УПЦ и ПЦУ различаются по духу: откровения С. Думенко «Радио Свобода»

Епифаний Думенко шокировал зрителей новыми тезисами. Фото: СПЖ

В последний день Великого поста С. Думенко объявил все общины УПЦ своими, анонсировал новую волну захватов, назвал РПЦ дочкой ПЦУ и сделал целый ряд других откровений.

24 апреля 2021 г., в Лазареву субботу, глава ПЦУ Сергей (Епифаний) Думенко дал интервью «Радио Свобода», в котором объявил, что все общины УПЦ принадлежат ПЦУ, анонсировал новую волну «переходов», назвал РПЦ дочкой ПЦУ и сделал целый ряд иных, не менее шокирующих откровений. Читаем, анализируем основные тезисы.

«По духу можно сразу понять»

Квинтэссенцией данного интервью можно считать ответ на следующий вопрос:

Корр. «Радио Свобода»: Кстати, в соцсетях кое-кто пишет, «как разобраться, где какая церковь». Вообще, есть же таблички на церквях.

Сергей Думенко: Если нет, то по духу сразу можно понять. Если есть украинский флаг, даже и таблички не нужно.

«Архиереи» ПЦУ даже и не осознают, как верно они порой характеризуют УПЦ и ПЦУ. Накануне Рождества 2021 г. «митрополит» Александр Драбинко во всеуслышание заявил, что Митрополит Онуфрий «видит все через призму Священного Писания» и считает, что верующие – это «граждане Неба». Драбинко пытался подать это как негатив, насмешку над Предстоятелем УПЦ, а между тем более точной характеристики Блаженнейшего Онуфрия трудно себе и представить. И вот сейчас Сергей Думенко также подтвердил, что УПЦ и ПЦУ различаются по духу. При этом сразу же характеризовал в чем основа духа ПЦУ – в украинском флаге на храмах.

Дело конечно же не во флаге, а в том, что ПЦУ сама себя позиционирует как национальная украинская церковь, где национальное однозначно преобладает над церковным. Еще в I веке апостол Павел писал, что «… нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем — Христос» (Кол 3:11). Также и в XIX веке этнофилетизм, т.е. предпочтение национальных интересов общецерковным, был осужден как ересь. Несмотря на то, что этнофилетизм осужден Поместным Константинопольским Собором в 1872 г., сейчас он активно продвигается Константинопольским патриархатом в виде теории о некоем особом положении греческого народа, его призвании руководить остальными и обязанности этих остальных подчинятся. Однако это отдельная тема.

В Украине же этнофилетизм принял форму утверждения в храмах украинской нации через деятельность ПЦУ и ее сторонников. Дух ПЦУ – это дух национализма в церковной обертке, символом чего и являются государственные флаги на храмах. Дух же УПЦ – это, по словам Драбинко, быть гражданами Неба, стремиться в Царство Небесное. Господь Иисус Христос сказал: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:33). И вот, как это не удивительно для людей далеких от духовной жизни, верующие УПЦ стремятся прежде всего исполнять волю Божию, стремиться к Небу, но вместе с тем оказываются истинными патриотами и своего земного Отечества. Они смиренно трудятся, воспитывают детей, совершают дела милосердия, молятся за Украину, ее власти и народ. Если задаться целью и посчитать на какую сумму епархии и общины УПЦ помогают больницам, детским домам и другим подобным учреждениям и сравнить это с помощью от ПЦУ, то разница будет огромная. Дух Божий, который пребывает в УПЦ, движет добрыми делами верующих, ибо «вера без дел мертва» (Иак. 2:26).

Вторая Пасха во время пандемии

Ничего необычного по этому вопросу Думенко не сказал. 

Как и в прошлом году, ПЦУ будет отправлять своих «священников» на хлебокомбинаты и в магазины «освящать» паски. Подобная практика вызывает целый ряд вопросов: во-первых, почему в прошлом году на бирках было указанием, что паска «освящена», но не указывалось, что она «освящена» ПЦУ? Это называется обман покупателя. Будь на паске такое указание, верующие УПЦ ее бы не покупали. А во-вторых, в таком случае вообще теряется смысл «освящения», ведь не сам кулич становится каким-то особенным, а расположение нашей души побуждает нас прийти в храм на Пасху, участвовать в богослужении и освятить паску и другие продукты как символ нашего осознания, что Бог дает нам пищу и питие, тем более в такой радостный праздник. Покупка в магазине кулича с биркой «освящено», к тому же неизвестно кем, вряд ли является таким символом.

На вопрос доставки в Украину Благодатного огня из Храма Гроба Господня в Иерусалиме Думенко ответил, что не собирается отправлять специальный самолет за ним. Но, что если случится оказия и какая-то «техническая авиакомпания», которая будет «совершать какие-то перелеты в это время», то Благодатный огонь доставят в Украину и развезут по храмам ПЦУ. Сергей Думенко только «забыл» сказать, что представителей ПЦУ не пускают в Храм Гроба Господня в Великую субботу, что Иерусалимский патриархат не признает ни его самого ни религиозную организацию, которую он возглавляет, а их попытки проникнуть туда, используя дипломатические приглашения или другие уловки, вызывают скандал. Следовательно, Благодатный огонь добывается для ПЦУ обманным воровским путем. Насколько это этично и духовно? Думенко такие вопросы не поднимает.

Новая волна «переходов»

Отвечая на вопрос о «переходах» (по факту захватов) храмов, С. Думенко выдал фразу, которая вполне могла бы номинироваться на конкурс «Нелепица года», если бы таковой существовал: «Согласно томосу, согласно разъяснениям Его Всесвятости, патриарха Варфоломея, все православные парафии в Украине принадлежат ПЦУ. Но существует такой определенный канонический коллапс, что в Украине есть те, которые не признают этой реальности».

Так и хочется спросить Сергея Думенко: зачем вы вообще занимаетесь захватами храмов и переводами общин в ПЦУ, если в вашей реальности они и так принадлежат вам?

Так и хочется спросить Сергея Думенко: зачем вы вообще занимаетесь захватами храмов и переводами общин в ПЦУ, если в вашей реальности они и так принадлежат вам? Придумывание какой-то своей реальности – это уже, наверное, дело клинической медицины, но вот что интересно: для Сергея Думенко ничего не значит Конституция Украины, которая гарантирует свободу совести, ничего не значит Закон «Про свободу совести и религиозные организации», который говорит, что каждый человек и каждая община имеют право самостоятельно определять к какой конфессии они будут принадлежать, наконец, ничего не значит мнение миллионов верующих УПЦ, которые отказываются признавать «реальность», придуманную патриархом Варфоломеем. Для С. Думенко имеет значение только то, что сказал турецкоподданный глава Фанара. Возникает вопрос о «служении» С. Думенко народу Украины и Украине в целом, о котором он не устает всем рассказывать.

Самое главное заявление главы ПЦУ по поводу переходов – это анонсирование новой волны, приуроченной к приезду патриарха Варфоломея в Украину. Опять же интересный нюанс. Корреспондент «Радио Свобода» формулирует вопрос следующим образом: «Мы знаем, что президент Украины пригласил патриарха Варфоломея приехать на празднование 30-летия независимости Украины. РПЦ боится этого приезда. Это создаст, как они говорят, новый виток «захватов» храмов».

Логично будет предположить, что корреспондент ожидала, что С. Думенко сейчас начнет опровергать это утверждение, рассказывать о том, что никакой волны захватов не планируется и что ПЦУ вообще очень миролюбивая организация, но глава ПЦУ вдруг не опровергает, а наоборот подтверждает перспективу новой волны захватов и заявляет, что опасения УПЦ («РПЦ» в терминологии Думенко – Ред.) вполне оправданы.

С. Думенко: «Это приведет к большему пониманию украинцев, где есть настоящая Украинская православная церковь, а где есть РПЦ. Как и этот виток понимания после получения томоса. Те, которые были готовы, приняли решение (о переходе в ПЦУ – Ред.). Но будет и другая волна. И не меньшая, а большая. Поэтому у них есть определенный страх перед приездом Вселенского патриарха в Украину».

И пусть никого не обольщает терминология С. Думенко и сторонников ПЦУ, когда они говорят о «переходах» общин в юрисдикцию ПЦУ. О том, что собой представляют эти «переходы», достаточно доходчиво рассказали представители общин УПЦ, собравшиеся 22 февраля 2021 г. в Киево-Печерской лавре на съезд верующих захваченных храмов «Верные». Они говорили, как сторонники ПЦУ избивали верующих, срезали болгарками замки, врывались в храмы, выталкивали священников на улицу и творили прочие бесчинства. В конце концов, есть масса видеосвидетельств подобных событий. А местные чиновники, беря под козырек, незаконно перерегистрировали их общины в юрисдикцию ПЦУ. Добровольно в ПЦУ перешло порядка 80 общин, все остальные – это захваченные храмы и незаконно перерегистрированные общины.

И вот теперь С. Думенко во всеуслышание заявляет, что готовится еще большая, чем раньше, волна подобных «переходов». По сути дела, подобное заявление можно квалифицировать как призыв к незаконным (как минимум) действиям. Незаконность их, по опыту прошлых «переходов», заключается в том, что вместо религиозной общины за «переход» голосует община территориальная, а местные чиновники регистрируют такое голосование.

РПЦ – «дочка» ПЦУ

Еще одна номинация на конкурс «Нелепица года». Напомним, история ПЦУ начинается с 15 декабря 2018 г., когда так называемый «объединительный Собор» основал эту организацию. «Иерархия» ПЦУ представляет собой группу людей, не имеющих благодатного апостольского преемства рукоположений, поскольку практически все они были «рукоположены» Филаретом Денисенко или иными лицами, находившимися вне Церкви. Исключение составляют Симеон (Шостацкий) и Александр (Драбинко), совершившие акт предательства Церкви и запрещенные в священнослужении.

Корр. «Радио Свобода»: «В одной из проповедей или в приветственном слове вы сказали про то, что РПЦ – «дочка» ПЦУ. В фейсбуке люди откликнулись, «дочка» на 400 лет младше, но очень норовливая, хочет учить «матерь».

С. Думенко: «Действительно, если мы углубимся в историю, то на самом деле, где есть центр русского православия? Именно тут – где произошло крещение Руси. Разве не здесь, в Днепре на киевских холмах.? И для них это очень болезненно, потому что им нужно переписывать всю ту историю, которая была забрана от нас на протяжении последних столетий существования Российской империи. <…> Украинская церковь является матерью-церковью для РПЦ. РПЦ является «дочкой» Украинской православной Церкви. Хотя автокефальный статус мы приобрели недавно, но мы имеем давний и глубокий корень».

Ваш «давний и глубокий корень» – это анафематствованный в 1997 г. Филарет Денисенко, чью анафему немедленно признал патриарх Варфоломей. Тот самый Филарет, который в свое время предал Церковь, ушел из нее и основал совершенно новую религиозную организацию, УПЦ КП. Сам С. Думенко умудрился противоречить самому себе в своем нелепом пассаже про «матерь» и «дочку». Он сказал, что в Киеве центр русского православия и что на киевских холмах произошло Крещение Руси. Но разве сторонники ПЦУ не устают все время кричать, что они не имеют никакого отношения к «русскому православию»? Разве они не стыдятся самого слова «Русь»? Как русская церковь может быть «дочкой» украинской, когда вообще сам термин «украинская церковь» возник только после Революции 1917 г. в связи с еще одной антиканонической идеологемой «независимому государству – независимая церковь»? И опять повторимся, ПЦУ – это организация, которая создана из двух раскольнических группировок два года назад, и она ни в религиозном, ни в историческом, ни в каноническом отношении не имеет никакого отношения к Церкви, возникшей на Руси при святом князе Владимире.

А по большому счету, все эти игры в «дочки-матери», затеянные патриархом Варфоломеем, к спасительной миссии Церкви на земле отношения не имеют.

Лавры перейдут в ПЦУ

С. Думенко: «Мы постоянно говорим, когда-то украинские лавры будут принадлежать украинской церкви. <…> И я думаю, что этот вопрос в будущем решится в пользу ПЦУ. Почему? Потому что мы сейчас не имеем права заострять этот вопрос. Почему? Мы видим, что происходит на границах. Путин ищет какой-нибудь предлог для того чтобы ввести войска. Поэтому этот вопрос сейчас не своевременный».

Озвучивая данную тему, С. Думенко опять не замечает, как обличает сам себя. По сути его слова сводятся к следующему: украинские лавры будут принадлежать ПЦУ, но поскольку российские войска стоят на границе Украины, мы этот вопрос поднимать не будем. И это при том, что несколько выше он озвучил тезис: мы не боимся российской агрессии. По сути глава ПЦУ расписался в том, что его действия зависят от того, куда Путин двинет свои войска. А если они обоснуются у границ Украины на постоянной основе? С. Думенко будет тихонечко сидеть и ничего не делать? И опять-таки, С. Думенко упорно продвигает тезис «российские войска на границе Украины», между тем как они находятся вполне официально и в большом количестве в Крыму, который де-юре является украинской территорией. Почему Думенко об этом не заявляет? Почему не говорит «российские войска на территории Украины»? Это уже «зрада» или просто отсутствие компетентности?

ПЦУ – церковь московской традиции, но со временем это поменяется

Корр. «Радио Свобода»: «Почему ПЦУ не имеет ни одного глобального проекта собственной украинской православной традиции? Я о богослужебном пении, внешнем виде иерархов и так далее. Ведь заметно, что все базируется именно на московской традиции».

С. Думенко: «Не все базируется. Почему? Если говорить про российскую традицию, то это в определенной мере украинская традиция, которая была в свое время забрана из Киева. Сейчас мы работаем над тем, чтобы унифицировать и пение. У нас есть специалисты, которые занимаются разработкой богослужебных книг, чтобы все унифицировать. Но на это нужно время. Это касается и богослужебной одежды. <…> Нужно только время. Если говорить про российские традиции, то нужно знать и историю, что это в свое время были украдены украинские добрые традиции. Поэтому я думаю, что со временем украинская церковь будет больше изменяться, реформироваться и делать все для того, чтобы быть полезной каждому украинцу».

Опять С. Думенко запутался в том, что является украинской традицией, а что русской и чем они отличаются одна от другой. Если бы он был, как говорят, «интеллектуально честным», то вынужден был признать, что, по большому счету ничем не отличаются, что это практически одна и та же традиция.

И вообще, как можно «украсть» традицию?! Ведь она не вещь, которую если один человек забрал, то у другого она пропала. Традиция может перестать существовать только если сами люди откажутся от нее. Традицию можно только позаимствовать. И если у тебя заимствуют твою традицию, значит это хорошо, значит она имеет большую ценность. И зачем ты тогда от нее отказываешься? Если «российские традиции» – это «украденные украинские добрые традиции», то зачем их менять, зачем реформировать? А если они не такие уж и «добрые», то зачем сожалеть, что их «украли»?

Призывать к прощению – российская пропаганда

Был Думенко задан вопрос и о цикле фильмов Оксаны Марченко «Паломница».

С. Думенко: «Я этого фильма не видел. Я только слышал о нем. Я не смотрю российскую пропаганду, потому что там, очевидно, заложены определенные месседжи о прощении. К этому украинское общество готовили, потому что этот фильм был снят еще когда, наверное, рассматривали вопросы, что нужно всех простить и принять. Это касается особенно боевиков, находящихся на оккупированных территориях. И сейчас мы видим подобные месседжи и со стороны митрополита РПЦ Онуфрия, который призывает якобы прощать. Но в то же время на практике мы видим совсем другое».

В тексте этого не передать, но произнося слова «нужно всех простить и принять», Сергей Петрович по-особому иронично поиграл голосом, давая понять, что уж для него подобные темы неприемлемы. Что было смешного для Епифания Думенко в призывах к прощению, так и осталось непонятным. Страна уже 7 лет ведет странную войну, в которой погибли и были ранены десятки тысяч украинцев. Даже ультрапатриотичный и воинственный глава УГКЦ Святослав Шевчук недавно заявил, что «не существует военного решения конфликта на Донбассе». Следовательно, единственный путь прекратить эту войну – те самые слова, над которыми иронизирует Сергей Петрович Думенко – «нужно всех простить и принять».

Но даже не это главное. Слово «прощение» – ключевое в христианстве. Это слово содержится в единственной молитве, оставленной нам лично Христом – «Отче наш»: «… и прости нам долги наша, как и мы прощаем должником нашим». На исповеди мы просим Бога простить наши грехи. Когда мы ссоримся с родными людьми – первый шаг к миру лежит через слово «прости». Апостол Павел говорит такие слова: «…прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф 4:32).

Когда ведущая «Радио Свобода» с Думенко обсуждала вопрос прощения, то на экране показали борд с Блаженнейшим Онуфрием, на котором были слова: «Великий пост – время прощать». Именно в этот момент Думенко заявил, что Предстоятель УПЦ призывает «якобы прощать», а «на практике мы видим совсем другое».

Позволим себе не согласиться с Сергеем Петровичем. Блаженнейший Онуфрий никогда не говорит терминами политической целесообразности. И к нему неприменимы ни выражение «якобы прощать», ни «на практике мы видим совсем другое». Его слово всегда обращено к сердцу человека. Он всегда говорит, что цель каждого христианина – стать максимально ближе к Богу. И чтобы этого достичь, мы должны выполнить одно необходимое условие: «Чтобы Бог нас простил – нам нужно простить друг друга... Христос Спаситель учит нас жить в мире и единодушии. Господь учит не мстить, а прощать брату вину: "Не ... до семи раз, но до седмижды семидесяти раз" (Мф. 18:22)».

Именно здесь, думается, и находится ответ на тезис, вынесенный в заголовок статьи, чем же УПЦ и ПЦУ различаются по духу. Для УПЦ слова «мир» и «прощение» неразрывно связаны. Церковь неустанно повторяет, что только через прощение можно прийти к миру в своей стране и миру в своей душе. ПЦУ же не нужны ни мир, ни прощение.

Потому слова Епифания о том, что призывы к прощению – это российская пропаганда, вполне естественны. А вспоминая все интервью главы ПЦУ, невольно приходишь к мысли, что точно такой же российской пропагандой он считает слова «правда» и «истина».

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus