Письмо УПЦ КП и УАПЦ на Фанар 2008 года: было ли покаяние?

Покаялись ли в грехе раскола члены ПЦУ? Фото: СПЖ

Представители ПЦУ заявили, что в 2008 году патриарх Варфоломей получил от раскольников письмо, и что в нем приносится покаяние. Разбираемся, так ли это на самом деле.

В конце марта этого года представитель ПЦУ «митрополит» Александр (Драбинко) и сторонник этой структуры архимандрит РПЦ (!) Кирилл (Говорун) практически синхронно опубликовали письмо «иерархов» УПЦ КП и УАПЦ, написанное ими еще в 2008 году на имя патриарха Варфоломея. Некоторые тезисы из этого текста позволили Драбинко и Говоруну утверждать, что украинские раскольники принесли покаяние и, как следствие, вполне законно были приняты в 2018 году в евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Заявление достаточно весомое. Действительно ли Филарет и К° принесли покаяние Церкви и именно на основании этого факта были приняты общение с Фанаром? Разбираем в статье.

О чем письмо?

Первая страница письма "иерархов" УАПЦ патриарху Варфоломею 2008 г. Фото: Фейсбук Драбинко

Прежде всего отметим, что данный документ всплыл только сейчас, о нем не было никаких упоминаний ранее, потому уверенности в его подлинности нет. Тем не менее, хочется верить, что и Драбинко, и Говорун не стали бы рисковать остатками своей репутации, вбрасывая подделку, потому будем разбирать письмо как действительный исторический документ. Вот самые интересные, на наш взгляд, его особенности.

  • Дата на документе не указана, однако в тексте упоминается предстоящий визит патриарха Варфоломея в Киев на День Крещения Руси, потому можно предположить, что он написан незадолго до прибытия главы Фанара в 2008 году.
  • В письме упоминается об активной переписке патриарха Варфоломея с президентом Виктором Ющенко и указывается, что патриарх принимал «активное участие в урегулировании проблем церковного разделения в Украине» еще за 10 лет до создания ПЦУ. 
  • «Иерархи» заявляют, что «трагическое разделение, которое сегодня поразило православное сообщество Украины, вызвано рядом факторов, главным среди которых, по нашему мнению, является не греховное властолюбие отдельных иерархов, неуважение к каноническому строю Церкви, этнофилетизм или другие недостатки церковной сознания, а объективные исторические изменения на постсоветском пространстве».
  • «Иерархи» скорбят о том, что «мы до сих пор находимся вне видимого общением с мировым Православием, и искренне стремимся приобщиться к тем духовным сокровищам, которые предоставляет благодатное "изменение ума" (Метаноя), что совершается в таинстве покаяния. Недостаток церковного общения терзает наше сердце».
  • «Иерархи» называют причиной изменения статуса их структур и будущей автокефалии «новые общественно-политические условия, сформировавшиеся в нашей стране».
  • «Иерархи» просят главу Фанара принять их «в общение со Вселенским Престолом на условиях Митрополии с правами широкой автономии».
  • «Иерархи» просят главу Фанара снятие с Филарета сана Русской Церковью считать неправомочным, а всех «архиереев» и «священников» оставить в «сущем сане».
  • «Иерархи» считают, что решение войти в состав Фанара «вполне оправдано с екклезиологической точки зрения, поскольку предоставило бы нам и многим другим православным реальную возможность уже сегодня получить спасительную единство со вселенским Православием, отвечало бы принципу икономии...».
  • «Иерархи» заверяют Фанар, что «после того, как Ваши милосердие и Первосвятительский омофор покроют наши немощи, Предстоятель и Архиерейский Собор нашей Церкви займут принципиальную позицию глубокой верности Вселенскому Престолу, гарантируя четкое соблюдение священных канонов и полную согласованность всех наших действий с высшей церковной властью – Вселенским Патриархатом».
  • «Иерархи» уверяют Фанар, что их структура «будет избегать контактов с неканоническими церковными
    группами в Украине и на территории других стран».
  • «Иерархи» гарантируют Фанару, что «после установления полного общения с Церковью-Матерью... мы выстроим свои отношения со всеми каноническими православными епископами, что осуществляют свое служение на территории Украины, на основе глубокого уважения к их церковного служения». А также, что новая структура «не станет серьезным и длительным основанием для ухудшения отношений между Вселенским и Московским патриархатами».

Было ли покаяние у «иерархов» УПЦ КП и УАПЦ?

Уже в первом пункте документа сказано, что раскол в Украине – это не следствие гордыни или амбиций, а следствие «исторических изменений». И главной его причиной названо «не греховное властолюбие отдельных иерархов, не неуважение к каноническому строю Церкви, этнофилетизм или другие недостатки церковного сознания, а объективные исторические изменения на постсоветском пространстве».

То есть, если «греховного властолюбия» не было, а была только «объективная историческая реальность», то каяться, собственно говоря, не в чем. Однако, правдивы ли утверждения об отсутствии «властолюбия» у раскольников? В частности, у Филарета? Ведь о его амбициях говорят не столько внешние факты, сколько он сам. Так, митрополит Тульчинский и Брацлавский Иоанафан (Елецких) вспоминает, что после того, как Архиерейский Собор РПЦ в 1990 году избрал новым Патриархом митрополита Алексия (Ридигера), Филарет сказал такие слова: «Вы видите, владыка, последнего Патриарха единой Русской Церкви. Они сделали ошибку».

То есть, если бы Патриархом РПЦ стал Филарет, то никакой бы УПЦ КП не существовало бы. Все годы спустя Денисенко постоянно подтверждал свои амбиции. Например, в 2018 году, когда заявил, что «был патриархом, есть и будет», и обязательно возглавит ПЦУ.

Особый акцент сторонники ПЦУ делают на 3 пункте письма 2008 года, где говорится о желании «присоединиться к духовным сокровищам, которые дает благодатное "изменение ума" (метаноя), что совершается в Таинстве покаяния».

Можно ли трактовать эту фразу как «покаянную»? Конечно, нет.

Во-первых, все христиане хотят «получить духовные сокровища», даруемые через Таинство покаяния. Во-вторых, хотеть – не значит сделать. Есть огромное количество людей, которые хотели бы придти в храм – но не идут, хотели бы покаяться – но не каются, хотели бы причаститься, но не причащаются. В связи с этим, вспоминается разговор двух друзей, один из которых говорит, что «снова хочет в Париж». «А ты уже там был?», – спрашивает другой. «Нет. Я уже хотел». Вот и Филарет также – и в письме к главе Фанара, и в письме к Собору РПЦ в 2017 году (о чем позже) – хотел покаяться. Но ни разу этого не сделал.

Именно поэтому, «иерархи» в 4 пункте своего письма к главе Фанара перечисляют те условия, которые, по их мнению, должны привести к канонической автокефалии. Это – «новые общественно-политические условия» и «желание клира и мирян». Другими словами, «ситуация сложилась так, что власти Украины «за» автокефалию» и «мы этого тоже хотим». Но где здесь даже намек на покаяние или хоть какие-то церковно-канонические причины? Желание воспользоваться политической ситуацией – есть, глубокого преображения души, которое требует от кающегося христианина Церковь, – нет.

Тем более, что чуть ниже (пункт 6ж) «иерархи» УПЦ КП в своем письме просят отменить лишение сана Филарета, а всех остальных – принять в сущем сане. Причина указана в пункте 7 – «икономия», снисхождение. Но икономия, во-первых, применяется к чадам Церкви, а не к анафематствованным раскольникам, а во-вторых, икономия все равно предполагает покаяние. Другими словами, икономия это – «не примите нас как есть, без покаяния», а меньшая строгость по отношению к кающемуся грешнику. А в случае с украинскими раскольниками покаяния, как мы видели, не было. На что, кстати, указывает и фраза «когда ваш первосвятительский омофор покроет наши немощи». Какие «немощи»? Раскол – это «немощь»? Немощью нужно считать гордыню, которая привела к расколу, но именно в этом филаретовцы и не каялись. Значит, слова о «немощах» – просто словесный оборот, без конкретного содержания.

При этом украинские раскольники понимали, что вступая в общение с Фанаром на антиканонических условиях, они вызовут негативную реакцию Поместных Православных Церквей. Именно поэтому члены УПЦ КП и УАПЦ попросили патриарха Варфоломея принять их в качестве митрополии Константинопольского патриархата, в статусе которой она готова пребывать до тех пор, пока Поместные Церкви не согласятся с ее существованием, и пока не объединится «украинское Православие» (пункт 5). Всего этого можно было бы избежать в случае покаяния, потому что тогда и Поместные Церкви согласились бы, и украинское Православие было бы единым. Но как раз каяться в УПЦ КП и не хотели. Письмо было написано совсем по другому поводу.

Попытки легализации раскола 2008 и 2018 годов: что общего?

В 2008 году патриарх Варфоломей прибыл с визитом в Украину. Между ним и тогдашним президентом страны Виктором Ющенко уже существовала договоренность о создании аналога теперешней ПЦУ. По сути, текст письма от 2008 года, написанный украинскими раскольниками на Фанар, был необходимым элементом этого соглашения – с подробным описанием места новой «церкви» в структуре Константинопольского патриархата.

Упоминание об активной переписке главы Фанара с В. Ющенко – убедительное доказательство, что патриарх Варфоломей уже тогда намеревался «прибрать к рукам» структуры украинских раскольников. Только тогда его намерения были еще прозрачнее и не прикрывались громким словом «Томос». А что же Филарет?

Упоминание об активной переписке главы Фанара с В. Ющенко – убедительное доказательство, что патриарх Варфоломей уже тогда намеревался «прибрать к рукам» структуры украинских раскольников

Филарет в 2008 году поначалу согласился с тем, что УПЦ КП будет принята в общение с Фанаром в качестве митрополии, соглашался получать миро из рук Константинопольского патриарха, признавал над собой безоговорочное «духовное лидерство» Вселенского престола. То есть, Филарета Денисенко и его «синод» уговорили поставить свои подписи под документом, не намного отличающимся от того, который был подписан 10-ю годами позже. 

И вот, когда, казалось бы, все формальности были улажены, а от появления новой «церкви» отделяли только отсутствие подписей на готовом документе, Филарет отказался. Позже он объяснил свои слова так: «Какая нам разница – подчиняться Москве или подчиняться Константинополю? Разницы нет. Независимая Церковь и от одной столицы, и от другой. Нам нужна независимая Церковь, которая бы не зависела ни от каких церковных центров, а была бы сама центром для своей Церкви. Вот это нам нужно. И за это мы боремся, и мы этого достигнем».

Свое видение ситуации 2008 года и срыв переговоров с Фанаром изложил тогдашний глава УАПЦ «митрополит» Мефодий. По его словам, Денисенко «был готов на компромиссный вариант временного канонического устройства украинской церкви», а единственное, что его реально интересовало, – «это гарантии сохранения за собой должности Предстоятеля Украинской Церкви».

Он подчеркнул, что Фанар выставил в качестве главного условия согласие «украинской стороны» с тем, что «Предстоятель Украинской Церкви в составе Вселенского Патриархата будет избираться Вселенским Патриархом из трех предложенных украинским епископатом кандидатур».

И именно это условие, утверждает Мефодий, привело к тому, что Филарет Денисенко фактически сорвал переговоры в 2008 году – потому что понимал, что его кандидатура утверждена не будет. Какие еще могут быть доказательства отсутствия какого бы то ни было покаяния? Человек отказался от «приобщения к тем духовным сокровищам, которые предоставляет благодатное "изменение ума" (Метаноя)» ради того, чтобы остаться у власти.

Ющенко не был таким «дальновидным» политиком, как Порошенко, и не смог предусмотреть желание Филарета остаться у власти. Поэтому – проиграл. А вот в 2018 году и фанариоты, и президент Украины Петр Порошенко не только учли прошлые ошибки (в частности, отказавшись от приема раскольников в статусе митрополии), но и смогли обмануть Денисенко, пообещав ему власть в новой структуре.

Так, по словам «патриарха» Филарета, «Порошенко сказал мне – руководить ПЦУ будете вы». Позже тезис Денисенко о том, что существовали определенные договоренности между ним и президентом Украины, подтвердил и экс-митрополит Александр Драбинко: «Ему (Филарету, – Ред.), честно говоря, по-моему, пообещали, что он будет фактически руководить церковью, а владыка Епифаний будет "английской королевой", что он будет представительские функции только выполнять за границей». По словам Драбинко, если бы этих обещаний не было, то Филарет бы вообще на «объединительный Собор» не пошел.

Еще один факт, что фразы из письма про скорбь из-за «недостатка церковного общения» – не более, чем лицемерные обороты. В последующие годы Филарет неоднократно говорил, что каноничность УПЦ КП его совершенно не заботит. Вот как например в 2014 году: «Мы хотим, чтобы не обращали внимания на это – каноничная, или неканоничная. Вопрос признания – второстепенный, потому что эта Церковь (УПЦ КП – Ред.) может существовать и без признания».

Покаялся ли Филарет в грехе раскола?

Подтверждением того факта, что письмо от 2008 года не было покаянным, служит дальнейшая деятельность «патриарха» Филарета Денисенко.

Напомним, что в 1992 году митрополит Филарет Денисенко за учинение раскола в Русской Православной Церкви был лишен священного сана и стал простым монахом. Через 5 лет – в 1997 году монах Филарет, который «не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность,… продолжал совершать святотатственные "богослужения", в том числе и кощунственные лжехиротонии» на основании 28-го Апостольского правила был анафематствован Архиерейским собором Русской Православной Церкви.

Единственным условием возвращения украинских раскольников в Церковь и воссоединения с Ней было покаяние – то есть, «изменение ума» и отвращение к прежнему греху. Святитель Иоанн Златоуст, рассуждая на тему о покаянии, пишет: «Пусть наше покаяние не ограничивается только одними словами, так как нелепо было бы, если бы оно состояло только в словах и Церковь Господа нашего Иисуса Христа не созидалась посредством дел». Другой святой нашей Церкви, Василий Великий, продолжает:«Кающимся недостаточно для спасения одного удаления от грехов, но им необходимы и достойные плоды покаяния».

Из этих слов становится очевидным, что Филарет (а теперь – Михаил) Денисенко должен был не только признать себя виновником раскола, но полностью отказаться от него. Это понимают и на Фанаре.

Так, автор брошюрки в защиту ПЦУ, монах Никита Пантократорский, считает, что «действием, которое указывало на искренность его (Филарета Денисенко, – Ред.) покаяния, стало решение о роспуске «Киевского Патриархата», в котором он служил целых 27 лет. Если бы он не покаялся, то не подписал бы решение о его роспуске» (стр.6).

Во-первых, Филарет согласился не распустить УПЦ КП, а трансформировать ее в другую структуру, главой которой он должен был стать. Во-вторых, когда он понял, что его обманули – то снова инициировал раскол (уже в ПЦУ), восстановив «распущенную» УПЦ КП. Так что действия Денисенко очень четко свидетельствуют: ни о каком покаянии с его стороны речь не шла – ни в 2008, ни в 2018 годах.

К данному выводу в своей прекрасной статье приходит и митрополит Пирейский Серафим, который пишет: «Филарет и Макарий распустили раскольнические объединения, которые создали, но они не вернулись в церковную структуру, от которой откололись, т.е. в каноническую Украинскую Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием. А если не было этого возвращения, тогда мы не можем говорить об истинном покаянии, потому что… общение со всей Церковью осуществляется через Поместную Церковь, и обвинительное решение по церковным преступлениям одной Поместной Церкви действительно во всей Вселенской Церкви (12-е и 32-е Апостольские, 6-е Антиохийского и 9-е правила Карфагенского Поместного соборов)».

Имел ли Фанар право принимать «покаяние» украинских раскольников?

Даже если на минуту допустить, что Филарет в 2008 году покаялся, означает ли это, что Константинопольский патриархат мог вот так, одним росчерком пера, принять его в общение с Церковь в 2018 году? Ведь, по сути, отлучал Филарета не фанариотский Синод, а Архиерейский Собор РПЦ, который известил все Поместные Церкви (в том числе, Фанар) об этом акте, что не вызвало тогда возражений. Так мог ли Константинопольский патриархат по прошествии 20 (!) лет в одностороннем порядке пересмотреть это решение? Нет.

Дело в том, что по словам митрополита Пирейского Серафима, согласно канонической практике Церкви «восстановление раскольников всегда происходит либо через Поместную Церковь, от которой те откололись, либо через Вселенский Собор (напр. Мелитианский раскол уврачеван на I Вселенском Соборе). Никогда одна Поместная Церковь не восстанавливала раскольническую группировку, которая откололась от другой церковной юрисдикции. Нечто подобное означало бы «замешательство в чине церковном» (2-й канон Антиохийского Собора)».

Он подчеркивает, что «Вселенский Патриархат не имеет никакого канонического права вмешиваться в юрисдикцию другой Поместной Церкви (в данном случае Русской), и, значит, совершил серьезнейшее каноническое преступление, а именно вторжение, осуждаемое многими священными канонами (2-й кан. II-го, 2-й III-го, 39-й Пято-Шестого Вселенского соборов, 13-й и 22-й Антиохийского, 3-й Сардикийского Поместного соборов и др.) и всем в совокупности церковным Преданием.

То есть, Филарет должен был покаяться за учинение раскола перед Русской Православной Церковью, а не отделаться общими фразами в письме к патриарху Варфоломею. Этот факт прекрасно понимал сам Филарет.

Именно поэтому, в ноябре 2017 года Филарет пишет обращение к Архиерейскому Собору РПЦ.

В письме глава Киевского патриархата просил о восстановлении евхаристического и молитвенного общения с УПЦ и об отмене «всех решений, в том числе о прещениях и отлучениях… ради достижения Богом заповеданного мира между единоверными православными христианами и примирения между народами». Письмо завершается словами: «Прошу прощения во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем». 

Однако, уже 30 ноября на пресс-конференции глава УПЦ КП Филарет (Денисенко) заявил, что в своем письме, адресованном Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и епископату РПЦ, он не раскаивался в расколе, а его письмо не было покаянным. «Никакого покаяния не было, нет и не будет!» – сказал он тогда. Более того, он подчеркнул, что «никогда УПЦ КП не вернется в Московский Патриархат, потому что мы имеем свое независимое государство. Потому возвращения никогда не будет».

С другой стороны, главный фигурант теперешней ПЦУ – Сергей (Епифаний) Думенко и значительная часть «иерархов» этой структуры к письму 2008 года вообще не имеют никакого отношения. К примеру, ни Думенко, ни Зоря в то время не были даже еще «епископами». Другими словами, даже если трактовать указанные нами фразы из письма как намеки на желание «покаяться», большинство из тех, кто сегодня составляет ПЦУ, даже формально ни в чем не каялись, а значит Фанар не имел права принимать их в общение.

Зачем нужно покаяние «иерархам» ПЦУ?

Почему же текст этого документа появляется в Сети только сейчас?

На это есть две причины. Первая из них – активизация Иерусалимского Патриархата и Русской Православной Церкви по переговорам в «амманском формате».

Действительно, как утверждает Управделами УПЦ митрополит Антоний, «встреча на всеправославном уровне – реальная возможность решить церковную проблему в Украине». Данная инициатива, конечно, не может нравиться Фанару. Именно поэтому, публикация «покаянного» письма  должна продемонстрировать Православному миру, что фанариоты якобы действовали по канонам Церкви.

С другой стороны, в Константинопольском патриархате понимают, что создание ПЦУ не только усугубило раскол в украинском Православии, не только поставило на грань глобального раскола Православие мировое, но и создало абсолютно тупиковую ситуацию, выхода из которой, в понимании Фанара, пока что не предвидится.

Дело в том, что среди всех Поместных Православных Церквей ПЦУ признали только сателлиты Константинопольского патриархата. Подавляющее большинство Церквей не признало и по своей воле не признают. Но даже внутри тех Церквей, главы которых формально признали Епифания, растет недовольство. Тут можно вспомнить резкое противление ПЦУ со стороны авторитетных кипрских иерархов, несогласие с признанием раскола со стороны авторитетных греческих иерархов, нежелание духовенства и мирян Элладской и Кипрской Церквей сослужить и причащаться с теми иерархами, которые запятнали себя общением с украинскими раскольниками. Постоянно раздаются голоса о том, что «иерархия» ПЦУ – это миряне, непокаявшиеся и саморукоположенные, и признание их – это предательство Церкви.

Поэтому фанариоты срочно ищут любой инструмент, который мог бы хоть как-то противостоять «амманской встрече» и оправдать их канонический беспредел. Письмо «иерархии» УПЦ КП от 2008 года – это попытка такой инструмент создать. И можно быть уверенным, что не последняя.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет разговор Епифания и главы Госдепа о «помощи переходам» в ПЦУ?
к новой масштабной волне захватов
41%
к давлению властей на УПЦ
46%
ни к чему не приведет
13%
Всего проголосовало: 652

Архив

Система Orphus