С кем борются в Украине и в Беларуси – с коронавирусом или с Церковью?

Владимир Зеленский и Александр Лукашенко. Фото: СПЖ

Почему в Беларуси в разгар пандемии храмы оставляют открытыми, а в Украине Церковь называют рассадником вируса.

Основной метод борьбы с коронавирусом – тотальный карантин, остановка почти всех экономических процессов и блокирование почти всех социальных контактов. Так поступают почти все страны Европы, так поступает Украина.

Однако в соседней Беларуси подход к борьбе с COVID-19 прямо противоположный. Там ограждают от опасности только людей из групп риска, а остальному населению дают возможность переболеть в легкой форме и выработать иммунитет. Никакого карантина, никаких запретов, никакого противостояния верующим, стремящимся в храмы. В пасхальные дни разница этих двух подходов очень ярко отразилась на Церкви.

Двойные стандарты

В Украине в преддверии Пасхи большинство СМИ и чиновников нагнетали истерию: какая катастрофа случится со страной, если на праздник в храмах будут люди. А отдельные личности доходили и до откровенных угроз, которые сложно квалифицировать с точки зрения не только юриспруденции, но и базовых принципов человеческого общежития.

Мэр Днепра Борис Филатов:

«Уважаемые священнослужители. <…> Но у меня нет слов. Есть одни выражения. <…> Я так понял, что некоторые не услышали. Тогда еще раз. Кроме штрафов от полиции и уголовных дел, вы получите весь комплекс мероприятий от городской власти, откатанных на наливайках и пунктах металлоприема. Хотите сидеть без воды и света, с заложенными дверями и перекопанными дорогами? Мы вам все это обеспечим. Также ждите отмену документов по земле и любых разрешений на реконструкцию. <…> Я вас честно предупреждаю. И не поможет вам никто. Ни мои прекрасные отношения с владыкой [митрополитом Днепропетровским и Павлоградским] Иринеем, ни депутатское лобби, ни сам Господь Бог».

Мэр Конотопа Артем Семинихин:

«Экскаватор. Пусть он перекапывает вокруг церквей Московского Патриархата (УПЦ – Ред.) дорогу, электрики пусть свет отключают, а водоканал воду пусть отключает у них. Посмотри, что расклеили сейчас по всему жилому массиву. <…> Пусть сейчас готовят решение на эту сессию (горсовета – Ред.), разорвать все договора аренды с московскими церквами».

«Хочу жестко обратить внимание на этот запрет священников Московского Патриархата, которые уже вчера начали расклеивать по Конотопу приглашение на освящение пасок. <…> Я вам говорю: я вам не дам спуску. Я знаю, что много верующих являются прихожанами Московского Патриархата. Вот как раз их от вас, московские священники, я и буду защищать. И поверьте, я с вас не слезу. <…> Вы не рады будете, что вы ту рясу носите, если, не дай Бог, кто-то из людей заразится благодаря вам COVID-19».

Не будем судить строго и допустим, что эти чиновники потеряли лицо не в силу своей природной глупости или агрессии, а от искренней заботы о ближних. Дескать, слишком уж опасны массовые собрания людей в разгар пандемии.

Однако почему вышеупомянутые мэры и подобные им апологеты санитарии видят угрозу исключительно в Церкви, благополучно закрывая глаза на любые другие места крупных собраний людей?

Например, понятно, что продуктовые магазины – вещь жизненно необходимая. Но не абсурдно ли в нынешней ситуации устраивать пышные церемонии открытия, как в случае с мариупольским супермаркетом «Грация»?

Открытие супермаркета «Грация» 16 апреля в Мариуполе. Фото: 0629.com.ua

В сети строительных магазинов «Эпицентр» вообще каждый день толпы народу. И большинство продаваемых там товаров – далеко не вещи первой необходимости. Но тамошнее скопление людей «эпидемиологически стерильно»?

К слову, на фото ниже – торговый зал «Эпицентра» именно из Днепра. Им Филатов не хотел заложить двери или перекопать дороги?

«Эпицентр» в Днепре. Скриншот YouTube-канала «Наше місто»

Выходит, столпотворение у открытия нового торгового центра – не катастрофа. Толпы людей в строймаркете – не катастрофа. А приход людей на литургию – катастрофа настолько чудовищная, что всех ее участников нужно априори записать во врагов народа.

Скопление людей регулярно образуется и в массе других мест, пусть и по объективным причинам. Например, у отделений банков и «Укрпочты». Многие приходят сюда получить пенсию, оплатить коммуналку. Да, все эти операции давно можно проводить онлайн, но большинству стариков это недоступно – а пенсию получить необходимо. Так что же делать властям – перекапывать дороги, чтобы помешать людям сделать то, что им необходимо? Или, может, понять, что с их потребностями нужно считаться? А со своей стороны приложить все усилия, чтобы сделать удовлетворение этих потребностей максимально безопасным с точки зрения борьбы с эпидемией.

Ведь для верующего посещение литургии – ничуть не меньшая потребность, чем для кого-то получение пенсии или оплата коммуналки. Слово «литургия» (λειτουργία) переводится с греческого как «общее служение» или «общее дело». И в этом «общем служении» нельзя поучаствовать по интернету.

Так что же делать властям?

Обеспечьте безопасное передвижение людей на улицах, организуйте раздачу бесплатных масок для пенсионеров и малоимущих, запустите пункты с бесплатной обработкой антисептиком на подходах к храмам и другим людным местам – и вы сделаете все возможное для реальной борьбы с эпидемией в местах, куда люди не могут не пойти. Продолжите целенаправленно искать превентивно виноватых в Церкви, закрывая глаза на всевозможные «эпицентры», – и вы дадите понять, что продолжаете стравливать украинцев, заранее вешая свои провалы на тех, кого решили выбрать виновными.

Президентские курсы

Возможно, ни «филатовых», ни «семинихиных» бы не было, если бы общая политика государства сегодня была иной. Однако курс на «Пасху дома», с тем, чтобы любыми средствами не пустить людей в храмы, задал сам Президент. Хотя и в более мягкой форме.

Президент Украины Владимир Зеленский:

«Сегодня Украина, как и весь мир, будет праздновать Пасху дома. <…> Да, мы остаемся дома. И пусть после выходных и после карантина нас пугают цифры на весах, а не цифры на термометре. Чтобы в Украине все было хорошо. И чтобы все мы были живы и здоровы. Пусть в этом нам Бог помогает. А мы – поможем Богу. Остаемся дома».

А вот в соседней Беларуси отношение властей к Церкви и богослужениям в условиях коронавируса кардинально иное. И тоже идет сверху, от главы государства.

Президент Беларуси Александр Лукашенко:

«Как бы ни было в нашей истории, никто не смог закрыть, прикрыть, запретить этот праздник (Пасху – Ред.). Я всегда приходил и буду приходить в храм. Как бы ни складывались обстоятельства, это святое. Это принцип моей жизни. Хочу, чтобы и вы руководствовались самыми добрыми и светлыми принципами. И тогда Он (Бог – Ред.), увидев это, обязательно поможет. <…> Кому надо поберечься, тот себя бережет, остается дома. Или просто выйдет один с родными, подышит свежим воздухом. Кто покрепче, выработал иммунитет и ходит под Богом – тот посмелее. И в храмы приходит. Я не приветствую тех, кто закрыл дорогу людям в храм. Я не приветствую такой политики! Более того, вы знаете мою позицию: мы эти вирусы переживаем каждый год. <…> Как только наступил этот психоз – даже не болезнь, – все рванули не в храм, а от храма – нехорошо!»

Кто прав в этой ситуации, белорусские власти или украинские? Вообще, чей подход в борьбе с коронавирусом более оправдан? Ответ дает не кто иной, как сам COVID-19.

В Беларуси правоохранительные органы четко отслеживают контакты зараженных с другими людьми и устанавливают за ними медицинский контроль. Власти не закрывали границы, не прекращали транспортное сообщение ни внутри страны, ни с другими странами, не вводили карантин, не останавливали работу предприятий и т.д.

Казалось бы, у них должна быть значительно худшая эпидемиологическая ситуация, чем в Украине, которая сидит на тотальном карантине. Но количество заболевших примерно одинаковое. На 21 апреля 2020 г. в Украине – 6 125, в Беларуси – 6 264. В Украине от коронавируса скончался 161 человек, в Беларуси – 51. Кстати, обеспеченность Беларуси аппаратами ИВЛ – 2,3 на 100 тыс. населения, а в Украине – 0,95.

Оказывается, без коронавирусного психоза, остановки экономики и ограничения богослужений можно вполне нормально жить и удерживать при этом эпидемиологическую ситуацию в допустимых пределах.

Или белорусы умнее нас, или украинские власти преследуют совсем иные цели, чем те, которые декларируют.

«Вы не рады будете, что вы ту рясу носите, если, не дай Бог, кто-то из людей заразится благодаря вам COVID-19».

Мэр Конотопа Артем Семинихин

Не будем сейчас говорить об экономике, финансах и международных отношениях. Речь об отношении государства к Церкви. УПЦ хотели уничтожить под эгидой Томоса. Не получилось. Сейчас такую возможность дает коронавирус. Украинские лавры уже объявили рассадниками COVID-19. Чем не основание, чтобы попытаться их передать идеологически правильной ПЦУ, которая «строго выполняет» все карантинные меры? И какая прекрасная возможность выставить причиной заболеваемости не развал нашей системы здравоохранения, а то, что люди пришли в храмы на Пасху.

Хочется все же верить, что наши власти действительно заботятся о здоровье граждан и действуют исходя из самых честных намерений. Однако обидно, что они не могут понять того, что уже понял президент Танзании Джон Магуфули, который провозгласил в стране всеобщую трехдневную молитву об исцелении от коронавируса. Причем не по домам, а в храмах всех конфессий. Только покаяние и молитва к Богу могут помочь людям в сложных ситуациях. Почему же украинские власти не понимают или не хотят понять, что без Бога будут напрасны все усилия по борьбе с COVID-19?

«Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126, 1).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Есть ли смысл карантинных ограничений в храмах после пуска транспорта?
да, лишняя предосторожность не помешает
15%
нет, это просто нелепо
49%
дело вообще не в смысле, это вопрос политический
36%
Всего проголосовало: 269

Архив

Система Orphus