Святая София – мечеть: причины и последствия

Что означает для нас, христиан, превращение Святой Софии в мечеть? Фото: СПЖ

Храм Софии официально стал мечетью. Приняты все решения и подписаны все документы. Что стало причиной, каковы последствия и какой вывод нужно сделать нам, православным?

Краткая историческая справка

Самый первый христианский храм на рыночной площади Августеон в Константинополе был построен еще святым равноапостольным императором Константином Великим приблизительно в 324-337 гг. В течении нескольких последующих столетий он неоднократно горел и затем восстанавливался. Наконец, после пожара в 532 г. император Юстиниан принял решение построить огромный собор, который бы символизировал собой торжество христианства и величие Византийской империи. Постройка была грандиозной: были приглашены самые известные архитекторы и мастера, были привезены самые лучшие материалы, на строительстве трудились ежедневно 10000 рабочих. Стройка продолжалась 5 лет и стоила трех годовых доходов Византийской империи. По преданию, император Юстиниан, войдя в построенный храм, воскликнул: «Соломон, я превзошёл тебя!»

Впоследствии Собор Святой Софии частично разрушался от землетрясений и значительно перестраивался. 29 мая 1453 года он был захвачен турками и превращен в мечеть. Фрески и иконы были частично уничтожены, частично замазаны штукатуркой, под которой они, кстати, очень неплохо сохранились. Интересная деталь: храм считался личной собственностью султана Мехмеда II, завоевателя Константинополя, а Мехмед пожертвовал его перед смертью Всевышнему. По этой причине превращение Айя-София в музей является сомнительным с правовой точки зрения.

Но основатель современного Турецкого государства Кемаль Ататюрк на это не слишком обращал внимания. Он строил светскую Турцию, стремящуюся интегрироваться в Европу, и в 1934 г. подписал декрет, придавший Святой Софии статус музея. Фрески расчистили, храм отреставрировали и открыли для посещения туристами. До сегодняшнего дня Святая София являлась самым посещаемым местом Турции.

В 2007 г. когда Турция жила надеждами на скорое вступление в Евросоюз, а президентом этой страны был активный сторонник евроинтеграции Абдуллах Гюль, в политических кругах США возникло движение за восстановление Святой Софии в качестве христианского храма. Насколько эта идея была тогда реалистичной сказать трудно, но дальше слушаний в американском Конгрессе дело не пошло. А после того как в президентское кресло Турции сел Реджеп Тайип Эрдоган, маятник и вовсе качнулся в противоположную сторону. 10 июля 2020 г. турецкий президент поставил свою подпись под решением о возвращении Святой Софии статуса действующей мечети.

Документ президента Турции Р. Эрдогана о возвращении храму Святой Софии статуса мечети

Причины внутренние и внешние

В последнее время Р. Эрдоган и правящая партия теряют популярность в народе. Причиной этому служат негативные тенденции в экономике страны, увеличение безработицы, снижение уровня жизни. На общемировые экономические проблемы наложились внутренние: политика неоосманизма, проводимая правящей партией, является причиной обострения отношений Турции практически со всеми своими соседями, а также США и Китаем. Эта же политика обуславливает вмешательство Турции в вооруженные конфликты в Сирии, Ливии и Ираке. Все это требует значительных финансовых и материальных расходов, а также напряжения человеческих (если можно так выразится) ресурсов страны. Имперские амбиции очень дорого стоят, и оплачивать их готовы далеко не все. Плюс ко всему турецкую экономику в значительной степени подкосил коронавирус. Поэтому Р. Эрдоган своим решением стремится поднять собственный рейтинг и укрепить свои внутриполитические позиции.

Политика неоосманизма имеет две составляющие: лидерство Турции в исламском мире и пантюркизм, то есть покровительство всем тюркским (туркоманским) народам, где бы они не проживали. Понятно, что реализация такой политики ведет к возникновению многочисленных конфликтов, как с государствами, также претендующими на лидерство в исламе, так и с государствами, на территории которых проживают народы, которых Турция считает тюркскими.

Ислам, как известно, разделяется на два направления: суннитский и шиитский. Турция исповедует суннитскую форму. А главным суннитским государством является Саудовская Аравия, на территории которой расположены главные мусульманские святыни: Мекка и Медина. Но Саудовская Аравия сейчас испытывает не просто большие, а катастрофические проблемы в экономике, связанные с падением цен на нефть и сокращением нефтяных рынков. Бюджет Саудовской Аравии формируется на 90 % за счет нефтяных доходов, а распределение этих доходов среди коренного населения обеспечивает этой стране политическую стабильность, обусловленную тем высоким уровнем благосостояния, который мы привыкли наблюдать. Но сегодня эта идиллия закончилась. У саудитов огромный дефицит бюджета и стремительно растущий госдолг. Подобные явления всегда вызывают нестроения в государстве и обострение борьбы за власть. Плюс у Саудовской Аравии множество внешних врагов, начиная от Ирана и заканчивая Израилем, которые будут очень рады подтолкнуть это государство к катастрофе. Все прошлые десятилетия безопасность Саудовской Аравии гарантировали США, но сейчас влияние Америки на Ближнем Востоке стремительно сокращается, да и внешнеполитическая доктрина администрации Д. Трампа предполагает самоустранение США от улаживания чьи-то чужих конфликтов.

Учитывая возможную перспективу деградации, если не разрушения Саудовской Аравии и умаления ее значения как религиозного центра, Р. Эрдоган делает весьма разумный шаг, превращая Святую Софию в мечеть. Саудовские Мекка и Медина могут оказаться, как сейчас говорят, в поясе нестабильности, а то и катастрофы. Следующие по значимости мусульманские святыни: мечети Аль Акса и Куббат ас-Сахра (Купол Скалы) находятся на территории Израиля, не так давно заявившего о своем исключительном суверенитете над всем Иерусалимом, включая Храмовую гору. И вот тут-то турецкому резиденту-султану и пригодится мечеть Айя-София, символизирующая победу ислама над христианским миром. А его самого, Реджепа Тайипа Эрдогана, будут ассоциировать с могущественным завоевателем Мехмедом II, который на то время действительно являлся лидером исламского мира.

Учитывая возможную перспективу деградации, если не разрушения Саудовской Аравии и умаления ее значения как религиозного центра, Р. Эрдоган делает весьма разумный шаг, превращая Святую Софию в мечеть.

В любом случае шаг Р. Эрдогана – это заявка на лидерство в исламском мире, по крайней мере суннитском. Кроме того, Турция пытается стать не просто мусульманской страной, она хочет явить миру такую модель взаимодействия исламской религии с обществом и государством, которая была бы очень привлекательной и экономически успешной. Такой себе гармоничный симбиоз религиозности и светскости, который был бы примером для подражания для многих стран и регионов. Получится у Турции или нет, пока неочевидно (скорее не получится), но решение превратить Святую Софию в мечеть полностью укладывается в эти планы. Не зря же турецкий президент, правда не сам лично, а через представителя, заявил о том, что христианские фрески не будут уничтожаться или замазываться штукатуркой, а туристы будут, как и прежде. иметь доступ в Айя-София.

Отказ Европы

Как уже было упомянуто, после разрушения Османской империи по итогам Первой мировой войны и прихода к власти Кемаля Ататюрка, Турция стала развиваться как светское государство, ориентированное на интеграцию в Европу. Этот процесс был очень непростым, но, тем не менее, он продолжался вплоть до сегодняшних времен. В 2000 Турция официально получила статус страны-кандидата на вступление в Евросоюз, и были начаты переговоры об условиях этого вступления. Можно сказать, что население, а особенно бизнес-элита Турции, жило ожиданиями скорого вступления в ЕС, открытия рынков, потока инвестиций и прочих экономических благ. Это ожидание сдерживало развитие исламистских настроений в обществе. Но годы шли, а Турцию все держали в предбаннике, не отказывая, но и не пуская внутрь.

Примерно в начале 2010-х годов в Турции начали осознавать, что в Евросоюзе ее никто не ждет. В те времена даже появился анекдот: «Украина вступит в ЕС после Турции, а Турция не вступит в ЕС никогда». Когда же турецкая элита осознала отказ Евросоюза окончательно, превращение этой страны в мусульманское государство стало вопросом времени, причем времени очень недолгого. Турция с неизбежностью качнулась в сторону исламизации. А после неудавшейся попытки госпереворота в 2016 г. она с такой же неизбежностью качнулась в сторону авторитаризма и укрепления личной власти Эрдогана. Результатом всего этого и стало превращение Святой Софии в мечеть.

Фактор Фанара

Патриарх Варфоломей на приеме у президента Турции Р. Эрдогана

Это также можно назвать причиной случившегося, хотя неизвестно, сумел бы патриарх Константинопольский отстоять для Святой Софии статус музея, если бы не сделал тех больших ошибок, которые он сделал. Но ошибки патриарха Варфоломея просто не оставили никаких надежд на дипломатическую защиту Собора Святой Софии.

Очень упрощенно: глава Фанара ввязался в политические игры и сделал проигрышную ставку, а именно, ставку – на американскую администрацию.

США уходят с Ближнего Востока, США больше не выполняют функцию мирового полицейского, о чем было заявлено практически официально. У США нет ни желания, ни ресурсов продолжать свою прежнюю политику доминирования во всех уголках земного шара. А после того, то как США фактически предали своего верного союзника в регионе, курдов, стало ясно, чего стоят обещания американцев. В то же время, влияние России на Ближнем Востоке за последние 5 лет выросло многократно. И это не восхваление или агитация, это факт, признанный всеми геополитическими силами и подтвержденный всеми экспертами.

Глава Фанара ввязался в политические игры и сделал проигрышную ставку, а именно, ставку – на американскую администрацию.

Нельзя сказать, что Россия стопроцентно смогла бы остановить Р. Эрдогана, но только Россия имеет в регионе такое влияние, которое позволяло бы ей сделать такую попытку. Но Константинопольский патриарх грубо и недвусмысленно оттолкнул от себя и Россию, и Русскую Православную Церковь, вмешавшись в церковные дела в Украине. Поэтому Российский МИД всего лишь выразил свою озабоченность, а слова Московского Патриарха, не подкрепленные позицией Кремля, для Р. Эрдогана мало что значат.

Это все рассуждения от человеческого разума, но есть и духовная причина происшедшего. Первый раз Святая София была превращена в мечеть в 1453 г. после того, как греки предали Православие римскому папе, подписав Флорентийскую унию в 1439 г. Второй раз Святая София превращена в мечеть после того, как патриарх Варфоломей заявил о своих претензиях на главенство в Церкви и подкрепил эти претензии своими неканоническими действиями в Украине, чем фактически попрал догмат о Церкви. Кроме того, патриарх недвусмысленно заявил, что цель его деятельности – соединение с Ватиканом. Аналогии напрашиваются сами собой.

Также духовной причиной происшедшего является то, что Европа фактически отказалась от христианства как такового. Та же Греция, угрожающая сегодня Турции чуть ли не войной, узаконивает однополые браки и вводит уроки однополых отношений в младшей школе. В заявлениях протеста против решения Турции со стороны правительств разных стран можно встретить термин: «христианская цивилизация». Но «христианская цивилизация» – это уже история. Современная западная цивилизация уже давно не является христианской. Активное лоббирование ЛГБТ, поощрение абортов, половая распущенность, культивируемая школьными программами, готовность убрать христианскую символику в угоду мигрантам и так далее.

Большой друг патриарха Варфоломея Джо Байден, недавно призвавший Эрдогана отменить решение по Софии, является активным пропагандистом ЛГБТ и даже сам провел церемонию бракосочетания для однополой пары у себя дома. В западной цивилизации мы наблюдаем сокращение прихожан в храмах и, как следствие, перепрофилирование этих храмов под рестораны и прочее, вытеснение заповедей Божиих и Евангельского духа из всех сфер жизни. Вот чем характеризуется современная постхристианская цивилизация. С другой стороны, ислам – это религия которая развивается и качественно, увеличивая свое влияние на общество, и количественно, по причине высокой рождаемости в мусульманских семьях.

