Православные Малой Любаши: Мы вынуждены собираться как ранние христиане

Покровская община УПЦ после захвата храма год молится в доме настоятеля. Фото: СПЖ

Община в Малой Любаше лишилась храма в Великий пост 2019 года. Сейчас верующие ютятся в доме настоятеля и утверждают, что община только укрепилась и стала дружнее.

Почти год назад, в Великий пост 2019 года верующих Украинской Православной Церкви села Малая Любаша Костопильского района Ровенской области выгнали из 130-летней церкви. Возглавил борьбу с каноническим православием председатель Объединенной территориальной общины Виктор Талащук. В подчинение этого чиновника попадает пять сел и в трех из них: Маща, Лисополь, Малая Любаша, Талащук начал процессы так называемого перехода в ПЦУ, заложив конфессиональную войну со всеми вытекающими последствиями. В Лисополе верующие УПЦ дали отпор рейдерами, а вот храмы Мащи и Малой Любаши пали в неравной борьбе псевдопатриотизма и веры.

Захваченный рейдерами Покровский храм в селе Малая Любаша

Малая Любаша – живописное село, с развитой инфраструктурой и транспортным сообщением. Проживает в селе более тысячи жителей, однако к началу конфессиональной войны большинство о Церкви говорили лишь как о здании, возвышающемся в центре села.

«Переход» в ПЦУ проходил здесь по отработанному в других селах сценарию. 

Собрание церковной общины, на котором верующие засвидетельствовали верность УПЦ, власти полностью проигнорировали. Зато организовали три (!) сбора села в местном клубе, на которых люди, не имеющие к церковной общине никакого отношения, «решили» перейти в подчинение Епифания Думенко. 

По рассказам местных жителей те, кто принимал участие в силовом штурме храма, ни прихожанами, ни даже захожанами не были, и, как принято говорить в селе, не знали с какой стороны дверь в церковь открывается.

Вооружившись соответствующими инструментами, получив стопроцентную поддержку от власти, и усилившись молодчиками из районного центра, сторонники ПЦУ силой захватили храм. Верующие УПЦ, как во всех аналогичных случаях, вынуждены были отступить. Отступить, но не сдаться. Православные защищают свои права в судах. И литургическая жизнь религиозной общины Свято-Покровского прихода села Малая Любаша не прекратилась, она продолжается в небольшом доме настоятеля, который, несмотря на неудобства для его семьи, отвел большую часть своего жилья для молитвы вверенных ему Богом людей.

Настоятель на службе в своем доме, ставшем домовым храмом его общине

Протоиерей Алексей Онищук, настоятель Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Пятнадцать лет я возглавляю эту общину, и на сегодняшний день мы вынуждены собираться как ранние христиане для того, чтобы совершать Таинство Евхаристии, как говорит Господь, там, где двое или трое соберутся. Мы собираемся в этих стенах только по той причине, что местные власти способствовали подтасовке юридических документов чтобы перевести общину, которая официально была в УПЦ, в так называемую новосозданную ПЦУ.

Валентина Ивашинюта, прихожанка Свято-Покровской церкви села Малая Любаша

Началось с того, что стали ходить по домам собирать подписи: кто за украинскую Церковь, а кто, как они говорили, московскую? А какая же она московская, когда мы все украинцы, любим Украину и мы дети Украины. Мы точно так же любим Украину, как и они, хотя они о нас говорят всякое.

Семья настоятеля

Вера Онищук, супруга настоятеля Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Очень больно было, когда забирали храм. Мы детей оставляли дома, на это все они не ходили (на захват храма - Ред.). Но старший ребенок ходил, смотрел, как все происходило, без нашего ведома, ему было интересно. Когда мы пришли домой, ребенок плакал. Он плакал навзрыд, слезы текли, он лежал на диване, он криком кричал. Ни для кого из тех, кто остался в общине этот храм не значил столько, сколько значил для этого ребенка.

Тихон Онищук, сын настоятеля

Я не мог смотреть, как в том храме, в который ходило так много людей, просто ломали двери.

София Чупринская, прихожанка Свято-Покровской общины УПЦ с. Малая Любаша

Там же большинство было таких, что никогда и не ходило в церковь, пускай люди скажут. Мы их там и не видели никогда, разве приходили пасху святить. И потому нам обидно – они у нас 130-летний храм отобрали, а нам теперь куда идти? Вынуждены идти сюда.

Наталья, прихожанка Свято-Покровской общины УПЦ с. Малая Любаша

Вы сдаете деньги, а Церковь их передает в Москву, а они из них делают снаряды, стреляют по нашим ребятам. Такое, всякое болтали. Мы говорим – покажите нам документы, где написано, что действительно деньги идут в Россию. Говорили, оскорбляли, называли и сепаратистами, и русскими.

Протоиерей Алексей Онищук, настоятель Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Сторонники ПЦУ собирались трижды в местном клубе. То, что там происходило, они называли собранием прихода, хотя таковым это не могло быть просто по церковному уставу. Устав дает четкий перечень, какое именно собрание является приходским и что его легитимизирует. Они трижды собирались, принимали какие-то решения и на основе этих фиктивных решений государственный регистратор при обладминистрации, согласно распоряжению ее главы Муляренко, сняли нас с регистрации и, соответственно, зарегистрировали их. И хотя у нас было свое приходские собрание, проведенное согласно уставным нормативам, ни местная власть, ни областной совет, ни госрегистратор, не поинтересовались легитимностью поданных на регистрацию документов, не сопоставили с легальными документами.

***

На момент захвата церкви, религиозная община УПЦ села Малая Любаша имела весь необходимый пакет документов, чтобы в правовом поле существовать как юридическое лицо. Однако рейдеров из ПЦУ, впрочем, как и помогавшим им чиновникам многих уровней, законность и правопорядок мало интересуют.

София Каминская, прихожанка Свято-Покровской церкви села Малая Любаша

Мой дед, отец, отец матери эту церковь строили, пилой ручной пилили брус. Вы знаете, на протяжении месяца, да и теперь, как только начинают звонить – я словно умираю. За этот год я словно год жизни потеряла. Нашу церковь захватывали, в основном не наши люди. Там две или три семьи наших людей, а то все приезжие. Все, кто там был, в церковь не ходили, как тот же Боровец (голова села - Ред). Я же службы в церкви не пропускала. Могу присягнуть перед Богом, что я за свою жизнь пропустила 5 служб, максимум. Он (Боровец - Ред.) в церковь не ходил, он даже не знает, где дверь открывается. Они сегодня срезали замки, ходят туда, ездят. А вы знаете, как болит сердце, как щемит.

Валентина Мамчур, прихожанка Свято-Покровской церкви села Малая Любаша

Обидно, конечно, что все мы ходили в одну церковь и такое случилось, что вынуждены ходить в дом к батюшке. Конечно, здесь нам мало места, дискомфорт. Церковь – это храм, это святыня, хотелось бы, чтобы и у нас была церковь.

Валентина Даниловна, прихожанка Свято-Покровской церкви села Малая Любаша

Одно только, хочется иметь какой-то свой угол. А так мы очень дружные, даже сложно сказать насколько. Приходишь, как в семью. Приходишь к батюшке, он такое слово всегда найдет – именно то, что нужно. Такая ощущается благодать.

***

Почти год, прошедший с момента захвата их храма верующие УПЦ села Малая Любаша спешат на богослужения в частный дом своего настоятеля. Для этого семья священника освободила две больших комнаты, а отец Алексий, матушка и их трое детей заняли две меньшие. Все трое ребят спят теперь на одном диване. При этом один из мальчиков – инвалид, который передвигается на костылях.

Наталья, прихожанка общины УПЦ в с. Малая Любаша

Наталья, прихожанка Свято-Покровской общины УПЦ с. Малая Любаша

Скажем так: мы окрепли в вере, стали гораздо дружнее, очень хорошо здесь себя чувствуем. Раньше, бывало, придешь в Церковь, и начинали обсуждать - не в том пришел, не так стал. А сейчас настолько легко и хорошо... Одно только смущает, что мы стесняем батюшку. Трое детей, все спят на одной кровати, ребенок инвалид, и некуда деваться. Нам некуда идти, вынуждены ходить сюда, батюшка принял. Нам тут хорошо, тепло.

Протоиерей Алексей Онищук, настоятель Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Мы отселили детей. Это была детская комната, а это прихожая. Мы все отсюда постарались забрать и организовали как местный домовой храм.

Вера Онищук, жена настоятеля Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Вы знаете, трудно, очень трудно. Мы привыкли уже, а куда нам деться? Дети спят на этом мягком уголке, он раскладывается. Единственное, что нам доставляет неудобства, это домашний учебный процесс, поскольку у нас ребенок из-за трагических обстоятельств, остался инвалидом. Потому школа направляет учителя, учится он дома. Если служба приходится на будни, то это очень неудобно. Мы должны как-то переносить, а у учительницы дальше свои планы, она от нас дальше идет на уроки. Сейчас идет Великий пост, будем как-то выкручиваться.

Сейчас религиозная община УПЦ села Малая Любаша каждое воскресенье посещает богослужения в доме священника и люди понимают, что так долго не может продолжаться и обсуждают пути выхода из ситуации. Мысли в обществе бушуют разные: кто-то хочет уже начинать возведение церкви, хотя бы небольшой; кто включает заднюю, потому что понимает, сколько мытарств нужно пройти, чтобы выбить земельный участок, оформить его, собрать средства; а кто-то достаточно верит в справедливость и надеется на правосудие, которое уже начало судебное разбирательство малолюбашевцев по церковному конфликту.

Протоиерей Алексей Онищук, настоятель Свято-Покровского прихода села Малая Любаша

Мы, конечно, надеемся, что в нашем государстве восстановится правовой порядок и законодательство войдет в силу. Ведь преступление проходит по этому делу, словно красной нитью. Если судьи возьмутся его рассматривать, преступление искать не придется, оно на поверхности, поэтому мы уверен в положительном решении суда. Но другой вопрос – состоится ли суд? Потому что для нашего государства это дело политическое, в нем замешаны политики. И судьи, насколько я понимаю, не хотят брать на себя ответственность принимать такое политическое решение, потому что все опасаются за свое будущее, опасаются  за свою должность. И мы ходим по кругу из одной инстанции в другую. И пока не видно конца и завершения этих судебных процессов.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Каким образом принимать раскольников в каноническую Церковь?
только через Крещение, поскольку «священство» в расколе не имеет сана
55%
достаточно принести покаяние
42%
нужно лишь желание присоединиться к Церкви
3%
Всего проголосовало: 601

Архив

Система Orphus