Золочев: «незаконное» строительство или «незаконная» Церковь?

Власти Золочева вопреки Конституции намерены изгнать УПЦ из города: Фото: СПЖ

В Золочеве, Львовской области, власти открыто выступили против Церкви, изгоняя ее из города. Что же стоит за этим решением – сила закона или закон силы?

8 июля 2020 года группа представителей УГКЦ, ПЦУ и РКЦ во главе с униатским священником и капелланом Михаилом Сукмановским пришли к жилищу православного священника из Золочева Максима Йоенко. Их претензии заключались в том, что батюшка на своей частной территории (дом и территория приватизированы), якобы, собрался строить храм. По мнению золочевских активистов он права делать это не имел – и потому, что не получил разрешение на возведение культового сооружения, и, главное, потому, что храм будет принадлежать к канонической Украинской Православной Церкви. Возмущаясь против предполагаемого строительства, Михаил Сукмановский недоуменно вопрошал о том, куда смотрит СБУ и разведка? Дескать, храм УПЦ – это разведывательный центр, представители которого «будут выпытывать информацию о воинской части Золочева».

10 июля депутаты Золочевского горсовета на внеочередной сессии единогласно проголосовали за запрет строительства храма УПЦ, а чуть позже, 13 июля, городской мэр Игорь Грынькив созвал «вече» возле дома священника, на которое пришел с кувалдой как символом «народной законности».

Во время этого самого «вече» священника УПЦ Максима Йоенко обзывали «черномазым», «москалем», называли представителем государства-агрессора и представителем Церкви, которая «не отпевает украинских солдат» и в итоге предложили покинуть город. Видимо, для того, чтобы отец Максим побыстрее принял решение оставить Золочев, его дом накануне разрисовали оскорблениями и нацистской символикой.

Почему же все это происходит и что на самом деле за этим стоит?

«Незаконное» строительство или «незаконная» УПЦ?

И власти Золочева, и представители УГКЦ и другие из тех, кто ведет борьбу против УПЦ во Львовской области, практически в один голос заявляют, что их недовольство вызвано «незаконным» строительством храма УПЦ.

Например, еще 9 июля униатский священник Сукмановский заявил, что по его мнению «каждый имеет право молиться», но только после согласования и получения соответствующих разрешений и документов: «Должен прийти священник в городской совет, попросить о выделении земельного участка, должны согласовать - как и где выделяют земельный участок. Это законное право. Но когда священник заходит через окна, а не через двери, спрятавшись, то это вызывает подозрение… Здесь должно быть культовое сооружение. Во дворе, без согласований и документов, без целевого назначения. Кто им будет давать эти все разрешительные документы?».

Противники УПЦ в Золочеве пытаются сказать, что если бы не отсутствие необходимых документов, то они бы ничего против храма канонической Церкви не имели бы. Однако, это заведомая и циничная ложь – храм УПЦ в Золочеве строить не позволят.

Ту же самую причину своего недовольства УПЦ – «незаконное строительство» – указал и мэр Золочева Игорь Грынькив, заявивший на сессии горсовета: «Основной вопрос, который рассматривался на сессии, это нарушение градостроительного законодательства и попытка незаконного строительства храма Московского Патриархата у нас здесь, на улице Ивана Труша, под видом строительства индивидуального жилого дома».

Другими словами, противники УПЦ пытаются сказать, что если бы не отсутствие необходимых документов, то они бы ничего против храма канонической Церкви не имели бы – «сделайте все по закону – и тогда пожалуйста, стройте, что хотите и молитесь, как хотите». Однако, это заведомая и циничная ложь – храм УПЦ в Золочеве строить не позволят. Не позволят потому, что это именно храм Украинской Православной Церкви.

Так, тот же униат Сукмановский считает, что строительство такого храма – это предательство национальных интересов Украины. В свою очередь, Игорь Грынькив заявил, что «в Золочеве никогда не было и нет общины Московского Патриархата, поэтому строительство церковного сооружения этого Патриархата является недопустимым и противоречит интересам золочевской общины, которая никогда не смирится с существованием чужой Церкви в нашем городе».

Еще дальше пошла депутат областного совета Мирослава Бабинская, по мнению которой УПЦ –  «ненавистники украинского народа и вообще любых других церквей». Она уверена, что в Золочеве строить будут не храм, а исключительно помещение для осуществления диверсий и подразделение ФСБ. Именно поэтому, она пообещала «законодательно» бороться против канонической Церкви. Видимо, в рамках этой «борьбы» Бабинская предложила запретить деятельность УПЦ в Золочеве и в 24-часовой срок демонтировать и вывезти строительный вагончик с территории дома на улице Труша, в котором проходят богослужения общины.

Недопустимость строительства храма УПЦ в Золочеве поддержали и областные власти. В частности, глава Львовской ОГА Максим Козицкий уверен, что строить в области (!!!) «храм конфессии, которая своим центром имеет Москву, – аморально». И нужно подчеркнуть, что в этом смысле Козицкий не выражает какую-то исключительную точку зрения, а является продолжателем того традиционного уже беззакония по отношению к УПЦ, которое творится во Львовской области. В этом смысле достаточно вспомнить некоторые факты только последних нескольких лет.

Власти Львова и УПЦ

9 ноября 2017 года заместитель главы Львовского областного совета Владимир Гирняк заявил в эфире одной из радиостанций о необходимости особым образом помечать храмы УПЦ. Чуть позже, 7 декабря 2017 года депутат Львовского городского совета от националистической партии «Свобода» Андрей Карбовник подал на пленарном заседании городского совета депутатский запрос к городскому голове с требованием снести храм Святого Владимира УПЦ. Причина – «незаконное строительство». Но, проблема в том, что законно строить храм сами же депутаты не позволяют – просто не выделяя земельного участка для этого.

Любые заявления представителей местной власти о том, что они ратуют за соблюдение закона и выступают исключительно против «незаконного» строительства в Золочеве – ложь, цинизм и лукавство.

Уже через две недели после требования снести храм УПЦ во Львове, Львовский областной совет принял инициированное депутатом от националистической партии «Свобода» Михаилом Нискогузом обращение к президенту, Верховной Раде, Кабинету министров, МВД и СБУ Украины, в котором каноническая Церковь обвинялась в антигосударственной деятельности. Депутаты потребовали от верховной власти использовать административный ресурс и СМИ для диффамации УПЦ и объединения Церквей в Украине в одну.

30 января 2018 года депутаты Львовского облсовета приняли обращение к председателю Львовской ОГА, мэру, начальнику Главного управления Государственной службы Украины по вопросам геодезии, картографии и кадастра во Львовской области, директору департамента Государственной архитектурно-строительной инспекции (ГАСК) в Львовской области и начальнику ГАСК Львова. В этом обращении народные избранники, перечислив известные им факты строительства храмов УЦП во Львовской области, отметили, что «все эти факты дестабилизируют религиозно-политическую ситуацию в области, представляют угрозу национальной безопасности государства и открывают путь к возможным провокациям со стороны представителей так называемого "русского мира"».

Подобных вопиющих фактов нарушения прав верующих УПЦ во Львовской области можно было бы приводить еще великое множество. Но даже из тех, что мы перечислили выше, становится совершенно очевидно, что любые заявления представителей местной власти о том, что они ратуют за соблюдение закона и выступают исключительно против «незаконного» строительства в Золочеве – ложь, цинизм и лукавство. Никакого «законного» решения для них не существует, потому что, несмотря на Конституцию, права человека и принципы демократии, они никогда не позволят строить храм канонической Церкви на своей, так сказать, территории. Как заявил с кувалдой в руках во время «вече» возле дома священника Максима Йоенко мэр Золочева Грынькив, «Мы не хотим туда проникать. Мы за свое» и «несколько чужих "зайд" нам тут не будут делать погоду».

Униатская «законность» и Православная Церковь 300 лет назад

И в этом случае позиция львовских властей не является новой. Будучи в большинстве своем униатами если не по вере, то по происхождению, представители львовского политикума только повторяют те методы, которые уже были применены по отношению к православным 300-400 лет тому назад.

В 16-м веке, как мы знаем, часть современной Украины оказалась под властью Польши. В то время население этих земель было преимущественно православным, что очень сильно беспокоило католиков. Именно поэтому, они поставили себе за цель полностью уничтожить Православие на подконтрольных территориях. Прибегая к жестоким гонениям, преследованиям православного духвенства и мирян, часто оканчивающихся пытками и убийствами, правительство Польши по требованию Ватикана издает в 1667 году указ, согласно которому униатское духовенство «на вечные времена» уравнивалось в правах с католическим духовенством и шляхтой.

В 1676 году власти Польши запрещают православным, в том числе и епископам, под страхом смертной казни и конфискации имущества иметь любые контакты с Константинопольским патриархом (нечто подобное происходит и сейчас, но уже по отношению к Патриарху Московскому).

В 1668 году появляется еще одно «законное» постановление, по которому все перешедшие из униатства в православие лишались «защиты сеймовой конституции», т. е. фактически оказывались вне закона.

В 1676 году власти Польши запрещают православным, в том числе и епископам, под страхом смертной казни и конфискации имущества иметь любые контакты с Константинопольским патриархом (нечто подобное происходит и сейчас, но уже по отношению к Патриарху Московскому).

Более того, практически сразу после подписания мирного договора между Россией и Польшей в 1686 году католические монахи-иезуиты и униаты при поддержке польского короля Яна Собеского начали погромы православных, отбирая у них храмы, разоряя и грабя их. Сам Ян Собеский призывал казнить православных, «чтобы они в дальнейшем унии не противились».

О том, что происходило в то время, украинский писатель Михаил Старицкий рассказывает так: «Иезуиты, чтобы силою заставить всех прилучиться к унии, запирают православные храмы, отдают их униатам, изгоняют православных священнослужителей, отбирают святые сосуды, запрещают службу Божию…»  (согласитесь, что создается ощущение, что в 1898 году Старицкий описывал то, что происходит сегодня, в 2020-м). Невиданные зверства привели к тому, что в конце XVII — начале XVIII веков православные епархии начали переходить в унию. В 1692 году стала униатской Перемышльская епархия, а в 1700 году — Львовская.

Примечательный факт – для того, чтобы вся епархия «единогласно» перешла в унию с Римом, львовский епископ Иосиф Шумлянский созвал во Львове «собор» из 50 священников и монахов. Однако, получил резкий отпор. Несмотря на это, в 1700 году он все-таки предпринял еще одну попытку перевести в унию свою епархию. На этот раз духовенство практически никакого сопротивления не оказало, зато воспротивились унии простые миряне. В частности, Иосифа Шумлянского и его многочисленных знатных гостей не пустили к Львовской братской церкви. В ответ на это епископ обратился к помощи коронного гетмана Станислава Яна Яблоновского, который отправил солдат для того, чтобы усмирить непокорных. В итоге, Львовская епархия стала униатской.

«Иезуиты, чтобы силою заставить всех прилучиться к унии, запирают православные храмы, отдают их униатам, изгоняют православных священнослужителей, отбирают святые сосуды, запрещают службу Божию…». 

Михаил Старицкий

Как видим, и тогда, и сейчас представители УГКЦ используют практически одни и те же приемы: давление, запугивание, угрозы физической расправы, а в случае необходимости – прибегают к помощи грубой силы и оружия. К сожалению, за последние 300 лет почти ничего не изменилось…

УГКЦ на «чужой» земле

Вместе с тем, на «не своих» территориях униаты действуют совсем иначе. Тут они проявляют весь свой «европейский» шарм и образование, и рассчитывают на терпимое отношение к ним со стороны православных.

Достаточно вспомнить откровенную ложь Святослава Шевчука в Донецке, когда он, в 2012 году на местном телевидении рассказывал, что УГКЦ, мол, живет по православным догматам и готова ради дончан служить на русском языке.

Уже упоминаемый нами священник УГКЦ Михаил Сукмановский, выступивший против строительства храма УПЦ, отметил, что жители Золочева – люди очень толерантные и терпимые, потому что побывали за границей и знакомы с правилами и нормами западной демократии. По его словам, представители УПЦ «воспользовались этой толерантностью», чтобы построить свой храм, чего, по мнению Сукмановского, делать нельзя.

И в этой связи интересно сравнить реакцию православных христиан на появление греко-католических храмов на исконно православных территориях. Для примера возьмем Черновицкую область. Почему? Потому что на Буковине на протяжении многих лет практически отсутствовало само понятие об унии. Народ здесь испокон веков православный, а УГКЦ представлена очень слабо, невзирая на близость Ивано-Франковской и Тернопольской областей.

Данный факт вынуждены признать и сами греко-католики. Так, епископ новосозданной Черновицкой епархии УГКЦ Иосафат Мощич в одном из интервью отметил: «Мы не в Галичине, это Буковина и здесь надо очень часто все начинать с нуля: начинать строительство новых храмов, часовен, приходских домов, молодежных центров и катехизических классов». Более того, для него Буковина – это, как неизвестная земля, в которую Бог позвал Авраама. То есть, территория чужая, неосвоенная и, предположительно, враждебная. Однако, несмотря на это, в самих Черновцах впервые за 200 лет построят униатский храм. Более того, сами униаты настолько свободно и хорошо чувствуют себя на Буковине, что даже инициируют «переходы» православных храмов в ПЦУ.

Для УГКЦ Буковина – это территория чужая, неосвоенная и, предположительно, враждебная. Однако, несмотря на это, в самих Черновцах впервые за 200 лет построят униатский храм.

В связи с этим, возникает целый ряд вопросов. Например, встречает ли УГКЦ на чужой для себя православной территории такой же отпор со стороны православных христиан, какой встречают представители УПЦ во Львовской области? Нет. Требуют ли власти Буковины запрета УГКЦ или демонтажа их храмов? Нет. Дают ли разрешение на строительство культовых униатских сооружений? Да. Получается, что настоящими демократами и людьми с «толерантной культурой» являются именно православные, а не греко-католики.

Выводы

УГКЦ, прибегая к совершенно варварским методам борьбы с Православием, показывает не только свою слабость по отношению к истинной Церкви, но и свою средневековую сущность, для которой действенным может быть только один закон – закон силы. В этом смысле, ни Конституция, ни права человека, ни права верующих людей никакого смысла не имеют. Потому что там, где действует «право сильного», все другие права оказываются попранными.

Конечно, хочется надеяться, что власти Золочева все-таки опомнятся, вспомнят о законе и Конституции и смогут следовать им, а не требованиям активистов. Тем более, что вся ситуация уже имеет не только общественный, но и международный резонанс и обязательно скажется на имидже Украины в Европе и мире. Нельзя попирать основные права человека просто потому, что кому-то так хочется.

Также, мы вправе рассчитывать и на реакцию со стороны Президента Украины, который, выступая гарантом Конституции, не может и не должен молчать тогда, когда эту самую Конституцию столь цинично и нагло попирают. Ведь, даже если бы в Золочеве был только один человек, пожелавший принадлежать к канонической Церкви, глава государства должен бы был его защитить. Потому что если государство перестает защищать своих граждан, то рано или поздно оно перестанет быть государством.

В то же время, ситуация в Золочеве в очередной раз напомнила нам те основные истины, благодаря которым Православие отличается от других конфессий. Все дело в том, что православное христианство имеет своим центром Личность Христа. Оно построено не на любви к Родине, к своему народу или национальной идее, а исключительно на любви ко Христу. Для православного христианина смысл жизни не в том, чтобы «положить душу свою за свободу», а в том, чтобы достичь единения с Богом. Молитва для него – это не инструмент идеологического влияния, а богослужебный язык – не способ сохранить культуру и самобытность.

Православный христианин никогда не поставит во главу угла какие-то иные ценности, кроме тех, что проповеданы в Евангелии и возвещаются Церковью. Именно об этом говорил на «вече» священник УПЦ Максим Йоенко – «за что вы нас хотите судить? Мы не нарушили никакого закона, мы просто молимся Богу». Да, истинная Церковь «просто молится Богу». Но именно за эту молитву Ее чад гонят, преследуют и убивают. Враг рода человеческого пытается сделать все, чтобы этой молитвы не было. Пусть будут «национальные идеи», «борьба за свободу», «отстаивание принципов», «традиции», еще что-то, только не молитва. Потому что именно молитва является самым действенным оружием против разложения нашего общества, а отсутствие ее – самым действенным способом оторвать человека от Бога. Поэтому и удивляться борьбе сил зла против молитвы не стоит.

Удивляться надо, если эти силы с молитвой бороться перестанут. Потому что это будет означать, что ее нет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы оцениваете назначение Епифания Думенко главой ВСЦиРО?
это позор для организации, УПЦ нужно выйти из нее
63%
нормально – он такой же глава Церкви, как и другие участники
7%
без разницы – это ни на что не влияет
30%
Всего проголосовало: 1326

Архив

Система Orphus