Католические дети Фанара в Украине: откровения главы УГКЦ

Святослав Шевчук считает Константинополь «церковью-матерью» для УГКЦ. Фото: СПЖ

Шевчук рассказал, что веру и богословие УГКЦ получила в 988 году от Константинополя, а сама уния возникла из-за оккупации Украины протестантами. Анализируем, так ли это.

21 ноября 2021 г. бразильская газета «Народный вестник» (Gazeta Do Povo) опубликовала интервью с главой УГКЦ Святославом Шевчуком. Это интервью официальный сайт УГКЦ даже не решился перевести с португальского на украинский язык, ограничившись английским переводом. Что же такого наговорил бразильцам лидер украинских католиков православного обряда?

Скриншот сайта gazetadopovo.com.br

Патриарх или нет?

Интересен заголовок статьи, в котором Святослав Шевчук назван «патриархом» украинских греко-католиков. Этот титул значится как в португальском оригинале интервью, так и в английском переводе на сайте УГКЦ: «Patriarch of the Ukrainian Greek Catholic Church…». Однако в реальности Шевчук патриархом не является, римская курия не признает за главой УГКЦ такого статуса. С 2005 г. по решению папы Бенедикта XVI ее глава носит титул «Блаженнейший Верховный Архиепископ Киево-Галицкий». Однако Святослав Шевчук, как и практически все его предшественники, добивается от Ватикана статуса патриархата для УГКЦ. А пока результата нет, глава УГКЦ называет себя патриархом сам, и дает соответствующую установку своему окружению и униатским СМИ. В июле 2019 года казалось, что такой метод сработал, и Ватикан, наконец, предоставит Шевчуку вожделенный патриарший статус. Папа Франциск неожиданно пригласил иерархов УГКЦ в Ватикан. Накануне визита в Рим украинские СМИ растиражировали тезис, что Святослав Шевчук едет в Ватикан не за чем иным, как за «патриаршеством», хотя сам он выражал надежду на это в более сдержанных формулировках. Но этот вопрос даже не обсуждался.

А ведь ожидания Шевчука не были беспочвенными. Сразу же после образования ПЦУ возникла тема объединения этой религиозной организации с УГКЦ. Лидеры двух конфессий встретились, договорились о сотрудничестве и даже заговорили о единстве. В интервью изданию «Главком» от 09.01.2019 г. Шевчук так и заявил: «Нужно сделать все, чтобы восстановить первоначальное единство Киевской Церкви в ее православной и католической ветвях». И для того, чтобы в этом объединении захватить лидерство, униатам позарез был необходим статус патриархата. Вот слова С. Шевчука, сказанные им в мае 2019 г. в Филадельфии: «Нам следует строить патриархат и протягивать руку к православным братьям для единства».

Собственно, Святослав Шевчук и говорил о своей религиозной структуре как о патриархате, только пока не признанном Ватиканом. Накануне визита в Рим в 2019 г. в интервью униатскому изданию РИСУ он заявил: «Мы функционируем как патриаршая Церковь. <…> Поэтому мы говорим, что патриархат строится, он не дается, а его признают. С нашей стороны мы делаем все для того, чтобы функционировать как патриаршая Церковь. А вопрос признания (не создания или провозглашения) – это вопрос, который принадлежит решению вселенского архиерея, и мы уважаем свободу его решения».

«Вселенский архиерей», то есть римский папа, статус патриархата решил тогда не давать. Причина, скорее всего – несбывшиеся ожидания от проекта ПЦУ. Когда президентом стал Зеленский, и ослабла поддержка этой структуры государством, прекратился и рост ПЦУ. Стало понятно, что главной конфессией страны она не станет. В такой ситуации для УГКЦ педалировать тему объединения с ПЦУ было незачем, а значит – незачем было давать униатам и статус патриархата.

Но сегодня ситуация меняется. ПЦУ снова в фаворе у власть имущих. Руководство Украины посещает Фанар и принимает его главу у себя. Премьер-министр Д. Шмыгаль заявляет о всяческой поддержке ПЦУ, в том числе и финансовой. Кроме того, экуменические контакты Ватикана и Фанара вышли на новый уровень. И с одной и с другой стороны звучат заявления о скором объединении двух конфессий. Поэтому тема объединения УГКЦ с ПЦУ, а, следовательно, и получения украинскими униатами статуса патриархата, стала вновь актуальной.

УГКЦ: католики или православные?

В заявлениях, которые Святослав Шевчук (как, впрочем, и другие униаты) транслирует на ту или иную аудиторию, можно проследить поразительную двойственность. Так для украинской аудитории УГКЦ представляется как «православная» церковь или, как нынче модно говорить у униатов, – «церковь Владимирового крещения». При этом единство с Ватиканом затушевывается или даже отрицается.

Для украинской аудитории УГКЦ представляется как «православная» церковь или, как нынче модно говорить у униатов, – «церковь Владимирового крещения». При этом единство с Ватиканом затушевывается или даже отрицается.

Например, в 2012 году, во время визита в Донецк Святослав Шевчук заявил: «Мы являемся Церковью, в которой православная традиция, обряд, литургия, православное догматическое богословие».

В 2018 году, во время «чина архиерейского найменування» одного из униатских иерархов Святослав Шевчук сказал: «Украинская греко-католическая церковь – церковь "Владимирового крещения", которая была, есть и будет душой украинского народа <…> Это – часть веры церкви князя Владимира <…> Мы не являемся членами Латинского патриархата». 

Подобные по смыслу заявления довольно часто звучат из уст главы украинских униатов. Нарратив, который транслируют униаты на внутриукраинскую аудиторию следующий – мы такие же православные, как и остальные православные, просто находимся в единстве с римским папой.

В трансляциях же на зарубежную аудиторию риторика кардинально меняется. Цитаты из интервью С. Шевчука изданию Gazeta Do Povo:

  • Сегодня нас более 5 миллионов украинских католиков внутри и за пределами Украины.
  • За пределами Украины, даже в Аргентине и Бразилии, наше правильное название Украинская католическая церковь.
  • Мы, католики византийцы или римляне.

Как видим, нарратив иной – мы такие же католики, как и остальные католики, просто сохраняем византийские обряды. То есть ни о каких православных догматах Шевчук речь не заводит.

В трансляциях на зарубежную аудиторию Шевчук утверждает, что в УГКЦ – такие же католики, которые просто сохраняют византийские обряды.

В сумме эти два взаимоисключающих нарратива дают тезис, который сейчас активно продвигается как Фанаром, так и Ватиканом: можно быть католиком и православным одновременно, различия Православия и католицизма несущественны, они касаются лишь неких богословских тонкостей, до которых простым людям вовсе нет дела, а также исторических конфликтов, которые вполне можно преодолеть.

С. Шевчук так об этом и заявляет: «Нашу византийскую традицию мы до сих пор сохраняем в качестве основного признака церковной идентичности, несмотря на то, что мы полностью общаемся со Святым Папой Франциском».

Однако такие слова – это ни что иное, как обычная ложь. И ложь, которая будет оставаться ложью до тех пор, пока римский папа не раскается во всех еретических заблуждениях, которых придерживается католичество. А пока этого не произошло, невозможно сохранять византийскую традицию, под которой С. Шевчук несомненно подразумевает традицию православную, и иметь общение с латинянами.

Как бы нас не уверяли С. Шевчук, папа Франциск или патриарх Варфоломей, разница между Православием и католицизмом – огромна, и она касается принципиальных для спасения души человеческой моментов. Более подробно с этими различиями можно ознакомиться в статье «Что не так с католиками», а если говорить коротко, они следующие:

  • исхождение Святого Духа от Отца и Сына, что означает умаление Божественности Святого Духа;
  • утверждение, что папа – видимый глава Церкви, что означает устранение главенства в Церкви Иисуса Христа;
  • извращение понимания сути спасения: вместо исцеления Христом поврежденной человеческой природы человек просто избавляется от наказания;
  • догмат о непорочном зачатии Богородицы, который означает, что Пресвятая Дева не нуждалась в Спасителе;
  • догмат о чистилище, что извращает изначальное учение Церкви о посмертной участи умерших;
  • практикуемый способ чувственной молитвы, который православными подвижниками строго запрещается и именуется прелестью;
  • утверждение о догматическом развитии, что позволяет вводить новые догматы и перетолковывать по своему усмотрению старые.

Католицизм принципиально несовместим с Православием, а все разговоры о возможности быть католиком с «византийской идентичностью» – это намеренные спекуляции, чтобы обольстить православных.

Все это позволяет утверждать, что католицизм принципиально несовместим с Православием, а все разговоры о возможности быть католиком с «византийской идентичностью» – это намеренные спекуляции с целью обольстить православных людей и убедить их в возможности объединения с Римом. Ради того, чтобы вдолбить в умы людей идею о возможности такого объединения, униаты не останавливаются даже перед тем, чтобы транслировать откровенное извращение исторических фактов.

Оказывается, история УГКЦ началась в 988 г.

Перейдем непосредственно к откровениям главы УГКЦ бразильскому изданию.

С. Шевчук: «История нашей Церкви началась в 988 году, когда киевский князь решил принять христианство не только для себя, но и для государства. Это произошло до Великого раскола между Западом и Востоком, который привел к рождению католической и православной церкви».

Во-первых, история украинских униатов берет начало не в 988 г., когда Русь крестилась в Православие, а в 1596 г., когда два украинских епископа, Кирилл (Терлецкий) и Ипатий (Потей), поехали в Рим и предали Православную веру, в знак чего принесли присягу на верность папе римскому и поцеловали у него туфлю.

Во-вторых, С. Шевчук сознательно манипулирует тем фактом, что раскол между Православием и католичеством датируется 1054 г. Однако всем известно, что главные заблуждения католичества утвердились в латинской церкви за несколько столетий до этого, а события 1054 г. лишь формально оформили разрыв общения. В конце X века Православие и католичество уже воспринимались как две разные идентичности (выражаясь языком С. Шевчука). Об этом говорит тот факт, что святой князь Владимир делал выбор между Православием и латинством, а еще иудаизмом и исламом. Следует также упомянуть, что в Риме незадолго до Крещения Руси царила «порнократия», когда папским престолом распоряжались женщины сомнительной репутации, ставившие на этот престол своих любовников или сыновей. Поэтому разница между Православием и латинством была огромна уже в 988 г.

В Послании преподобного Феодосия Печерского († 1074) к великому князю Изяславу о вере варяжской или латинской, написанном всего лишь через несколько лет после отпадения латинян от Церкви в 1054 г., говорится: «Господи, благослови! Я, Феодосий, худой раб Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, в чистой и правоверной вере рожденный и воспитанный добре в законе правоверным отцом и матерью христианкою, учившими меня следовать доброму закону и нравам православных, вере же латинской не приобщаться, не соблюдать их обычаев, и от собрания их бегать, и никакого учения их не слушать, и всех их обычаев и нравов гнушаться». То есть преподобный Феодосий говорит, что уже его родители знали о заблуждениях латинян и учили своего сына гнушаться ими. Напомним, эти слова наш великий святой сказал в то время, когда, по словам Шевчука, возникла в Украине униатская (католическая) Церковь.

Оказывается, Константинополь – это Церковь-мать для украинских католиков

С. Шевчук: «Мы получили нашу веру из Константинополя, и от этой Матери-Церкви произошла наша идентичность, наши традиции и наши обряды, которые включают не только церемонии, но и богословские и литургические традиции, наши культы и каноническую преемственность епископов».

С. Шевчук смешивает воедино «наши традиции и наши обряды», которые, при всей своей важности, все-таки являются второстепенными и «богословские и литургические традиции», под которыми следует понимать вероучение, т.е. то, во что мы верим, отступление от чего является предательством веры.

Внешняя православная обрядность была оставлена предателям Православия только лишь как ширма, за которой скрывалась измена вере святого князя Владимира.

После Брестской унии 1596 г., те, кто ее принял, действительно сохранили внешнюю обрядовую сторону Православия. Но в плане вероучения они полностью приняли латинскую догматику со всеми ее заблуждениями, описанными выше. Внешняя православная обрядность была оставлена предателям Православия только лишь как ширма, за которой скрывалась измена вере святого князя Владимира. Об этом прямо говорится в папской энциклике «Magnus Dominus», которую тот издал по случаю присоединения двух украинских архиереев к католицизму: «Мы, настоящим нашим постановлением принимаем досточтимых братьев, Михаила архиепископа митрополита и проч. епископов русских со всем их клиром и народом русским, живущим во владениях польского короля, в лоно католической церкви, как наших членов во Христе. И во свидетельство такой любви к ним, по апостолическому благоволению, дозволяем им и разрешаем все священные обряды и церемонии, какие употребляют они при совершении божественных служб и святейшей литургии».

То есть православная Константинопольская Церковь не могла быть Церковью-матерью для католиков в силу тех различий, о которых сказано выше.

Оказывается, украинские земли в конце XVI в. были захвачены протестантами

С. Шевчук: «Итак, в 1596 году, после падения Константинополя, наши епископы стремились к более широкому общению, потому что наши земли были захвачены многими протестантскими группами. Пытаясь найти свое место в этой новой ситуации после Тридентского Собора, они решили вступить в общение с Римом».

Как говорят в Украине, на городі бузина, а в Києві дядько. Что это за бурная фантазия, которая придумала «протестантские группы», захватившие Украину? Какое отношение имеет Тридентский собор к «нашим епископам»? И при чем здесь падение Константинополя, которое произошло почти за 150 лет до создания униатской церкви?

Впрочем, доля правды в этом абсурдном с исторической точки зрения пассаже все-таки есть. Дело в том, что в 1517 году, когда Мартин Лютер обнародовал свои 95 тезисов с критикой учения католической Церкви, в Европе началась Реформация, возник протестантизм, и влияние Рима значительно пошатнулось. Многие влиятельные европейские правители отказались подчиняться римскому папе. В самой католической Церкви образовалась довольно многочисленная партия тех, кто желал ее реформировать. Но римским понтификам удалось переломить ход событий и организовать так называемую Контрреформацию. Отправной точкой Контрреформации стал Тридентский Собор, который длился 18 лет, с 1545 по 1563 г., и который латиняне именуют XIX Вселенским собором. На этом Соборе была отвергнута идея реформирования католической Церкви, утверждены все сформулированные к тому времени догматы, включая чистилище, индульгенции и прочее, а все протестантские предложения были отвергнуты и названы еретическими. По итогам Тридентского Собора было составлено так называемое «Тридентское исповедание» («Professio fidei Tridentina»), которому должны были присягать все духовные лица, а также преподаватели. Так вот, Кирилл (Терлецкий) и Ипатий (Потей) в Риме присягали на верность именно этому Тридентскому исповеданию католической веры. Таким образом, лично они, по словам С. Шевчука, и «нашли свое место в этой новой ситуации».

Выводы

Интервью «патриарха» Святослава Шевчука следует рассматривать в контексте экуменических усилий Ватикана и Фанара по объединению своих конфессий. Оно призвано убедить читателей в том, что Православие и католицизм вполне совместимы друг с другом, а их представители могут объединиться в рамках единой религиозной структуры, сохраняя при этом свое вероучение и обряды. В качестве примера подобной структуры он представляет УГКЦ как некую «православно-католическую» Церковь «Владимирового крещения».

Но если дело Святослава Шевчука – убеждать людей в том, что уния не есть предательство Православия, а наоборот – дело полезное и нужное, то дело православных – утверждаться в своей православной вере и следовать заветам преподобного Феодосия Печерского, обличавшего латинские заблуждения и заповедовавшего своим потомкам чуждаться их, и не поддаваться льстивым увещеваниям.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus