Мечеть в храмах Святой Софии и монастыря в Хоре: что дальше?

Мечеть в храме монастыря в Хоре - очередная "жертва" продвижения неоосманской идеологии турецкой власти. Фото: СПЖ

Вслед за Святой Софией власти Турции превращают в мечеть еще одну древнюю святыню Православия - храм Христа Спасителя монастыря в Хоре. Чего ждать дальше?

Прошло всего несколько недель после того, как храм Святой Софии был превращен в мечеть. И вот опять правительство Турции заявило о том, что такая же участь постигнет один из самых древних христианских храмов в Стамбуле, церковь Христа Спасителя монастыря в Хоре.

Храм Христа Спасителя в Хоре

История храма

Историки предполагают, что изначально монастырь Хора был построен в 534 году, то есть даже раньше, чем храм Святой Софии. Название Хора, т.е. «в поле», означает, что во времена своего основания он находился вне городских стен. Первоначальное строение до наших дней не сохранилось, а то, которое существует, было построено в эпоху императорской династии Комнинов, а точнее в 1077–1081 гг. во времена правления императора Алексея Комнина. Впоследствии эта церковь несколько раз разрушалась и перестраивалась. В 1315–1321 гг. великий логофет Феодор Метохит значительно перестроил храм Христа Спасителя в Хоре и украсил его мозаиками и фресками, которые сохранились до наших дней.

Мозаика: Феодор Метохит подносит в дар Христу обновлённый храм Хора

Феодор Метохит считался одним из самых ученых людей своего времени. Он оставил после себя несколько сочинений по вопросам астрономии, философии, истории и литературы. Самым известным его учеником является святитель Григорий Палама, который под его руководством изучал светские дисциплины и философию.

После захвата Константинополя турками в 1453 г. храм Христа Спасителя в Хоре был превращен в мечеть Кахрие-джами, а фрески и мозаики – покрыты слоем штукатурки. В 1945 г. монастырь Хора стал музеем, а в 1948 г. в нем были проведены значительные реставрационные работы, в результате которых были открыты древние изображения. С обращением храма снова в мечеть они, вероятно, будут задрапированы.

Зачем Эрдогану новая христианская «жертва»?

Если в случае с храмом Святой Софии все более-менее понятно, то с монастырем Хора все сложнее. Мечеть Айя-София – это символ той политики, которую проводит Р. Эрдоган, и которая именуется нео-османизмом. Решение превратить Святую Софию в мечеть должно было сплотить сторонников Р. Эрдогана внутри Турции и повысить его рейтинг у населения. Частично это удалось, хотя далеко не в той мере, на которую рассчитывал Р. Эрдоган. Что касается внешней политики, то в этой сфере решение по Святой Софии призвано было обозначить лидерство Турции в исламском мире. Здесь существуют значительные риски, на которые сознательно пошел турецкий президент.

Турецкие власти решили, что политические дивиденды от превращения Святой Софии в мечеть перевешивают возможные риски.

С одной стороны, это заявка на лидерство в мусульманском мире, где Турция конкурирует с Саудовской Аравией, Ираном и Египтом. С другой – превращение Святой Софии в мечеть вызвало резко негативную реакцию в европейских странах и США, что чревато ухудшением их и так довольно сложных отношений. Но турецкие власти решили, что политические дивиденды от превращения Святой Софии в мечеть перевешивают возможные риски.

Однако, в отличие от Софии, превращение в мечеть храма Христа Спасителя в Хоре вряд ли принесет Р. Эрдогану внутриполитические дивиденды, зато может еще более обострить его отношения с Европой и США. Не стоит забывать о том, что сейчас наблюдается довольно напряженная ситуация в акватории Черного и Средиземного морей. 21 августа 2020 г. Р. Эрдоган заявил о том, что Турция обнаружила месторождение газа в 320 млрд. кубометров и назвал это событие историческим. Но подобные действия Турции вызывают резко негативную реакцию Греции (которая также претендует на освоение морского шельфа), Франции и других стран. Боевые корабли Турции, Греции и Франции находятся в непосредственной близости друг от друга в Средиземном море, и любая провокация или неосторожность может вызвать вооруженный конфликт между ними. Зачем же Р. Эрдогану еще больше нагнетать обстановку из-за превращения в мечеть еще одного православного храма, который имел до того статус музея? Объяснение подобных действий может заключаться в следующем.

О мотивах антихристианских действий президента Турции

Во-первых, политика нео-османизма, которую проводят нынешние власти Турции. Напомним, принципы государственного устройства основателя Турецкого государства Кемаля Ататюрка сводились к тому, что Турция должна отказаться от имперских амбиций, отказаться от территориальных претензий к странам, входившим некогда в Османскую империю, развивать сотрудничество с Европой, а также стать светским государством. Именно поэтому множество православных храмов, включая собор Святой Софии, обращенных во времена империи в мечети, приобрели при Кемале Ататюрке статус музеев. Сам Кемаль занимает в турецком обществе место отца нации и государства, его авторитет непререкаем.

Нынешние власти Турции пока не могут вслух заявить об отказе от политического наследия Кемаля Ататюрка. Поэтому они используют тактику «мелких шагов», меняя внутреннюю и внешнюю политику Турции постепенно. И превращение бывших православных храмов, ставших при Ататюрке музеями, обратно в мечети является плодом реализации такой тактики.

Нынешние власти Турции пока не могут вслух заявить об отказе от политического наследия Кемаля Ататюрка. Поэтому они используют тактику «мелких шагов»

Во-вторых, причиной последних решений турецкого президента являются его личные убеждения и то, кем он себя видит в истории. А видит он себя, не больше не меньше, новым Мехмедом-завоевателем, который не только взял в 1453 г. Константинополь, но и завоевал территории нынешних Сербии, Албании, Греции и других стран.

Р. Эрдоган не может, конечно, похвастаться подобным размахом, но он видит себя лидером мусульманского мира в контексте формирующихся новых геополитических реалий. Он вмешался в военные конфликты в Сирии, Ливии и Ираке. Его войска сейчас незаконно занимают часть территорий этих стран. Он находится в нескольких шагах от войны с Грецией за месторождения полезных ископаемых на морском шельфе. Он испортил отношения практически со всеми своими странами-соседями. И несмотря на то, что экономическое положение Турции в настоящее время оставляет желать лучшего, Р. Эрдоган не останавливается ни перед чем в продвижении своей политики нео-османизма. И, конечно, он не остановится перед разжиганием межрелигиозного конфликта, превращая христианские храмы в мечети. Это разжигание межрелигиозной розни ему не впервой. В 1994 г., занимая пост мэра Стамбула, Реджеп Эрдоган был признан виновным и приговорен к десяти месяцам тюремного заключения за «подстрекательство к насилию и религиозной или расовой ненависти».

В-третьих, это удар по авторитету патриарха Варфоломея.

Глава Фанара, по заявлениям турецких СМИ, замешан в неудачной попытке госпереворота в 2016 г. и дружеских отношениях с опальным турецким деятелем Абдуллах Гюлем, проживающим в США. Также властям Турции очень не по нраву то, что патриарх Варфоломей сильно зависит от администрации США и принимает в угоду американцам решения, которые не соответствуют политике, проводимой Турцией.

Превращение церквей в мечети — это сигналы патриарху Варфоломею о том, что он должен проявлять гораздо большую лояльность турецким властям, чем он делал это до сих пор.

Патриарх Варфоломей сам поставил себя в такую позицию, когда у него не осталось защитников перед турецкими властями. Американские власти сейчас не могут ему оказать существенной поддержки потому, что сами находятся в конфронтации с Р. Эрдоганом. Само давление на Фанар со стороны властей Турции – это реализация принципа отношения к Константинопольскому патриархату, суть которого заключается в том, что турецкие власти рассматривают Фанар как сугубо внутреннюю структуру Турции и не признают за ним международного значения. Таким образом, превращение церквей в мечети — это сигналы патриарху Варфоломею о том, что он должен проявлять гораздо большую лояльность турецким властям, чем он делал это до сих пор.

Чего же следует ожидать от турецких властей дальше?

Можно предположить, что те церкви, которые имеют на сегодня статус музеев, будут и дальше превращаться в мечети. Однако маловероятно, чтобы Р. Эрдоган решился бы так же поступить с действующими храмами. Также не просматривается пока возобновление требований турецких властей к Константинопольскому патриарху, чтобы он перебрался с территории Турции куда-нибудь на Афон или в США. Подобные идеи уже проговаривались несколько десятилетий назад, но сейчас они не стоят на повестке дня, хотя, учитывая характер Р. Эрдогана, такой поворот событий также не исключается.

Что касается реакции европейских стран на превращение храма Христа Спасителя в Хоре в мечеть, то она ожидаемо значительно менее резкая, чем в аналогичном случае с храмом Святой Софии. Русская Православная Церковь, устами заместителя главы Отдела внешних церковных связей протоиерея Николая Балашова отметила, что «турецкое руководство готово и далее последовательно игнорировать чуждую его пониманию мировую ценность наследия покоренной Византии, демонстрировать человечеству презрительное равнодушие к христианским культурным ценностям. Всё это отнюдь не способствует пониманию, сотрудничеству и дружбе между нашими народами, миру и взаимоуважению между последователями различных религий».

А турецкое руководство и не скрывает того, что «наследие покоренной Византии» не является для него ценностью. Турецкое руководство и не стремится достичь «понимания, сотрудничества, мира и взаимоуважения». Турки прекрасно осознают, что мира между мусульманской и европейской цивилизациями быть не может. Вернее, он может быть, но основываться исключительно на балансе сил. Другими словами, турецкое руководство уважает только силу, что вообще традиционно для Ближнего Востока. А Европа, перестав себя осознавать христианской, отказавшись от христианской морали и взяв на себя расходы на содержание миллионов нелегальных мигрантов из мусульманских стран показала свою слабость. И не только слабость политическую.

* * *

Европейскую, и в целом западную, цивилизацию сейчас называют «постхристианской». Мы видим, что с каждым десятилетием европейцы все больше отказываются от веры. Христианские храмы закрываются, превращаются в рестораны и спортзалы, а то и просто сносятся бульдозерами по причине своей ненужности. В то же время в западной цивилизации активно внедряется идеология ЛГБТ и гендера. Как это могут воспринимать десятки тысяч мусульманских мигрантов в самой Европе, да и те мусульмане, которые смотрят на это все из Турции? Как явный сигнал духовной слабости – христианам христианские храмы не нужны. И хотя постхристианская Европа – это территория, в основном, католическая, мусульмане не утруждают себя поиском разницы между католиками и православными.

Со скорбью, но все же необходимо признать, что мусульманская цивилизация не только вытесняет христианство из своих стран, но еще и очень успешно осуществляет экспансию в страны европейские. И нам приходится с горечью осознавать, что и Украина не является исключением в этой тенденции. За примерами далеко ходить не нужно. Совсем недавно власти Украины приняли решение построить мечеть на 5000 человек в центре Киева, а также присвоить исламским религиозным праздникам Курбан-Байрам и Ураза-Байрам статус государственных. Причем строить эту мечеть будет Турция на свои деньги, а куратором строительства является посол Турции в Украине Ягмур Ахмет Гюльдере. Вот так протестуют европейские страны, в том числе и Украина, против антихристианских действий Р. Эрдогана. Поэтому, несмотря на протесты, Турция продвигает и будет продвигать мусульманство на территориях христиан. И Украина – тоже в ареале ее интересов.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
92%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
4%
Всего проголосовало: 130

Архив

Система Orphus