Творец альтернативной реальности: 5 фактов лжи Думенко на «соборе» ПЦУ

Сергей Думенко - творец.

Сергей Думенко на «архиерейском соборе» ПЦУ сделал ряд заявлений, которые не соответствуют действительности. Почему глава ПЦУ говорит неправду и с какой целью?

15 декабря 2020 года, по случаю второй годовщины образования ПЦУ, в этой структуре состоялся очередной «архиерейский собор». Руководитель ПЦУ Сергей (Епифаний) Думенко выступил на указанном мероприятии с докладом. В нем множество удивительных тезисов: и что ПЦУ самая крупная религиозная организация Украины, и что общины УПЦ не хотят в нее переходить, потому как им строят новые храмы, и что главная задача ПЦУ стоять на страже религиозного мира в Украине. 

Согласитесь, что для любого человека, хотя бы отдаленно знакомого с религиозной ситуацией в нашей стране, подобные заявления Епифания звучат странно и даже забавно. Они не только противоречат фактам и здравому смыслу, но и элементарному понятию о правде. Но чтобы не быть голословными обвинителями давайте обратимся к фактам. 

ПЦУ – самая крупная Церковь в Украине?

Сергей Думенко в своем итоговом докладе на «соборе» ПЦУ заявил, что его структура «остается самой большой по численности (выделение СПЖ – Ред.) и поддержке религиозной организацией в Украине». Очень смелое заявление. Давайте попробуем разобраться – насколько оно правдиво.

Мы знаем, что численность Церкви определяется ее верующими – теми, кто исповедуется, причащается, участвует в жизни общины. Как известно, верующие объединяются в общины. И именно они определяют численность Церкви. Существует статистика числа приходов, священников, епархий, монастырей и т.д. Именно исходя из таких цифр и делаются выводы о размерах той, или иной религиозной организации.

Думенко приводит цифры общин ПЦУ «свыше 7000», клириков – «свыше 4500», монастырей – «около 80». Число «монашествующих» глава ПЦУ вообще не упоминает.

Для сравнения, в Украинской Православной Церкви в 2020 году, согласно отчету управляющего делами УПЦ митрополита Бориспольского и Броварского Антония, в 2020 году 12 374 прихода, 12 456 священнослужителей, 255 монашеских обителей, 4548 монахов, 109 архиереев, и 1531 студент духовных заведений. 

Для наглядности, давайте сравним показатели УПЦ и ПЦУ в таблице. Сразу оговоримся, что СПЖ не считает членов ПЦУ ни епископами, ни священниками, потому таблица носит достаточно условный характер:

2020 год

УПЦ

ПЦУ

Приходы

12 374

ок.7000

Клирики

12 456

ок.4500

Архиереи

109

60

Монастыри

255

ок.80

Монахи

4548

???

 

Что сразу бросается в глаза?

  • УПЦ имеет почти в два раза больше приходов, чем ПЦУ (как формировалась цифра 7000 приходов в ПЦУ мы разберем ниже), в 2,5 раза больше священников. Соответственно, быть самой большой по численности ПЦУ не может никак.
  • Наличие в официальном отчете «предстоятеля поместной церкви» слов «свыше» и «около». К примеру, что такое «около 80 монастырей»?! Как можно не знать их точное число?
  • Отсутствие в отчете числа «монашествующих» ПЦУ. На момент создания этой структуры в статистике УПЦ КП, по данным Департамента по делам религий, значилось 230 монахов, в УАПЦ – 18. Потому давайте поможем Сергею Думенко со статистикой. В его структуре должно быть 248 «монахов», что в 18 (!) раз меньше, чем в УПЦ. А если разделить число 248 на «около 80 монастырей», то получим цифру 3,1 – именно по столько «иноков» попадает на каждый монастырь ПЦУ. Насколько это вообще правдоподобно? Решать читателю. 

У ПЦУ «свыше 7000» общин?

Мы знаем, что ПЦУ была сформирована путем объединения структур УПЦ КП и УАПЦ. По данным Департамента по делам религий, возглавляемого Андреем Юрашем, на момент возникновения ПЦУ в УПЦ КП было 5 363 общин, в УАПЦ – 1171. Вместе – 6 534. Еще 84 добровольно перешли из УПЦ. Возможно, за два года в ПЦУ построили еще десяток-другой церквей. Но откуда же возникла формулировка «свыше 7000»? 

Можно вспомнить победные реляции Думенко января-февраля 2019, что в ПЦУ якобы перешло более 600 общин УПЦ. И это при том, что в самой УПЦ представили совершенно конкретные цифры: добровольно перешли в ПЦУ 84 общины, захвачено 122 храма, 220 общин были незаконно перерегистрированы в ПЦУ (то есть, приходы продолжают оставаться в юрисдикции УПЦ). Нетрудно предположить, что Сергей Петрович провернул небольшую фальсификацию – суммировал все эти цифры, прибавил их к статистике ПЦУ и еще накинул пару сотен для круглой цифры. Вот вам и «более 7000».

Если же учесть, что количество храмов должно соответствовать примерному количеству священников (УПЦ имеет 12374 общин и 12456 священников), то становится очевидным, что Сергей Думенко, озвучивая цифру в 7000 приходов на 4500 священников, говорит откровенную неправду. На самом деле, вряд ли его структура насчитывает более 4500 реально действующих общин. 

У ПЦУ больше всех прихожан?

Думенко в своем докладе пишет: «Социсследования показывают, что к православному вероисповеданию в Украине принадлежат по разным оценкам от 65 до более 75% опрошенных. Большинство из тех, кто определился со своей конфессиональной и юрисдикционной принадлежности, декларируют свою связь с ПЦУ. Во всех регионах, кроме Востока, число сторонников ПЦУ существенно преобладает над числом сторонников Московского Патриархата – даже там, где действующие приходы ПЦУ находятся в меньшинстве. Среди опрошенных православных идентификация себя именно с Православной Церковью Украины по сравнению с прошлым годом выросла на треть».

Другими словами, Сергей Думенко определяет число верующих ПЦУ по соцопросам. Мы не знаем, кто проводил эти опросы (Думенко об этом умалчивает), среди кого, каким образом формулировались вопросы, сколько людей опрошено и т.д. Глава ПЦУ просто предлагает верить ему на слово.

Для того, насколько правдоподобны результаты, на которые опирается Сергей Петрович, предлагаем еще одну цитату Думенко, о доверии украинцев к его персоне: «Среди верующих ПЦУ Предстоятелю доверяют 83,2%, а не доверяют лишь менее 3%. Среди сторонников УГКЦ ему доверяют более 70% и даже 38% доверяют ему среди сторонников Московского Патриархата в Украине». Московский Патриархат в Украине – это, несложно догадаться, УПЦ. Предлагаем верующим небольшой эксперимент – прийти в свой храм и опросить прихожан своей общины – доверяют ли они Сергею (Епифанию) Думенко. Думается, результат вряд ли будет соответствовать цифре в 38%, представленной главой ПЦУ.

Еще один важный момент – Думенко заявляет, что число тех, кто идентифицирует себя с ПЦУ (очевидно, он говорит о прихожанах своей структуры) выросло за последний год на треть. Но количественные показатели его структуры за год никак не изменились. Там все так же «свыше 7000» приходов. Куда ходят молиться все эти новоприбывшие сторонники ПЦУ? Элементарный анализ религиозной ситуации подсказывает – все приведенные Сергеем Думенко цифры звучат крайне неправдоподобно. И уж совсем странно они выглядят у человека, который позиционирует себя «главой поместной церкви».

Но в Церкви даже не так важно количество тех, кто посещает богослужение, как их готовность слушать и исполнять слово Христа.

В 2019 году Думенко говорил: «Нужно также осознавать тот факт, что довольно значительная часть из тех, кто называет себя православными это малопрактикующие или и вовсе непрактикующие христиане. То есть, по факту своего крещения, по самоидентификации они принадлежат к православной церкви, однако или лишь изредка участвуют в богослужениях и жизни местных церковных общин, или вообще только ограничиваются посещением храма на Пасху и для совершения треб».

Другими словами, Думенко открыто говорит о том, что в его структуре очень много тех, кого нельзя назвать воцерковленными прихожанами – это, в большинстве своем, люди, вера которых ограничивается примитивной обрядовой стороной. Понятно, что ни на «богослужения», ни к участию в «таинствах» ПЦУ они не придут (за исключением необходимых). Точно так же, как не будут молиться или хоть как-то участвовать в жизни «церкви». Это обычные «православные атеисты». Отсюда и откровенно рейдерские операции при захватах православных храмов, биты, арматура, кастеты, дубинки, ломы, избитые верующие УПЦ, срезанные болгарками и изувеченные кувалдами двери церквей. 

Вытекает и другая проблема – отобрав у канонической Церкви храм, эти люди оставляют его пустым. Точно так же, зарегистрировав общину, они, в большинстве случаев, стремятся отобрать православный храм, а если это не удается – то дальше регистрации дело не идет, и «община» ПЦУ существует только на бумаге.

ПЦУ – борец за межконфессиональный мир?

Но все заявления и цифры Думенко меркнут на фоне его слов о том, что «сохранение межконфессионального мира в Украине, недопущение разжигания вражды и противостояния на религиозной почве – важная задача для нашей Церкви, которая, являясь крупнейшим религиозным объединением, имеет и соответствующий долг перед обществом».

Все мы знаем выражение «Пчёлы против мёда» – достаточно распространенный мем, оксюморон, пример взаимоисключающих тезисов. Наверное, сложно придумать более подходящий комментарий к словам Сергея Петровича. Если вспомнить январь-февраль 2019 года, когда представители ПЦУ вместе с властями Порошенко практически ежедневно захватывали храмы УПЦ, то это выражение Думенко просто поражает своим цинизмом. И на СПЖ, и на других ресурсах есть сотни публикаций, фотографий и видеороликов, где мы можем своими глазами видеть это самое «сохранение межконфессионального мира в Украине» в исполнении членов ПЦУ.

Да и буквально за три дня до «архиерейского собора» и второй годовщины создания ПЦУ, 12 декабря 2020 года, активисты его религиозной структуры устроили штурм Свято-Успенского храма в селе Михальча Сторожинецкого района Черновицкой области, где община УПЦ более 600 дней круглосуточно охраняет свой храм от рейдеров ПЦУ.

Около сотни человек с дубинками, кастетами, слезоточивым газом пришли на территорию храма УПЦ, который был против воли общины незаконно перерегистрирован в ПЦУ, и попытались его захватить, изуродовав двери церкви. Их просто разнесли в щепки кувалдой. Думенковцами была спланирована и организована настоящая военная операция – они сломали камеры наблюдения, сирену тревоги, завезли генератор и продукты питания для группы захвата. Несколько верующих, охранявших территорию, были в минуту вытолканы вон. Все нападавшие, включая и «священника» ПЦУ, были с красными повязками на рукавах для идентификации друг друга. А за несколько месяцев до этого активисты ПЦУ уже штурмовали этот храм. Тогда они выбили двери церкви самодельным тараном.

Подобных случаев можно вспоминать десятки. Последовала хоть какая-то реакция руководства этой структуры на беззакония тех, кто говорит о своей вере в Христа? Нет. И вряд ли последует в дальнейшем – ведь пример «решения» проблем путем физического насилия показывают сами «иерархи» ПЦУ. 

Общины не переходят в ПЦУ, потому что им строят новые храмы?

Думенко утверждает, что при «переходе» общины в ПЦУ «против общины и против регистратора подаются судебные иски, блокируется доступ к имуществу, происходит запугивание и давление на активных прихожан. Если все эти методы давления и шантажа не дают своего результата – на средства доноров в населенном пункте строят для сторонников Московского Патриархата новое помещение, выплачивают денежное содержание и оказывают материальную помощь наиболее активным сторонникам Российской Церкви».

Тут возникает сразу два вопроса к Сергею Петровичу:

  1. Так община УПЦ переходит ПЦУ или не переходит? Если переходит, то для кого «доноры» (так Думенко, очевидно называет всеукраинские сборы денег на строительство храмов вместо захваченных) строят новые церкви? Это же даже звучит глупо. Получается, община ушла в ПЦУ – а неизвестно кто, неизвестно для кого строит новый храм.
  2. Если же не переходит, значит собрания в сельских клубах, которые устраивали думенковцы вместе с местными властями – липовые и незаконные. И верующие совершенно логично «подают судебные иски и блокируют доступ к имуществу». Потому что они имеют полное право использовать закон для защиты своих интересов и своего имущества от посягательств рейдеров. 

Слова Сергея Думенко выглядят искусственными, абсурдными и неправдивыми. Новые храмы строятся там, где есть община УПЦ, не пожелавшая уходить в раскол. Верующие молятся в домах, временных бараках, палатках, сараях и гаражах. Пройдя через подобные мытарства, верующие, в большинстве случаев, строят храмы на свои собственные деньги. Для них быть со Христом и служить Литургию – важнее всего на свете. Чтобы убедиться в том, что православные христиане остаются верными Христу независимо от ситуации, достаточно посмотреть видеофильм о двух общинах УПЦ из Тернопольской области, у которых рейдеры УПЦ КП (теперь это ПЦУ) отобрали два храма.

Еще раз – в УПЦ нет номинальных храмов и несуществующих общин. Храмы строятся для действующей общины, которая уже есть и продолжает молиться даже без храма, самых разных условиях и помещениях. 

Не менее абсурдными выглядят и попытки Думенко объяснить, почему в его структуру не хотят переходить епархии, монастыри и архиереи канонической Церкви. Сергей Петрович объясняет это плохими законами: «Если изменение юрисдикции религиозными общинами хотя и затруднена, но все же возможна благодаря определенным законом процедурам, то такое изменение для епархиальных управлений или монастырей в рамках действующего законодательства является практически невозможной из-за ряда юридических препятствий. В этом заключается один из главных ответов на вопрос – почему к ПЦУ за это время не присоединились новые епископы из иерархии Московского Патриархата в Украине»

Мы уже говорили о том, что перед «объединительным Собором» создатели ПЦУ обещали патриарху Варфоломею массовый переход в их структуру епископата и верующих УПЦ. Назывались разные цифры – от 15 до 25 епископов, множество общин и целые епархии. Но, по факту, уйти к раскольникам решились только два (из почти сотни!) архиереев УПЦ и 84 общины (из более чем 12 000!). Количество ушедших в раскол столь ничтожны (2% епископов и менее 1% общин), что вписываются в рамки статистической погрешности. И поэтому Думенко нужно как-то объяснить такую ситуацию своим фанариотским руководителям. И он ничего лучше не придумал, чем придумать откровенную ложь.  

Почему ложь? 

Давайте вспомним, а разве эти «юридические препятствия» помешали митрополиту Винницкому Симеону уйти в ПЦУ? Нет. Может, теперь уже бывший митрополит УПЦ не смог зарегистрировать новую епархию ПЦУ? Смог. Разве закон препятствовал переходу в ПЦУ Драбинко вместе со столичным Преображенским собором на Теремках? Нет. Драбинко спокойно перешел, перерегистрировался и даже стал в ПЦУ «епархиальным архиереем».

***

Церковь много раз предупреждала, что в основе раскола лежит ложь и ненависть. И мы много раз в этом убеждались, наблюдая за действиями представителей раскольнических формирований – от «священников» в далеких селах до внутривидовой борьбы в высших эшелонах «иерархии». Но сейчас ложь стала не просто атрибутом, а «обязательным элементом» идеологии самой «свежей» раскольнической структуры – ПЦУ. Ее глава Сергей Думенко с помощью лжи формирует новую, альтернативную реальность. Его не смущает, что эта ложь очевидна, что ее легко опровергнуть. Он часто появляется на телеэкранах, каждые несколько дней дает интервью. И везде повторяет свои тезисы, укладывая ложь слой за слоем. Его метод прост, но эффективен. И этот метод не нов. «Ложь, повторенная тысячекратно, становится правдой». Он – творец «новой правды». Вопрос лишь в том, что ожидает тех, кто этой «правде» поверит.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Повлияет ли президенство Байдена на церковную ситуацию в Украине
да, украинская власть будет активнее поддерживать ПЦУ
49%
нет, Украина не зависит от влияния США
2%
надо молиться и не обращать на политику внимания
48%
Всего проголосовало: 718

Архив

Система Orphus