О чем вопиет голова французского учителя

Случайно ли убийство школьного учителя во Франции? Фото: СПЖ

Во Франции мусульманин обезглавил учителя за демонстрацию карикатуры на Мухаммеда. Что это – одиночный терракт или звонок для постхристианской цивилизации Европы?

16 октября в пригороде Парижа чеченский эмигрант обезглавил учителя за то, что тот демонстрировал ученикам карикатуры на основателя ислама. Отрезанная голова – это символ, как будто свыше нам дают указание настолько явное, что за ним может последовать только катастрофа, исполнение библейских слов: «Врачевали мы Вавилон, но не исцелился; оставьте его, и пойдем каждый в свою землю, потому что приговор о нем достиг до небес и поднялся до облаков» (Иер. 51:9).

5 октября 2020 г. в местечке Конфлан-Сент-Онорин недалеко от Парижа 47-летний учитель Самюэль Пати на занятиях по свободе слова для 12-14 летних учеников продемонстрировал карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo. Перед этим он попросил выйти из класса учеников-мусульман, которых они могут оскорбить. 11 октября в YouTube появилось видео, на котором одна из учениц рассказала о том, как это происходило, а именно, что Самюэль Пати обратился к присутствующим мусульманам и попросил их поднять руку. После этого он сказал: «Я покажу картинку, которая может шокировать, поэтому, если хотите, можете выйти». Ученица отказалась покинуть класс и увидела «фотографию голого пророка Мухаммеда».

Учитель Самюэль Пати, убитый мусульманским террористом

Всмотримся внимательно в эту ситуацию. По сути, ученикам, которые учились в этой школе и которых, судя по кадрам новостей, было немало, сказали следующее: постойте, пожалуйста, в коридоре, пока мы будем насмехаться над вашим пророком. Но разве оскорбительные изображения перестанут быть таковыми из-за того, что мусульмане выйдут из класса? И неужели само предложение выйти за дверь не унижает тех, кому это предлагается сделать? И самое главное, неужели понятие свободы слова может быть продемонстрировано карикатурами, оскорбляющими религиозные чувства? Разве свобода слова равнозначна свободе кощунства?

В данном случае сложилась ситуация, когда учитель и ученики действовали в принципиально разных мировоззренческих плоскостях. Учитель вообще не хотел никого оскорблять, он очень толерантно попросил выйти тех, кто мог оскорбиться материалом урока. Целью демонстрации карикатур было показать, что такое свобода слова и самовыражения, а вовсе не нападки на религию. Некоторые СМИ сообщают, что Самюэль Пати вообще положительно отзывался об исламе. С точки зрения либерального мировоззрения, он сделал все, чтобы не задеть ничьих чувств.

Под вышеупомянутым видео, которое быстро удалили, был оставлен следующий комментарий в защиту учителя: «Учитель просто показал карикатуры из Charlie Hebdo в рамках урока истории о свободе самовыражения. Он из уважения предложил студентам-мусульманам при желании покинуть аудиторию...Он был хорошим учителем и старался поощрять критическое мышление, относился к ученикам с уважением. Этим вечером я грущу не только потому, что у него училась моя дочь, но и переживая за французских преподавателей. Могут ли они и дальше учить детей, не боясь быть убитыми?»

Неужели понятие свободы слова может быть продемонстрировано карикатурами, оскорбляющими религиозные чувства? Разве свобода слова равнозначна свободе кощунства?

Насмешка над религиозными чувствами – это преступление или свобода слова?

Французы просто не понимают, что такого сделал учитель, чтобы с ним так жестоко расправились. Не понимает этого и французское ведомство образования, потому что, оказывается, демонстрация карикатур не была личной инициативой Самюэля Пати, а была предусмотрена школьной программой. Таким образом школьникам прививали ценности светского общества. А детей из мусульманских семей этим способом пытались в такое общество интегрировать и научить относиться с уважением к подобным выражениям «свободы слова».

Но у учеников мусульманского вероисповедания совсем иное мировоззрение – религиозное. И согласно этому мировоззрению, демонстрация карикатур на то, что верующие считают святыней – это кощунство, преступление, которое заслуживает самого сурового наказания. А если мы говорим об исламе – смертной казни. Причем уже однажды казнь за эти карикатуры была совершена. 7 января 2015 г. вскоре после выхода журнала с карикатурами в редакцию Charlie Hebdo ворвались вооружённые исламские боевики и расстреляли сотрудников издания. Тогда было убито 12 и ранено 11 человек.

Но ведь карикатуристы этого издания издевались не только над мусульманами. Charlie Hebdo за год до выхода в свет номера с карикатурами на пророка Мохаммеда печатало столь гнусные карикатуры, посвященные Рождеству или изображению Троицы, что просто не верится, что такое вообще возможно в здоровом цивилизованном обществе. И карикатуры – небольшая часть общей картины.

Например, кощунственный фильм Мартина Скорсезе «Последнее искушение Христа» вышел на экраны в 1988 г., а книга, по которой он был снят, напечатана в 1955 г. Кстати, написал ее Никос Казандзакис, греческий писатель, номинант на Нобелевскую премию и в одно время – генеральный директор министерства социального обеспечения Греции.

Демонстрация карикатур не была личной инициативой Самюэля Пати, а была предусмотрена школьной программой.

Европейская цивилизация в целом и Франция в частности отказываются от христианства, вытесняют его из сознания общества и отдельных людей. Они больше не понимают, что такое святыня и как к ней нужно относиться.   

Снос собора святого Иакова на площади Сен-Жака в Абвиле (Франция)

Французское издание Les Observateurs сообщает, что уничтожение грозит примерно десяти тысячам храмов и колоколен во Франции, а многие французские политики открыто выражают презрительное отношение к религиозному наследию своей страны.

Но мы все знаем пословицу «свято место пусто не бывает». Давайте зададимся вопросом – а можем ли мы представить, что во французской, немецкой или нидерландской школе высмеивают не пророка Мохаммеда или христиан, а представителей ЛГБТ? Нет, сейчас такая ситуация невозможна.

Во Франции, как и в большинстве европейских стран, очень трепетно оберегают чувства и права сексуальных меньшинств, трансгендеров и прочих представителей ЛГБТ. За критику ЛГБТ и гендерной идеологии во многих странах предусмотрено административное или даже уголовное наказание. Считается, что ни в коем случае нельзя оскорблять чувства геев и лесбиянок.

Можем ли мы представить, что во французской, немецкой или нидерландской школе высмеивают не пророка Мохаммеда или христиан, а представителей ЛГБТ?

Получается очень странная ситуация, когда в сознании европейцев происходит некая замена. То, что для их предков веками и тысячелетиями было свято и неприкосновенно, теперь кощунственно высмеивается. И наоборот – то, что всегда считалось постыдным грехом – сейчас ограждено от любой критики.

Но если французы не уважают свою религию, то как же они могут требовать такого уважения от мигрантов-мусульман? Такого уважения и не наблюдается. По данным Института Гейтстоун (Gatestone Institute) во Франции в среднем оскверняется по две церкви каждый день. И это количество увеличивается. Если в 2017 г. было зарегистрировано 878 нападения на церкви или христианские символы, то в 2018 г. – уже 1063. Рост – 17% в год. Принадлежность к мусульманству авторов этих нападений легко определяется по надписям: «Аллах акбар».

История убийства

Но мигранты неуважительно относятся не только к христианским святыням, которые секуляризованные французы отказываются защищать. Они неуважительно относятся и к так называемым светским ценностям французского общества. Потому что именно эти ценности и позволяют им паразитировать на системе социальной помощи и избегать наказания за очень многие преступления. Очень показательна в этом отношении история убийцы Самюэля Пати, 18-летнего Абдулаха Анзорова.

В 2008 г. его семья оказалась во Франции и подала документы на получение статуса беженца. Опять-таки, задумаемся: какие могут быть чеченские беженцы из России в 2008 г.? Война уже восемь лет как закончилась, Чечня активно отстраивалась, пострадавшим от военных действий выплачивались компенсации, создавались предприятия и рабочие места. Некоторые здравомыслящие чиновники во Франции так и подумали и отказали в статусе беженца. Однако французский суд этот отказ аннулировал, а по достижении 18 лет Абдулах Анзоров автоматически получил вид на жительство. Франция широко распахнула двери не только перед чеченцами. Алжирцы, марокканцы, тунисцы, сирийцы, арабы и другие выходцы из стран Ближнего Востока и Северной Африки находили во Франции жилье, бесплатную еду, льготную медицинскую страховку и щедрые социальные выплаты. Они приезжали в страну, заявляли о своих правах и садились на шею французским налогоплательщикам. И если не через административные органы, так через суды добивались требуемых благ.

Если рождаемость среди коренных француженок составляет 1,8 ребенка на одну женщину фертильного возраста, то в мусульманской диаспоре во Франции этот коэффициент составляет 8,1!

То, что мигранты не интегрируются во французское общество, не станут жить по его правилам и не будут исповедовать ценности этого общества, было известно изначально. Но французы, как впрочем и немцы, шведы и другие европейцы, не сделали ничего, чтобы предотвратить мусульманское нашествие в свои страны. А теперь, если рождаемость среди коренных француженок составляет 1,8 ребенка на одну женщину фертильного возраста, то в мусульманской диаспоре во Франции этот коэффициент составляет 8,1! В результате социологи спорят: какая страна быстрее станет мусульманской: Франция или Германия?

Почему такие убийства будут продолжаться 

Но вернемся собственно к трагедии в предместье Парижа. После того злосчастного урока на Самюэля Пати посыпались жалобы в администрацию школы, а ему самому стали поступать угрозы. Издание Figaro сообщает, что он даже обращался в полицию. Но охрана ему предоставлена не была. И вот 16 октября Абдулах Анзоров подкараулил Самюэля Пати возле школы, обезглавил и выложил сообщение об этом в Твиттер вместе с фотографией. «Макрон, правитель неверных, я казнил одного из твоих псов, который посмел унизить Мухаммеда», – написал убийца.

Очень показательна в этом сообщении форма обращения к президенту Франции Э. Макрону. Он назван «правитель неверных». Дело в том, что неверными или кафирами в исламе называются те, кто не верит в единого Бога: атеисты, язычники и т.д. Они подлежат обращению в ислам или уничтожению. А христиане называются «народом Книги (Священного Писания)», Ахл аль-Китаб, за ними сохраняется право на жизнь, право исповедовать свою религию и некоторые другие права. Но поскольку европейцы сами отказались от христианства, то они сами себя в глазах мусульман перевели в разряд неверных, кафиров, со всеми вытекающими последствиями.

Преступление, которое совершил Абдулах Анзоров, конечно же достойно осуждения. Его нельзя оправдать, а можно только объяснить. И политические и религиозные лидеры выступили с осуждением этого убийства и назвали его терактом. Но эти осуждения и оценки самой проблемы решить не могут. В 2015 г. после расстрела людей в редакции Charlie Hebdo звучали точно такие же осуждения и призывы не допустить подобного. Но с тех пор во Франции произошло более 30 подобных терактов в которых погибли около 300 человек.

Митинг, посвященный убийству учителя

В воскресение во многих городах Франции прошли многотысячные митинги, посвященные трагедии. Президент Франции выступил с резкими заявлениями и пообещал достойный ответ. Чем же решила ответить Франция на зверское убийство Самюэля Пати? Как сообщает агентство Франс Пресс, руководители 13 французских регионов предложили издать не просто журнал Charlie Hebdo, а целую книгу политических и религиозных карикатур. Книгу планируют сделать доступной для учащихся всех лицеев. Министр образования Жан-Мишель Бланкер уже поддержал это предложение.

Франция предполагает тушить пожар бензином, еще больше надругаться над религией, еще больше разжечь пламя ненависти у людей с религиозным мировоззрением.

То есть Франция предполагает тушить пожар бензином. Вместо того, чтобы вернуться к собственной христианской религии. Вместо того, чтобы научиться почитать свои святыни и заставить других относиться к ним уважительно. Вместо того, чтобы признать кощунство кощунством, а не свободой слова. Иными словами, вместо того, чтобы обратиться от поклонения идолам толерантности, либерализма и секуляризации к Богу, Франция собирается еще больше надругаться над религией, еще больше разжечь пламя ненависти у людей с религиозным мировоззрением. В конечном итоге, это не может привести ни к чему иному, как к еще большему всплеску религиозной нетерпимости и дальнейшим терактам.

Франция делает прямо противоположное тому, что необходимо делать для решения проблемы. И в этом смысле Франция на языке символов обезглавливает саму себя, она свидетельствует о том, что ей уже не доступно здравомыслие, правильная оценка ситуации, что ей уже ничего не поможет.

***

А для нас, жителей Украины – это урок и не менее грозное предостережение. Если мы забудем Святое Православие, если вместо крестных ходов будем проводить гей парады, если вместо того чтобы укреплять семью, рожать собственных детей и сохранять свой народ, откроем двери перед мигрантами, то у нас будет то же самое.

Будем помнить Евангельские слова: «В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все та́к же погибнете» (Лк. 13:1-3).

Вот об этом, об обращении к Богу, о вразумлении и покаянии вопиет голова учителя.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus