Призрак третьей унии с католиками уже не призрак

Уния Фанара с Римом может произойти уже в 2025 году. Фото: СПЖ

Патриарх Варфоломей дал интервью, где подтвердил курс на единение с католиками и намекнул, что это может произойти в 2025 году, на юбилее 1700-летия Никейского Собора.

Многие читатели уже устали от обилия публикаций с патриархом Варфоломеем, его неоднозначных заявлений о происходящем в Церкви, устали от совместных фото с папой Франциском. И можно было бы отказаться от освещения заявлений и поступков этого человека, но он позиционирует себя первым без равных, «главой» Православия, тем, кого Церкви и верующие обязаны слушать и слушаться. И если оставить все на самотек, то в какой-то момент может оказаться, что этот самый «главный» в Православии заведет Церковь туда, где она быть не должна. А о таких планах говорится все чаще и все откровеннее. Впрочем, давайте по порядку.

13 февраля 2021 г. Константинопольский патриарх Варфоломей дал очередное интервью, в котором подтвердил, что его деятельность направлена на унию с Римом, причем в ближайшее время. Кроме этого в интервью еще немало не менее важных откровений, которые свидетельствуют о том, что Православие ждут нелегкие времена.

Скриншот сайта avvenire.it

Прежде чем перейти к анализу интервью, следует обратить внимание на то, что оно состоялось с оглядкой на 30-летний юбилей патриаршества Варфоломея, который будет отмечаться 2 ноября 2021 г. Об этом в тексте было упомянуто отдельно. Это означает, что само интервью не является проходным, а в какой-то мере подводит итог этих 30 лет. В подобных случаях и вопросы, и ответы в интервью заранее обдумываются и согласовываются. В результате появляется не просто беседа с журналистом, а некий значимый посыл, который патриарх Варфоломей желает транслировать определенной аудитории. В данном случае можно предположить, что такой аудиторией являются прежде всего либеральные политические круги и симпатизирующие им слои населения, а также католики и лично папа Франциск. Посылы, которые озвучил патриарх Варфоломей, адресованы прежде всего им и заключаются в подтверждении верности, так называемой либеральной повестке и неизменности курса на соединение с Ватиканом. Собственно говоря, преамбула интервью на сайте avvenire.it честно говорит о том, что интервью готовилось рядом европейских протестантских изданий.

В интервью патриарх Варфоломей ответил на вопросы о соединении с Римом, о своей деятельности в Украине, конфликте в Православии, который эта деятельность вызвала, о превращении храма Святой Софии в мечеть и прочее. Однако самым знаковым посылом является не это. Самое важное, что следует из интервью, – это церковное самосознание патриарха Варфоломея и опосредованно – всего Константинопольского патриархата.

О церковном самосознании

Журналист Avvenire уже в самом конце интервью задал вопрос: «На ваш взгляд, от чего сегодня зависит авторитет религий?» Вопрос задан в светском стиле, но означает он следующее: что составляет сущность религии, что религия должна явить миру? А поскольку вопрос задан предстоятелю одной из Православных Церквей, то и ответ должен был быть от лица Православной Церкви.

Прежде чем привести ответ патриарха Варфоломея, обратимся к святым отцам и посмотрим, как бы они могли ответить на этот вопрос. Например, преподобный Ефрем Сирин сказал бы, что ценность Церкви в том, что в ней живет Бог: «Блаженна ты, Церковь верных, ибо Царь царей утвердил в тебе Свое жилище. Твои основания никогда не поколеблются, ибо Господь – страж твой, и врата ада не одолеют тебя, и хищные волки не могут сокрушить или ослабить твоей крепости. О как велик ты, дом Божий! Как ты прекрасен!»

О том же говорит святитель Феодорит Кирский: «Христос Господь занимает место Главы, а верующие в Него – место Тела».

Святитель Киприан Карфагенский сказал бы, что ценность Церкви в спасении людей: «Вне Церкви нет жизни: дом Божий один, и никто не может где-либо спастись, как только в Церкви».

Святитель Кирилл Иерусалимский указывает на то, что Церковь открывает людям Истину: «Церковь без всякого повреждения преподает все догматы, которые нужно знать людям».

Также и святитель Феофил Антиохийский: «Для мореходов Бог предназначил в убежище острова, а для мира, обуреваемого грехом, даровал святые церкви, в которых соблюдается учение истины».

Все без исключения святые отцы говорят о том, что ценность (авторитет, в светской терминологии) Церкви Христовой (что есть одно и то же что и христианская религия) состоит в том, что в ней человек соединяется с Богом и спасает свою душу для вечной жизни. А вот что отвечает патриарх Варфоломей: «Сегодня авторитет религий широко оценивается по их вкладу в борьбу за мир. Недопустимо, чтобы религии, силы мира и примирения, были фанатичными и вызывающими разногласия. Для достижения мира недостаточно ни прогресса науки, ни экономического развития, ни общения через Интернет. Мы, христиане, в служении мира и в борьбе за справедливость несем высший долг – показать неразрывное единство любви к Богу и любви к ближнему».

То есть, даже заповеди любви к Богу и ближнему, по мнению патриарха Варфоломея, должны служить делу борьбы за мир и справедливость. Ни слова о Христе, ни слова о спасении души, ни слова о Царстве Небесном, ни слова о покаянии! А ведь проповедь и Христа, и святого Иоанна Предтечи и святых апостолов начиналась не с чего иного как: «…покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф 4:17).

О миссии Церкви

Определяя миссию Церкви, патриарх Варфоломей вначале говорит вроде бы правильные слова: «Миссия Церкви – свидетельство Евангелия и превращение мира во Христа, которое, очевидно, не достигается безразличием к нему или его отвержением». Но затем, раскрывая их смысл, показывает, что это не более чем красивые слова: «Как патриарх я боролся за стабильность и единство Православия, за межкультурный, межрелигиозный, межхристианский диалог, и я предпринял множество инициатив по защите окружающей среды, за мир и солидарность, за уважение прав человека, первое из которых – свобода вероисповедания, всегда опирающаяся на неиссякаемый источник православной традиции. И продвижение христианского единства - это факт, который на протяжении всей своей жизни я считал очень важным». То есть в действительности патриарх Варфоломей занимался тремя вещами:

  • экуменизмом;
  • защитой мира и природы;
  • стабильностью и единством Православия.

Причем все действия не только патриарха Варфоломея, но и его предшественников последние сто лет свидетельствуют о том, что понимается Фанаром под стабильностью и единством Православия. Это когда Константинопольский патриархат находится во главе всей Церкви и вмешивается в дела Поместных Церквей. В деле защиты мира и природы у Фанара результаты слабенькие. Но это делается не для результата, а для имиджа. А вот на экуменизме хотелось бы остановиться подробнее.

Об экуменизме

В самом начале интервью патриарх Варфоломей перечисляет все заслуги его Церкви по сотрудничеству с еретиками: «Вселенский патриархат не ограничивается участием в экуменических мероприятиях, но является одним из основателей и центральным спонсором ВСЦ (Всемирный совет Церквей – Ред.). К 500-летию начала лютеранской реформации Вселенский патриархат принял участие в различных мероприятиях. Особое символическое значение имеет тот факт, что в 1981 году, через 400 лет после завершения богословских контактов по переписке между Тюбингеном и вселенским патриархом Иеремией II Траносом, начался официальный богословский диалог между Всемирной лютеранской федерацией и всей Православной церковью».

Но как же быть тем, кто считает, что католики, лютеране, протестанты и прочее – это не Церкви, с которыми «нужно вести богословский диалог», а отпавшие от Церкви сообщества, единственный диалог с которыми может вестись лишь о формах возвращения в Православие? О них патриарх сказал следующее: «В сегодняшнем православном мире существуют различные группы, которые выражают крайний антиэкуменический дух и характеризуют экуменизм как «ересь». Святой и Великий Собор Православной Церкви, состоявшийся на Крите в 2016 году, осудил всех тех, кто «под предлогом защиты истинного Православия» нарушает единство Церкви».

То есть те, кто считает неправославные религиозные структуры еретиками, по мнению патриарха Варфоломея, нарушают единство Церкви. К таковым можно, например, отнести митрополита Афанасия Лимассольского, который отказался подписать документы Критского Собора, объяснив это тем, что «нет церквей и конфессий, есть лишь те, кто отошли от Церкви, и их нужно называть еретиками и раскольниками».

Те, кто считает неправославные религиозные структуры еретиками, по мнению патриарха Варфоломея, нарушают единство Церкви.

И разве митрополит Афанасий Лимассольский такой один в истории Православия? Совсем нет. К подобным «разрушителям единства Церкви» относятся все святые отцы. Квинтэссенцией этого мнения является фраза святителя Киприана Карфагенского: «Находящийся вне Церкви мог бы спастись только в том случае, если бы спасся кто-либо из находившихся вне ковчега Ноева». Любые усилия по поиску какого-либо святого (как древнего, так и близкого нам по времени жизни), который бы положительно отзывался об экуменизме, не увенчаются успехом. История экуменизма в той форме, в которой он сегодня существует, насчитывает примерно сто лет и эта история однозначно свидетельствует о том, что экуменизм не имеет почти ничего общего со свидетельством о Христе, как его понимали апостолы и все их последователи.

О том, что никакой богословский диалог с отступившими от православной веры невозможен, писал и святитель Игнатий (Брянчанинов): «Еретики те же христиане? Откуда вы это взяли? Многочисленные сонмы святых прияли венец мученический, предпочли лютейшие и продолжительнейшие муки, темницу, изгнание, нежели согласиться на участие с еретиками в их богохульном учении. Вселенская Церковь всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелию...»

О соединении с Ватиканом

В интервью патриарх Варфоломей очень тепло отозвался о папе Франциске, сообщил, что встречался с ним около десяти раз и что их усилия направлены к соединению: «Безусловно, вопрос о пути к единству и развитию богословского диалога остается центральным в наших отношениях».

Несколько месяцев назад в проповеди в праздник святого апостола Андрея Первозванного патриарх Варфоломей заявил, что диалог между католиками и православными ведет к полному единству. При этом он утверждал, что такое единство наступит, «несмотря на возражения тех, кто или недооценивает ценность богословия, или считает экуменизм утопией». Теперь же глава Фанара обрисовал более конкретные контуры такого единства. Он заявил, что движение к единству может быть значительно продвинуто в связи с предстоящим в 2025 г. юбилеем Первого Вселенского Собора в Никее: «Несомненно, 1700-летняя годовщина Первого Вселенского Никейского Собора в 2025 году может послужить для христианских церквей возможностью поразмышлять над своим путем, над ошибками прошлого и настоящего, а также предпринять более серьезные шаги»

Что подразумевается под этими «более серьезными шагами», вероятно, не знает даже сам патриарх Варфоломей. До круглой даты еще целых четыре года, на протяжении которых в мире может произойти очень многое. Поэтому можно предположить все что угодно, от простой встречи до полноценного объединения. Несомненно одно: и папа Франциск, и патриарх Варфоломей постараются из юбилея Никейского Собора выжать максимум для реализации полного объединения Ватикана с Фанаром и теми, кто подчинится притязаниям патриарха Варфоломея на первенство в Православии.

Патриарх Варфоломей приоткрыл и некоторые контуры возможного объединения: «Первый Вселенский Собор в Никее – это символ, поворотный момент в истории христианства, не только потому, что он сформулировал Символ веры, но и потому, что издал 20 канонов. Никея, таким образом, предлагает уникальную возможность укрепить наше общее каноническое наследие первого тысячелетия и изучить важность канонического права как инструмента для содействия экуменическому диалогу». Анализируя высказывания патриарха Варфоломея за последние годы можно заметить, как он буквально абсолютизирует, догматизирует канонические правила Вселенских соборов. Для чего он это делает?

Просто потому, что он желает убедить всех в том, что каноны цементируют на веки вечные те политические обстоятельства, которые были в первом тысячелетии. А это значит, что по-прежнему существует Римская (Византийская) империя, по-прежнему Константинополь это царствующий град, а Константинопольский патриарх по-прежнему возглавляет самую многочисленную Поместную Церковь. Патриарх Варфоломей и сторонники «православного папизма» пытаются даже вывести из канонов первенство власти главы Фанара, но на этой теме останавливаться сейчас не будем. Применительно к идее объединения с католиками абсолютизация канонов ведет к утверждению того, что раз правила Вселенских соборов говорят о Римской Церкви как об одной из Поместных Церквей и при том первенствующей, то так оно и есть до сих пор, несмотря на то, что Ватикан ввел новые догматы и исказил учение Церкви.

Таким образом, совершенно ясно, что патриарх Варфоломей ведет своих сторонников к третьей (после Лионской в 1274 г. и Флорентийской в 1439 г.) унии с Ватиканом и 2025 г. является тем моментом, в который эта уния или будет заключена, или будет сделан большой шаг на пути к ней.

В своем интервью патриарх Варфоломей также высказался по поводу своих действий в Украине, по расколу между Поместными Церквями, по вопросу своего первенства, превращения храма Святой Софии в мечеть и другим. Эти его высказывания мы не будем сейчас анализировать (ничего нового сказано не было), а посмотрим, как стремление Фанара к объединению с Ватиканом может отразится на Православной Церкви.

Патриарх Варфоломей ведет своих сторонников к третьей (после Лионской в 1274 г. и Флорентийской в 1439 г.) унии с Ватиканом, и 2025 год является тем моментом, в который эта уния или будет заключена, или будет сделан большой шаг на пути к ней.

Как могут развиваться события

На сегодняшний день Поместные Православные Церкви пребывают в разделении, нет евхаристического общения Русской Церковью и Константинопольской, а также частично Элладской, Александрийской и Кипрской. РПЦ сохраняет общение только с теми иерархами этих Церквей, которые заявили о том, что не признают «Православную церковь Украины». Это признание или не признание и является, по-видимому, критерием данного разделения. Однако в действительности все намного серьезней. Создание ПЦУ Фанаром и дарование ей Томоса об условной автокефалии – это только видимое проявление претензий Фанара на главенство в Православии.

Константинопольский патриархат уже много десятилетий продвигает идею о собственном первенстве в Православии, о том, что Православие без этого первенства просто не может существовать. Квинтэссенцией данной идеологии явилась статья нынешнего главы Американской Архиепископии Константинопольского патриархата архиепископа Элпидофора (Ламбриниадиса) «Первый без равных». Именно реализуя эту концепцию, согласно которой Константинопольский патриарх имеет власть вмешиваться в дела любой Поместной Церкви поступать так как он считает нужным, патриарх Варфоломей и предпринял всем известные действия в Украине. Перед Поместными Церквями встал вопрос: согласиться с ними или нет? Таким образом вопрос признания ПЦУ стал вопросом признания главенства Фанара в Православии. Александрийская, Элладская и Кипрская Церкви не в полном составе, но все же согласились это признать. Не будем сейчас говорить о давлении на эти Церкви со стороны американского Госдепартамента. Вполне может произойти и так, что и некоторые другие Поместные Церкви признают ПЦУ.

Но одно дело признать ПЦУ и даже согласиться с главенством Фанара, а совсем другое – принять участие в унии с католиками. А ситуация развивается в таком направлении, что первое будет тянуть за собой второе. И вот тут, когда епископы различных Поместных Церквей осознают, что признанием ПЦУ дело не ограничится, а от них потребуют следовать за Фанаром в унию, может возникнут совершенно иной расклад. Как показывает печальный опыт Лионской и Флорентийской унии церковный народ и простое духовенство крайне негативно воспринимают идеи объединения с католиками. Это неприятие подталкивает и колеблющихся епископов к тому, чтобы оставаться верными Православию. Кто такой Сергей (Епифаний) Думенко и почему он не имеет канонической хиротонии многим просто-напросто неизвестно, а вот кто такие католики и почему объединение с ними есть отступление от Православия понимает гораздо большее количество людей.

Поэтому можно предположить, что по мере того как будет приближаться 2025 г. и перспективы унии с Ватиканом будут становиться все четче, желающих идти за Фанаром будет становиться все меньше. Очень хотелось бы в это верить. Возможно, мы увидим, как Церкви, признавшие ПЦУ, будут отзывать такое признание. Возможно, это будет происходить после смены руководства этих Церквей. Но те, которые все же решатся следовать в фарватере Константинопольского патриархата уже, что называется, перейдут Рубикон и таким образом существующее сегодня разделение между Поместными Церквями перерастет в настоящий раскол.

В любом случае, Православную Церковь ждут нелегкие времена, когда ей придется отстаивать свою верность Христу и доказывать свое право верить и жить так, как заповедали святые отцы.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы оцениваете критику Великого крестного хода Зеленским?
ему доносят неверную информацию об УПЦ
19%
он идет по пути Порошенко
63%
не интересуюсь его мнением
18%
Всего проголосовало: 372

Архив

Система Orphus