Вопросы к «каноничности» ПЦУ устами ее «иерарха»: взгляд Михаила Зинкевича

Михаил Зинкевич задает вопросы, на которые в ПЦУ нет ответов. Фото: СПЖ

Михаил Зинкевич заявляет, что Епифаний и «иерархи» ПЦУ придерживаются страусиной тактики и задает вопросы, на которые нет ответов.

Во вторую годовщину так называемого «объединительного Cобора», на котором была создана ПЦУ, один из «иерархов» этой организации Михаил Зинкевич дал интервью агентству «Главком», в котором с одной стороны ставил довольно неудобные вопросы, а с другой признал, что ответов на эти вопросы нет. Интервью так и называется: «ПЦУ не имеет ответов на множество вопросов: у всех голова в песке». Изучаем откровения Михаила Зинкевича и делаем выводы.

Михаил Зинкевич. Фото "Волинські новини"

Для начала, кто такой Михаил Зинкевич. Многие его знают по одиозному высказыванию, что каждая свечка, купленная в храме Украинской Православной Церкви – это пуля для украинских солдат на Донбассе. Одиозным это высказывание является, во-первых, потому, что это – ложь, во-вторых, потому что сам Епифаний использует в своих «богослужениях» продукцию российского предприятия «Софрино». Ну и в-третьих, как в таком случае оценить деятельность основного спонсора ПЦУ Андрея Мацолы, основателя бренда «Перша приватна броварня», который по сообщениям СМИ, ежегодно инвестировал в экономику России 70 миллионов долларов, платил налоги в российский бюджет и так далее.

В общем, данное высказывание Михаила Зинкевича уже дает достаточное представление о его личности, но вот еще несколько штрихов к портрету. Работал в Почаевской лавре, был пономарем в храме Рождества Богородицы в Черкассах, учился в Санкт-Петербургской духовной семинарии. А дальше – карьера в расколе (УПЦ КП): 1997 г. – «диакон», 2000 г. – «епископ», 2018 г. – один из главных претендентов на пост главы ПЦУ. Тогда Филарет Денисенко и Петр Порошенко убедили его снять свою кандидатуру. В своем интервью «Главкому» Зинкевич не обошел вниманием и этот момент.

На вопрос корреспондента: «События на объединительном соборе в 2018 году для вас это поражение?», Михаил Зинкевич ответил: «Поражение – это когда ты проиграл, а когда тебя шантажируют, то это не поражение». Т.е. несостоявщийся глава ПЦУ признал, что его шантажировали, заставляя снять свою кандидатуру, а если шантажировали, то значит есть чем. Но то, что на Зинкевича (как и на других членов ПЦУ) есть компромат не является откровением, это – общеизвестно, а вот следующие тезисы – это действительно интересные свидетельства человека, знающего кухню ПЦУ изнутри.

Откровение 1: Томос действительно был котом в мешке, который многих разочаровал, когда из мешка вылез

Михаил Зинкевич говорит об этом так: «Когда пошли разговоры о Томосе, то мы говорили про него как про звук, потому что мы не видели его содержания – что написано в тексте. <…> но, когда появился текст Томоса, он не всех начал удовлетворять. Патриарх Филарет выставляет претензии: мы ожидали увидеть в этом Томосе не то, что там написано. Начиная с названия Церкви, где варим миро, и особенно раздражительным моментом стал вопрос парафий, которые находятся за пределами Украины. Они, согласно с документом, не принадлежат к Украине».

В этих словах «митрополит» ПЦУ фактически подтвердил то, что писали многие церковные обозреватели и аналитики: взаимоотношения Фанара с украинскими властями и украинскими раскольниками – это игра «кто кого первый обманет». Счет в этой игре пока ничейный: Фанар обещал полноценную автокефалию, но на деле сделал из ПЦУ зависимую от себя структуру. Украина, в свою очередь, обещала расплатиться с Фанаром древнейшими монастырями и храмами в форме ставропигий, но отдала пока что только Андреевскую церковь в Киеве.

Что же касается зарубежных приходов украинских конфессий, то вряд ли Михаил Зинкевич и прочие «иерархи» УПЦ КП и УАПЦ не знали о концепции, которую Фанар продвигает уже порядка ста лет, а именно: вся диаспора во всем мире должна подчиняться Фанару. Так что сохранить зарубежные приходы просто не было никаких шансов.

Откровение 2: закулисные договоренности между Филаретом, Епифанием и П. Порошенко действительно существовали

Михаил Зинкевич: «Ну и конечно, это личные договоренности между патриархом (Филаретом – Ред.) и тем окружением, которое тогда было в Киевском патриархате. Мы же обсуждали эти вопросы: кто чем будет заниматься, кто какие будет иметь полномочия. Были определенные договоренности. Когда эти договоренности не исполнились, это стало дополнительным раздражителем к написанному тексту Томоса. <…> Я слышал, что почетный патриарх Филарет обвиняет Порошенко, что тот якобы его обманул. Значит, были какие-то договоренности между ними…».

Подтверждение существования закулисных договоренностей означает признание того факта, что ПЦУ изначально строилась не на основе канонических традиций церковного управления, существующих в Православии, а на личных договоренностях отцов-основателей ПЦУ, каждый из которых старался соблюсти свою выгоду.

Также слова Михаила Зинкевича подтверждают обоснованность тех претензий, которые Филарет Денисенко предъявил своему бывшему протеже С. Думенко и бывшему президенту П. Порошенко. Вообще все интервью М. Зинкевича «Главкому» пронизано симпатией к Филарету Денисенко и той позиции, которую он сегодня занимает. И в этих симпатиях Михаил Зинкевич далеко не одинок.

Откровение 3: в ПЦУ растет количество «архиереев», симпатизирующих Филарету

Михаил Зинкевич: «…много ли епископов симпатизирует (почетному патриарху Филарету)? На сегодняшний день симпатия начинает проявляться все больше. По крайней мере есть тенденция к росту. Есть тенденция у митрополитов поддержать то, что говорит почетный патриарх Филарет».

Давайте вспомним – а о чем сейчас говорит Филарет? Главный его посыл – что ПЦУ не автокефальная структура, что она подчинена Фанару. М. Зинкевич косвенно соглашается с этим утверждением: «Патриарх (Филарет – Ред.) говорит: ПЦУ – это Константинопольская церковь. Но если мы независимая Церковь, то почему мы миро не варим? Ответа на этот вопрос нет».

Здесь показательно не столько суть вопроса: кто где варит миро, а то что М. Зинкевич приводит этот аргумент в защиту позиции Филарета. Ведь «митрополит» знает (должен знать) то, что например, в Элладской, Албанской и даже Иерусалимской Церквях миро не варят, а получают из Константинополя. И это не мешает им иметь статус Поместных Церквей. По крайней мере Иерусалимский Патриархат – это полноценная автокефальная Церковь, хотя и со своими особенностями. Если бы М. Зинкевич не стоял бы на точке зрения Филарета, он бы с легкостью опроверг бы свой собственный аргумент про мироварение.

Есть в этом пассаже про мироварение и еще один интересный момент. Дело в том, что Константинопольский патриархат считает – мироварение не является непременным атрибутом автокефальной церкви, а вот в Русской Православной Церкви полагают иначе: вместе со статусом автокефалии церковь должна получать право варить миро. Соответственно в актах об автокефалии Польской Православной Церкви, Православной Церкви Чешских земель и Словакиии, Православной Церкви Америки, которые получили автокефалию от РПЦ, указано право этих Церквей варить миро. Как видим, точка зрения М. Зинкевича совпадает с подходом РПЦ к этому вопросу. Зрада, однако.

Теперь давайте подумаем, к чему может привести рост числа «архиереев» ПЦУ которые:

  1. разочарованы содержанием Томоса;
  2. недовольны невыполнением закулисных договоренностей;
  3. симпатизируют Филарету.

Это может привести к тому, что конфликт в ПЦУ перейдет из скрытой фазы в открытую. Епифаний Думенко – не тот человек, который может урегулировать конфликты в своей структуре. Своей должностью в ПЦУ он целиком и полностью обязан Филарету Денисенко, который ради того, чтобы посадить Епифания в кресло руководителя пошел как против П. Порошенко, желавшего видеть главой ПЦУ своего ставленника, бывшего митрополита Винницкого Симеона (Шостацкого), так и против Михаила Зинкевича, домогавшегося этого поста для себя.

Скажем честно: Думенко без Филарета практически ничего из себя не представляет. Ни по опыту, ни по образованию, ни по политическому чутью. Со своим единственным покровителем Епифаний разругался, а других покровителей не приобрел. Ответить на вопрос: почему же Епифаний до сих пор остается главой ПЦУ несложно. Желающих его сместить немало, но все они оказались заложниками изначального выбора. Уход Епифания сейчас, причем как по собственной инициативе, так и против воли, означал бы признание неудачи с проектом ПЦУ. А к этому пока никто не готов. Но как только кураторы ПЦУ признают, что Епифаний больше вредит проекту, чем приносит пользы, его шансы остаться на своем посту будут стремиться к нулю. И тогда шанс побороться за кресло главы ПЦУ появится и у Михаила Зинкевича, и у Симеона (Шостацкого).

Вопросы к «каноничности» ПЦУ, на которые в ПЦУ же нет ответа

Теперь о вопросах, которые поставил Михаил Зинкевич и на которые никто в ПЦУ не хочет отвечать, включая его самого. Таких вопросов три:

  1. Почему у ПЦУ забрали приходы в диаспоре?
  2. Почему ПЦУ не может варить миро?
  3. Что делать с тем «миро», которое уже было сварено в УПЦ КП и, главное, – чем его вообще считать?

На первые два вопроса ответ один: потому, что ПЦУ не является автокефальной церковью (насколько вообще уместна такая формулировка к сообществу безблагодатных раскольников) и подчинена Фанару. Что касается третьего, то он заслуживает того, чтобы его рассмотреть более обстоятельно.

Михаил Зинкевич сформулировал его так: «И третье – что делать с тем миром, которое мы уже наварили и забрали еще от патриарха Филарета? Мы им пользуемся или мы с ним что делаем? Все-таки это святыня. Куда его девать, чем его теперь считать? Миром настоящим, которым мы помазываем во время крещения или освящения престолов, или это уже не миро стало? Как к нему теперь относиться?»

Чем считать миро, освященное Филаретом в УПЦ КП? Миром настоящим, которым мы помазываем во время крещения или освящения престолов, или это уже не миро стало? Как к нему теперь относиться?

Михаил Зинкевич, «иерарх» ПЦУ

На самом деле это вопрос, который выводит на чистую воду и самого Михаила Зинкевича и всех раскольников вообще. Миро – это особое вещество, состоящее из оливкового и других масел и специй, особым образом сваренное и освященное сонмом архиереев во главе с предстоятелем соответствующей Поместной Церкви. Помазание миром в таинстве миропомазания освящяет новокрещенного Духом Святым, что в самые ранние времена совершалось возложением рук апостольских.

«Но смотри, не почитай оного мира простым. Ибо как хлеб в Евхаристии, по призывании Святого Духа, не есть более простой хлеб, но тело Христово: так и Святое сие миро не есть более простое, ниже, если бы кто сказал, обыкновенное по призывании: но дар Христа и Духа Святого, присутствием Божества Его бывающий действительным. Оным знаменательно помазуются твоё чело и другие орудия чувств. И когда видимым образом тело помазуется, тогда Святым и Животворящим Духом душа освящается» (свт. Кирилл Иерусалимский).

Соответственно, сообщить миру этот «дар Христа и Духа Святого» могут только канонические благодатные архиереи. И таким образом вопрос Зинкевича – настоящее ли миро, сваренное при Киевском патриархате – очевидно превращается в вопрос о благодатности «архиереев» УПЦ КП вообще. С точки зрения патриарха Варфоломея, это «миро» не есть миро, поскольку «Так называемый «Киевский Патриархат» не существует и никогда не существовал» (из заявления от июня 2019 г.). А поскольку согласно тексту Томоса ПЦУ обязано придерживаться мнения Фанара по спорным вопросам «церковного, догматического и канонического» характера, то так же должны считать и в ПЦУ.

Вопрос Зинкевича – настоящее ли миро сваренное при Киевском патриархате – очевидно превращается в вопрос о благодатности «архиереев» УПЦ КП вообще.

Сомнения и даже прямые отрицания в благодатности легализованных патриархом Варфоломеем раскольников содержатся в заявлениях практически всех Поместных Церквей. Вот только некоторые цитаты из официальных заявлений.

«Двухтысячелетний опыт Кипрской Церкви и всей Православной Церкви в целом дает нам основания сомневаться в возможности узаконивания «задним числом» тех хиротоний, которые были совершены запрещенными, отлученными и подданными анафеме епископами. Запрет, отлучение и анафему отдельных лиц, которые стали инициаторами украинского кризиса, признали все православные» (из коммюнике Синода Церкви Кипра 21.02.19). 

«Мы просим Вселенскую патриархию прояснить проблему неканонических иерархов и священников, которые принадлежали к «Киевскому патриархату» (из заявления Синода Румынской Церкви 21.02.19).

«Лица, с которых снят епископский и пресвитерский сан, не могут быть лидерами в установлении мира в Православной Церкви Украины. Их действия становятся причиной еще большего беспорядка и соблазнов» (Собор Польской Церкви 15.11.20).

«Все то время, пока был лишен сана и пребывал под анафемой, господин Филарет совершал неканонические чинопоследования, которые не являлись действительными таинствами. Поэтому и совершенные им хиротонии являются недействительными, пустыми, лишенными божественной благодати и действия Святого Духа. Среди них и хиротонии в диакона, пресвитера и, в итоге, во епископа его секретаря — Сергея Думенко, ныне митрополита Епифания. В Вашем письме от 24 декабря сказано: «…восстановив их в их архиерейском и иерейском сане». Однако мы задаемся вопросом: как хиротонии, совершенные состоявшим под отлучением и анафемой господином Филаретом, задним числом, без канонической хиротонии приобрели во Святом Духе законность и подлинную печать апостольского преемства?» (Письмо Предстоятеля Албанской Православной Церкви Архиепископа Анастасия Патриарху Варфоломею от 07.03.19)

И самое интересное, что Филарет Денисенко рассуждает точно таким же образом, только со своей колокольни: «Хорошо, если Вселенский патриарх снял с меня анафему, в 2018 году, снял. То до 2018 года я был под анафемой, или нет? Если я был под анафемой, то это означает, что все эти епископы недействительны. И Епифаний не только не является митрополитом – он даже не священник. Если Вселенский патриарх снял с меня анафему в 2018 году, то весь епископат – недействителен» (из интервью Украинскому радио в программе «Персона грата» от 17.06.19).

Страусиная поза Сергея Думенко

Вернемся к интервью М. Зинкевича.

Корр: «Руководство Церкви ищет ответы на эти вопросы? И какой путь решения тих проблем видите вы?

М. Зинкевич: «Сейчас ничего не ищется, сейчас голова в песке: типа, все пройдет или кто-то решит».

Корр: «У кого голова в песке?»

М. Зинкевич: «У всех».

Корр: «То есть у митрополита Епифания – он же предстоятель?»

М. Зинкевич: «У всех…».

***

Думается, что на эти вопросы должен ответить не кто иной как патриарх Варфоломей. Если он скажет, что миро Киевского патриархата не действительно, то значит и Филарет Денисенко, Епифаний Думенко, Михаил Зинкевич и все прочие – не архиереи, а безблагодатные самозванцы. И являются ими до сих пор. А если глава Фанара скажет, что все «таинства», включая «хиротонии» в Киевском патриархате, были действительны – то он обязан объяснить – почему поддерживал снятие сана и анафему Филарета все годы до 2018, почему издавал документы, где говорилось, что УПЦ КП не является Церковью.  

И в заключении хотелось привести цитату из Притчей царя Соломона, которая как нельзя лучше характеризует данную ситуацию: «Кто утверждается на лжи, тот пасет ветры, тот гоняется за птицами летящими <…> собирает руками бесплодие» (Притч. 9: 12).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
ДО КРЕСТНОГО ХОДА:
Приходите 27 июля в 13:00
на Владимирскую горку!
Система Orphus