеже и римскому епископу сие обычно. Подобно и в Антиохии, и в иных областях да сохраняются преимущества церквей. Вообще же да будет известно сие: аще кто, без соизволения митрополита, поставлен будет епископом, о таковом великий собор определил, что он не должен быти епископом».

Правило это явилось ответом на Мелитианский раскол 306 г., когда епископ Мелитий Ликопольский разошелся с Александрийским епископом Петром в вопросе принятия в Церковь падших и начал рукополагать для Александрийской Церкви клириков. При этом действия Мелития были откровенно раскольническими, поскольку епископ Петр Александрийский был законным епископом, не отлученным от Церкви и не находившимся в общении с раскольниками.

Сегодня же предстоятель Александрийской Церкви патриарх Феодор совершенно очевидно сам стал раскольником, вступив в общение с отлученными от Церкви «иерархами» ПЦУ.

Если бы С. Думенко прочитал это Правило немного более внимательно (или вообще прочитал), то он бы понял, что оно как раз говорит о том, что именно он, С. Думенко, не может быть епископом: «Аще кто, без соизволения митрополита, поставлен будет епископом, о таковом великий собор определил, что он не должен быти епископом». На момент «рукоположения» С. Думенко Митрополитом Киевским был Блаженнейший Владимир (Сабодан), что признавалось всеми, в том числе и Александрийским, и Константинопольским патриархатами. И вот, без соизволения Митрополита Владимира, С. Думенко был поставлен «епископом», это уже не говоря о том, что «рукоположил» его отлученный от Церкви Филарет Денисенко.

А слова шестого Правила «и в иных областях да сохраняются преимущества церквей» говорят о том, что Константинопольский патриарх не имел никакого права в 2018 г. вторгаться на территорию Украины, поскольку на ней действует каноническая Украинская Православная Церковь.

Месть «Вашему Блаженству»

«Нам хорошо известно, что совершенное Патриархом всея России Кириллом по созданию так называемого экзархата в Африке совершенно не имеет канонических, пастырских и даже христианских мотивов, а имеет в своей основе исключительно желание мести Вашему Блаженству и возглавляемому Вами Патриархату за каноническое общение с Православной Церковью Украины».

Во-первых, Думенко утвердил ту самую причинно-следственную связь между признанием ПЦУ патриархом Феодором и созданием Русского Патриаршего экзархата в Африке, о которой не устают говорить в Москве.

Во-вторых, неизбежно возникает вопрос – за что и кому «мстили» клирики Александрийского патриархата числом 102, написавших прошения Московскому Патриарху о принятии их в юрисдикцию РПЦ? Причем многие из них написали эти прошения еще два года назад, сразу после признания патриархом Феодором ПЦУ. Они ведь не мстили, а просто не хотели вступать в общение с раскольниками.

В-третьих, то, что РПЦ собирается строить в Африке храмы, монастыри, организовывать учебные заведения и так далее, это что – месть? Из чувства мести можно что-то забрать, а когда, наоборот, отдают, это уже нечто другое. Собственно, РПЦ собирается делать в Африке то, что должен был делать Александрийский патриархат. Впрочем, говорить об этом пока еще рано, подождем, когда эти планы начнут реализовываться.

«Вторжение» в Киевскую митрополию

Далее С. Думенко повествует о «вторжении» Московского Патриархата в Киевскую митрополию. В частности, он пишет: «Во второй половине XVII столетия, воспользовавшись сложными обстоятельствами и политической силой царей, Патриархат Москвы вторгся в Киевскую Митрополию».

Речь идет о событиях 1686 г., когда Киевская митрополия была передана в юрисдикцию Московского Патриархата. Что же это за такие сложные обстоятельства, спровоцировавшие «вторжение»? Оказывается, это... угроза полного уничтожения православия на землях Украины и насаждение католичества в форме унии.

Вот что пишет Московский Патриарх Иоаким Константинопольскому Патриарху Иакову: «Пусть знает Твое Святейшество причину этого письма: Киевская митрополия много лет остается без архипастыря, кафедра вакантна, и удалена географически от Твоего Святейшества. Из-за дальности пути и опасности от диких народов при путешествии, киевская паства лишилась назидания, и от этого стала подвержена многим скорбям и развращению, а особенно в той части, которая находится в Польском государстве, так некоторые из духовенства, увидев Римский соблазн, переименовались из христиан в униаты и начали именовать себя по-разному: кто-то – митрополитом Киевским и Всероссийским, другой – блюстителем Киевского престола, чтобы постараться такими наименованиями всех христиан Киевской епархии от православной веры обратить в свое лжеучение и подчинить Римской церкви в унию».

Конечно, в этом случае можно сказать, что Московский Патриарх – лицо заинтересованное. Но вот то же самое утверждение, только не с церковной, а политической точки зрения встречаем в тексте «Конституции» Филиппа Орлика: «Не секрет, что славной памяти гетман Богдан Хмельницкий с Войском Запорожским восстал и начал праведную войну против Речи Посполитой Польской за права и вольности военные, но прежде всего за веру святую православную, которая разными тяготами власти польской была принуждаема к унии с церковью римской. А после искоренения иноверия из Отечества нашего с Войском Запорожским и малороссийским народом добровольно поддался и перешел под защиту Московского государства с единственной целью – только ради единоверия православного».

То есть, если опираться на точку зрения Орлика, то С. Думенко выражает сожаление, что Киевская митрополия оказалась в составе Московского Патриархата, а не Римо-католической церкви. Что ж, в свете сегодняшнего сближения ПЦУ и греко-католиков такое сожаление вполне объяснимо.

«Анафематствованный» Мефодий

С. Думенко пишет, что «вторжение» Московского Патриархата началось с некоего епископа Мефодия, которого незаконно назначили местоблюстителем Киевской митрополии, так же, как и сегодня РПЦ назначила митрополита Леонида Патриаршим экзархом в Африке.

«Как ныне митрополит Церкви России Леонид в Москве был назначен стать экзархом в Африке, так тогда в Москве посвятили в епископы в пределы Киевской Митрополии Мефодия, священника из Украины, назначив его, при живом каноническом митрополите Киевском и всея Руси Иосифе "местоблюстителем Киевской Митрополии". За такое беззаконие тогдашний Вселенский Патриарх наложил на Мефодия анафему», – написал С. Думенко.

Неизвестно, кто посоветовал Сергею Петровичу «блеснуть» знанием исторических фактов, но совет этот был весьма опрометчивым.

Во-первых, протопоп Максим Филимонов (в монашестве Мефодий) был поставлен не при митрополите Иосифе (коих, кстати, было два: Нелюбович-Тукальский и Шумлянский), а гораздо ранее, в 1661 г., при жизни Киевского митрополита Дионисия Балабана.

Во-вторых, митрополит Дионисий Балабан, несмотря на свою клятву в верности московскому царю, переметнулся к польскому королю и, соответственно, не мог управлять церковными делами на Левобережной Украине, включая Киев. Местоблюстителем здесь был Черниговский архиепископ Лазарь Баранович, лояльный Москве.

В-третьих, Мефодия Филимонова поставили вовсе не на Киевскую кафедру, а на Мстиславскую, поручив управлять церковными делами вместо Лазаря Барановича. Причем поставление это произвел местоблюститель Московского патриаршего престола митрополит Питирим.

В-четвертых, бедный Мефодий получил свою первую анафему не от Константинопольского, а от Московского патриарха Никона, который к тому времени уже успел отречься от престола, но затем заявил, что продолжает патриаршествовать.

В-пятых, анафему Мефодию от Константинопольского патриарха выхлопотали изменившие клятве и переметнувшиеся к польскому королю митрополит Дионисий Балабан и гетман Юрий Хмельницкий, которые обвиняли Мефодия в узурпации власти. Причем патриарх наложил анафему с их слов без всякого судебного разбирательства и даже без истребования письменных пояснений от Мефодия.

В-шестых, анафема эта была очень быстро снята после письма царя Алексея Михайловича Константинопольскому патриарху, в котором, в частности, говорилось: «Извещаем твое преблажентсво с мольбой о Мефодии, епископе святой твоей паствы <…> Отвергшийся нас и изменивший нам паствы твоей митрополит <…> Дионисий Балабан, отшедший к нашему неприятелю, польскому королю, по приказанию его приходил к ним и убедил многих из них быть под его рукою и соединиться с папистами. И как они уже готовы были отпасть, то мы убоялись, да не погибнут душами своими, болезненно попеклись о спасении их и, усмотрев сего мужа, Мефодия, тамошнего же уроженца, могущего направить их на истину, понудили рукоположит его, да не увязнут в дьявольские сети и живы будут». После этого анафема была снята, и Мефодий еще некоторое время совершенно законно управлял церковными делами. Правда, затем он переметнулся на сторону поляков, а потом обратно на сторону Москвы, но это уже другая история.

Время это было очень трагичным для Украины, но то, что С. Думенко называет «вторжением», было на самом деле защитой украинского православия от поглощения католицизмом в форме унии, а украинского народа – от истребления по причине постоянных набегов поляков и крымских татар, а также гетманских междоусобиц.

«Вторжение» или спасение?

С. Думенко не остановился на примере Киевской митрополии и поведал о «вторжении» РПЦ и в другие страны. Вот что он написал: «Необходимо не забывать о вторжении Церкви России и нарушении ею канонов во многих других случаях. Без всякого права эта Церковь и русское государство вторглись в XVIII веке в митрополии Крыма, принадлежащие Вселенскому Патриархату, в ХІХ века – в Грузию, которая пользовалась автокефалией, и в Бессарабию, принадлежащую Вселенскому Патриархату».

О том, что присоединение к Российской империи Крыма и небольшой части Бессарабии являлось не порабощением, а, наоборот, спасением проживавших там христиан от ужасов турецкого ига, можно более подробно ознакомиться в статье: «Как чиновники-пропагандисты ПЦУ обманывают доверчивых украинцев». Те, кто хотя бы вкратце знакомы с христианской историей Крыма, согласятся, что этот тезис Сергея Петровича выглядит особо циничным.

Единственным случаем, который не делает чести РПЦ, является Грузия. Там действительно была упразднена древняя автокефальная Грузинская Церковь и на ее месте возник Экзархат РПЦ. Однако и здесь вопрос стоял не в том, быть или не быть Грузинскому Патриархату, а быть или не быть Православию в Грузии вообще. В 1800 г. в Грузию вторгся аварский хан Омар по прозвищу Бешеный. Причем аварцы были всего только авангардом персидского шаха Фатх Али, который стремился захватить Грузию. И только включение Грузии, а точнее разрозненных на то время грузинских княжеств, в состав Российской империи спасло эту страну и, соответственно, Церковь от кровавой резни и возможного полного уничтожения.

«Вселенский» Московский Патриарх

С. Думенко пишет: «А после Второй мировой войны эта Церковь и сталинское государство вообще имели намерение провести так называемый Вселенский собор в Москве и объявить Патриарха Московского – «Вселенским».

Да, действительно такая идея была… у председателя Совета по делам РПЦ при Совете Министров СССР полковника Г. Г. Карпова. Он ее разрабатывал и даже докладывал об этом И. Сталину. Но дальше идеи дело не пошло. Стоит ли обвинять РПЦ в идеях, которые продвигали антицерковные власти?

Думается, С. Думенко стоило упомянуть в письме, что задолго до Г. Г. Карпова эту же идею продвигал Патриарх Константинопольский Афанасий III (Пателларий), известный у нас как святитель Афанасий Сидящий, Лубенский чудотворец. В 1653 г., буквально за несколько лет до событий, которые С. Думенко описывает как «вторжение» Московского Патриархата в Киевскую митрополию, святитель Афанасий предпринял путешествие в Москву с целью убедить царя Алексея Михайловича вступить в войну с Османской империей и после победы занять престол Византийских императоров. А Московский Патриарх, по задумке святителя, должен был получить титул «Вселенский». План этот был изложен довольно подробно в письменном виде. На обратном пути святитель Афанасий скончался в Лубенском Мгарском монастыре и сегодня почивает святыми мощами в Харьковском кафедральном соборе.

«На воре шапка горит»

Заканчивает Сергей Петрович свое письмо просто «шедевральным» образом. Он обвиняет Московского Патриарха в желании стать главой Православия, а само Православие сделать исключительно русским: «Мы убеждены в том, что Святейший древний Патриархат Александрии, вместе с Первопрестольным Вселенским Патриархатом и другими Богомудрыми Патриархами и Предстоятелями Святейших Автокефальных Церквей найдут надлежащее каноническое решение в такой ситуации, которое остановит попытку Патриархата Москвы превратить себя в Православии в кого-то схожего с католическим Папой, а само Православие – в русскую этноцентричную секту».

Подобные обвинения в адрес Московского Патриарха абсолютно беспочвенны, С. Думенко не способен привести ни единого факта, документа или высказывания, которые бы подтверждали эти обвинения. А вот если их обратить к патриарху Константинопольскому, то доказательств тут хоть отбавляй.

Начать можно с теории «первый без равных», сформулированной нынешним главой Американской архиепископии США Элпидофором (Ламбриниадисом). Она между прочим гласит: «Если мы будем говорить об источнике первенства, то источником первенства является тот самый человек, архиепископ Константинопольский, который именно как епископ является первым «среди равных», но как архиепископ Константинопольский является первым иерархом без равных (primus sine paribus)». Что это, как не папизм в чистом виде?

А вот слова самого патриарха Варфоломея из интервью изданию «Национальный вестник» по случаю 29-й годовщины пребывания на Константинопольском престоле: «Мы, православные, должны подвергнуть себя самокритике и пересмотреть нашу экклезиологию, если мы не хотим стать федерацией Церквей протестантского типа. Поскольку в нашем рукоположении во епископа мы клянемся подчиняться решениям Вселенских соборов, мы должны признать, что в неделимом Вселенском Православии есть один «Первый», не только по чести, но и «Первый» с особыми обязанностями и каноническими полномочиями, возложенными Вселенскими соборами».

А вот цитаты из выступления патриарха Варфоломея на Синаксисе в 2018 г.: «Православие не может существовать без Вселенского Патриархата… Вселенский патриарх как глава Православного Тела… Если Вселенский Патриархат… покинет межправославную сцену, Поместные Церкви станут “как овцы, не имеющие пастыря” (Мф. 9: 36)».

А касательно высказанного Думенко обвинения РПЦ в этноцентризме, так именно его проявления мы очень часто слышим от греческих иерархов. Не далее, как 6 июня 2021 г. Александрийский патриарх Феодор во время церемонии выпуска студентов африканской семинарии пожелал им распространять в Африке свет… эллинизма.

Так кто на самом деле претендует на звание «православного папы» и где пропагандируют свое национальное превосходство?

Заключение

По большому счету все эти письма, заявления и декларации ничего не стоят. Значение имеют дела или, точнее сказать, плоды этих дел. Господь сказал: «По плодам их узна́ете их» (Мф 7:16).

Каковы плоды создания ПЦУ? Захваты храмов, насилие, вражда и беззаконие. Каковы плоды признания ПЦУ со стороны Кипрской, Элладской и Александрийской Церквей? Разногласия между архиереями, смущение духовенства и паствы. В Африке это признание привело к нежеланию части клириков общаться с раскольниками и созданию Русского Патриаршего экзархата.

Какими будут плоды деятельности этого Экзархата – покажет время. Будем надеяться, что Православие в Африке ждет если не расцвет, то заметное развитие и укрепление. Это будет самым убедительным ответом и патриарху Феодору, и патриарху Варфоломею, и Сергею Петровичу Думенко, и всем остальным недоброжелателям. Для них всех альтернатива представляется следующей: или принести покаяние во всех своих беззакониях и возвратить Церкви утраченное единство, или продолжать исходить в бессильной злобе, пытаясь обвинять других в том, в чем виноваты сами.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также