Томос разделения: к годовщине «объединительного Cобора» ПЦУ

Кого же объединил Томос ПЦУ? Фото: СПЖ

В 2018 году прошел «объединительный Cобор» ПЦУ. Кого же на самом деле объединила эта «церковь» и насколько Томос выполнил свою функцию?

15 декабря 2020 года члены ПЦУ праздновали свой юбилей – два года с момента создания этой структуры. Ее глава Сергей (Епифаний) Думенко сказал в Софии Киевской очень интересные слова: «Патриарх Варфоломей и синод Константинопольского патриархата приняли два года назад действительно историческое решение, изменившее ход истории не только украинского православия, но, я уверен, в будущем изменит ход истории всего православия. Потому что от нашей церкви зависит и будущее всего православия – будет мир или не будет мира в православной Церкви».

Сергей Думенко за время своего «предстоятельства» сделал очень много неправдивых заявлений, но эти его слова попали прямо в точку – мировое Православие, в котором до 2018 года царил мир и относительное согласие, с появлением ПЦУ этот мир совершенно утратило. Более того, Вселенская Церковь переживает очевидный кризис, который уже сравнивают с Великой схизмой 1054 года, когда от Православия откололась Римская Церковь. Потому, говоря, что «от ПЦУ зависит – будет ли мир в православной Церкви», Сергей Думенко абсолютно прав. Прав с небольшой оговоркой – этот мир ПЦУ уже уничтожила. Каким будет Православная Церковь завтра – никто не знает.

Давайте проследим как все это происходило и вернемся на два года назад.

Томос и «единство»: архиереи

Для того, чтобы оправдать свое каноническое беззаконие на территории и легализовать украинских раскольников в «автокефальной церкви Украины» обязательно должны были участвовать канонические архиереи, то есть архиереи Украинской Православной Церкви. Действительно, формально объяснить другим Поместным Православным Церквям почему Фанар вторгается на каноническую территорию Русской Церкви можно было только в том случае, если бы каноническая УПЦ пошла на союз с раскольниками в желании получить Томос.

Конечно, на Фанаре понимали, что большинство, из почти сотни на тот момент епископов канонической Церкви, ни на какие политические компромиссы с Филаретом Денисенко и Макарием Малетичем не пойдут.

Объяснить другим Поместным Православным Церквям почему Фанар вторгается на каноническую территорию Русской Церкви можно было только в том случае, если бы каноническая УПЦ пошла на союз с раскольниками в желании получить Томос.

Понимали это и инициаторы Томоса со стороны Украины – Порошенко, Парубий, Юраш и другие. Поэтому они надеялись, что к союзу с УПЦ КП и УАПЦ получится склонить около двух-трех десятков архиереев УПЦ.

13 ноября 2018 года, за месяц до проведения «объединительного Собора», тогда еще митрополит УПЦ Симеон (Шостацкий) заявил, что в его распоряжении имеются доверительные подписи 15 епископов УПЦ, которые положительно воспринимают «автокефальный» процесс и готовы влиться в новосозданную Фанаром структуру.

Приблизительно такие же цифры озвучивали и патриарху Варфоломею. Так в августе 2018 года, во время встречи с Патриархом Кириллом, глава Фанара утверждал, что к его новой «церкви» примкнут не меньше 25 архиереев УПЦ. В свою очередь некоторые клирики УПЦ подогревали ситуацию изнутри, и в интервью различным изданиям рассказывали, что «уже начинают поминать за службой Константинопольского патриарха», «епископы УПЦ разделены на группы и единства больше нет». Также, по их словам, подобные настроение присутствуют и среди братии больших монастырей: «Позиция братии не совпадает с мнением наместников. Позиция главы УПЦ МП не совпадает с позицией епископата».

И вот, когда 15 декабря 2018 года на так называемый «Объединительный собор» прибыли не двадцать пять (как говорил патриарх Варфоломей), не пятнадцать (как говорил митрополит Симеон), а всего два архиерея УПЦ (и только один из них правящий) – это стало шоком для фанариотов. Ведь получается, что вся их так тщательно выстроенная идеология, согласно которой Томос, наконец-то, объединит ВСЕ «ветви» украинского православия – рухнула в один момент.

Конечно, даже если допустить, что в ПЦУ действительно ушли бы четверть епископата УПЦ, все равно подобный тезис был бы лживым, потому как в ситуации, где львиная часть архиереев остались бы со Предстоятелем, ни о каком объединении говорить нельзя. А уж, когда к расколу присоединилось лишь двое, то возникает вопрос – как можно всерьез обсуждать такое «объединение»?

Поэтому слова Епифания Думенко, сказанные в 2019 году о том, что «15 декабря мы все вместе сумели засвидетельствовать факт единения трех ветвей украинского Православия» иначе как издевательство не воспринимаются.

«Переходы» общин

Правда тогда, в 2018, представители уже созданной ПЦУ еще надеялись, что несмотря на такое единодушное неприятие новосозданной структуры епископатом УПЦ, у простых верующих взгляд на эту проблему будет иным.

Действительно, тогда среди сторонников Томоса царила своеобразная эйфория. Им казалось, что сам факт дарования этого документа гарантирует развал УПЦ и массовую миграцию епископата, духовенства и верующих в новую церковную структуру, создаваемую Фанаром.

Вот что говорил митрополит Винницкий Симеон: «Когда будет дарован томос, украинские приходы перейдут в новую церковь. Этот процесс особенно активизируется тогда, когда будет принят закон, регулирующий нюансы подчинения приходов. Люди должны сами определиться: они в Украинской автокефальной или они в Русской Церкви». В ноябре 2018 года он на полном серьезе утверждал, что «жители сел Винницкой области – сторонники автокефалии, а жители Винницы – за "русский мир"».

В 2018 году среди сторонников Томоса царила своеобразная эйфория. Им казалось, что сам факт дарования этого документа гарантирует развал УПЦ и массовую миграцию епископата, духовенства и верующих в новую церковную структуру, создаваемую Фанаром.

«Патриарх» УПЦ КП Филарет Денисенко был тогда уверен, что из-за давления со стороны приходов в ПЦУ перейдет большинство архиереев УПЦ: «По нашим подсчетам, до двух третей епископата готовы перейти в единую церковь. Их будет стимулировать то, что приходы МП сами начнут туда переходить. Так что архиереи могут остаться без приходов, и будут вынуждены идти за своей паствой».

И действительно через месяц после «объединительного Собора» картина, очерченная Филаретом, казалось, начинает воплощаться в жизнь, по крайней мере, по части «переходов верующих». Другой вопрос – как эти «переходы» происходили. В январе представителям ПЦУ удалось отобрать у УПЦ 243 прихода – фактически по 10 в день. В феврале эта цифра составила 153 прихода – меньше, чем в январе, но все равно много. Казалось, что если такая динамика сохранится, то уже к концу 2019 года Украинская Православная Церковь может потерять от четверти до половины своих приходов.

В мае 2019 года Епифаний еще надеялся на массовые переходы общин УПЦ в ПЦУ. Однако никакой массовости не случилось и за 10 месяцев 2019 года (с марта по декабрь) в ПЦУ «перешло» 150 храмов. При этом большинство «переходов» случилось при прямом пособничестве старой власти и президента Порошенко. А как только политическая конъюнктура поменялась – почти остановились и сами «переходы», что привело в к тому, что уже в сентябре 2020 года Думенко пожаловался, что при новой власти «переходы» остановились.

Более того, тот самый Шостацкий, который перед «объединительным собором» утверждал о поддержке ПЦУ со стороны сельских приходов в Винницкой области, в июне 2019 года рассказал, что  потерял очень много»: «У меня было 320 приходов, сейчас осталось 20. Имел 280 священников, а осталось только 30». То есть, даже в той епархии, где в ПЦУ перешел правящий архиерей, пользующийся до перехода авторитетом и уважением среди верующих, приходы вступать в союз с раскольниками отказались. Вместе с уважением митрополит Симеон (Шостацкий) потерял и епархию…

«Я потерял очень много. У меня было 320 приходов, сейчас осталось 20. Имел 280 священников, а осталось только 30». 

Экс-митрополит УПЦ Симеон (Шостацкий)

Ничего не приобрел от перехода в ПЦУ и бывший митрополит УПЦ Александр Драбинко. Он хоть и получил в ПЦУ статус «правящего архиерея», в реальности никакой епархии у него нет. На данный момент он вынужден большую часть времени посвящать тому, чтобы напоминать о себе – бывший митрополит ездит по «епархиям» своих новых «сослужителей-архиереев», фотографируется с ними и раздает интервью различным изданиям, ранг которых с каждым разом снижается. На данный момент будущее Драбинко внутри ПЦУ не выглядит радужным, потому что свою «епархию» ему никто из бывших представителей УПЦ КП или УАПЦ не отдаст, и рассчитывать на что-то большее, чем несколько храмов, он вряд ли сможет.

Ложь и насилие

В итоге, и в плане общин создателей, и инициаторов ПЦУ ждало полное разочарование – у УПЦ, насчитывающей более 12 000 общин, им удалось отобрать всего около 500 храмов. Подчеркнем, что в подавляющем большинстве случаев общины канонической Церкви остались верными Православию, даже потеряв храм.

При этом за последние месяцы мы стали свидетелями насилия, применяемого сторонниками ПЦУ при захватах православных храмов и прямой лжи.

Так, в селе Задубровка Черновицкой области представители новосозданной Фанаром структуры жестоко избили верующих УПЦ – избили с применением ножа и дубинок, причем избили так, что те оказались в больнице, а одному из них потребовалась операция на глазу.

Совсем недавно, 12 декабря, то есть, за три дня до второй годовщины «собора», который должен был «объединить» украинских православных, несколько десятков вооруженных дубинками, битами и кастетами «верующих» ПЦУ в селе Михальча Черновицкой области, попытались отобрать храм у верующих УПЦ, варварски разбив кувалдами дверь православного храма.

В селе Бужанка Черкасской области «перевод» общины в ПЦУ сопровождался фальсификацией документов, и в настоящее время по этому вопросу открыто два уголовных производства.

УПЦ и ПЦУ: факты

Слышим ли подобные новости о сторонниках Украинской Православной Церкви? Приходят ли верные УПЦ с кастетами и дубинками «переводить» храмы ПЦУ в каноническую Церковь? Нет, не приходят. Они даже свои храмы с арматурами в руках не отбирают. Просто потому, что как христиане используют арматуру по назначению – укрепляют при ее помощи фундаменты новых храмов вместо отобранных. Чуть ли не каждую неделю мы слышим новости о том, что где-то община УПЦ построила храм вместо отобранного ПЦУ. На Закарпатье, Волыни, Буковине, в Тернопольской области и во множестве других мест мы видим, что верующие канонической Церкви действуют, как настоящие христиане: после того, как у них отбирают храм – они не берут в руки кастеты, а берут лопаты, и не идут быть своих обидчиков, а идут строить новый храм.

Совсем недавно вышел фильм о настоящих христианах соседних сел Бутин и Кинаховцы, где «молитвенники» УПЦ КП (теперь это ПЦУ) последовательно отобрали у верующих два храма – вначале в одном селе, затем – во втором. Что сделали члены общины? Вначале молились в доме старосты, затем соорудили маленький храм из ДСП, а потом – с помощью благотворителей построили новую прекрасную церковь. Но даже не это главное, эти люди ни на грамм не озлобились. Их любовь к Богу, друг ко другу, и даже к обидчикам только укрепилась.

Да и община православных христиан в результате «перехода» не исчезает вместе с храмом: люди продолжают молиться, собираться по домам, священники служат Литургию, и несмотря на все проблемы, община живет полноценной духовной жизнью.

Верующие УПЦ используют арматуру по назначению – укрепляют при ее помощи фундаменты новых храмов, вместо отобранных.

Именно поэтому, по итогам 2020 года, УПЦ показала положительный рост практически по всем показателям: появилось 36 новых общин больше, 45 священников, еще один новый монастырь. Сейчас, с учетом отобранных храмов, Украинская Православная Церковь насчитывает 12 374 общины, 12 546 священников, 255 монастырей, 4548 монахов. Это ли не свидетельство того, с кем наш народ?

В то же время, несмотря на все заявления Думенко, мы не видим сколь-нибудь заметного роста его структуры. Интересно сравнить цифры, озвученные им 15 декабря 2020 года и 14 декабря 2019 года.

Согласно им ПЦУ имеет «более 7000 приходов» (точно также, «более 7000», без конкретных цифр, она имела и в прошлом году), «более  4500 клириков» (точно такие же цифры звучали и в 2019 году), «около 80 монастырей» (в 2019 году звучала более конкретная цифра – 77 монастыре, в этом году, видимо, решили округлить) и 60 «архиереев» (вместо 62 в 2019).

Спросите, почему Думенко называет приблизительные цифры приходов и священников? Потому что, во-первых, их невозможно подсчитать, так как многие из них до сих пор находятся в ведении УПЦ КП.

Во-вторых, никто точно не может сказать, сколько приходов останется в ПЦУ даже до конца этого года, а не только в более отдаленной перспективе. А вот «архиереев» подсчитать пока еще можно, и окажется, что их стало на два человека меньше, чем в 2019 году.

Речь идет о «епископе» Филарете Панку, который был исключен из состава ПЦУ и умершем «епископе» Иоанне Бойчуке. Интересно, что в этой связи он не вспомнил о Денисенко, а ограничился тем, что уже в Софии Киевской, во время «молебна» отметил, что Филарет «впал в искушение и его среди нас нет».

Но апелляция к «искушению» никоим образом не оправдывает того факта, что Томос не только не смог объединить православных Украины, но разделил даже саму ПЦУ, а также, разделил те Поместные Церкви, предстоятели которых ее признали и разделил мировое Православие.

Томос и вопрос нацбезопасности США

Здесь достаточно вспомнить, что «признание» Томоса происходило не в силу церковной аргументации, канонической обоснованности или других, понятных для православного сознания аргументов, а исключительно при помощи политического давления и прямого участия властей Греции и Кипра, действующих по указке Государственного департамента США.

