ПЦУ и Румынская Патриархия: стоит ли надеяться на «гибридное признание»?

С помощью Филарета Панку в ПЦУ решили наладить отношения с Румынской Церковью. Фото: СПЖ

«Синод» раскольников ПЦУ исключил из своего состава «епископа» Филарета Панку и отправил его в ведение Румынской Церкви. Что стоит за этим странным решением?

9 июля 2020 года «священный синод» ПЦУ за сговор с Филаретом Денисенко исключил из своего состава «епископа» Белгород-Днестровского (в составе УПЦ КП он является «архиепископом» Фалештским и Восточно-Молдавским) Филарета Панку. Кроме того, «синод» ПЦУ «отдал» Панку в ведение Румынской Православной Церкви, а если конкретнее, то в ведение митрополита Бессарабского Петра (Пэдурару), который действует на территории Молдовы.

При этом, «синодалы» вменили Филарету Панку в вину «сговор» с Филаретом Денисенко и попрание канонических норм: «Он (Панку, – Ред.) после сослужения с Предстоятелем и епископатом Православной Церкви Украины за Божественной литургией 3 февраля 2020 г. тайно посетил Почетного Патриарха Филарета (Денисенко) и обратился к нему с декларированием своего отказа от послушания Православной Церкви Украины. Позже от его имени было распространено заявление такого же содержания. Недавно он принял от Почетного Патриарха Филарета (Денисенко) неканонически присвоенный титул, чем еще раз публично показал сознательное пренебрежение каноническим порядком».

Однако, «отказ от послушания» Церкви и заявления о переходе в другую религиозную структуру с точки зрения канонического права расцениваются как раскол, и караются не «передачей» раскольника в ведение третьей церковной структуры, а соответствующими каноническими прещениями – сначала запрет в священнослужении, потом извержение сана и, в конце концов, отлучение от Церкви. Никакого «вывода из епископата» не существует. В связи с ним возникает сразу несколько вопросов, на которые мы постараемся ответить.

Во-первых, почему «синод» ПЦУ отреагировал именно таким образом на действия Панку? Почему ничего подобного не произошло с другими «епископами» этой структуры, которые ушли к Филарету Денисенко? Например, почему ПЦУ, выведя из состава «епископат», не передала в ведение РПЦ Иоасафа Шибаева, который служит в Российской Федерации?

Во-вторых, почему Филарета Панку отдают именно Румынскому Патриархату и митрополиту Петру (Пэдурару)? Почему «синод» ПЦУ не вручил проблемного «иерарха» в руки Фанара (как и положено по Томосу), или, на худой конец, не поручил разобраться с ним Молдавскому экзархату МП? Ведь Панку осуществляет свое «служение» на канонической территории Московского Патриархата, и к румынам никакого отношения не имеет. При чем же тут Румынская Церковь?

Панку и его «наказание»

Филарет Панку, "иерарх" УПЦ КП. Фото: astradrom-filiala-bihor.blogspot.com

С 1988 года Панку принадлежал к клиру Молдавской епархии Русской Православной Церкви. Был пострижен в монашество и рукоположен во иеромонаха. В 1993 году он стал архимандритом и, практически до своего ухода к украинским раскольникам из УПЦ КП в 2005 году, был настоятелем Кондрицкого монастыря в честь святителя Николая.

В июле 2005 года Филарет Панку стал «епископом» Фалешстским и Восточно-Молдавским в составе УПЦ КП. По факту, должность у него была чисто номинальная, так как в его ведении находится всего несколько приходов, в двух из которых он же является настоятелем, и два небольших монастыря – Свято-Троицкий и Благовещенский, в которых, в общей сложности, проживает четыре «монаха». То есть, каких-то серьезных успехов миссия Панку в Молдове не имела и не имеет – Денисенко ему не помогал, но и не мешал.

Но, ситуация резко поменялась с появлением Томоса.

15 декабря 2018 года УПЦ КП была упразднена (Филарет возродит ее через полгода), а на ее месте возникла ПЦУ, куда вошли все «иерархи» упраздненной юрисдикции. Вместе с тем, согласно полученному Томосу от 6 января 2019 года, ПЦУ не имела права на приходы за пределами Украины, в том числе, в Молдове. Например, если посмотреть на список «архиереев» ПЦУ, опубликованный на сайте Προσωπική ιστοσελίδα του Μάρκου Μάρκου, то можно увидеть, что Филарет Панку является едва ли не единственным среди «епископата» новосозданной структуры, который не имеет своей собственной кафедры (кроме него в списке без кафедр упоминаются Иоасаф Шибаев и Петр Москалев, относительно которых есть приписка, что они были выведены из состава ПЦУ 14 июня 2019 года). Таким образом, после получения Томоса стало ясно, что епархия Панку по факту упразднена, а его личное положение остается неопределенным.

Можно предположить, что руководство ПЦУ пообещало, что вопрос епархии Панку будет решен. Дескать, пока пусть будет так, как есть, а там посмотрим («икономия», как сказано в тексте решения «синода» ПЦУ – см. ниже). Таким образом, в «подвешенном» состоянии Филарет Панку пробыл целый год.

3 февраля 2020 года, во время празднования годовщины «интронизации» Думенко, ему, скорее всего, дали ясно понять, что ничего меняться не будет. В тот же день Панку едет на встречу с Филаретом Денисенко во время которой, «осознавая неуместность своего выхода из Киевского Патриархата и пребывания в Православной Церкви Украины», он принимает решение о переходе в УПЦ КП. 5 февраля Филарет Денисенко удовлетворил его просьбу.

И в этой связи возникает вопрос – почему «священный синод» ПЦУ ждал целых 5 месяцев, прежде чем принять решение о выведении Филарета Панку из состава «епископата» своей структуры? Неужели последней каплей стало получение Панку звания «архиепископа» из рук Филарета? Вряд ли. Тогда что же за этим стоит?

Ответ мы можем найти непосредственно в тексте «синодального» решения, посвященного Панку. Читаем: «Преосвященный епископ Филарет (Панку) и возглавляемые им религиозные структуры следовали и следуют румынско-молдавской литургической традиции и как таковые никогда не представляли украинскую диаспору, находясь в составе Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата, а затем – Православной Церкви Украины по икономии».

Данной фразой, как им кажется, украинские раскольники пытаются, во-первых, показать Фанару, что четко исполняют условия Томоса, согласно которым они не могут иметь никаких заграничных епархий, а во вторых, фразой о существовании «румынско-молдавской литургической традиции» «синод» ПЦУ дал понять, что украинские раскольники не претендуют на эту самую традицию, тем самым сделав реверанс в сторону Румынской Патриархии.

Что это им даст?

ПЦУ и «румынское викариатство».

За полтора года существования ПЦУ, кроме Фанара, признали только две церкви – Александрийская и Элладская. Разговоры о том, что к этим Церквам скоро присоединятся другие, ведутся давно, но, пока все остается только на уровне разговоров. Именно поэтому проблему с Панку «синодалы» ПЦУ решили использовать для начала хоть каких-то переговоров с Румынской Патриархией.

Известно, что между РумПЦ и РПЦ существуют определенные проблемы, связанные с так называемой «Бессарабской митрополией». Еще 24 октября 2007 года на заседании Священного Синода Румынской Православной Церкви было принято решение о создании 7 новых епархий. В частности, в «Бессарабской митрополии» решено было создать Бельцкий епископат, епископат Южной Бессарабии со ставкой в Кантемире и православный епископат Дубоссар и всего Приднестровья с центром в Дубоссарах. Это решение Молдавская митрополия РПЦ назвала «прямым и агрессивным вмешательством в каноническую территорию другой церковной иерархии». Синод Молдавской Церкви также отметил, что «провокационные действия Румынской Патриархии могут обернуться тем, что под угрозой окажется государственность стран, вовлеченных в этот церковный раскол».

Кроме того, отдельными представителями РумПЦ предпринимались и попытки «перетянуть» на свою сторону и румыноязычные приходы, находящиеся на канонической территории УПЦ – в Черновицко-Буковинской митрополии. Однако, мудрые и взвешенные решения митрополита Черновицкого Онуфрия (Березовского) смогли сгладить ситуацию. В конечном итоге, все 127 румыноязычных приходов остались в ведении УПЦ.

И вот, 27 июля 2019 г., через несколько месяцев после своего появления, ПЦУ создает на территории Черновицкой области так называемый «Румынский викариат ПЦУ» – фейковую структуру, в которой не было и до сих пор нет ни одного прихода и который выполняет исключительно «витринную» функцию.

Конечно, в ПЦУ понимают абсурдность этой ситуации, а потому жестко прессингуют «румынские» приходы УПЦ, пытаясь затянуть в свою структуру хоть кого-то. Однако действия раскольников настолько неуклюжи, что они умудрились настроить против себя практически всю румынскую диаспору в Украине. Причем настолько, что румыноязычные верующие буквально готовы звонить во все колокола, лишь бы не допустить «переходов» общин в ПЦУ.

Мотивация деятелей структуры Думенко проста – создавая на территории Украины конкурирующую румыноязычную структуру, в ПЦУ надеются использовать ее в качестве разменной монеты во время торгов с Румынской Патриархией относительно признания своей «каноничности». Но, как это часто бывает у раскольников, перестарались, и вместо ожидаемого эффекта получили прямо противоположный. Вот как прокомментировали создание «викариатства» в одном из румынских СМИ: «Хотя это [викариат] кажется инструментом единства для румын в Украине, но если его не отбросить изначально, то это приведет к глубокому расколу среди румын… Румынская община знает, что в украинском государстве существует политика насильственной ассимиляции меньшинств, кульминацией которой стал закон об образовании 2018 года и закон о государственном языке 2019 ... Ни один румынский священник не пошел к раскольникам, хотя последние объявили, что позволят им служить на румынском. Как им можно верить после десятилетий, когда они говорили обратное?».

Поэтому в случае с Филаретом Панку апелляция к Румынской Патриархии может выглядеть как попытка «сгладить углы» и, возможно, завуалированное обещание оставить несбывшиеся надежды на «викариатство».

«Гибридное признание».

Но главная стратегия Сергея (Епифания) Думенко на пути распространения влияния своей структуры в Православном мире – это гибридное признание. Давайте вспомним, что руководители ПЦУ и ее различные представители неоднократно говорили, что процесс признания их структуры будет «гибридным». То есть Поместные Церкви, без официальных решений на уровне своих Синодов, будут постепенно «признавать» ПЦУ – через совместные «богослужения», обмен делегациями и… официальными документами.

По большому счету, направив Филарета Панку в распоряжение Патриарха Румынского, ПЦУ надеется получить от него хоть какой-нибудь официальный ответ. Сам факт его наличия, факт обмена письмами, решениями и посланиями будет использован ПЦУ, чтобы показать – вот, смотрите, с нами общаются, нам отвечают, следовательно – нас рассматривают как субъект церковных дипломатических отношений, нас признают. 

Конечно, ПЦУ могли бы отдать Филарета Панку в ведение Фанара (как и положено по Томосу). Но поскольку, по мнению украинских раскольников, Панку «никогда» не выступал от имени украинской диаспоры, то и отдают его в распоряжение РумПЦ. Тем самым делая еще один реверанс в сторону Румынии – дескать, «мы признаем Молдову канонической территорией не Московского Патриархата, а Румынского». Что, по мнению руководства ПЦУ, должно стать еще одним положительным моментом в возможных переговорах о признании со стороны Румынского Патриархата.

Митрополит Петр (Пэдурару) и расширение территорий РумПЦ

Данные выводы находят свое подтверждение еще и в том, что в тексте постановления «синода» ПЦУ относительно Панку фигурирует имя митрополита Петра (Пэдурару). При чем он здесь? Ну, кроме того, что он возглавляет «Бессарабскую митрополию» Румынского Патриархата, митрополит Петр выступает еще и большим сторонником расширения его влияния на канонические территории других Церквей, в том числе, УПЦ.

Петр (Пэдурару) в 1990 году был рукоположен Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием в епископа Бельцкого, викария Кишиневской епархии. Однако, начиная с 1991 года, то есть после образования государства Молдова, епископ Петр начал вести активную работу среди духовенства Молдавской епархии Московского Патриархата о переходе в юрисдикцию Румынского Патриархата. 8 сентября и 15 декабря 1992 года клир Молдавской епархии почти единогласно принял решение о том, чтобы остаться в составе Русской Церкви, а также обсудил деятельность епископа Петра. В итоге было составлено прошение на имя правящего архиерея с просьбой о незамедлительном запрете епископа Петра (Пэдурару). Прошения подписали 705 священников. 5 октября 1992 года Священный синод РПЦ запретил епископа Бельцкого Петра в священнослужении.

Чуть больше чем через месяц, 19 декабря 1992 года, без отпускной грамоты от Русской Церкви и в нарушение канонов епископ Петр был принят в юрисдикцию Румынского Патриархата. Более того, Патриарх Феоктист поставил владыку Петра местоблюстителем возобновлённой на территории Молдовы «Бессарабской митрополии» Румынской Православной Церкви. Уже через три года епископ Петр, несмотря на повторное решение Синода РПЦ о запрете в священнослужении, получает из рук Патриарха Феоктиста сан митрополита, и только в 1999 году он пишет покаянное письмо в Синод РПЦ с просьбой о снятии прещений. Прошение было удовлетворено.

Однако, нужно заметить, что свою неоднозначную деятельность митрополит не оставил. Он до сих пор является одним из самых активных сторонников расширения влияния Румынской Православной Церкви на не подлежащие ее юрисдикции территории. Еще в январе 2005 года Пэдурару подписал «указ о создании благочиния Бессарабской митрополии в Москве». 1 ноября 2007 года, комментируя решение синода Румынской Православной Церкви об учреждении трех новых епархий Бессарабской митрополии с резиденциями в Бельцах, Кантемире и Дубоссарах, митрополит Петр заявил, что это решение временно. «Когда сложится благоприятное время, резиденции Бельцкой и Кантемирской епархий переместятся в украинские города – Хотин, Измаил, Белгород-Днестровский». Уже по этим фактам можно понять, что упоминание этого человека в «синодальном» решении ПЦУ очень неслучайно. Тем более, что люди, знающие ситуацию в Румынской Церкви изнутри, утверждают, что планы и цели митрополита Петра, как и его поведение вообще, не во всем поддаются контролю со стороны Патриархии.

Например, еще в 2008 году 44 священника из «Бессарабской митрополии» потребовали от Румынского Патриарха отставки митрополита Петра (Пэдурару). Они утверждали, что архиерей «способствует политизации деятельности митрополии и не готов к диалогу со священнослужителями» и потребовали «вывести митрополию из-под влияния какой бы то ни было партии, поскольку церковь должна быть выше партий и идеологий». В конечном итоге, обвинив митрополита Петра в «деспотизме» и зависимости от лидера Христианско-демократической народной партии (ХДНП) в парламенте Молдавии Влада Кубрякова, эти священники попросились в прямое подчинение Патриарху Даниилу.

Учитывая все вышеизложенное, можно предположить, что в ПЦУ решили использовать уже потерянного для них Филарета Панку для своих целей, а именно – для «гибридного признания» со стороны Румынской Церкви. Поскольку практически нет шансов, что Патриарх Даниил намерен отвечать украинским раскольникам, есть вероятность, что в ПЦУ рассчитывают на общение на тему Панку с митрополитом Петром (Пэдурару).

***

Подводя итоги данной ситуации, хотелось бы, чтобы в Румынской Церкви поняли, что украинские раскольники – это люди, готовые торговать всем, даже тем, что им не принадлежит, ради достижения своих целей. Создание «Румынского викариатства», в котором нет ни одного прихода, попытки давления на румыноязычных православных с целью привлечь в свою структуру, наконец – попытки использовать ушедшего в УПЦ КП Филарета Панку для контактов с Румынской Церковью – все это говорит о том, что, получив «легализацию» от Фанара, нынешние «иерархи» структуры Думенко по-прежнему мыслят совсем не церковными, а политическими категориями выгоды и целесообразности.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 867

Архив

Система Orphus