Аборты или жизнь: Польша как последний шанс христианской Европы

Сторонники абортов в Польше выступают против католической церкви. Фото: СПЖ

После решения о запрете абортов, Польша стала самой консервативной страной Евросоюза. Однако в стране вспыхнули протесты. Что же происходит с западной цивилизацией?

Сегодня Польша – это самая консервативная страна Европы. По крайней мере официально эта страна придерживается курса, от которого большинство стран-участников Евросоюза либо уже отказалось, либо находится в активном процессе отказа. Традиционное понимание семьи, уважение к католицизму как культурообразующей религии страны, ориентация на нравственные ценности – все это не просто декларации, а те принципы, которыми действительно руководствуются в Польше.

Здесь активно противодействуют пропаганде ЛГБТ, а совсем недавно запретили аборты. И поэтому, вполне естественно, что именно в этой стране власти приняли решение о практически полном запрете абортов.

Аборты и демографический кризис: существует ли связь?

В сущности, убийство нерожденных детей в Польше было запрещено еще в далеком 1993 году. Тогда парламент страны согласился с аксиомой, которую проповедует Церковь – человеческая жизнь должна охраняться с момента зачатия.

Здесь стоит оговориться, что запрет на аборты в 90-х не был безусловным. Приняв «Закон о планировании семьи, защите плода и условиях прерывания беременности» власти Польши все-таки разрешили аборт в случаях, если беременность угрожает жизни или здоровью женщины; медицинские исследования показывают, что ребенок с высокой степенью вероятности родится с тяжелым и необратимым дефектом или неизлечимой болезнью, которая поставит под угрозу его жизнь или есть основания полагать, что ребенок был зачат в результате преступления — например, изнасилования или инцеста. Вместе с тем, если плод развился настолько, что мог бы самостоятельно жить вне утробы матери, убивать его было нельзя. В случае нарушения данного закона тому, кто провел операцию по прерыванию беременности, грозит три года тюрьмы. Кроме того, парламент предусматривал помощь со стороны государства тем женщинам, которые забеременели, находясь в трудной жизненной ситуации.

Вместе с тем, правительство предусмотрело и превентивные меры. Другими словами, молодежи и школьникам на протяжении нескольких десятков лет объясняли, что значит «ответственное родительство» и рассказывали о тонкостях семейного воспитания.Что же получилось в итоге?

В 1992 году население Польши составляло 38,31 миллионов человек. На сегодня в стране проживает 38,65 миллионов. То есть, за четверть века население страны практически не изменилось и даже немного выросло, что, с учетом колоссальной миграции поляков (особенно в 90-х годах) является одним из лучших показателей в Европе. При этом, в 2014 году в Польше, при населении 38,4 млн. человек аборты сделали всего 970 женщин.

Для сравнения в этом же 2014 году в Украине было совершено почти 250 000 абортов. Согласитесь, что в сравнении с Польшей разница – более, чем впечатляющая. Правильнее – трагическая. И неудивительно, что эта разница отражается и на демографии.

Так, в 1991 году в Украине проживало 51, 36 миллиона человек, а к 2020 году – 42 миллиона (а по неофициальным данным эта цифра существенно ниже). И как бы ни пытались сторонники «права на аборт» доказывать нам, что польские женщины выезжают за границу, чтобы убивать своих нерожденных детей, цифры говорят сами за себя – в Польше количество жителей практически не меняется на протяжении 25 лет, тогда как Украина за это же время потеряла, как минимум, 10 миллионов человек.

Но и на этом Польша не остановилась. 25 октября 2020 года Конституционный суд Польши постановил, что закон 1993 года, позволявшего убить ребенка в случае серьезной и необратимой инвалидности плода или его неизлечимого заболевания – не соответствует Конституции государства. Это значит, что совершить аборт польские женщины могут только в том случае, если беременность возникла в результате изнасилования, инцеста или жизнь матери находится под угрозой. И все. При этом факт изнасилования должен быть подтвержден прокурором, заключение которого основывается на целом ряде документов. Так что, даже в данном случае, процедура аборта максимально усложнена.

Что стоит за борьбой на «право аборта»?

Как известно, данное решение польских властей вызвало серьезнейшее протестное движение в стране. Сторонники абортов, в буквальном смысле слова, пытаются устроить в Польше аналог украинского майдана и добиться смены государственной власти.

В своих стремлениях борцы за право убивать собственных детей не одиноки, так как их поддерживают ЛГБТ-активисты и либеральные организации, у которых тоже накопилось достаточно много претензий к правительству страны. Достаточно вспомнить, что не так давно несколько польских городов объявило себя «зоной свободной от ЛГБТ», министр иностранных дел Польши инициировал выход государства из так называемой «Стамбульской конвенции, поддерживающей гендерные принципы и лево-либеральные идеалы.

Естественно, что данные правительственные решения находят поддержку у огромной части польского общества, на которое, в свою очередь, самое большое влияние оказывает католическая церковь. Поэтому неудивительно, что основной удар «абортного» и либерального гнева направлен по отношению к РКЦ Польши. Либералы уверены, что именно католическое духовенство диктует моральные ориентиры и способствует тому, что страна в данный момент – это форпост, стоящий на страже европейского «фундаментализма» (читай – остатков христианских и традиционных ценностей).

Основной удар «абортного» и либерального гнева направлен по отношению к РКЦ Польши. Либералы уверены, что именно католическое духовенство диктует моральные ориентиры польскому обществу.

Практически на следующий день после постановления Конституционного суда по отношению к католической церкви Польши были совершены сотни актов вандализма – от оскорбительных плакатов, развернутых перед и внутри храмов, до срыва богослужений и массовых потасовок.

В частности, в Варшаве, Кракове и других городах протестующие стояли перед церквями РКЦ с плакатами, на которых было написано: «Мое тело, мой выбор», «Это война. Садисты! Идем за вами», «Что ты, черт возьми, знаешь о родах?», «Женский ад в Польше», «Аборт – это закон».

Акция в Варшаве

В Познани во время воскресной мессы перед алтарем стояла группа людей с транспарантами, на которых было написано «католикам тоже аборт нужен». Они разбросали в костеле листовки с антиклерикальным содержанием, начали хлопать в ладоши и кричать, что местный священник, выступающий против абортов – варвар. Месса была прервана.

Возле церкви Святого Креста в Краковском предместье, протестующие спровоцировали потасовки. Вмешалась полиция. Кроме того, на огромном числе католических храмов Польши стали появляться надписи «ад для женщин», а также листовки, на которых изображена распятая на кресте беременная женщина.

Акция в польском костеле

Одна из лидеров протестного движения Марта Лемпарт из организации «Забастовка женщин» заявила, что забастовщики не хотят оскорблять религиозные чувства верующих, а «рассчитывают на противодействие со стороны людей в церквях и на противодействие в обществе». Вместе с тем, организация, которую возглавляет Лемпарт, призвала активистов в воскресение прийти в храмы, чтобы бросить на подносы для пожертвования листовку с распятой женщиной и надписью: «Ваша вина, ваша вина, ваша очень большая вина». Кроме того, «женская» забастовка в Польше проходит под лозунгом «Во имя матери, дочери и любимой сестры! Берегитесь женщин», что является намеренным кощунством по отношению к троичному славословию, используемого в Церкви.

Кощунственные листовки на костелах Польши

Естественно, подобные акции, а также срывы богослужений и осквернение храмов, не оказались без внимания со стороны верующих католиков. Во многих городах Польши начали появляться отряды самообороны, которые защищают храмы от нападений. Кроме того, активное участие в защите храмов принимают представители гвардии «Марша Независимости», а в некоторых местах – даже стали появляться священники с оружием в руках. В стране начались серьезные столкновения между активистами и защитниками храмов

В данный момент, ситуация в Польше накалилась настолько, что в европейских СМИ по отношению к стране можно достаточно часто встретить выражение «польский халифат». И, еще раз подчеркнем, всю «вину» за такое положение вещей возлагают на Церковь.

Защитники храма в Лодзи

Волна «абортных протестов», которая прокатилась по храмам страны, должна, по мнению организаторов, оказать давление на руководство РКЦ в Польше и заставить его быть более либеральным. Этого же требует и ЛГБТ-меньшинство. Причем, свои требования представители либеральных ценностей обосновывают той позицией, которую занял Ватикан. Например, сразу после слов папы о том, что пора узаконить однополые гражданские союзы, член парламента от оппозиции Клаудиа Ячира прямо сказал, что «пора людям, принадлежащим к одной церкви, начать прислушиваться к своей высшей иерархии, первому епископу Рима». В свою очередь, гей-активист Бартош Сташевский заявил, что «этот аргумент о том, что даже папа выступает за гражданское партнерство, очень необходим, и мы обязательно будем использовать его в нашей борьбе за гражданские союзы и однополые браки».

Понятно, что в этом случае «борцы за однополые браки» получат всестороннюю поддержку от той части Европы, которая пытается разрушить остатки западной цивилизации и построить на этих развалинах «новый мир» – с ЛГБТ-ценностями, либеральными свободами и отсутствием морали. Так, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что в Европе не может быть «зон, свободных от ЛГБТ», а комиссар по правам человека от Европарламента Дуня Миятович утверждает, что позиция Польши по отношению к сексменьшинам – «пугающая». И пугает она либералов не только потому, что проповедь ЛГБТ-ценностей уже существенно затруднена в Польше, но и потому, что эта страна может стать примером для других. Так считают и сами поляки. По словам лидера польского движения «За жизнь» Каи Годек, Польша – «модель для Европы и мира». И похоже, что эта модель, пусть медленно, но начинает работать.

Старая модель для нового мира

В своем противостоянии чуждым христианству ценностям, Польша все чаще получает поддержку со стороны других стран и отдельных политиков. Так, министр юстиции Збигнев Зебро направил коллегам из Словении предложение поддержать инициативу Варшавы по выходу из Стамбульской конвенции. Более того, польские политики просто уверены, что за традиционные ценности нужно бороться, а ЛГБТ-идеология разрушает западную цивилизацию.

В этом смысле, уже совершенно точно, к союзникам Польши можно отнести Венгрию, которая тоже отказывается принимать у себя мигрантов, ограничивает распространение гендерной и ЛГБТ-идеологии, выступает против смены пола и так далее.

В 2019 году власти Италии взяли курс на возвращение к традиционным ценностям и защиту интересов страны: сначала отказались принимать мигрантов, потом вернули в официальные документы понятия «отец» и «мать» и обещают бороться против других либеральных нововведений в законодательстве.

Если к этим странам присоединится еще несколько, то вполне возможно возникновение некоего межгосударственного конгломерата, противостоящего «новолиберальным ценностям» Европы. И это не пустые слова или фантастический проект. Потому что, подобные идеи уже озвучивают противники «либеральных ценностей».

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан утверждает, что «Запад утратил свою привлекательность в глазах Центральной Европы, и то, как мы устраиваем свою жизнь, не кажется Западу очень желанным. В ближайшие годы нам необходимо сохранить единство Европы, признавая при этом, что у этой исторической тенденции нет никаких шансов на изменение. Они не могут навязать нам свою волю, и мы не можем сбить их с нынешнего интеллектуального и политического пути».

По словам лидера польского движения «За жизнь» Каи Годек, Польша – «модель для Европы и мира». И похоже, что эта модель, пусть медленно, но начинает работать.

Более того, позиция, которую по сути занимает Польша и Венгрия, находит свою поддержку и за океаном. Например, президент США Дональд Трамп подписал документ о непризнании «права на аборт», запретил убивать детей, рожденных после неудачных абортов, является открытым сторонником традиционных ценностей, и, в принципе, двигается в том же направлении, что и Польша. Вместе с тем, целый ряд европейских политиков уже во весь голос заявляют, что мультикультурализм, гендер и отсутствие христианской составляющей просто уничтожит западную цивилизацию.

Выводы

Сегодня можно говорить, что борьба за традиционные ценности разворачивается нешуточная. Речь идет не только о противостоянии между сторонниками и противниками абортов или ЛГБТ, не только о Польше и либеральной Европе, но и о противостоянии христианства и ислама. По сути, уничтожая те ценности, на которых воспитывалась современная цивилизация, Европа совершает акт самоубийства в пользу ислама. И слова того же Орбана о том, что через 30 лет «пятая часть Европы станет мусульманской» – выглядят очень оптимистично. Более реально, особенно с учетом количества абортов среди европейцев и количества детей среди мусульман, уместнее говорить, что к 2050 году только пятая часть Европы останется христианской.

Вместе с тем, власти страны, в которой живем мы с вами, говорят о необходимости интегрировать Украину в Европу. Но какой должна быть эта самая Европа и Украина в ней? Ведь, совершенно очевидно, что Европа сегодня разная – есть Польша и есть Голландия, есть Венгрия и есть Норвегия, есть Европа католическая и Европа гомосексуальная. Какую из этих «европ» предлагают нам?

Совершенно очевидно, что Европа сегодня разная – есть Польша и есть Голландия, есть Венгрия и есть Норвегия, есть Европа католическая и Европа гомосексуальная. Какую из этих «европ» предлагают нам?

Судя по всему ту, которая выступает «за» аборты и ЛГБТ-ценности. Украина уже подписала целый ряд документов, согласно которым наши дети, да и мы с вами, в ближайшем будущем будем жить в обществе, где за критику геев или «права на аборт» будут сажать в тюрьму. На данный момент у нас наблюдается серьезнейший демографический кризис, на фоне которого страна занимает одно из первых мест в Европе по абортам. Если продолжить двигаться в этом направлении, то очень скоро и Украина, и украинцы исчезнут как страна и как народ. Вопрос хотим ли мы этого – риторический. А значит, если уж брать курс на Европу, нужно ли ориентироваться на геев и сторонников абортов?

Может, лучше в качестве примера взять соседнюю Польшу?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Что означает решение кипрского Синода по ПЦУ?
безоговорочное признание украинских раскольников
9%
признание ПЦУ частью архиереев
24%
фактический раскол Кипрской Церкви
67%
Всего проголосовало: 725

Архив

Система Orphus