Как защищает Православие его «передовой защитник»?

Архиепископ Элпидофор в своей оценке патриарха Варфоломея трагически ошибся. Фото: СПЖ

Глава Архиепископии Фанара в США Элпидофор назвал патриарха Варфоломея «передовым защитником Православия». Действительно ли он таким является? Анализируем в статье.

5 февраля 2021 года глава Архиепископии Константинопольского патриархата в США архиепископ Элпидофор назвал патриарха Варфоломея «передовым защитником Православия».

Согласитесь, что словосочетание «передовой защитник Православия» звучит громко, а значит – должно быть подтверждено фактами. Архиепископ Элпидофор никаких фактов не привел, поэтому мы вынуждены их искать сами.

Православие можно и нужно защищать, как минимум, в четырех направлениях – от ересей, расколов, иноверцев и пагубного влияния греха на христиан. Поэтому давайте посмотрим, как именно глава Фанара действует в каждом из этих направлений.

Защита от ересей

В последние годы Константинопольский патриархат очень активизировал свои попытки объединиться с католиками. Во время частых встреч с представителями РКЦ, со стороны Фанара неоднократно звучали слова о необходимости «преодолеть тысячелетний раскол» и вступить в евхаристическое общение. При этом похоже, что серьезных богословских препятствий для совместной Литургии с католиками фанариоты не видят. Например, во время своего последнего визита на Афон глава Фанара заявил, что между православными христианами и католиками существуют только исторические разногласия, но не догматические расхождения. Такая позиция позволяет ему совершенно спокойно совершать совместные молитвы с представителями католической иерархии, а во время многочисленных выступлений на различных экуменических встречах – молчать о вопросах догматического характера.

В то же время, еще 29 июня 1995 года в соборе святого апостола Петра в присутствии патриарха Варфоломея I папа римский Иоанн Павел ІІ в своей проповеди выразил пожелание, чтобы было дано разъяснение «традиционного учения о Filioque». Вот, казалось бы, прекрасная возможность прямо в тот момент выступить патриарху Варфоломею с таким разъяснением! Тем более, что православная оценка учению о филиокве была дана, в частности, в документе под названием: «Окружное послание Восточных Патриархов о Православной вере» 1848 года, где сказано, что «Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь следуя святым отцам… возвещает соборно, что cиe нововведенное мнение, будто Дух Святый исходит от Отца и Сына, есть сущая ересь и последователи его, кто бы они ни были, – еретики… составляющиеся из них общества суть общества еретические, и всякое духовное богослужебное общение с ними православных чад соборной Церкви — беззаконно».

Знает ли о существовании этого документа патриарх Варфоломей? Несомненно. Знает ли он, что именно филиокве стало причиной раскола между православными и католиками? Да.

Один из самых рьяных сторонников Фанара митрополит Иерофей (Влахос), человек, который в данный момент активно разрабатывает учение о «первом без равных», подчеркивает, что в древности «все попытки для соединения «Церквей» после схизмы 1054 г. имели своим центральным вопросом ересь Filioque, а все стремления православных привести латинян к православной вере наталкивались на их догматическое учение о Filioque… Схизма между двумя Церквами произошла из-за ереси Filioque… и Отцы Церкви утверждают, что невозможно вернуть обратно папизм в Православную Церковь, от которой он отпал, если он не отвратится от ереси Filioque».

Почему же тогда ни в 1995, ни позже патриарх Варфоломей ни одним своим словом не попытался выразить православное учение об исхождении Святого Духа?

Наверное, потому, что для себя лично он эту проблему (филиокве) уже решил. Так, в 2007 году, комментируя итоговый документ Х пленарного заседания в Равенне смешанной православно-католической богословской комиссии, глава Фанара указал главное препятствие в диалоге с католиками. И это – отнюдь не филиокве: «Если мы, с помощью Божьей, придём к согласию с Католической Церковью в том, что касается значения термина „первенство“, каким оно было в первом тысячелетии, то Вселенскому Патриарху не составит труда признать первенство Римской кафедры и занять второе место — то, какое он занимал до раскола».

С главой Фанара согласен и папа римский Франциск, который в сентябре 2019 года заявил, что «сегодняшний богословский диалог между Католической церковью и Православной Церковью, служа единству Церкви Христовой, пытается найти общее понимание первенства епископа Рима и синодальности». Папа подчеркнул, что члены Общества Восточного канонического права, вице-президентом которого является патриарх Варфоломей, «во взаимном слушании, сопоставляют традиции и опыт, чтобы найти пути к полному единству». Первенство, традиции и опыт – вот, что по мнению и папы, и главы Фанара разделяет католиков с православными. Не догматы, не еретическое учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, а «традиции».

Первенство, традиции и опыт – вот, что по мнению и папы, и главы Фанара разделяет католиков с православными. Не догматы, не еретическое учение об исхождении Святого Духа от Отца и Сына, а «традиции».

Поэтому, исходя из данных фактов, мы можем сделать вывод, что называть патриарха Варфоломея защитником Православия перед лицом ересей – нельзя.

Защита от раскола

Еще апостол Павел предупреждал христиан: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них; ибо такие [люди] служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву, и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных» (Рим.16:17-18).

По мнению святителя Иоанна Златоустого, «Производить разделения в Церкви не меньшее зло, как и впадать в ереси… грех раскола не смывается даже мученической кровью». (Толкование на послание к Ефесянам). Из этих слов мы можем понять, что раскол – это великое зло для Церкви, и задача каждого христианина, а тем более епископа или патриарха – уберечь Церковь от этого зла.

Однако дарованием Томоса украинским раскольникам патриарх Варфоломей уже спровоцировал раскол как в мировом Православии в целом, так и в отдельных Поместных Церквях в частности. При этом сам глава Фанара прекрасно понимает, что стать виновником раскола Православия – это не то, с чем ему хотелось бы войти в историю Церкви. Именно поэтому он предпочитает не замечать разрыва евхаристического единства с Русской Православной Церковью, не прислушивается к мнению других Церквей по «украинскому вопросу», а утверждает, что в Православии «раскола нет».

Дарованием Томоса украинским раскольникам патриарх Варфоломей спровоцировал раскол как в мировом Православии в целом, так и в отдельных Поместных Церквях в частности.

Однако иерархи и даже Предстоятели других Поместных Церквей (а не только РПЦ) с этим категорически не согласны, и считают, что именно действия патриарха Варфоломея привели к тому, что мировое Православие находится в состоянии фактического разделения. Так, Патриарх Сербский Ириней просил главу Константинопольского патриархата не вмешиваться в церковные дела Украины, предупреждая его о последствиях. Управляющий Белградо-Карловацкой архиепископией Сербской Православной Церкви епископ Иоанн (Младенович) рассказал, что «когда Патриарх при личной встрече умолял Вселенского патриарха не вмешиваться в Украину, не делать раскол, Варфоломей не хотел его слушать. На что Сербский Патриарх сказал: "Вы будете нести всю ответственность за случившееся. И я боюсь, чтобы Вам не остаться одному на Босфоре"».

Мнение, что патриарх Варфоломей учинил раскол, поддерживают и иерархи Элладской Православной Церкви. Так, митрополит Серафим Пирейский пишет: «Вселенский патриархат пытался с помощью украинской автокефалии вывести (якобы) на "путь спасения" горстку людей, ничтожное меньшинство украинского народа. И чего он в итоге добился? Он не сумел вывести их на "путь спасения", но вместе с тем создал всеправославный раскол. Это было "достижением" Вселенского патриархата? Это и есть быть на "пути спасения"?».

Так защищает ли патриарх Варфоломей Православную Церковь от раскола? Нет. Он его создает.

Защищает ли патриарх Варфоломей Православную Церковь от раскола? Нет. Он его создает.

Защита от иноверцев

Отметим только два факта:

  1. Молчаливое согласие по поводу превращение турецкими властями в мечеть главной святыни Константинополя – Святой Софии.
  2. Отсутствие со стороны Константинопольского патриархата евангельской проповеди на территории Турции и, как следствие, постепенное исчезновении православных христиан в этой стране.

Да, патриарх Варфоломей не выступил с резким осуждением превращения храма Святой Софии в мечеть. Действительно, ни крестных ходов, ни молебнов, ни даже хоть какого-то одного протеста от патриарха Варфоломея не последовало. Все это время глава Фанара сохранял полное молчание. И лишь за две недели до изменения статуса Софии патриарх робко заметил, что ему грустно от предстоящего события. А еще через неделю заявил, что София – место встречи и солидарности между христианством и исламом. Более чем странная позиция патриарха, у которого отнимают главную святыню его Церкви.

И дело даже не в том, что патриарх Варфоломей боялся за свою жизнь, и потому молчал. Нет, сейчас Константинопольскому патриарху такое не грозит, все проще. Он боялся, что его депортируют из Турции и вместе с Софией он потеряет и ту малость, которую имеет – резиденцию на Фанаре и «право» именоваться «патриархом Константинопольским». Вот это-то символическое «право» и оказалось для него важнее Святой Софии.

В этой связи стоит ли удивляться фактическому исчезновению Православия в Турции? Например, в начале XX в. православное население страны составляло 45 % (то есть, почти половину всех жителей), а 38 % населения составляли православные греки. В 1923 году, согласно условиям греко-турецкого обмена, православные греки должны были покинуть Турцию, а турки-мусульмане – Грецию. Сейчас количество православных христиан в Турции сократилось до 0,008 % от общего количества жителей этой страны, и насчитывает на данный момент около 5800 человек. Кто-то может возразить, что, дескать, количество православных Турции уменьшилось не по вине патриархов Константинополя, а по политическим причинам.

И объективно это так. Но не забываем, что помимо греков в Турции 100 лет назад оставалось еще 7% православного населения других национальностей. Если спроецировать на современную ситуацию, то это около 6 миллионов человек, а не сегодняшние 6 тысяч. Куда они исчезли? Ответ простой – они стали мусульманами или атеистами.

Большинство православных епархий Константинопольского патриархата существуют только номинально – без храмов и прихожан. Почему не проповедуется Евангелие среди мусульман? Из-за страха смерти? Вряд ли сегодня проповедников Христа в Турции будут убивать. В худшем случае им грозит тюрьма. Но даже если бы и смерть – не должен ли «преемник апостола Андрея Первозванного» (патриарх Варфоломей часто говорит о связи Фанара и этого ученика Христа), невзирая на угрозы, говорить мусульманам о Воскресении Спасителя? Ведь если бы апостолы действовали так, как сейчас в Турции патриарх Варфоломей, то о Благой Вести до сих пор не услышал бы никто.

Если бы апостолы действовали так, как сейчас в Турции патриарх Варфоломей, то о Благой Вести до сих пор не услышал бы никто.

Нужно констатировать, что просветительской и евангельской работы со стороны Фанара среди мусульман не ведется вообще. Более того, «преемник святых апостолов», «передовой защитник Православия»… прерывает чтение молитвы во время освящения вод на Богоявление (по юлианскому календарю) в Бурсе, из-за чтения намаза в турецкой мечети. О какой «защите» Православия можно говорить в этом случае? Да ни о какой.

Защита от греха

Давайте посмотрим, можно ли назвать патриарха Варфоломея защитником Православия перед лицом секулярного мира и все более разрастающегося греха.

Мы помним приветствие патриарха новоизбранному президенту США Джо Байдену. В поздравительном письме глава Фанара пишет: «Поскольку вы знаете, что мы испытываем к вам все эти годы нашей дружбы, вы можете представить себе масштаб нашей радости и гордости в связи с вашим победным избранием на пост 46-го президента Соединенных Штатов Америки». По словам патриарха Варфоломея, избрание Байдена приветствуют «граждане всего свободного мира», которым он дает «уверенность на лучший мир, в котором возобладают вечные ценности и идеалы цивилизованного человечества».

Что это за «идеалы» и «ценности» – мы смогли увидеть уже в первые дни правления Байдена. Например, сенат США впервые в истории утвердил на посту министра открытого гея, сам Байден решил назначить на пост помощника министра здравоохранения США трансгендера, позволил трансгендерам служить в армии, назначил сторонника ЛГБТ главой своей администрации, заявил, что США будет продвигать права ЛГБТ во всем мире. Возможно, Байден раньше был совсем другим, и для патриарха Варфоломея такие действия президента стали неприятным сюрпризом? Совсем нет. Многие годы Байден последовательно пропагандировал аборты и ЛГБТ. Он даже «женил» в своем собственном доме гомосексуалистов. О каких «вечных ценностях и идеалах цивилизованного человечества» говорит патриарх?

Ведь настолько явная антихристианская позиция Байдена не оставила равнодушными даже католических иерархов и протестантов. Например, архиепископ РКЦ из Канзас-Сити Джозеф Ф. Науманн считает, что католическое духовенство «должно продолжать говорить с президентом Байденом о том, что такое аборт. Аборт – это не здравоохранение. Это умышленное убийство ребенка. Участвовать в аборте или пропагандировать аборты – это серьезное зло».

В то же время, глава баптистской семинарии в Луисвилле, штат Кентукки, Альберт Молер считает, что в США сейчас происходит «процесс нормализации» ЛГБТ, а Байден возглавляет «трансгендерную революцию», которая находится «в прямом конфликте с религиозной свободой» и «свободой совести» религиозных американцев.

Заявления, критикующие позицию Байдена по вопросам ЛГБТ и абортов, должны были бы звучать, в первую очередь, от «защитника Православия». Но ни слова критики от патриарха Варфоломея мы не слышим. А молчание, как мы знаем – знак согласия.

Согласитесь, что это – смелые заявления, критикующие позицию Байдена по вопросам ЛГБТ и абортов. Заявления, которые должны были бы звучать, в первую очередь, от «защитника Православия». Но ни слова критики от патриарха Варфоломея мы не слышим. А молчание, как мы знаем – знак согласия.

***

Поэтому, проанализировав деятельность патриарха Варфоломея на посту главы Фанара, мы можем констатировать, что называть его «защитником Православия» нельзя. Защитником Православия может быть человек, который ищет правды Божией, а не личной выгоды, заботится о проповеди Евангелия, а не об утверждении собственных амбиций, и боится Бога, а не людей.

Потому вынуждены констатировать, что архиепископ Элпидофор в своей оценке патриарха Варфоломея трагически ошибся.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к законопроектам о ликвидации Церквей за госизмену?
правильно, изменил Родине – отвечай
3%
это бред, Церковь вообще не имеет отношения к политике
68%
ничего необычного, всего лишь новый элемент давления
29%
Всего проголосовало: 484

Архив

Система Orphus