Индульгенция пожилым католикам (предъявить в чистилище)

Глава РКЦ предоставит пожилым католикам индульгенции. Фото: СПЖ

Папа предоставляет старикам индульгенции. Что это означает, отчего в Православии подобное невозможно, и почему у нас с католиками разное понимание греха и покаяния?

Папа Франциск решил подарить пожилым католикам на первый Всемирный день пожилых людей так называемую полную индульгенцию. Данная новость предоставляет нам хороший повод обратить внимание на принципиально разное понимание в Православии и католичестве таких понятий, как грех, покаяние, спасение и вообще отношения Бога и человека. Это особенно важно в свете безудержного стремления патриарха Варфоломея и прочих православных (или уже «православных») экуменистов поскорее объединиться с латинянами.

Латинская индульгенция, конец XIV в.

За что дают нынешнюю индульгенцию

Получить индульгенцию нынешней миссии можно, если посетить 25 июля 2021 г. мессу в Ватиканской базилике, которую собирается отслужить папа Франциск. Можно поучаствовать в других церковных мероприятиях в этот день. Можно посетить «пожилых братьев и сестёр, которые находятся в нужде или в затруднительном положении, например, больных, отверженных, инвалидов».

Если пожилые люди и вообще верующие не могут по серьёзной причине покинуть свой дом, полную индульгенцию они могут получить, если совершат что-то из вышесказанного виртуально, по интернету. А можно вообще, «когда слова Папы Римского и богослужения будут транслироваться по телевидению и радио, а также с помощью новых средств социальной коммуникации» помолиться Богу и вверить Ему «страдания своей жизни». Если слова папы и молитвы верующих по времени не совпадут, то тоже не страшно.

При этом, как сказано в решении папы, «это духовное благо смогут стяжать пожилые люди и все верующие, которые в духе покаяния и милосердия приступят к таинствам исповеди и евхаристии, молясь о нуждах Святейшего Отца». Здесь под «нуждами Святейшего Отца» подразумевается то, о чем папа призывает всех молиться в конкретный период.

Также «дар индульгенции верующие смогут обрести не только для себя, но и для усопших, для отпущения их временной кары в чистилище».

Агентство Vatican News, сообщая об индульгенции в День пожилых людей, обращает особое внимание на следующее: «Апостольская пенитенциария предоставила для людей старшего возраста и верующих во всём мире полную индульгенцию, то есть освобождение от временной кары за грехи, вина за которые уже изглажена в Таинстве Примирения».

В этой фразе ухо православного верующего должны покоробить слова о том, что Бог, как утверждают латиняне, карает за грехи даже тогда, когда Он сам их простил в «Таинстве Примирения», что покаяние и исповедание своего греха не избавляет человека от кары Божией, пусть даже и временной. Избавляет от этой кары папа римский посредством выпуска индульгенций.

У католиков покаяние и исповедание своего греха не избавляет человека от кары Божией.

И здесь мы подходим к главному различию между католическим и православным пониманием греха, наказания и покаяния.

Католическое учение о покаянии, чистилище и индульгенциях

Проповедь Христа началась со слов: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф 4:17). Однако латиняне учат, что покаяния, оставления своих грехов, сожаления о них и исповеди с получением разрешительной молитвы недостаточно. Человек, совершая грех, наносит оскорбление Богу, нарушает Божественную справедливость и приносит ущерб мирозданию. И то, что человек раскаивается, обращается к Богу и исповедует свой грех, влияет только на виновность человека. Все последствия греха остаются, и за них человек должен понести ответственность, быть наказанным, претерпеть кару. Божественное правосудие, по мнению латинян, не может удовлетвориться лишь раскаянием грешника. Любое преступление должно неминуемо породить наказание. Это является главным требованием Божественной справедливости.

Наказание налагается Богом, во-первых, для восстановления нарушенной грехом Божественной справедливости, а во-вторых, для удовлетворения Бога, якобы разгневанного грехами человека. Претерпевая муки и страдания в этой жизни или в чистилище, а возможно, что и там и там, человек приносит удовлетворение (satisfactio) Богу и примиряется с Ним.

Латиняне утверждают, что человек в Таинстве покаяния («примирения», по латинской терминологии) освобождается от вины за совершенный им грех и, соответственно, может рассчитывать на вход в Царство Небесное. Но не сразу, а после того, как он принесет Богу удовлетворение (satisfactio) и восстановит Божественную справедливость. Это satisfactio можно принести определенным количеством молитв, постов, поклонов, добрых дел, милосердия, паломничеств по святым местам и так далее. Можно – претерпением различных страданий, вольных или невольных. Каким образом католики высчитывали, какой грех изглаживается каким количеством молитв и прочих дел, остается загадкой.

