Новые-старые перлы Фанара: 5 примеров неправды

Тема первенства для Фанара очень важна. Фото: СПЖ

Патриарх Варфоломей рассказал украинским журналистам о своем первенстве, «неправильной» анафеме Филарета и прочие перлы. Разбираем и анализируем.

В день святого Николая по новому стилю патриарх Варфоломей побеседовал с украинскими журналистами. Разбираем новые-старые перлы главы Константинопольского патриархата и его помощника, присоединившегося к беседе. Цитаты приводим согласно изданию «Суспильне».

О Томосе для Украины и «Конституции» Филиппа Орлика

Патриарх Варфоломей постарался представить дело так, что якобы украинцы в течение многих столетий старались избавиться от церковной зависимости от Москвы, обращались за этим в Константинополь, и вот, наконец, мудрая «Церковь-мать» ответила на эти многовековые чаяния украинцев и даровала Томос Украине.

Патриарх Варфоломей: «Вопрос об автокефалии Украины возник не два и не три года назад – в течение прошлых веков украинцы прилагали огромные усилия, чтобы приобрести собственную Церковь, приобрести самоопределение».

В доказательство своих слов, глава Фанара привел цитату из так называемой Конституции Филиппа Орлика 1710 года: «Гетман после освобождения Отчизны от ига московского должен получить в столице Апостольской Константинопольской священноначальническую первоначальную власть, чтобы через нее возобновились реляции и послушание сыновнее к упоминавшемуся Апостольскому Константинопольскому престолу, от которого проповедью евангельской веры святой и власть удостоилась укрепления».

Во-первых, зададимся вопросом: а откуда это патриарх Варфоломей так хорошо знает этот документ? Не вложили ли в его уста данную информацию украинские переговорщики еще времен П. Порошенко? Если да, то они по сути подставили «его божественное всесвятейшество», поскольку «Конституция» содержит в себе много чего такого, что патриарха Варфоломея отнюдь не обрадует.

Во-вторых, процитированный патриархом Варфоломеем документ вовсе не является настоящей конституцией. Даже на сайте Верховной Рады он озаглавлен как «Договоры и постановления прав и свобод военных между Ясновельможным Его милости господином Филиппом Орликом, новоизбранным гетманом Войска Запорожского, и между генеральными лицами, полковниками и тем же Войском Запорожским с полным согласием с обеих сторон». И по названию, и по содержанию он касается только лишь отношений гетмана и казацкой старшины.

В-третьих, в тексте документа люди, населявшие Украину в те времена, ни разу не называются украинцами, а исключительно «народом малороссийским».

В-четвертых, в тексте есть обязательство подчинить Церковь в Украине Константинополю, но нет ни малейшего намека на желание этой Церкви получить автокефалию.

В-пятых, буквально несколькими строчками выше процитированного патриархом Варфоломеем текста «Конституции» прямо указывается, что переход Украины под власть Москвы имел одну-единственную цель – сохранение Православия. Цитата из «Конституции» Филиппа Орлика: «Не секрет, что славной памяти гетман Богдан Хмельницкий с Войском Запорожским восстал и начал праведную войну против Речи Посполитой Польской за права и вольности военные, но прежде всего за веру святую православную, которая разными тяготами власти польской была принуждаема к унии с церковью римской. А после искоренения иноверия из Отечества нашего с Войском Запорожским и малороссийским народом добровольно поддался и перешел под защиту Московского государства с единственной целью – только ради единоверия православного» (кто не верит – цитата по тексту на сайте Верховной Рады).

Если бы украинские чиновники дали патриарху Варфоломею прочитать весь текст данного параграфа, а не только его концовку, то глава Фанара просто ужаснулся бы от того, что данным текстом разбиваются не только все его «томосные» аргументы, но даже обличается его нынешний экуменизм. Ведь Филипп Орлик, который, кстати, был крещен в православии, затем окатоличился в иезуитском коллегиуме, потом снова стал православным, а в конце жизни принял ислам, и который отнюдь не симпатизировал Московскому царству, прямым текстом заявляет, что переход Украины под власть Москвы, во-первых, был добровольным, а во-вторых, имел целью спасти Православие от унии с католичеством. Более того, Ф. Орлик свидетельствует, что эта уния насаждалась в Украине насильно польскими властями. Этим ломается вся аргументация Фанара по предоставлению Томоса украинским раскольникам.

Филипп Орлик прямым текстом заявляет, что переход Украины под власть Москвы, во-первых, был добровольным, а во-вторых, имел целью спасти Православие от унии с католичеством.

О расколе в мировом Православии

Патриарх Варфоломей заявляет, что раскола в Православии нет, и тут же утверждает обратное: «Наши российские братья говорят, что произошел раскол. Нет раскола. Если он и есть, то они (россияне – Ред.) сделали его, разорвав общение с четырьмя Церквями. Никто другой не разрывал общение и не создавал раскола в лоне Православия».

Во-первых, раскол по факту есть, поскольку РПЦ и УПЦ приняли решение прекратить евхаристическое общение с Поместными Церквями, признавшими ПЦУ.

Во-вторых, вина за этот раскол целиком и полностью лежит на Константинопольском патриархате, поскольку именно он вступил в общение с украинскими раскольниками.

В-третьих, общение с Фанаром прекратили не только «российские братья» Константинопольского патриархата, но и УПЦ, а это более ста архиереев, около 13 тысяч священнослужителей, около 5 тысяч монашествующих и десятки миллионов мирян. Это не «российские братья», а народ Украины, или, по крайней мере, огромная его часть. Именно они выразили несогласие с действиями Фанара в Украине. И решение священноначалия УПЦ о прекращении общения – это констатация того факта, что Фанар, приняв украинских раскольников, сам стал на сторону раскола.

Цитата из Постановления Собора епископов УПЦ от 13 ноября 2018 г.: «Собор епископов Украинской Православной Церкви считает, что решения Священного Синода Константинопольского Патриархата от 11 октября 2018 г. относительно украинского церковного вопроса недействительны и не имеют никакой канонической силы. В частности, решение об установлении юрисдикции Константинопольского патриархата на территории Украины является следствием спекулятивной трактовки церковной истории. А решение о снятии анафемы и других церковных запретов с лидеров раскола и признании действительности псевдохиротоний, совершенных ими во время пребывания в расколе, является следствием искаженного толкования православных канонов. История Православной Церкви не знает случаев преодоления раскола путем его простой легализации. Приняв такие антиканонические решения, признав раскольников в сущем сане, Константинопольский Патриархат, согласно церковным правилам, сам стал на путь раскола. В связи с этим, евхаристическое общение Украинской Православной Церкви с Константинопольским Патриархатом в настоящее время невозможно и прекращается».

Впрочем, практически сразу за отрицанием раскола в Православии патриарх Варфоломей утверждает, что раскол все же есть. Но утверждает лишь для того, чтобы обвинить в нем РПЦ, которая якобы виновна в срыве Критского собора 2016 г.

Цитата патриарха Варфоломея: «Этот раскол был начат Россией в 2016 году, когда Московская церковь, и под ее влиянием три других Церкви, не прибыли на Святой и Большой Собор на Крите. Мы все вместе готовили этот Собор. До января 2016 года в Женеве, когда у нас было последнее собрание православных предстоятелей, все Церкви – и Россия – готовили этот Собор. И в последний момент не приехали россияне и еще три Церкви».

Это явная неправда. Не РПЦ давила на Поместные Церкви, чтобы те не ехали на Собор, а наоборот, отказ Антиохийской, Грузинской, Болгарской и Сербской (которая потом все же прибыла на Собор) Церквей участвовать в соборе вынудило РПЦ также отказаться от такого участия. Аргумент РПЦ был простым и логичным: коль не удается обеспечить присутствие всех Поместных Церквей, то Собор автоматически утрачивает статус всеправославного, а значит и его решения не будут иметь всеправославного авторитета. В таком случае Собор целесообразно отложить, о чем и писал Московский Патриарх Кирилл в Константинополь. Но Фанар откладывать Собор отказался. В действительности РПЦ собиралась на Собор, был уже определен состав делегации, куплены билеты и забронированы гостиничные номера.

Однако такая аргументация РПЦ вряд ли бесспорна. Гораздо более верной представляется позиция Грузинской Церкви (а также отдельных иерархов из некоторых других Поместных Церквей), которая отказалась ехать на Критский собор, аргументировав это не процедурными моментами, а принципиальным несогласием с тем, что в предлагаемых Константинополем текстах итоговых документов Собора содержатся догматические, канонические и терминологические погрешности.

Ну и главное – после проведения собора на Крите мы никакого раскола в Православии не наблюдали.

О мечте россиян

Цитата патриарха Варфоломея: «Мечта наших братьев-россиян – быть владыками православия. Этого никогда не произойдет, потому что Каноны Православной Церкви и действия Церкви на протяжении веков отдали первенство Константинополю. Константинополь всегда будет первой Церковью в системе Православных Церквей, а сестринская русская Церковь будет пятой».

Первое, что удивляет – это осведомленность главы Фанара о мечтах архиереев РПЦ. Он твердо уверен – «братья россияне» мечтают, скажем, не о полете на Марс, а о владычестве в православии. Впрочем, тут, скорее, будет уместно вспомнить о народной мудрости, в частности, о пословице «У кого что болит, тот о том и говорит».

Складывается впечатление, что тема первенства для патриарха Варфоломея то же, что кольцо всевластья для одного из героев Толкиена – «моя прелесть».

Если проследить за тематикой заявлений главы Фанара, то складывается впечатление, что тема первенства для патриарха Варфоломея то же, что кольцо всевластья для одного из героев Толкиена – «моя прелесть». И такое сравнение тем уместнее, что толкиеновский Голлум, владевший кольцом, и имевший к нему болезненное пристрастие, каждого подозревал в желании им обладать. В связи с чем уместно заметить следующее:

Во-первых, все споры о первенстве были решены самим Господом Иисусом Христом, который сказал своим апостолам по поводу этих споров: «И когда был в доме, спросил их: о чем дорогою вы рассуждали между собою? Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. И, сев, призвал Двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк. 9:33-35).

Во-вторых, спор апостолов о первенстве – это спор людей, еще не просвещенных Святым Духом о земных интересах. После сошествия на них Святого Духа в день Пятидесятницы такие споры стали в принципе невозможны. Их и не было, о чем говорит история ранней Церкви. Соответственно, возвращение к подобным спорам – это возвращение к падшему состоянию, к ветхому человеку, который, по слову апостола Павла, подлежит истлению (2 Кор. 4:16).

В-третьих, патриарх Варфоломей не может привести никаких доказательств своих обвинений в адрес РПЦ об узурпации первенства. По словам главы Фанара, такими доказательствами являются два факта: неучастие РПЦ в Критском соборе 2016 г. и сопротивление созданию ПЦУ. Однако элементарный здравый смысл подсказывает, что это никак не доказывает стремление РПЦ к первенству. 

В-четвертых, постоянные высказывания патриарха Варфоломея о том, что, согласно канонам, он имеет первенство и никому его не отдаст, как раз-таки и говорят о том, что каноны ему этого первенства не предоставляют. Иначе он бы просто молчал. Например, римский папа не говорит о своем первенстве в католичестве, потому что каноны этой религиозной организации однозначно закрепляют за ним это первенство.

Об анафеме Филарету Денисенко и Макарию Малетичу

Если кто уже не помнит: Филарет Денисенко – это бывший (сам он утверждает иначе) глава Украинской православной церкви Киевского патриархата, а Макарий Малетич – бывший глава Украинской автокефальной православной церкви, из которых затем была создана ПЦУ.

Цитата патриарха Варфоломея: «В Украине произошел раскол из-за того, что Москва запретила и подвергла анафеме Филарета и Макария, оттуда все и началось. Когда Украина потребовала автокефалию после обретения Независимости как государство, Москва не только не дала – она и не имела права давать ее, украинцы должны были ехать в Константинополь, – они обратились в Москву, и им не предоставили автокефалию в начале 90-х годов».

Что здесь не так?

  1. Если Филарет был архиереем, которого в РПЦ запретили в священнослужении и наложили на него анафему, то с Малетичем совершенно иная история. Он ушел из РПЦ в раскол в 1989 г. в качестве священника. Он никогда не был архиереем и таковым не является просто потому, что «хиротонисали» его в УАПЦ в 1996 году люди без епископского сана. Следовательно, «прощение» Малетича патриархом Варфоломеем как анафематствованного архиерея – абсурдно. Малетич – всего лишь запрещенный в служении бывший священник.
  2. Патриарх Варфоломей почему-то «забыл», что с 1997 года он полностью признавал анафему, наложенную на Филарета Русской Церковью, о чем свидетельствует его письмо Патриарху Алексию №282 от 15.04.1997 года: «Относительно анафематствования Филарета (Михаила Денисенко) и Глеба Якунина, а также относительно извержения из священного сана и низведения в разряд мирян Валентина (Русанцова), Адриана (Старины) и Иосафа (Шибаева). Получив уведомление об упомянутом решении, мы сообщили о нем иерархии нашего Вселенского престола и просили ее впредь никакого церковного общения с упомянутыми лицами не иметь».

В разговоре с украинскими журналистами глава Фанара рассказал, что направил письма Макарию и Филарету, объяснив, что «причины, по которым они были осуждены, не касались веры или догматики, а были дисциплинарными». Но если анафема Филарета была «неправильной», почему с 1997 по 2018 год патриарх Варфоломей просил своих архиереев никакого общения с анафематствованным Филаретом не иметь? Это осталось загадкой, как и то, почему эти «митрополиты получили прощение».

Если анафема Филарета была «неправильной», почему с 1997 по 2018 год патриарх Варфоломей просил своих архиереев никакого общения с анафематствованным Филаретом не иметь?

Цитата патриарха Варфоломея: «И Филарет и его соратники были наказаны, и отсюда началась большая рана на теле украинского православия. Наказанные Москвой украинцы обратились во Вселенский Патриархат, который со времен Четвертого Вселенского Собора, то есть с пятого века, имеет право принимать апелляции. Патриархат воспользовался этим правом, изучил проблему наших украинских братьев, простил их, а затем дал то, о чем просили украинцы, а именно автокефалию».

Упомянув IV Вселенский собор, глава Фанара очевидно имел в виду Правило 9, в котором, в частности, говорится: «Аще же на митрополита области епископ, или клирик, имеет неудовольствие: да обращается или к экзарху великой области, или к престолу царствующего Константинополя, и пред ним да судится». Фанариоты толкуют это Правило в том смысле, что вообще все споры во всех Поместных Церквях решаются в Константинополе как в последней инстанции. Однако это не так. Константинопольские патриархи имели право решать в последней инстанции только те споры, которые возникали внутри Поместной Константинопольской Церкви, а не в других Поместных Церквях.

Чтобы в этом убедиться, нужно прочитать Правило 28 того же IV Вселенского собора, которое определяет исчерпывающий список областей, подчиняющихся Константинопольскому престолу: «Посему токмо митрополиты областей, понтийские, асийские и фракийские, и такожде епископы у иноплеменников вышереченных областей, да поставляются от вышереченного святейшего престола святейшие константинопольские церкви». К тому же нельзя себе представить, чтобы клирики, например, Римской Церкви, в первом тысячелетии обращались бы за разрешением своих споров не в Рим, а в Константинополь.

О визите в Украину

В августе 2021 г. патриарх Варфоломей побывал с визитом в Киеве, был принят высшими должностными лицами государства и принял участие в торжествах по поводу 30-летия Независимости Украины. Свой визит он оценил как очень успешный. О том, что это далеко не так, можно прочитать в статье «Визит патриарха Варфоломея: итоги».

Цитата патриарха Варфоломея: «Всюду, где я ходил, меня благодарили за томос об автокефалии… Еще мне понравилось, что я увидел желание украинского государства сотрудничать с православной автокефальной церковью в Украине. То, что я читаю, что многие общины переходят в автокефальную Православную церковь Украины, – это еще раз подтверждает, что украинцы хотят иметь свою православную церковь».

Во-первых, почему патриарх Варфоломей, если его повсюду, как он утверждает, «благодарили за томос об автокефалии» проигнорировал многотысячный митинг верующих УПЦ под Верховной Радой, которые его ждали, чтобы в глаза сказать о своем отношении к этому Томосу? Глава Фанара позорно проник в здание с черного хода и быстренько уехал после встречи со спикером Верховной Рады.

Во-вторых, «желание украинского государства сотрудничать с православной автокефальной церковью в Украине» – это не что иное как нарушение украинскими властями конституционного принципа отделения церкви от государства, а также яркий пример дискриминации УПЦ.

В-третьих, упоминание главы Фанара о «переходах» общин в ПЦУ просто шокирует, поскольку они в большинстве своем представляют собой обычные силовые захваты. Например, в «Правом секторе» откровенно заявили, что они провели более 50 таких вот «переходов». Да и в целом, факты захватов храмов УПЦ настолько многочисленны и четко задокументированы, что их уже признали на уровне ООН, ОБСЕ и других правозащитных организаций.

И в-четвертых, десятки миллионов украинцев не хотят признавать ПЦУ и сохраняют верность УПЦ. На их мнение и их религиозные права главе Фанара наплевать? Ведь именно такую лексику он использовал, комментируя то, что в РПЦ его не поминают за патриаршим богослужением. «Я скажу на это – мне плевать! Да!» – заявил «его божественное всесвятейшество».

Грустные выводы

Все эти заявления патриарха Варфоломея свидетельствуют об одном – он продолжает упорствовать в своем нежелании признавать очевидные вещи, а именно:

  • Константинопольский патриарх не является главой всей Церкви и не имеет никаких исключительных полномочий по сравнению с другими предстоятелями;
  • ПЦУ создана незаконно, с нарушением канонов Церкви;
  • проект ПЦУ оказался неудачным: его отвергают миллионы украинских верующих, его не признает большинство Поместных Церквей, его сопровождают постоянные скандалы, связанные с недостойным поведением ПЦУшных «иерархов»;
  • действия Фанара в Украине не уврачевали раскол, а наоборот, углубили его и сделали перспективы его уврачевания практически нулевыми;
  • патриарх Варфоломей принес в Украину вражду, ненависть, насилие и нарушение прав верующих.

Поэтому насущным вопросом для всей Церкви становится обличение заблуждений патриарха Варфоломея, а особенно ереси «константинопольского папизма» на всеправославном уровне и оценка действий Фанара с точки зрения православных канонов.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Считаете ли вы, что суд над Порошенко отразится на религиозной ситуации?
да, это ослабит поддержку ПЦУ
21%
нет, Думенко уже наладил связи с Зеленским
56%
мне все равно
23%
Всего проголосовало: 372

Архив

Система Orphus