Так, 9 декабря 2020 года посол США в Афинах Джеффри Пайетт заявил, что «Греция и Соединенные Штаты работают в качестве стратегических партнеров, чтобы ответить на вызов, который Россия бросает нашим демократическим ценностям и, в частности, свободе религиозного выражения здесь, в Европе».

В его понимании США должны защищать не религиозные свободы вообще, а Константинопольский патриархат в частности: «Россия не только бросает вызов авторитету Вселенского патриарха, но и продолжает попытки разрушить единство Православной Церкви, разжигая нестабильность и подрывая суверенитет независимых наций с православным большинством». При этом Пайетт напрямую говорит о том, что весь «вызов» России заключается в неприятии Русской Православной Церковью ПЦУ: «В прошлом году, когда Вселенский Патриарх предоставил автокефалию ПЦУ в соответствии с желанием украинского народа, Россия в ответ разорвала связи со Его Святейшеством. Затем Русская Православная Церковь разорвала связи или пригрозила разорвать отношения с другими Церквями, которые следовали примеру Вселенского патриарха».

Однако американский чиновник уверен, что группа тех, кто признает ПЦУ обязательно вырастет, потому что поддержка Фанара – «вопрос национальной безопасности США». И в этой связи хочется задать вопрос представителям ПЦУ о том, не стыдно ли им все свои надежды на будущее связывать с «вопросом национальной безопасности США»? Как чувствуют себя «верующие», которые знают, что их «церковь» могут признать только из-за давления Госдепа и спецслужб Америки? И какое все это может иметь отношение к личному спасению души конкретного человека? На частном и страшном суде Госдеп тоже будет давать свои ценные рекоммендации?

Но самое интересное – даже при таком мощнейшем давлении в Церквях, предстоятели которых признали ПЦУ, есть огромное количество иерархов, священников и верующих, которые не хотят вступать в единство с раскольниками.

Даже при таком мощнейшем давлении в Церквях, предстоятели которых признали ПЦУ, есть огромное количество иерархов, священников и верующих, которые не хотят вступать в единство с раскольниками.

Весь православный мир не так давно стал свидетелем того, как почти половина Синода Кипрской Православной Церкви отказалась считать в качестве канонической созданную в Украине религиозную структуру. Некоторые архиереи этой Церкви заявили, что не будут сослужить своему предстоятелю, если тот продолжит поминать Думенко в качестве «митрополита Киевского». Но подобная картина наблюдается не только там, но и в Греческой Церкви. Например, протоиерей Николай Данилевич рассказал, что многие священники этой Церкви «либо отказываются под разными предлогами от сослужения, когда их приглашают на праздники, либо приходят и молятся в алтаре, не облачаются, чтобы не сослужить и не причащаться вместе с теми, кто "оскоромился" сослужением с раскольниками».

Так кого «объединил» Томос?

Что же мы имеем в итоге? Томос ПЦУ не смог решить проблему разделения православных «ветвей» Украины и объединить всех верующих в одну структуру, находящуюся в общении с мировым Православием (то, что декларировал Фанар при создании ПЦУ). Более того, он не только не выполнил своей задачи в Украине, но и стал камнем раздора и преткновения в Поместных Церквях всего мира.

Митрополит Пирейский Серафим, отвечая на заявления афонского монаха Никиты, утверждающего, что Томос – «величайшее церковное событие последних десятилетий» пишет, что «украинская автокефалия не только не может считаться "величайшим церковным событием последних десятилетий", но как раз наоборот – это было самое трагическое церковное событие последних десятилетий».

Украинская автокефалия не только не может считаться "величайшим церковным событием последних десятилетий", но как раз наоборот – это было самое трагическое церковное событие последних десятилетий.

Митрополит Пирейский Серафим

По его словам, вместо мира и единства Томос развязал «беспрецедентное преследование канонической Православной Церкви, находящейся под омофором Митрополита Онуфрия»: «Епископов, священников, монахов и верующих избивают, монастыри и храмы захватывают, а общины канонической Церкви преследуют, принуждая сменить название на "Русскую Церковь" и оказывают беспрецедентное давление». Архиерей уверен, что Томос не помог даже тем, кто поддержал его в Украине, потому что «люди, которые преследуют, грабят, прибегают к насилию, находятся не на пути спасения, а на пути погибели».

И наверное именно митрополит Серафим Пирейский делает лучшее заключение для всего, что произошло за последние два года в Украине и Православии: «Вселенский патриархат пытался с помощью украинской автокефалии вывести (якобы) на "путь спасения" горстку людей, ничтожное меньшинство украинского народа. И чего он в итоге добился? Он не сумел вывести их на "путь спасения", но вместе с тем создал всеправославный раскол. Это было "достижением" Вселенского патриархата? Это и есть быть на "пути спасения»?».

И правда – все это и есть «путь спасения» по-фанариотски?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus