Так что же говорил Блаженнейший Владимир на самом деле?

Митрополиту Владимиру приписывают не то, что он считал в действительности. Фото: СПЖ

Имя Блаженнейшего Владимира часто вспоминают раскольники, манипулируя его словами о расколе, патриотизме и отношении к автокефалии. Что он говорил на самом деле?

5 июля исполняется 7 лет со дня смерти Митрополита Владимира (Сабодана). И все прошедшие годы не прекращаются попытки выставить его сторонником объединения с раскольниками, приписать ему некие «автокефальные» взгляды и прочее. В одном из своих интервью племянник митрополита Владимира, епископ Барышевский Виктор (Коцаба) сказал, что «сегодня есть некоторые деятели церковные и нецерковные, которые пытаются приписать Блаженнейшему Владимиру высказывания, которые он никогда не говорил». То есть владыка прямым текстом говорит о действиях людей, которые стараются оболгать память покойного Предстоятеля УПЦ. Они цитируют какие-то отдельные слова, обрывки фраз, щедро сдобренные собственными «нужными» комментариями. А что же говорил Блаженнейший на самом деле? Существует документ, в котором собраны взгляды Митрополита Владимира, что называется, в концентрированном виде. Давайте прочитаем и проанализируем.

Называется этот документ «Украинская Православная Церковь: день нынешний и перспективы». Это так называемая инаугурационная речь, зачитанная Митрополитом Владимиром 18 февраля 2008 г. во время торжественной церемонии присвоения Блаженнейшему степени почетного доктора «Honoris causa» Христианской богословской академии в Варшаве. В полном виде она была опубликована в Церковном календаре на 2009 г. под редакцией епископа Переяслав-Хмельницкого Александра (Драбинко), впоследствии ушедшего в раскол.

Обложка церковного календаря УПЦ за 2009 год

Прежде чем перейти к анализу этого документа, вспомним, в какое время он был написан.

Прошло три года с тех пор, как победил «оранжевый» майдан. Еще не наступил финансовый кризис 2008 г. Еще не отмечалась 1020-летие Крещения Руси, на которое в Киев прибыли патриархи: Московский Алексий II и Константинопольский Варфоломей. Но президент Украины Виктор Ющенко уже вел активную подготовку к этому событию, проводил переговоры с украинскими конфессиями об объединении с Фанаром. Да-да, Киевскому патриархату и УАПЦ тогда предлагали войти в состав Константинопольского патриархата, и они были на это согласны. И все сорвалось, главным образом из-за нежелания главы УПЦ КП Филарета Денисенко отказываться от своего «патриаршества».

В 2008 году Киевскому патриархату и УАПЦ предлагали войти в состав Константинопольского патриархата, и они были на это согласны.

Тогдашние власти действительно хотели создать в Украине альтернативную «московской» церковную структуру, но делали это далеко не такими насильственными методами, как десятилетием позже при П. Порошенко. И вот в это самое время и появляется документ «Украинская Православная Церковь: день нынешний и перспективы». Чуть позже, в июне 2008 г., Блаженнейший Владимир на Архиерейском соборе РПЦ представил еще один документ: «Украинское Православие на рубеже эпох», но, в силу специфики именно соборного документа, он дает несколько меньшее представление о взглядах Митрополита Владимира на церковные дела.

Итак, анализируем инаугурационную речь Блаженнейшего Владимира в Варшаве. Для удобства сгруппируем затронутые в речи вопросы в три блока.

Отношение к государству и политике

Первое, на что обращает внимание Митрополит Владимир — это то, что Украина, как и абсолютное большинство современных европейских государств, имеет светский характер. Плохо это или хорошо, но это факт, который Церковь должна принять как данность.

Митрополит Владимир: «Мы можем по-разному относиться к концепции светского государства, обсуждать его преимущества и недостатки, однако должны признать, что сегодня эта концепция безальтернативно доминирует во всех европейских странах, а также в большинстве неевропейских стран. В поликонфессиональной Украине альтернативы такому подходу нет».

Но вместе с этим Блаженнейший утверждает, что государство не может вмешиваться в церковные дела, поскольку не имеет для этого ни компетенции, ни полномочий.

Митрополит Владимир: «Следует подчеркнуть, что государство не может быть компетентным в вопросах веры. У него нет, скажем так, соответствующего инструментария, который дает возможность отличить истину Божественного откровения от ереси. Соборный же разум Церкви, живущий в онтологическом единстве с Господом, раскрывает догматы веры и свято хранит их».

Обратим внимание на то, какую аргументацию использует Митрополит Владимир. Он говорит о Церкви как о мистическом Теле Христа, а не как об организации множества людей, существующей в социуме. Иными словами, Церковь в мире, но не от мира сего, и поэтому к ней нельзя подходить с секулярными мерками, нельзя смотреть на Нее как на влиятельную общественную организацию и, тем более, нельзя пытаться использовать Ее для решения каких-либо земных задач. Это резко контрастирует с заявлениями нынешних представителей ПЦУ, в т.ч. бывшего митрополита Александра (Драбинко), которые говорят о Церкви как о некоем земном институте, приносящем пользу государству и обществу, но совершенно забывают о внеземной Ее сущности и целях.

Нетрудно заметить, что сегодня государство грубо нарушает это утверждение покойного Предстоятеля. Государство берет на себя ответственность не только вмешиваться в церковные дела, но и определять каноничность или неканоничность тех или иных конфессий, а также решать иные сугубо религиозные вопросы.

По мнению Митрополита Владимира, отношения религиозных организаций и государства должны строиться на принципах невмешательства в сферу компетенции друг друга.

По мнению Блаженнейшего, отношения религиозных организаций и государства должны строиться на принципах невмешательства в сферу компетенции друг друга. Государство должно предоставить религиозным организациям равные права в соответствии с законом, оно не должно пытаться использовать такие организации в своих целях, а религиозные организации не должны прибегать к помощи государства для решения межрелигиозных проблем.

Митрополит Владимир: «Основная функция государства – обеспечить условия для свободного существования Церкви и удержаться от соблазна рассматривать Церковь или так называемые традиционные вероисповедания как некое неофициальное "министерство духовных дел ". Церковь же, в свою очередь, должна побороть соблазн искать государственную поддержку, пользуясь светской терминологией, в конкуренции с другими конфессиями».

Как видим, это именно то, чем занимается сейчас ПЦУ, и к тому же устами своего руководителя признает, что без этого существовать просто не может. Что же касается соблазна для государства решить с помощью Церкви свои вопросы, то этот соблазн не просто существовал всегда, но и государство ему всегда поддавалось.

Митрополит Владимир: «Анализ религиозной политики Украинского государства 1992-2007 гг. свидетельствует, что все три президента Украины (Л. Кравчук, Л. Кучма и В. Ющенко) были и есть сторонниками создания «единой Поместной Церкви», усматривая в ней один из механизмов становления и консолидации украинской нации».

При этом Блаженнейший говорит, что на все вопросы в адрес государства для чего ему нужна Поместная Церковь, какое место она будет занимать в государстве, и каковы будут у нее отношения с государством, ответа не последовало. Но на УПЦ постоянно оказывалось давление, чтобы она согласилась на создание такой «единой Поместной». Это давление варьировалось от «выталкивания на периферию общественной жизни до предложений статуса по сути государственной Церкви в обмен на те или иные условия». Но статус Церкви должен решаться прежде всего самой Церковью, исходя из своих религиозных задач, а не задач построения государства и общества.

Митрополит Владимир привел и целый ряд претензий к государству:

  • непредоставление УПЦ в целом статуса юридического лица;
  • невозвращение церковного имущества;
  • приглашение, вопреки мнению Церкви, папы римского Иоанна Павла II в Украину;
  • отказ законодательно зафиксировать особую роль Православия в становлении украинского народа и государства;
  • произвол местных органов власти в отношении УПЦ преимущественно на западе Украины.

Подводя итог темы взаимоотношений Церкви и государства, Блаженнейший Владимир сказал:

«Какой главный вывод смогла сделать наша Церковь относительно церковно-государственных отношений за прошедший период? В чем заключается урок, преподнесенный нам историей?

Первое. Невзирая на исторические бури и сложности в отношениях с государственной властью, Церковь должна следовать по пути свободы, оставаясь внутренне и внешне независимой от государства.

Второе. Любое давление на Церковь со стороны государства в условиях демократии неприемлемо и даже нерационально, поскольку оно не может радикальным образом и в течении длительного времени влиять на церковную жизнь. Правда, такое давление эффективно лишь при одном условии, а именно, если церковная иерархия не ведет соглашательской политики, но публично указывает на факты нарушения прав верующих».

Невзирая на исторические бури и сложности в отношениях с государственной властью, Церковь должна следовать по пути свободы, оставаясь внутренне и внешне независимой от государства.

Митрополит Владимир (Сабодан)

В точном соответствии с этими словами Митрополита Владимира епископат УПЦ не прогибается под государство, а отстаивает права верующих всеми законными путями.

Что же касается отношения к политике вообще, то в этом вопросе Блаженнейший утверждает одну основополагающую вещь: Церковь не может по своей сути иметь те или иные политические предпочтения: «Ничто так не может навредить единству Церкви, как влияние политических процессов. Проникая внутрь церковной жизни, политика отравляет ее и разделяет верующих на "правых" и "левых", "помаранчевых" и "бело-синих", поклонников "восточной" и "западной" моделей цивилизации. <…> Церковь творит Евхаристия, и все, что в ней происходит, происходит в контексте Евхаристии. Но нет ничего более чуждого Евхаристии, чем политика, тем более политика этноцентрическая».

Отношение к раскольникам

Митрополит Владимир также затрагивает вопрос об отношениях с иными конфессиями в Украине. Он говорит, что самые доброжелательные отношения УПЦ имеет с римо-католической церковью в Украине, что отношения с греко-католиками оставляют желать лучшего. И особое внимание уделяет именно раскольникам: УПЦ КП и УАПЦ, отношения с которыми называет самыми проблематичными.

Чуть ли не главным аргументом своего вмешательства в церковные дела Украины Константинопольский патриархат называл «пассивность» Украинской Православной Церкви. Мол, УПЦ и РПЦ не обращали внимание на проблему раскола, в результате чего миллионы верующих пребывали вне Церкви. Этот аргумент ложный. И Блаженнейший Владимир, и епископат УПЦ прекрасно осознавали эту проблему и никогда не отвергали возможность диалога с раскольниками.

Митрополит Владимир: «Вне Церкви нет полноты истины и благодати. Однако истина и благодать не могут быть предметом обладания и гордости. Поэтому сохраняя невредимой чистоту своей веры и каноничность своей иерархии, Украинская Православная Церковь не пребывает в «гордом уединении» – она открыта для диалога с отделившимися от нас братиями».

Одну из основных причин раскола Блаженнейший видит в том обстоятельстве, что Церковь, только-только освободившаяся в конце 80-х из-под гнета советского государства, не успела воцерковить сознание тех миллионов людей, которые пришли к Церкви и принесли в нее свое мирское мировоззрение и, прежде всего, националистическую идеологию.

Митрополит Владимир: «Общеизвестно, что в советский период Православная Церковь была крайне ограничена в своей миссионерской и просветительской деятельности. Она не имела возможности проводить катехизацию; приходская жизнь часто ограничивалась совершением богослужений. Таким образом, в начале 90- гг., когда в Украине возникло мощное национально-патриотическое движение, многие православные христиане, не имевшие возможности углубить свои познания в вере, стали жертвами романтической этнофилетической идеологии.

Прежде всего от этой идеологии пострадала интеллигенция, которая ошибочно увидела в Церкви инструмент сакрализации молодого украинского государства. Позже этнофилетическая идеология охватила и часть православного клира. Возник раскол».

Далее Блаженнейший Владимир описывает контакты УПЦ с представителями УПЦ КП и УАПЦ, и даже некоторые успехи в переговорах с последними. Он говорит, что в целом сохранилась единая догматическая основа, на которой возможен диалог, хотя и признает, что экклезиологическое сознание раскольников небезупречно и «даже граничит с ересью». Но самое главное, что Предстоятель УПЦ выделил в диалоге с раскольниками, так это необходимость искреннего неподдельного покаяния с их стороны.

Митрополит Владимир: «Позиция нашей Церкви в вопросе преодоления раскола и восстановления церковного единства в Украине не обусловлена никакими политическими причинами или желанием публично унизить других. Мы ожидаем от лидеров тех, кто пребывает в расколе, личного подвига – осознания своего трагического положения и необходимости благодатного покаяния. Покаяние не может быть «унизительным»; напротив, оно возвышает человека, поскольку следствием покаяния является возобновление полноты благодатного общения с Богом. Но оно не может сводиться к подписи под каким-то дипломатическим меморандумом. Профанация Таинства не принесет церковного единства и мира».

Мы ожидаем от лидеров раскола личного подвига – осознания своего трагического положения и необходимости благодатного покаяния. Покаяние не может быть «унизительным»; напротив, оно возвышает человека, поскольку следствием покаяния является возобновление полноты благодатного общения с Богом.

Митрополит Владимир

Что же касается вопроса о каноническом статусе УПЦ как автономной Церкви, то Блаженнейший Владимир считал его оптимальным в текущих общественно-политических условиях и подлежащим пересмотру только в контексте преодоления раскола. Также он заострил внимание на том факте, что УПЦ имеет больше канонических прав и свободы в решении церковных вопросов чем, к примеру, Элладская Православная Церковь, формально имеющая статус автокефальной.

Отношение к вызовам современности

Говоря о том, что Церковь не должна участвовать в политике, митрополит Владимир распространял этот подход и на вопрос поддержки евроинтеграционных устремлений Украины, или наоборот их неприятия.

Митрополит Владимир: «Сознательно уклоняясь от политической деятельности, УПЦ фактически не принимает участия в общественной дискуссии о "цивилизационном выборе", считая, что Церковь должна выполнять свою спасительную миссию в любых историко-политических условиях».

В то же время Блаженнейший указывает и на те опасности, которые ждут наше общество в случае успешной евроинтеграции. Причем не столько формально-юридической, сколько ментальной.

Митрополит Владимир: «Евроинтеграция содержит в себе и несет с собой искушение релятивизмом. Ее герои, ее кумиры верят не в истину, а в компромисс. Основополагающие ценности современной Европы – формальны. Похоже, колыбель христианской цивилизации почитает право быть (или не быть) христианином больше Христа. Современная Европа лелеет святость свободы выбора. Однако возможность выбора не может быть положительной целью человеческой жизни – лишь его предпосылкой, не более. Если мы спросим среднестатистического европейца о позитивных ценностях, то есть в конечном итоге, для чего стоит жить и за что стоит умирать, скорее всего, ответа мы не услышим».

С тех пор прошло 13 лет, евроинтеграция зафиксирована в Украине на законодательном уровне, а в самой Европе господствует идеология ЛГБТ, гендерного равенства, сексуального «просвещения», нивелирования института семьи и так далее. Думается, что в этих условиях Церковь уже не может оставаться в стороне от общественных дискуссий о «цивилизационном выборе», потому что сам этот выбор уже отнюдь не нейтрален по отношению к христианской морали и нравственности. Если европейская цивилизация развивается по пути все большего отхода от Евангельских заповедей, то Церковь обязана сказать свое слово по вопросу «цивилизационного выбора» нашего общества. В то же время митрополит Владимир говорит о том, что нашему народу и другим восточно-европейским народам (при условии, если они сохранят свою веру и христианское самосознание) есть что предложить Западной Европе, есть что засвидетельствовать перед секулярным и постмодернистским западным обществом.

Заканчивает свою речь Блаженнейший Владимир следующими словами: «Европейское общество тоскует о Боге, хотя современные европейцы нередко забывают Его Имя. Миссия Церкви – напомнить нашим современникам, что настоящая красота и общение возможны лишь во Христе Иисусе, Который обновляет наше сердце тотчас, как оно Ему открывается».

Заключение

Как видим, речь Митрополита Владимира в Варшаве развенчивает многие мифы, которые создаются вокруг его имени и отвечает на многие вопросы. Он не был сторонником категорического отказа от диалога с раскольниками, но также он не допускал возможности «воссоединения» без осознания греха раскола и покаяния в нем. Он прекрасно видел опасности для Церкви в различных моделях церковно-государственных отношений и честно говорил о них. Он осознавал те вызовы, которые ставит перед Церковью евроинтеграция, но не боялся дать на них ответ, исходя из твердой веры во Христа.

Также понятно, что церковное самосознание нынешнего руководства УПЦ нисколько не изменилось и не отступило от тех принципов, которые озвучивал Блаженнейший Митрополит Владимир. Нынешний Предстоятель УПЦ Блаженнейший Онуфрий также говорит о том, что Церковь служит Богу, а не государству и обществу и также признает покаяние необходимым условием для преодоления раскола. Иного и не может быть, ибо «Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки Тот же» (Евр 13:8).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к словам патриарха Феодора, что англикане – это Церковь-сестра
поддерживаю, мы все христиане
4%
есть только Православная Церковь, все остальные – отпавшие от нее
65%
после предательства Феодора серьезно не воспринимаю его слова
31%
Всего проголосовало: 735

Архив

Система Orphus