Здесь очень важно не перепутать католическое satisfactio и православную епитимию. Оба этих понятия возникли из покаянной практики Церкви первых веков. Но уже к концу первого тысячелетия западные христиане стали видеть в этой покаянной практике способ избежать наказания Божия за грехи, а восточные христиане – духовный труд, направленный на искоренение страстей, живущих в человеке, и исправление человеческой природы, поврежденной грехом. В западном христианстве люди стали бояться именно наказания от Бога за грехи, а в восточном страшен был сам грех, так как именно грех разделяет человека и Бога. Еще святитель Иоанн Златоуст говорил: «Грех сам есть величайшее наказание, хотя бы мы и не были наказаны».

Если же в земной жизни у человека не набиралось нужного количества добрых дел, и Божественная справедливость была удовлетворена лишь частично, то, по мнению католиков, по смерти душа такого человека попадала в чистилище, т.е. особое место в загробном мире, где она мучилась до тех пор, пока Божественная справедливость не была удовлетворена полностью, а душа не очищалась от последствий греха. Затем такая душа могла пойти в рай. Уменьшить страдания души в чистилище могут помочь молитвы и добрые дела тех, кто еще живет на земле, а также приобретение индульгенций.

Почему появились индульгенции

Одной из первых форм индульгенций (indulgentia) были так называемые разрешительные грамоты (litterae remissionis), которые выдавались в XI-XIII вв. римскими понтификами, их легатами, епископами или даже аббатами за различные пожертвования, паломничества и другие дела благочестия. Дальнейшая богословская разработка католического учения об индульгенциях привела к следующим утверждениям:

  • поскольку грех рассматривается латинянами как оскорбление (contumelia) Бога, похищение у Него должной чести и Его бесчестие (exhonoro), то грешник пребывает виновным до тех пор, пока не возместит «ущерб похищения» и даже «больше, чем было похищено» (Ансельм Кентерберийский) и должен понести временную кару за грехи;
  • такую временную кару вместо конкретного грешника, в том числе уже умершего, может понести и другой человек. Для этого он должен заказать мессу, раздать милостыню, приобрести индульгенцию и так далее;
  • Церковь в лице папы и подчиненных ему епископов имеет власть вязать и разрешать (так называемая «теория власти ключей»), и эта власть распространяется как на избавление вины за грех в Таинстве покаяния, так и на избавление от наказания за грех в форме индульгенции;
  • христианские святые в своей жизни сделали огромное количество добрых дел и перенесли огромное количество страданий, что является избыточным для их собственного спасения. Эти сверхдолжные заслуги (merita superabundantia), не пропадают, а поступают в особую «сокровищницу Церкви» (thesaurus meritorum), из которого папа и иные иерархи могут черпать эти заслуги и подавать их тем, у кого их не хватает для избавления от чистилища или иных временных мук.

Как нетрудно заметить, подобное учение предоставляет широкие возможности для злоупотреблений в сфере отпущения грехов, превращая ее в очень прибыльный бизнес или средство для достижения политических целей. Эти злоупотребления были широко распространены в Средневековье, когда торговля индульгенциями превращалась в самую настоящую финансовую пирамиду. В самых неприглядных случаях эти злоупотребления обличались самими римскими папами или соборами латинских епископов. Однако и без злоупотреблений все католическое учение об индульгенциях, грехе и удовлетворении Божественной справедливости является чудовищным извращением того понимания покаяния, которое открыл людям Господь Иисус Христос, и которое до сегодняшнего дня содержит Православная Церковь.

Индульгенции и разрешительные грамоты

Справедливости ради следует сказать, что примерно с XVI века в практике так называемых греческих Церквей стали использоваться (правда, не официально) «разрешительные грамоты», которые считались аналогами католических индульгенций. А Поместный Константинопольский собор 1727 г. попытался узаконить эту практику, приняв следующее постановление: «Оставление грехов в письменной форме, которое Восточная Христова Церковь именует «разрешительными грамотами», а латиняне – «индульгенциями»… дается Христом в святой Церкви. Эти разрешительные грамоты выдаются во всей Соборной Церкви четырьмя святейшими патриархами: Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским».

Как видим, это постановление отождествляет «разрешительные грамоты» и индульгенции и описывает их суть согласно католическому учению. Этот исторический факт не означает того, что Православная Церковь приняла латинское учение, а демонстрирует лишь степень влияния католических школ на православное богословие того времени. После падения Константинополя в 1453 г. и установления власти турок-мусульман над православными греками, единственной возможностью получения православного духовного образования стало обучение в западных католических школах. Для этого, как правило, абитуриенты принимали католичество, чтобы после учебы опять вернуться в православие и продолжить духовную карьеру.

И в XVI веке эта практика уже стала давать свои плоды в форме заимствования католических нововведений и, в частности, индульгенций. В некоторой форме практика использования «разрешительных грамот» существовала и на Руси, преимущественно на территории современной Украины, которую усердно старались окатоличить поляки, владевшие в то время нашей страной. В XVII веке такая практика на Руси была прекращена, а в середине ХХ в. от нее отказались и греки. Эта практика была не повсеместной, а скорее сводилась к единичным случаям. Она не имела особого влияния на православное богословие и на практику духовной жизни, и, конечно же, и близко не приобрела таких размахов предоставления индульгенций, как то было в католичестве.

Православное учение о покаянии (оно же Евангельское)

Православное учение о покаянии и вообще о взаимоотношениях Бога и согрешившего человека с наибольшей полнотой изложено в притче о блудном сыне. Нелишним будет привести ее полный текст.

«Еще сказал: у некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: "отче! дай мне следующую мне часть имения". И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав всё, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил всё, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожка́ми, которые ели свиньи, но никто не давал ему.

Придя же в себя, сказал: "сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих". Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему: "отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим». А отец сказал рабам своим: «принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! Ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся". И начали веселиться» (Лк 15:11-24).

В описанных здесь отношениях Бога и человека нет места ни нарушению Божественной справедливости, ни сатисфакции Богу за причиненный Ему ущерб, ни намеков на чистилище, ни всего прочего латинского мудрования. Есть только любовь Божия, которая готова человека прощать и принимать его снова и снова, лишь бы он искренно покаялся и вернулся к Богу. Святой апостол Иоанн Богослов открыл нам великую тайну и великую истину сказав, что «Бог есть любовь» (1 Ин 4:8), и что «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16).

Можно себе представить, что сделал бы отец из притчи со своим сыном, если бы следовал католическому учению. Он бы не устроил пир по случаю его возвращения, а заставил бы сначала вернуть всю до копейки растраченную часть имения или подверг бы его мукам и страданиям, глядя на которые удовлетворял бы свой праведный гнев. Но даже намека на подобное мы не видим в Евангельской притче. Более того, когда старший сын говорит о несправедливости отца по отношению к нему и его блудному собрату, растратившему отцовское имение с блудницами, отец сказал, что «о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв, и ожил, пропадал, и нашелся» (Лк 15:32).

В православной святоотеческой традиции грех рассматривается не как нечто такое, за что человек должен быть наказан Богом, а то, что само в себе несет наказание. Грех отделяет человека от Бога. А это и есть самое страшное последствие греха, самое страшное наказание. Господь же всегда, как любящий Отец, готов принять грешника и простить ему все, лишь бы сердце человеческое обратилось к Нему в искреннем покаянии. Именно так Христос принял покаявшегося разбойника. Он не послал его в чистилище, не потребовал никакой «сатисфакции» за свои многочисленные грехи. Спаситель сказал простые слова: «Ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43).

Выводы

Как нетрудно заметить, Православие и католичество кардинально различаются по вопросу понимания греха и покаяния. Если православные видят в Боге любящего Отца, то католики – такого Бога, который скрупулезно подсчитывает все их грехи и требует принести «сатисфакцию» за каждый из них. Если православные жаждут «быть со Христом…» (Фил. 1:23), то католики стремятся избавиться от наказания. Православные видят отношения Бога и человека как отношения Отца и блудного сына, а католики – как юридические отношения двух неравных субъектов касательно нанесенного одним из них ущерба.

Современный экуменизм предлагает объединить Православие и католичество, закрыв глаза не только на догматические расхождения, но и на различие в понимании того, что есть грех, покаяние, спасение.

Современный экуменизм предлагает объединить Православие и католичество, закрыв глаза не только на догматические расхождения, но и на различие в понимании того, что есть грех, покаяние, спасение. А это – фундаментальные понятия, на которых строится вся духовная жизнь человека. Объединение с любыми христианскими конфессиями возможно лишь на основе истинного Евангельского учения, которое во всей полноте и неповрежденности содержит Православная Церковь и от которого очень давно и очень далеко ушли латиняне, и, тем более, отколовшиеся от них протестанты. Без этого объединение Истины с ересью может породить только еще одну ересь.

Сегодня, когда Константинопольский патриархат уже не только говорит об объединении с Ватиканом, но даже обозначает примерные его сроки, Православие опять подвергается опасности ощутить на себе влияние латинского учения во многих сферах, в том числе и в сотериологии (учении о спасении). Соблазн велик, ведь гораздо проще получить папскую индульгенцию, чем искоренять из своей души греховные страсти, как нас учили святые отцы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus