Почему крестные ходы Торжества Православия не делят УПЦ на героев и трусов

Крестные ходы в некоторых епархиях не прошли из-за локдауна. Фото: СПЖ

В одних городах на Торжество Православия прошли крестные ходы, в других – были перенесены. Справедливо ли противопоставлять тех, кто вышел на улицы, молящимся в храмах?

11 марта 2021 года, перед началом Великого поста, Блаженнейший Митрополит Онуфрий в своем обращении к пастве благословил проведение крестных ходов в день Торжества Православия во всех епархиальных центрах нашей Церкви. Призыв Предстоятеля был воспринят с большим воодушевлением. Однако 18 марта в Киеве был введен локдаун из-за коронавируса, а другие города Украины попали в так называемую «красную зону». Ко многим иерархам УПЦ обратились медики и представители местных властей с просьбой отменить массовые мероприятия, так как в Украине в последнее время существенно выросло количество людей, заразившихся COVID-19. Во многих местах священноначалие согласилось с доводами врачей и заявило о переносе крестных ходов на более благоприятное время.

Вместе с тем, в других епархиях, где эпидемиологическая ситуация оказалась менее критической, крестные ходы состоялись. В Запорожье в крестном ходе приняли участие около 5000 человек. Люди, по словам митрополита Запорожского Луки, молились о вразумлении властей и за отмену антицерковных законов.

Крестный ход в Запорожье

Огромное количество верующих собралось в Харькове, где крестный ход растянулся на несколько сотен метров.

Крестный ход в Харькове

Много людей вышли на крестный ход в Бердянске, где архиепископ Ефрем отметил, что «сегодня люди нуждаются в православной вере и ищут дух Православия, и самая лучшая проповедь – это свидетельство веры».

Крестный ход в Бердянске

В Ровенской, Могилев-Подольской епархиях, в Черкасах, Херсоне, Северодонецке, Изюме, Сумах, Кременчуге, Белой Церкви и в других местах нашей Родины прошли сотни крестных ходов.

Участников молитвенных шествий было так много, что враги Церкви всерьез забеспокоились: «Если сейчас, в период пандемии, УПЦ собирает по несколько тысяч людей, то сколько они бы собрали при нормальных условиях? ПЦУ точно нужно это обдумать».

Однако,странно другое – среди православных христиан нашлись те, кто обрушился с критикой на иерархов тех епархий, где было принято решение о переносе крестных ходов. Более того, участников молитвенных шествий начали противопоставлять тем, кто молился в храмах – дескать, одни исповедники и герои, а вот вторые – струсили и «прогнулись» перед властями.

Но справедливы ли все эти обвинения? Можно ли противопоставлять одних другим, и действительно ли те, кто решил перенести крестный ход, настолько слабы, что при первом же требовании властей сдались? Давайте разбираться.

Демонстрация силы или молитва?

Важно подчеркнуть, что те, кто вышел на крестные ходы, сделали это не для того, чтобы что-то продемонстрировать. Православные христиане никогда ничего не демонстрировали. Они свидетельствовали. О Христе Воскресшем, о своей вере в Него, о желании быть с Ним. И за это свидетельство всегда готовы были отдать свою жизнь. Именно поэтому в греческом языке слово «свидетель» и «мученик» пишутся одинаково – μάρτυρας.

По большому счету, жизнь каждого из нас должна стать свидетельством. Потому что, если наше существование христоцентрично, то и все, что мы делаем, должно быть наполнено Христом. «Уже не я живу, пишет апостол Павел, но живет во мне Христос». А раз так, то наш путь – это путь на Голгофу к Воскресению. Иного просто нет.

С этой точки зрения, свидетельствовать о своей вере в Бога мы должны всегда – через молитву, пост, доброделание, любовь к ближнему. Это означает, что и те, кто вышел на улицы, и те, кто остался в храмах, совершали одно дело – молились.

Давайте вчитаемся в слова Блаженнейшего: «Мы должны с молитвой на устах и святынями в руках пройтись по улицам родных городов, чтобы засвидетельствовать и нашу верность Святому Православию». Можем ли мы сделать это (молиться) прямо сейчас? Можем, потому что, по большому счету, никто и ничто не может помешать нам молиться по дороге в храм, школу, на работу, в магазин, на рынок и таким образом свидетельствовать о нашей вере.

В этой связи вспоминается одна история. Как-то старец предложил своему ученику проповедовать Евангелие в близлежащем от монастыря городе. Вместе они пришли к городским воротам, прошли по улицам города и вернулись обратно в монастырь. «А когда же мы будем проповедовать Евангелие, отче?», – недоуменно спросил ученик. «Мы все время проповедовали его, – ответил старец. – Ведь мы шли в монашеских одеяниях, беседовали о духовной жизни, творили молитву, смиренно приветствовали жителей города. Они, видя это, получили назидание. Разве это не проповедь Евангелия?».

Старец Паисий Афонский говорил монахиням: «Когда мирские, пусть даже неверующие, люди приходят в монастырь и видят настоящих монахов, то, если у них есть доброе расположение, они становятся верующими. Многие безбожные ученые, приехав на Святую Гору просто на экскурсию, изменили свою жизнь…Такова бесшумная проповедь монаха. Проповедуют многие, но немногие вызывают у людей доверие к себе, поскольку их жизнь не соответствует их словам. Но монах не произносит громких проповедей, рассчитанных на то, чтобы его услышали другие. Он молча проповедует Христа своей жизнью и помогает ближнему своей молитвой. Он опытом живет Евангелие, и Благодать Божия его выдает. Так монах проповедует Евангелие способом наиболее достоверным, а это и есть то, чего жаждет мир, особенно сегодняшний».

Слова преподобного Паисия касаются не только монахов – они касаются всех христиан. Потому что наша жизнь должна стать непрестанным свидетельством о Христе. В одном из своих сочинений преподобный Ефрем Сирин сказал: «Не заклю­чайте свою молитву в одни слова, пусть каждое ваше действие бу­дет Богослужением». Митрополит Антоний Сурожский, комментируя эти слова преподобного, заметил, что «вся жизнь должна стать мольбой и делом милосердия, и только тогда наша словесная молитва будет не пустым звуком, не бессмысленным бормотанием, а тоже частью дела, свидетельствованием пред Богом о том, что нашего сердца тоже коснулось сострадание, тоже коснулось чужое горе и что, взывая к Нему, мы говорим: "Господи, если Ты хочешь меня послать и через меня сотворить дело Твоего милосердия — пошли, се, я раб Твой пред Тобой!"».

Поэтому давайте воспримем призыв Блаженнейшего «о молитве на улицах наших городов» как руководство к действию – превратить свою жизнь в свидетельство о Христе. Пусть каждый день нашей жизни будет крестным ходом. А когда придет время – мы соберемся все вместе и выйдем на улицы. Не для демонстрации, а для молитвы. Ведь «род лукавый и прелюбодейный изгоняется только молитвой и постом».

Слабость или адекватность?

Те, кто решил перенести крестные хода, сделали это не из-за «слабости» или «трусости». Как и те, кто вышел, – не сделали это из-за желания стать «героями». Как бы странно это ни звучало, но и первые, и вторые просто показали свою адекватность. Потому что объективно учитывали эпидемиологическую ситуацию.

С другой стороны, давайте вспомним, что Церковь никогда слабой не была – «врата ада не одолеют Ее». Даже в кажущейся слабости – Она всегда со Христом и всегда сильна. Да, мы как люди – немощны и слабы. Но «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1, 27), и сила наша «в немощи совершается», по слову апостола Павла. В другом месте тот же апостол пишет: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе». И мы с вами все можем. Но нужно ли это доказывать всегда и постоянно? Нет.

Христиане всегда были законопослушными гражданами. Так, еще Иустин Философ, один из первых апологетов христианства, живший в середине второго века, писал: «Что же касается до общественного спокойствия, мы вам содействуем и способствуем в том более всех людей, ибо мы держимся того учения, что ни злодею, равно как ни корыстолюбцу, ни злоумышленнику, ни добродетельному невозможно скрыться от Бога, и что каждый по качеству дел своих получит вечное мучение или спасение. Если бы все люди знали это, то никто не избирал бы зла на краткое время жизни, зная, что он идет на вечное осуждение огненное». Другой защитник христиан, Тертуллиан, писал, что «вопреки всем обвинениям, христиане по определению чужды каким бы то ни было группировкам… христиане лояльны по отношению ко всему миру». 

Для христианина единственной причиной противления государственной власти, несогласия с ней могла быть только вера. Так и сегодня. Мы готовы идти на смерть за Христа и Церковь, но только тогда, когда другого выхода действительно не будет. История Церкви знает случаи, когда христиане уклонялись от мучителей, как, например, священномученик Лукиан, «не потому, чтобы из страха избегал мучения, но чтобы, по заповеди Господней, повелевающей уклоняться от гонителей, подать пример стаду своему». Но когда приходило их время – христиане шли на смерть без страха и сомнений. Тот же священномученик Лукиан исповедовал Христа и был убит. А святитель Игнатий Богоносец даже просил своих последователей не препятствовать гонителям, которые приняли решение о суде над ним, потому что говорил, что когда умрет за Христа, то будет «поистине учеником Его».

Давайте вспомним, что и Христос до определенного времени уклонялся от смерти – «еще не пришел час Мой» (Ин. 2:4). Святитель Иоанн Златоуст пишет, что «этими словами Он хочет показать, что все делает в свое время, а не вдруг, так как отсюда могло бы произойти смешение и беспорядок, если бы каждое дело Свое Он совершал не в надлежащее время и смешивал все вместе, как то: и рождение, и воскресение, и суд». Другими словами, еще придет время, когда нам надо будет засвидетельствовать о своей вере – через крестные ходы в том числе.

Поэтому сегодня, когда Церковь соглашается с рекомендацией властей и принимает решение о переносе крестного хода, она проявляет не слабость, а показывает свою адекватность.

К тому же, перенеся крестный ход, мы лишаем аргументов тех, кто только ищет повода в очередной раз напасть на Церковь. Давайте вспомним, что в начале 2020 года, когда количество больных исчислялось единицами, именно УПЦ рисовалась в СМИ как главный источник заболевания. Возле Киево-Печерской лавры стояли солдаты Национальной гвардии, истерика в СМИ зашкаливала, а Церковь воспринималась в крайне негативном ключе. Понятно, что все это было только на руку тем, кто много лет занимался очернением образа УПЦ в массовом сознании. И можно только представить, что бы началось, если бы мы, несмотря ни на что, провели крестные ходы, а после этого случился бы резкий всплеск заболеваемости на COVID. Перенеся молитвенные шествия на более позднее время, наше священноначалие лишило пищи ненавистников Церкви. И было бы хорошо, чтобы и те, кто искренне любит Церковь, не искали в этом решении никаких «подводных камней» и не обвиняли в уступчивости и трусости тех, кто на улицы не вышел. Пока не вышел.

Давайте помнить, что крестный ход – это только форма молитвы, и перенос его – это не догматический компромисс. А значит, в данном случае мы можем пойти навстречу властям. С другой стороны, если мы готовы для сохранения здоровья других людей исполнить закон, то ждем, что и власти, ради спокойствия в государстве, отменят свои антицерковные законы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как Зеленский отреагирует на обращение миллиона верующих?
начнет работу по отмене антицерковных законов
6%
продолжит курс поддержки ПЦУ и давления на УПЦ
50%
«не заметит» обращения
44%
Всего проголосовало: 1222

Архив

Система Orphus