Поэтому превращение Святой Софии в мечеть – результат очень закономерный. Иными словами, Промысел Божий попустил такое потому, что христиане сами отказались от христианства. А тогда зачем им Собор Святой Софии? Поглазеть любопытными глазами на фрески и сделать селфи?

Превращение Святой Софии в мечеть – результат очень закономерный. Иными словами, Промысел Божий попустил такое потому, что христиане сами отказались от христианства.

Возможные последствия

Вопрос о том, удастся ли Р. Эрдогану достичь тех целей, которые он перед собой ставил, принимая решение по Собору Святой Софии, остается открытым. Для этого мало просто превратить музей в мечеть. Скорее всего, он некоторое время будет наслаждаться успехом, его рейтинги немного повысятся, а затем нужно будет давать народу что-то более материальное и осязаемое, а если не получится – пытаться найти внешнего врага, на которого можно списать собственные провалы в экономике и политике. Для обретения лидерства в мусульманском мире принятого решения также недостаточно. Мечеть Айя-София может быть символом, но не причиной такого лидерства. Основную роль будет играть та самая эффективная модель экономического, политического и социального уклада, основанного на исламе, которую постарается предложить миру Турция. Здесь опять же далеко не факт, что получится.

Отношения Турции с Европой и Америкой ухудшатся ненамного. В ЕС Турцию не пустят в любом случае. Головная боль для Европы – это проблема нелегальных мигрантов, миллионные потоки которых идут через Турцию. Главный раздражитель турецко-американских отношений – это закупки Турцией российских зенитных систем С-400, а вовсе не превращение Святой Софии в мечеть. Дипломатические протесты ограничатся уже высказанным «сожалением», «разочарованием» и «озабоченностью». Санкции против отдельных турецких чиновников может быть и введут, но кого в нашем мире уже можно напугать санкциями?

Отдельный вопрос – Греция. Ее воинственные заявления не подкреплены сколько-нибудь реальными возможностями. Максимум, что она может – это переименовать дом-музей Ататюрка в Салониках в музей геноцида понтийских греков, как об этом заявила министр культуры Греции Лина Мендони. Военная мощь Греции в разы меньше турецкой, да и вряд ли НАТО позволит воевать между собой двоим своим членам.

Что касается России, то ее позиция очень сдержанная. Фактически – это признание данного вопроса внутренним делом Турции. На резкий протест Русской Православной Церкви вряд ли кто-то обратит внимание. На русско-турецкие отношения случившееся не повлияет никак.

Самой пострадавшей стороной является Константинопольский патриархат и лично патриарх Варфоломей. По их имиджу и амбициям возглавить Православный Мир нанесен серьезный удар. Можно сколько угодно вспоминать о славном византийском прошлом, но реальность уже совсем другая. Может ли претендовать на главенство в Церкви иерарх, который не смог предотвратить вторичное порабощение главного христианского храма мусульманами? Это не говоря уже о том, что православное вероучение признает главенство в Церкви исключительно за Иисусом Христом.

Самой пострадавшей стороной является Константинопольский патриархат и лично патриарх Варфоломей. По их имиджу и амбициям возглавить Православный Мир нанесен серьезный удар.

Но имидж патриарха Варфоломея испортило не столько само превращение Святой Софии в мечеть, сколько красноречивое молчание патриарха в этом вопросе. Ведь о готовящемся решении было известно уже более месяца. За это время с протестами выступили все желающие, включая ЮНЕСКО, США, ЕС, Францию, Поместные Церкви и так далее. А патриарх Варфоломей молчал. И уже перед самым событием от заявил, что он «в шоке». А ведь все взоры были обращены на него, и если бы он проявил невиданную дипломатическую активность в этом вопросе, взывал бы ко всем правительствам и международным организациям, то вне зависимости от результата, его престиж и влияние в мире значительно выросли бы. Но патриарх молчал. И все знали, что причиной такого молчания была публикация в провластном журнале Gerçek Hayat, в которой патриарха Варфоломея обвинили в участии в попытке госпереворота в 2016 г. и тем самым прозрачно намекнули, что если он отважится идти против решений турецких властей, то может оказаться за решеткой. Все увидели механизм управления «Вселенским» патриархом в действии.

После такого сложно представить, что процесс утверждения главенства Константинопольского патриарха в Православном Мире будет продолжаться. Косвенно это повлияет и на процесс признания Поместными Церквями, так называемой Православной церкви Украины, которая, кстати, также не отважилась выступить с критикой Р. Эрдогана. Напомним, что ПЦУ признали кроме Фанара только Элладская и Александрийская Церкви.

Возможно через некоторое время, после того как мир переварит превращение Святой Софии в мечеть, турецкие власти опять поднимут вопрос о том, что у Константинопольского патриархата в Турции практически нет паствы, а значит и делать ему на территории Турции нечего. Возможно, на свет вытащат проект так называемой Турецкой православной церкви, которую создал все тот же Кемаль Ататюрк в 1922 г. для окормления турецких христиан. Это был изначально мертворожденный проект, таким он, вероятно, и останется, но потрепать нервы Константинопольскому патриархату с его помощью можно довольно сильно.

Как воспринимать превращение Софии в мечеть нам, православным?

И, наконец, вывод, который можно из всего этого сделать нам, православным. Да, мы можем протестовать, можем говорить о том, что это удар по христианской цивилизации, что Святая София – одна из главных святынь и так далее. Но можно задуматься вот о чем: а не указывает ли нам Бог на то, что такие грандиозные храмы, как Святая София, собор Святого Петра в Риме, храм Христа Спасителя в Москве и другие не являются необходимыми в деле спасения человека?

Ведь если задуматься: апостолы ведь не строили христианскую цивилизацию, они несли людям Благую Весть о Спасителе, о том, что каждый может это спасение наследовать. Грандиозные христианские соборы призваны свидетельствовать о могуществе христианства. Но в чем заключается могущество христианства? Не в соблюдении ли заповедей Божиих?

Грандиозные христианские соборы призваны свидетельствовать о могуществе христианства. Но в чем заключается могущество христианства? Не в соблюдении ли заповедей Божиих?

«Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14, 15), сказал Христос. В чем заключается цель христианской жизни? Не в стяжании ли Духа Святого, как сказал преподобный Серафим Саровский? Великолепные соборы строились императорами и царями, чтобы увековечить славу государства и их лично. Слава же Божия не в храмах, а в людях верных Богу. Интересный факт: когда ныне покойный президент России Борис Ельцин в начале 90-х предложил также покойному Патриарху Алексию II отстроить величественный храм Христа Спасителя, Патриарх сказал, что лучше бы на эти деньги построить храм в каждом российском селе. Но разве это могло устроить власть имущих? Как-то мелковато для царей.

Грандиозные храмы не гарантировали того, что народ, построивший этот храм, не станет народом-богоотступником. «…дом Мой домом молитвы наречется»; а вы сделали его вертепом разбойников» (Мф. 21, 13) сказал Господь по поводу Иерусалимского храма. А по поводу того, где нужно поклоняться Богу, Он ответил: «…истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Ин. 4, 23).

Не надо думать, что все вышесказанное является утверждением ненужности храмов и соборов. И храмы, и соборы нужны, но они являются производными от других храмов, от тех, о которых сказал святой апостол Павел: «Не знаете ли, что тела́ ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?» (1 Кор. 6, 19).

Мы не можем сделать Святую Софию снова христианским храмом, но каждому из нас по силам, с помощью Божией, сделать храмом Святого Духа себя самого. Более того, каждый из нас призван к этому и на Страшном Суде будет отвечать перед Богом, сделал ли он что-то для этого или нет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как Церкви реагировать на протесты в Беларуси?
призвать к миру и осудить провоцирование конфликтов
64%
поддержать протесты и призвать к смене власти
1%
никак, Церковь должна быть вне политики
34%
Всего проголосовало: 528

Архив

Система Orphus