УПЦ и политики: Неочевидные выводы из Великого крестного хода 2021

Религиозный выбор часто в сознании людей подменяется выбором политическим. Фото: СПЖ

Во время Великого крестного хода мы видим некоторых политиков рядом с Предстоятелем. Как к этому относиться и как Церкви строить с ними свои отношения?

После Великого Крестного хода 2021, собравшего 350 тысяч верующих, экспертами и аналитиками было написано и высказано много правильных и логичных выводов, суть которых сводилась к тому, что Церковь показала способность защищать свои права и что реализация нынешней антицерковной политики не будет для властей легкой прогулкой. Однако более спокойные и вдумчивые рассуждения могут привести также и к иным выводам, не столь очевидным как те, что обозначены выше.

Сейчас, когда прошло некоторое время и первоначальный восторг от Великого крестного хода миновал, предлагаем порассуждать о том, с какой стороны может исходить угроза для Церкви, почему она может быть более существенной чем антицерковные законы и захваты храмов. Хотя повторимся, эти выводы – неочевидны.

https://spzh.news/mediafiles/Dv5NZX/c0THoQ_60fffcaea5ce93_70245702.jpeg
Великий Крестный ход 2021. Фото: СПЖ

Из года в год внимательный наблюдатель может заметить, как во время Великого крестного хода рядом с Блаженнейшим Предстоятелем УПЦ с Владимирской горки в Киево-Печерскую лавру идут известные украинские политики. Кого-то из них мы постоянно видим в храмах на богослужениях, другие предпочитают демонстрировать свою религиозность там, где есть объективы ТВ-камер и внимание СМИ.

Что кроется за таким «крестохождением» во главе шествия рядом с Предстоятелем? Искреннее выражение православной веры и демонстрация своей верности УПЦ? Исполнение религиозного долга? Или же пиар-ход, работа на электоральном поле и попытка ассоциировать верующих со своей политической силой?

Неочевидный вывод первый: не только религиозность

Рискнем предположить, что все это вместе взятое. Определенный пиар также имеет место. Ведь если бы у политиков было только искреннее намерение помолиться за Украину, пройти вместе с другими людьми Крестным ходом, стать одним из 350 тысяч крестоходцев, то они бы не искали себе место рядом с Блаженнейшим Онуфрием, а просто шли бы в рядах простых людей, там, где нет телекамер и объективов фотоаппаратов. В полном соответствии с заповедью Христовой: «И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6:5,6).

Святоотеческое учение о борьбе со страстями говорит о том, что даже самые внешне благовидные поступки могут быть в основе своей греховны.

Конечно, крестный ход не предполагает буквальное исполнение этих слов, но, тем не менее, любой человек, известный и неизвестный, может постараться сделать так, чтобы его во время крестного хода видел преимущественно один Бог, а может – чтобы его видели еще и журналисты, телевизионщики. Поэтому для политиков шествование рядом с Предстоятелем УПЦ – это не только выражение религиозности, но и нечто более земное.

Однако о том, в какой степени для каждого отдельного политика это пиар или же искренняя вера знает лишь один Бог. Часто даже сам человек может заблуждаться в оценке своих мыслей, чувств и намерений. Святоотеческое учение о борьбе со страстями говорит о том, что даже самые внешне благовидные поступки могут быть в основе своей греховны. Самое доброе дело может быть вменено человеку в грех, если после него он станет гордиться и любоваться своей мнимой добродетелью.

Народная пословица также гласит, что добрыми намерениями бывает вымощена дорога в ад. О том, как это может происходить, порассуждаем ниже.

Неочевидный вывод второй: верующие как политический ресурс

Первым, кто грубо «спалился» на этой теме, был скандально известный народный депутат Илья Кива. Не успел еще завершится Великий крестный ход, как он заявил: «Запомните тех, кто сегодня пришёл на крестный ход, а самое главное – их количество! Именно эти люди придут сносить к чертям собачим преступную власть Зеленского уже этой осенью! Считайте, сегодня была репетиция!»

И получил не менее оперативную отповедь спикера УПЦ протоиерея Николая Данилевича. «Верующие УПЦ не собираются делать переворот или новый майдан в стране и сбрасывать Президента В. Зеленского ни этой осенью, ни следующей весной», – написал на своей странице в Фейсбук спикер УПЦ.

Если рассматривать данные заявления по сути, то они выглядят следующим образом: И. Кива, известный своей критикой Зеленского, по-панибратски записал сотни тысяч верующих Церкви в свои «союзники» и решил, что УПЦ поучаствует в захвате власти в стране (под Кивиным, надо понимать, руководством).

Дать «от ворот поворот» И. Киве было легко, ведь утверждение об участии Церкви в госперевороте абсурдно само по себе. К тому же Кива – это человек, который буквально несколько лет назад заявлял следующее: «Сегодня, выйдя из церкви, почувствовал желание освободить Киево-Печерскую Лавру от захвативших и насиловавших ее московских фсбшных упырей в рясах и вернуть святыню украинскому народу. Уверен, с освобождением и возвращением Лавры, начнётся возрождение и освобождение украинской земли».

Но будет ли так же легко Церкви отказать в каких-либо просьбах гораздо более порядочным и умным людям, которые являются верующими УПЦ и оказывают ей реальную поддержку?

https://cont.ws/uploads/pic/2019/7/Krestnyj-hod-v-Kieve.jpg
Великий Крестный ход, 2019 г.

Ведь есть политики, которые являются доцентами Киевской Духовной академии и семинарии УПЦ, поддерживают фестивали православного кино; активно занимаются благотворительностью, занимаются опекой детских домов и т.д. Многие имеют церковные ордена и медали.​​​​​​

https://i0.wp.com/df.news/wp-content/uploads/2020/08/101670819_1685557894931727_3029992715512336907_n.jpg?w=960&ssl=1
Диакон Вадим Новинский во время богослужения в Киево-Печерской лавре

А Вадим Новинский по благословению Митрополита Онуфрия в 2020 году и вовсе принял сан священнослужителя.

Нет ничего предосудительного в том, чтобы верующие люди видели, кто из политиков поддерживает истинную Церковь, а кто раскольников, и голосовали на выборах, учитывая этот момент. Это вполне логично, но логика эта земная, человеческая.

Безусловно, все эти люди делают добро для Церкви, сражаются с антицерковными законами в стенах Верховной Рады и так далее. За их деньги построены многие храмы, облагодетельствованы многие семьи, вылечены многие больные. Честь им, хвала и многая лета! Но вместе с тем, они занимаются политической деятельностью, борются за власть, участвуют в выборах и иных формах политической борьбы. И у них вольно или невольно возникает искушение использовать свою истинную или внешнюю церковность, доверие верующих, как пиар, как некий ресурс в политической борьбе.

Повторим, если бы этого искушения не было, мы бы не видели их рядом с Блаженнейшим Онуфрием или другими архиереями на крестных ходах, торжественных богослужениях или иных церковных мероприятиях, а их благотворительная деятельность не была бы проиллюстрирована фотографиями на партийных сайтах.

Само по себе все это не является, ни греховным, ни предосудительным. Это просто земное, житейское. Да, все это не выставляется демонстративно напоказ (надеемся, что так), просто идет информирование людей о том или ином политике, но ведь Господь заповедует все это делать немного иначе: «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного» (Мф. 6:1).

Опять же, нет ничего предосудительного в том, чтобы верующие люди видели, кто из политиков поддерживает истинную Церковь, а кто раскольников. А соответственно – учитывали бы этот момент при голосовании на выборах. Это вполне логично, но логика эта земная, человеческая и ведет она к тому, что данные политики может быть от этого и выигрывают, но дело Христово на земле от этого страдает. Отсюда…

Неочевидный вывод третий: ассоциация Церкви с определенными политическими силами

П. Порошенко, В. Зеленский, Д. Шмыгаль и многие другие политики и высшие госчиновники поддерживая Православную церковь Украины демонстрируют свою солидарность именно с этой религиозной организацией. А тем самым, хотят они того или нет, ассоциируют с ПЦУ свои политические силы. Все это умело раскручивается СМИ, и в результате в обществе формируется стереотип, согласно которому так называемые патриоты, приверженцы «европейского выбора», сторонники определенных политических партий не могут быть верующими УПЦ, они могут реализовывать свою религиозность только в ПЦУ, или в крайнем случае в Украинской греко-католической церкви. Этот стереотип является в корне своем неверным, но он существует. «Кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф 22:21), – сказал Господь, но в украинском обществе сформирован иной стереотип: в ПЦУ ходят «патриоты», а в УПЦ – «ватники».

И конечно же, такая деятельность вышеупомянутых политиков является деструктивной для религиозного сознания общества. Но и политики, поддерживающие УПЦ, по сути льют воду на ту же мельницу. Они вольно или невольно способствуют ассоциации УПЦ со своими политическими силами и наоборот.

В Церкви есть место всем, не зависимо от политических предпочтений. А демонстративная поддержка определенных религиозных организаций определенными политическими силами делает эту истину неочевидной в глазах очень многих граждан.

Вот и получается, что религиозный выбор часто в сознании людей подменяется выбором политическим. Разделения по политическим симпатиям проецируются на религию, и Церковь оказывается вовлеченной в те политические разделения, которые существуют в обществе, в то время как Церковь должна быть выше этих разделений.

В Основах социальной концепции РПЦ об этом говорится достаточно четко: «Единство Церкви как таинственного тела Христова (Еф. 1. 23), от неповрежденного бытия которого зависит вечное спасение человека, является для нее наивысшей ценностью. <…> Перед лицом политических разногласий, противоречий и борьбы Церковь проповедует мир и соработничество людей, придерживающихся различных политических взглядов. Она также допускает наличие различных политических убеждений среди ее епископата, клира и мирян, за исключением таких, которые явно ведут к действиям, противоречащим православному вероучению и нравственным нормам церковного Предания».

Иными словами, в Церкви есть место всем: и демократам, и монархистам, и социалистам, и всем прочим. А демонстративная поддержка определенных религиозных организаций определенными политическими силами делает эту истину неочевидной в глазах очень многих граждан.

Неочевидный вывод четвертый: ассоциация Церкви с властью

Опять же цитата из Основ социальной концепции: «В истории Церкви имеется немало случаев общецерковной поддержки различных политических доктрин, взглядов, организаций и деятелей. В ряде случаев такая поддержка была связана с необходимостью отстаивания насущных интересов Церкви в крайних условиях антирелигиозных гонений, разрушительных и ограничительных действий инославной и иноверной власти».

Самый свежий пример – это ситуация в Черногории, где Сербская Православная Церковь, само существование которой было поставлено под угрозу, вынуждена была призвать своих сторонников голосовать на выборах за противников тех политических сил, которые проводили антицерковную политику. В результате к власти пришли оппозиционные на тот момент партии, которые отменили самые одиозные пункты антицерковного закона, хотя далеко не все.

В краткосрочной перспективе Церковь выиграла, но концептуально – проиграла. Этот проигрыш состоял в том, что в глазах многих граждан Черногории Церковь стала восприниматься не столько как сакральная сущность, сколько как разновидность общественно-политической организации, участвующей в политической борьбе и получающая от этой борьбы дивиденды или убытки.

Церковь ведет людей в Царство Небесное, но это умозрительно и не настолько очевидно, а политические победы – вот они, перед глазами.

В Украине уже прозвучали намеки на то, что УПЦ может позаимствовать пример Черногории. В феврале 2021 г. спикер УПЦ протоиерей Николай Данилевич в передаче «Право на веру» YouTube-канала «Перший Казацкий» сказал: «Нас приятно удивила реакция православных в Черногории. Представьте себе: половина населения Черногории вышла на улицы городов и сел. <…> У нас тоже много выйдет. Каждое воскресенье храмы нашей церкви посещает около 2 млн. населения как минимум, в большие праздники и больше. Думаю, что на улицы городов может выйти приблизительно такое же количество людей, если будет в этом необходимость. Поэтому мы принимаем и с интересом смотрим на опыт Сербской церкви и православных черногорцев в отстаивании своих религиозных прав».

Действительно, соблазн велик: на очередных (или внеочередных) выборах мощно поддержать церковным ресурсом политические силы, лидеры которых ходят в крестном ходе рядом с Блаженнейшим Онуфрием, способствовать тому, что они придут к власти, а затем иметь с этого прекращение давления на Церковь, отмены антицерковных законов и прочие «плюшки».

Но, во-первых, существует риск того, что несмотря на церковную поддержку данные политические силы потерпят поражение и вместо прекращения гонений последует их значительное усиление. А во-вторых, в случае победы в общественном сознании прочно закрепится нарратив: Церковь ведет к земному царству, к политической победе. Это видимо и осязаемо. Да, Церковь говорит, что ведет людей в Царство Небесное, но это умозрительно и не настолько очевидно. А политические победы – вот они, перед глазами.

Победа «процерковных сил» (назовем это так) также неизбежно приведет к тому, что к Церкви потянутся люди, которые будут видеть в Ней способ добиться определенных должностей, или завести полезные деловые связи, или получить иные житейские выгоды. Конечно, в некоторой степени это было всегда в церковной истории, даже во времена гонений, как ни странно это звучит. Но во времена внешнего благоденствия и благоволения со стороны властей, количество таких людей возрастает просто в огромном количестве. И это порой оказывается для Церкви более губительным, чем внешнее давление.

Вывод пятый, на этот раз вполне очевидный: Церковь не от мира сего

Процитируем снова Основы социальной концепции: «Церковь — не от мира сего, так же, как ее Господь, Христос — не от мира сего. <…> Церковь призвана действовать в мире по образу Христа, свидетельствовать о Нем и Его Царстве». Соответственно все, что способствует этому свидетельству должно приниматься, а все, что препятствует – отвергаться. Вовлечение Церкви в политику тем или иным образом явно препятствует миссии Церкви на земле, но история показывает, что избежать этого полностью чаще всего не удается.

«Церковь, являясь телом Богочеловека Христа, богочеловечна. Но если Христос есть совершенный Богочеловек, то Церковь еще не есть совершенное богочеловечество, ибо на земле она воинствует с грехом, и ее человечество, хотя внутренне и соединено с Божеством, далеко не во всем Его выражает и Ему соответствует» (Основы социальной концепции).

Церковь не может запретить кому-либо идти рядом со священноначалием в крестных ходах, не может запретить размещать информацию о благотворительных акциях политиков на сайтах политических партий, не может отмежеваться от своих верующих на том основании, что они занимаются политикой или бизнесом. Но вместе с тем, Церковь может выработать некий кодекс поведения своих верующих, занимающихся политикой, определить допустимую степень демонстрации политиками своей приверженности, прочертить красные линии за которые не должны заходить такие политики.

И все это лучше всего сделать сейчас, когда Церковь находится в немилости у власть имущих, потому, что когда/если политическая ситуация изменится в более благоприятную для Церкви сторону, то может стать поздно.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к извинениям папы римского перед православными за ошибки католиков?
извинения – это хорошо, вижу в этом дружественный знак
5%
пусть откажется от догматов РКЦ, тогда поверю
34%
это просто дипломатическая вежливость
61%
Всего проголосовало: 472

Архив

Система Orphus