Русский Африканский Экзархат: религия и геополитика

04 Января 19:46
0
РПЦ объявила о создании Экзархата Африки. Фото: СПЖ РПЦ объявила о создании Экзархата Африки. Фото: СПЖ

Создание Экзархата Африки – это не только ответ Александрийской Церкви на признание украинских раскольников, но и закономерное событие в процессе изменений в мире.

В самом конце 2021 года в православном мире произошло без всякого преувеличения историческое событие, которое окажет огромное влияние на Церковь – РПЦ объявила о создании Патриаршего Экзархата Африки.

Храмовый комплекс РПЦ в Йоханнесбурге, ЮАР. Фото: st-sergius.info

Церковь и политика

Вопрос взаимоотношений Церкви и политики очень сложный и неоднозначный. На протяжении всей истории Церкви в разных эпохах и разных политических ситуациях православными богословами высказывались разные точки зрения на эту проблему. С одной стороны, неоспоримым фактом является то, что Господь Иисус Христос политикой не только не занимался, но и показательно отверг перспективу своего участия в ней – ушел от нее по водам Галилейского озера: «Иисус же, узнав, что хотят прийти, нечаянно взять Его и сделать царем, опять удалился на гору один. Когда же настал вечер, то ученики Его сошли к морю и, войдя в лодку, отправились на ту сторону моря, в Капернаум. Становилось темно, а Иисус не приходил к ним. Дул сильный ветер, и море волновалось. Проплыв около двадцати пяти или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающегося к лодке, и испугались. Но Он сказал им: это Я; не бойтесь» (Ин. 6:15-20).

Своим апостолам Господь также заповедал заниматься совсем не политикой: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа…» (Мф. 28:19). Миссия Церкви как Тела Христова состоит вовсе не в том, чтобы участвовать в политических процессах.

С другой стороны, Церковь живет не в вакууме, а в мире, где политика является неотъемлемой его частью и касается всех сфер человеческой жизни. В истории Церкви не раз так бывало, что православные и еретики принадлежали к разным политическим лагерям. Так было при арианских спорах, иконоборчестве и во многих других случаях. Победа Православия или его поражение (промежуточное, как показывала дальнейшая история) часто сопровождались победой той или иной политической силы.

Как разрешить эту дихотомию, по большому счету не знает никто. Но можно высказать несколько утверждений, которые представляются правильными:

  • во-первых, Церковь не должна допускать нарушения моральных норм или канонических правил при взаимодействии с политическими силами;
  • во-вторых, Церковь не должна обслуживать политические интересы;
  • в-третьих, Церковь не должна допускать, чтобы ее ассоциировали с какими-либо политическими силами;
  • в-четвертых, при соблюдении трех вышеозначенных условий Церковь может воспользоваться помощью или возможностями, которые ей может предоставить то или иное государство, та или иная политическая сила.

Что говорят каноны

Нарушила ли РПЦ священные каноны, ступив на каноническую территорию другой Поместной Церкви и создав там параллельную иерархию? Сторонники Фанара/ПЦУ/Александрийского патриархата в своих публикациях однозначно говорят, что – да, нарушила, и более того – учинила раскол в Африке. Однако каждый здравомыслящий человек может увидеть, что поступок РПЦ – лишь реакция на реальный раскол, который в 2018 году создал Фанар, легализовав украинских раскольников на канонической территории Украинской Православной Церкви. При этом УПЦ на момент вторжения Константинопольского патриархата не пребывала в расколе с Православной Церковью, не обвинялась в ереси, не запятнала себя какими-то неблаговидными делами или решениями. Когда священноначалие РПЦ предупреждало Фанар, что своим вмешательством в Украину он откроет «ящик Пандоры», никто этого не хотел слушать.

Поступок РПЦ – лишь реакция на реальный раскол, который в 2018 году создал Фанар, легализовав украинских раскольников на канонической территории Украинской Православной Церкви.

В случае с созданием Русского Экзархата в Африке ситуация принципиально иная: Александрийский патриархат, признав ПЦУ, однозначно уклонился в раскол. Вот как об этом говорится в решении Священного Синода РПЦ от 29 декабря 2021 г.: «Вследствие уклонения в раскол Патриарха Александрийского Феодора, поминовения им за Божественной Литургией 8 ноября 2019 года главы так называемой "Православной церкви Украины" в числе Предстоятелей автокефальных Церквей, признания упомянутой раскольнической группировки и сослужения с ее главой 13 августа 2021 года, часть клира Александрийского Патриархата, заявив о своем несогласии с позицией Предстоятеля, обратилась в адрес Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с просьбой о принятии их в лоно Русской Православной Церкви». То есть на момент создания Русского Патриаршего Экзархата Африки Александрийский патриархат уже находился в расколе.

Можно было бы сказать, что РПЦ поступила в этой ситуации совершенно канонично, и так же канонично поступили африканские клирики, отложившиеся от своего патриарха и пожелавшие присоединиться к РПЦ. Но не все так просто и однозначно.

Существует Правило 15 Константинопольского Двукратного Собора, которое предписывает клирикам отлагаться от своих епископов в случае уклонения их в ересь: «Отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некие ереси, осужденные святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборного рассмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранить церковь от расколов и разделений».

Александрийский патриархат, признав ПЦУ, однозначно уклонился в раскол.

Это правило приводили в качестве аргумента русские иерархи и цари, когда самостоятельно без благословения Константинопольского патриарха избрали епископа Рязанского Иону митрополитом Киевским и всея Руси на Поместном Соборе 1448 г. (фактически провозгласили церковную автономию). Русские тогда решились на это по той причине, что Константинопольский патриархат впал в ересь, приняв Флорентийскую унию в 1439 г.

Интересная историческая деталь – митрополит Иона стал Предстоятелем Церкви не только в пределах Московского царства, но и Киевской Митрополии, которая находилась под властью Великого княжества Литовского. То есть Русская Церковь была тогда единой в двух государствах, а вот разделена на две митрополии она была не Константинопольским патриархом, а… римским папой Каликстом III 15 октября 1458 г. Папа, согласно Флорентийской унии, считал себя главой церкви и полагал, что подобные вопросы относятся именно к его компетенции. Константинопольский униатский патриарх Григорий III Мамма считал так же, и только после решения папы поставил «митрополитом Киевским, Литовским и всея Руси» некоего Григория Болгарина.

Да, впоследствии все признали такое положение вещей, но факт остается фактом: Киевская Митрополия была отделена от Московской совершенно неканонично главой католической церкви и пребывала в составе Константинопольского патриархата до 1686 г., когда решением Константинопольского патриарха Дионисия IV была воссоединена с Русской Церковью, которая к тому времени уже стала патриархатом.

Впрочем, это только лишь историческая ремарка. Вернемся к каноническим вопросам создания Русского Экзархата в Африке.

Повторим, согласно Правилу 15 Двукратного Собора клирики должны отлагаться от своих епископов, если те впадают в ересь. Но ведь раскол и ересь – это не одно и то же. Правило 1 Василия Великого говорит по этому поводу следующее: «Ибо древние <…> иное нарекли они ересию, иное расколом, а иное самочинным сборищем. Еретиками назвали они совершенно отторгшихся, и в самой вере отчуждившихся: раскольниками, разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных, и о вопросах, допускающих уврачевание: а самочинными сборищами назвали собрания, составляемыя непокорными пресвитерами, или епископами, и ненаученным народом». То есть раскол – это разделение во мнениях по вопросам, допускающим уврачевание, и он, в отличие от ереси, не оправдывает создание параллельной иерархии.

Так что же, РПЦ поступила неканонично? Опять-таки не все так просто. Дело в том, что все действия Фанара в Украине: признание раскольников, создание ПЦУ, «упразднение» УПЦ – это не только раскольнические действия, но и проявления самой настоящей ереси – ереси константинопольского папизма. И все те, кто соглашается с действиями Фанара, являются, прежде всего, сторонниками ереси. Ведь Церковь изначала исповедует, что только Иисус Христос есть Глава Церкви. Он осуществляет это главенство непосредственно и не нуждается ни в каких своих «заместителях», «викариях» или иных «исполняющих обязанности» здесь на земле. Это принципиальный вопрос, который не предполагает никаких компромиссов. Разногласие по этому вопросу не может быть уврачевано никак, кроме отвержения лжеучения о некоем иерархе, который является на земле главой Церкви или, если выразиться более дипломатично, имеет исключительные полномочия. Можно сказать, что ересь константинопольского папизма пока не осуждена соборно, но ведь всякая ересь отвергалась и осуждалась отдельными иерархами или Поместными Церквями еще до официального осуждения на Вселенских соборах.

Константинопольский папизм фактически был осужден на Архиерейском Соборе РПЦ в 2008 г. И хотя слово «ересь» тогда еще не прозвучало, а было дипломатично заменено на словосочетание «новая экклезиологическая концепция», но уже было сформулировано содержание этой ереси и указано, что РПЦ ее отвергает.

Константинопольский папизм фактически был осужден на Архиерейском Соборе РПЦ в 2008 г.

Текст Специального постановления гласил: «Собор выражает глубокую озабоченность в связи с тенденциями <…> проявляющимися в высказываниях некоторых представителей Святой Константинопольской Церкви. Отталкиваясь от не разделяемого всей полнотой Православной Церкви понимания 28-го правила IV Вселенского Собора, эти иерархи и богословы развивают новую экклезиологическую концепцию, которая становится вызовом для общеправославного единства. Согласно этой концепции: а) принадлежащей вселенскому Православию считается только та Поместная Церковь, которая состоит в общении с Константинопольским престолом; б) Константинопольский Патриархат имеет исключительное право церковной юрисдикции во всех странах православного рассеяния; в) в этих странах Константинопольский Патриархат единолично представляет мнения и интересы всех Поместных Церквей перед государственной властью; г) любой архиерей или клирик, несущий служение за пределами канонической территории своей Поместной Церкви, находится под церковной юрисдикцией Константинополя, даже если сам этого не сознает… д) Константинопольский Патриархат определяет географические границы Церквей и, если его мнение не совпадает с мнением той или иной Церкви по данному вопросу, может учреждать на территории этой Церкви собственную юрисдикцию. <…> Такое видение Константинопольским Патриархатом собственных прав и полномочий вступает в непреодолимое противоречие с многовековой канонической традицией, на которой зиждется бытие Русской Православной Церкви и других Поместных Церквей».

Почему Архиерейский Собор РПЦ не назвал ересь ересью? Потому, что шел 2008 г., еще не было вмешательства Фанара в Украину, и еще была надежда, что Константинопольские иерархи одумаются, осознают, что они движутся в ложном направлении.

А вот русский православный подвижник, клирик Константинопольского патриархата, ученик преподобного Силуана Афонского архимандрит Софроний (Сахаров) был более свободен в своих высказываниях. Еще в 1950 г. он написал следующее: «В настоящее время в недрах нашей Святой Церкви появилась великая опасность извращения догматического учения о ней. <…> Вы спросите: в чем же это искажение видно теперь? Отвечаем: в константинопольском неопапизме, который быстро из фазы теоретической пытается перейти в практическую. <…> Нужно ли говорить, что эта форма папизма также является экклезиологической ересью, как и Римский папизм?»

Константинопольский неопапизм, который быстро из фазы теоретической пытается перейти в практическую, является экклезиологической ересью, как и Римский папизм.

Архимандрит Софроний (Сахаров).

Можно предположить, что ересь константинопольского папизма будет названа ересью и осуждена на предстоящем в 2022 г. Архиерейском Соборе РПЦ, а затем в так называемом Амманском формате предстоятелями и представителями Поместных Церквей, которые не выразили согласие с этой ересью в форме признания ПЦУ.

Исходя из вышесказанного, можно утверждать, что РПЦ, создав Патриарший Экзархат в Африке, поступила правильно как с точки зрения канонов, так и с точки зрения церковной дипломатии, ведь подобное решение можно было принять почти сразу после признания Александрийским патриархом Феодором ПЦУ. Однако РПЦ ждала более двух лет, и можно предположить, что за это время проводились на разном уровне неформальные контакты с целью разъяснить Александрийским иерархам неканоничность и неконструктивность их позиции.

И лишь сейчас, когда стало ясно, что Александрийский патриархат прочно связал себя с Фанаром и ересью константинопольского папизма, РПЦ решилась на столь радикальные действия.

Почему экзархат, а не патриаршие приходы

Священный Синод РПЦ говорит, что решение создать Экзархат стало ответом на обращение африканских клириков, несогласных с решением Александрийского патриарха Феодора вступить в общение с раскольниками. Но чтобы их принять в юрисдикцию РПЦ, не нужно было создавать Экзархат, можно было придать им статус ставропигиальных приходов Московского Патриархата в Африке. На сегодняшний день такие приходы существуют в Египте, Тунисе, Марокко и ЮАР. Это вовсе не нарушает каноническую территорию Александрийского патриархата и не создает никакой параллельной иерархии. Почему же был выбран именно жесткий вариант с созданием Экзархата с его иерархической структурой?

РПЦ, создав Патриарший Экзархат в Африке, поступила правильно как с точки зрения канонов, так и точки зрения церковной дипломатии.

Можно предположить следующее: во-первых, в Московском Патриархате осознали, что Александрийский патриархат уже не способен признать свою ошибку, отозвать признание ПЦУ и восстановить отношения с РПЦ. Точка невозврата в этом вопросе уже пройдена, а значит, и нет никакого смысла в принятии половинчатых решений. Патриарх Феодор не станет раскаиваться в своем вероломном предательстве УПЦ и Блаженнейшего Онуфрия, былого единства не будет. Об этом свидетельствует и его первоначальная реакция на создание Экзархата. 31 декабря он заявил, что уже «дал послание, которое должны услышать другие Церкви, посягающие на это священное пространство, называемое миссией».

Во-вторых, есть серьезные основания полагать, что в ближайшем будущем к Патриаршему Экзархату присоединятся не только священники из Александрийского патриархата, но и архиереи. Об этом заявил новоназначенный Экзарх Африки митрополит Клинский Леонид. Соответственно, при простом умножении ставропигиальных приходов Московского Патриархата они бы оказывались не у дел. А при Экзархате они будут встраиваться в эту новую организационную структуру.

В-третьих, статус экзархата предполагает большую автономию и самостоятельность, чем совокупность ставропигиальных приходов. Статус экзархата позволяет местным архиереям и священникам, а также и простым верующим принимать большее участие в управлении этой структурой. Поэтому создание в Африке именно Экзархата представляется оправданным, хотя и не абсолютно бесспорным.

При чем тут геополитика

Дело в том, что сейчас в Африке происходят важные геополитические процессы, смысл которых сводится к следующему: влияние США и Европы слабеет, а влияние Китая, России (и в меньшей степени Турции) заметно растет. Россия в последние годы значительно увеличила свое присутствие в Африке в экономической сфере, а еще больше – в политической и военной. В октябре 2019 г. в Сочи приехали лидеры практически всех стран Африки на беспрецедентный саммит Россия – Африка, на котором был подписан ряд документов, усиливающих российское влияние в этом регионе. В 2022 г. запланировано проведение второго такого саммита, на котором будут приняты дорожные карты российско-африканского сотрудничества в экономической, научной и гуманитарной сферах.

Конечно, было бы неправильно утверждать, что усиление российского влияния в Африке обусловило создание там Патриаршего Экзархата, но складывающиеся политические обстоятельства предоставляют хорошие возможности для развития Экзархата и продвижения православной миссии на этом континенте.

С другой стороны, сокращение американского влияния как в Африке, так и в мире в целом негативно влияет и на все проекты, завязанные на США. В религиозной сфере это прежде всего проект продвижения интересов Фанара, создание ПЦУ и обеспечение признания этого проекта Поместными Церквями.

Но куда большее значение, чем описанные выше политические процессы в Африке, имеет общемировое разделение стран на два лагеря. Условно эти лагеря можно назвать либерально-глобалистским во главе с США и национально-традиционалистским во главе с Китаем и Россией. На сегодняшний день лидеры этих двух направлений обозначились, и между ними идет активная борьба за перетягивание в свой лагерь как ключевых стран (таких как Индия, Турция, страны Евросоюза), так и более мелких государств. Знаковым событием в процессе такого деления был организованный США так называемый «Саммит демократий», который в последний момент переименовали в «Саммит за демократию» (Summit for democracy). Предполагалось, что на него соберутся те государства, которые признаются США демократическими, и соответственно они будут поддерживать американскую повестку, а тем странам, которые не были приглашены, будет приклеен ярлык авторитарных. Правда, саммит оказался в целом неудачным.

Обозначилась также и повестка, которую продвигают вышеназванные блоки. В гуманитарной сфере блок, возглавляемый США, продвигает либерализм, свободу всяческих извращений, права ЛГБТ, идеологию BLM. В религиозной сфере – это экуменизм и деградация моральных норм.

Китай, Россия и другие страны предлагают консервативную или традиционалистскую повестку, согласно которой женщины должны быть женщинами, а мужчины – мужчинами, семья должна быть традиционной, а извращения должны называться извращениями, а не нормой. В этой повестке государства защищают свои традиционные конфессии и помогают им, хотя порой эта помощь и бывает часто слишком навязчивой.

Эти два блока пока находятся в стадии формирования, еще не известно, как они будут выглядеть и сумеют ли сформироваться вообще. Но на верность этим блокам уже сегодня присягают не только страны, но и некоторые религиозные организации. Например, Ватикан и Фанар уже четко дали понять, что они поддерживают США и их геополитическую и идеологическую повестку. Недавний визит патриарха Варфоломея в США это доказал совершенно определенно, хотя в ориентации Фанара на США не приходится сомневаться по меньшей мере в последние 70 лет. Таким образом и те Поместные Церкви (точнее, те иерархи этих Церквей), которые поддержали Константинопольский патриархат и его ересь константинопольского папизма, выразившуюся в создании ПЦУ, также сделали свой геополитический выбор. ПЦУ была создана по инициативе и при масштабной поддержке США. Признание или непризнание этой организации Поместными Церквями спровоцировало разделение в православии, а это значит, что на геополитический раскол в мире наложился и церковный раскол в Православии. Как сказал в недавнем интервью председатель ОВЦС РПЦ митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), «разделение в мировом Православии тоже свершившийся факт».

Для того чтобы Церкви, признавшие ПЦУ, смогли изменить свой выбор, должны произойти какие-то экстраординарные события, вроде ухода на покой патриарха Феодора с публичным раскаянием в нарушении канонов. Произойдет это вряд ли, а значит – успехи или не успехи США в той же Африке будут соответственно отражаться на Александрийском патриархате.

Но не зависимость от американской дипломатии является главной причиной негативных тенденций в Александрийском патриархате, которые, несомненно, будут только нарастать. Главное – это стремление продвигать не столько Православие как таковое, сколько эллинизм (зачастую в худшем его проявлении), о чем неоднократно заявляли предстоятели и иерархи так называемых греческих Церквей. Лично знакомый с религиозной ситуацией в Африке иерей Георгий Максимов написал у себя в тг-канале: «Современная греческая миссия в Африке – это в значительной степени "потемкинская деревня", эксплуатируемая кучкой греческих архиереев для того, чтобы собирать деньги с греков из других стран. Не все греческие архиереи такие, но многие. Африканцы не дураки и тоже это видят. Усталость от греков там копилась давно. Африка заслуживает лучшего». И даже если допустить, что отец Георгий несколько сгущает краски, все равно картина выглядит довольно плачевной.

Каковы перспективы Русского Патриаршего Экзархата

Решающее значение для этого вопроса будут играть кадры, т.е. личная вера и благочестие тех африканских клириков, которые решили перейти в юрисдикцию РПЦ. Недруги РПЦ уже поспешили заявить, что они якобы продались за деньги и вообще это раскольники-старостильники. Это неправда, все клирики, подавшие прошения о переходе в юрисдикцию РПЦ – это канонические иереи, не лишенные сана и не пребывающие под каким-либо иным прещением. Пока официальное их число – 102, но в самом ближайшем будущем следует ожидать увеличение их числа. Общую численность клириков Александрийского патриархата определить довольно трудно, но 102 человека – это примерно 20 % от общего числа. Для сравнения можно себе представить, что бы произошло, если бы в ПЦУ из УПЦ перешло 2,5 тысячи священников.

Можно утверждать, что большинство перешедших в РПЦ клириков – это ревностные пастыри, принципиально не согласные с нарушением священных канонов Церкви.

Можно утверждать, что большинство перешедших в РПЦ клириков – это ревностные пастыри, принципиально не согласные с нарушением священных канонов Церкви. Сделать такой вывод позволяют следующие обстоятельства: во-первых, многие из них обратились с соответствующей просьбой еще в 2019 г. сразу после признания патриархом Феодором украинских раскольников. То есть причиной обращения стало не что иное, как нарушение канонов Александрийским патриархом Феодором. Подобное обращение было очень мужественным шагом, ведь было неизвестно, примут ли их в РПЦ или нет, а вот со стороны Александрийского патриархата точно последуют всяческие прещения, наказания и тому подобное. Во-вторых, александрийские клирики не изменили своего решения, несмотря на лишение зарплат и угрозы физической расправы в их адрес. Например, викарий Танзанийской епархии греческий епископ Агафоникос, по словам местных священников, буквально, цитируем, «угрожал убить нас». И в-третьих, эти клирики решились перейти в РПЦ, прекрасно понимая, что их ждет длительное противостояние с оппонентами, борьба за приходы, церковное имущество и так далее. С житейской точки зрения гораздо комфортнее было бы не выступать против патриарха Феодора, а занять позицию: «жираф большой – ему видней», что сделали, кстати, очень многие священники и на Кипре, и в Греции, и даже на Афоне.

Таким образом, политические тенденции, общий настрой среди большой части африканского духовенства против засилья эллинизма, а также принципиальность перешедших в РПЦ клириков создают благоприятные условия для развития Патриаршего Экзархата. Вероятно, вскоре мы увидим пополнение Экзархата новыми священниками и даже архиереями, строительство новых храмов и развитие миссионерской работы на африканском континенте. В самом ближайшем будущем возникнет необходимость получения духовного образования местными кандидатами в священство, и здесь, думается, могут весьма серьезно помочь и украинские духовные школы. Возможно, украинские священники или даже архиереи будут отправляться в Африку с проповедью Евангелия, временно или на постоянной основе. Это было бы весьма символично, учитывая то вероломное предательство УПЦ, которое совершил патриарх Феодор. Что же до Александрийского патриархата, то он рискует вообще выродиться в номинальную структуру, в которой будет минимальное количество «живых» приходов, зато будет достаточное количество титулярных архиереев, готовых продвигать эллинизм и верховенство Константинопольского патриарха. Такой участи, конечно, не позавидуешь, но Александрийский патриарх сам сделал свой выбор. Впрочем, раскаяться никогда не поздно.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку, чтобы сообщить об этом редакции.
Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter или эту кнопку Если Вы обнаружили ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите эту кнопку Выделенный текст слишком длинный!
Читайте также