Община в Полесском: Не думали, что те, с кем росли, способны захватить храм

Община захваченного храма в Полесском год служит под навесом, прикрепленном к стене дома священника. Фото: СПЖ

Уже год прошел с момента, когда верующие Свято-Михайловской общины с. Полесское потеряли свой храм и теперь молятся под крытым навесом, прикрепленным к дому настоятеля.

Почти год прошел с момента, когда верующие Свято-Михайловской общины села Полесское Ровенской области потеряли свой храм и теперь молятся под крытым навесом, прикрепленным к дому настоятеля. За это время община лишь выросла и сплотилась. Православные приходят в свой импровизированный храм и благодарят Бога, что зима в этом году выдалась теплой. Но недоумение по поводу того, что произошло вначале 2019 года, их не оставляет. Они не понимают, как могли их знакомые, соседи и даже родственники, люди, с которыми члены общины жили бок о бок с детства и юности, в один момент превратиться в безжалостных погромщиков.

Год назад толпа селян, подогретая патриотическими лозунгами и алкоголем, разнесла ворота храмовой ограды и смяла кучку прихожан, пытавшихся им помешать. Затем были взломаны двери трехсотлетней церкви. Люди, вооруженные болгарками, ломами и топорами при полном содействии полиции, создавшей им живой коридор, ворвались в храм. Очевидцы рассказывают, что в тех, кто первым забежал в святыню, словно демон вселился: они метались по церкви, без страха входили в алтарь, смело открывали Царские Врата, гремели и хлопали петлями, демонстрируя, что это все теперь принадлежит им.

После ухода полиции, топорами взламывали вход на колокольню. Звуки ударов слышала вся округа.

Для верующих тот штурм стал неожиданностью, их возле храма оказалось меньшинство. Тех, кто пытался сопротивляться, грубо сбрасывали с порога и били по голове.

С тех пор уже год как село Полесское разделено на «патриотов» и «русских» с «сепарами». «Сепары» – это те, кто по-прежнему является членом канонической Церкви. И не важно, что «патриоты» месяцами работают в Москве, а у «сепаров» сыновья воевали в АТО. Важно, что в Полесском с приходом Томоса ушел мир и поселилась вражда между соседями и родственниками.

Как долго это продлится, никто из общины прогнозировать не берется.

Татьяна Андрощук, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

В марте провели собрание, и некоторая часть людей решила отойти от православной веры и перейти к ПЦУ. К счастью, наша община выразила желание остаться в лоне канонической церкви с Блаженнейшим Онуфрием. 17 апреля 2019 года у нас в селе прошел рейдерский захват храма и с тех пор мы временно проводим богослужения в этой пристройке, которая служит нам церковью.

Валентина Мельничук, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

В церковь хожу с детства, еще родители водили. Очень тяжело было на все это смотреть, на батюшку, что он претерпел, их семью. И, когда это все началось, мы очень просили и председателя сельского совета, и всех, – дайте нам время до завершения суда. Каждый день мы терпели притеснения, нам угрожали, приходили, говорили, что будут бить окна, что вышвырнут священника.

И те алкоголики, которые приезжали захватывать церковь. Там были такие, что никогда и не знали в семьях той церкви, а только лезли драться. Из наших же мужчин никто не дрался. Они даже не пытались это делать, зная, что такое церковь.

Ева Лещенко, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

Что у меня на сердце? Я плачу, что забрали церковь. Там просто банда. А у нас такого нет, у нас православные люди ходят в церковь, а там же он (глава сельсовета – Ред.) банду собрал, напоил, взял бидон водки, завез туда к клубу, напоил их. Меня побили очень, по голове били, я вся была избита. Идешь, плачешь. Я на коленях ползу, а иду сюда, потому что я люблю православную веру.

Татьяна Грицюк, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

Мой сын в АТО был, я мать атовца и сейчас мне больно на душе, за то, что мой сын воевал, а меня теперь сепаратисткой называют. Говорят – вон пошла такая сякая. Мне очень обидно и больно.

Владимир Рокальчук, прихожанин Свято-Михайловской церкви села Полесское

Они говорят, что наша церковь якобы платит деньги в Россию и мы россияне, русские. То почему же тогда их дети едут в Россию зарабатывать? Тот человек, который сейчас в той «церкви» (ПЦУ – Ред.) считается старостой, он же из Москвы не вылезал. Ни разу в церкви не был, зарабатывал деньги, он людей обманывал, деньги им не доплачивал. А сейчас он справедливый?

Анна Шульжук, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

Я прожила в этом селе 30 лет. Жила с людьми бок о бок, но, знаете, именно этот случай показал, кто есть кто. Это просто страшно! Я также свидетель всего, что там проходило. Я столько прожив селе никогда не могла подумать, что у наших людей столько агрессии, столько злости.

Мы не думали, что такое возможно. Нас было меньшинство, и мы не смогли устоять. Когда стали срывать замки, то я лично сама сказала, что не пойду туда, потому что для меня церковь – святыня. Туда вошли люди с такими нечистыми руками, которые курили, пили, пьяные зашли в алтарь, лязгали и дверью, и Царскими Вратами – для меня это страшно. Уже прошел год, но моя душа не успокоилась. Никогда, никогда человек верующий такого не может сделать.

Владимир Рокальчук, прихожанин Свято-Михайловской церкви села Полесское

Когда забирали церковь, я там присутствовал. Когда заходили в церковь, когда ворота ломали, зашли на кладбище, то сделали (сотрудники милиции – Ред.) коридор. Я попытался туда пройти, но нас, меня, милиция не пускала, а их общину в этот коридор пустила, чтобы они ломали двери и резали замки. Так где же правда?

Анна Андрощук, прихожанка Свято-Михайловской церкви села Полесское

Они рассказывают, что церковь не ломали, что Бог открыл. А ключи, к их сожалению, у нас находятся, может, когда они нам и пригодятся. И церковь они не ключами открыли. Я говорила главе сельсовета, что, когда я увидела на пороге инструменты для взлома, меня буквально затрясло. И только потому я не отбросила их с порога. Когда люди разошлись все, я стояла, потому что у меня душа болела. Стояла долго-долго. Милицию они отправили, и я слышала, как они взламывали колокольню топором. Это слышала вся округа. А после этого они говорят, что им Бог открыл. А Бог разве так открывает? Так Бог никогда не открывает, нет. У нас как было замок заедал или замерзал, то мы перекрестим замочек, и церковь наша открылась. А топора у нас никогда не было.

Александр Андрощук, прихожанин Свято-Михайловской церкви села Полесское

Я никогда не мог подумать, что свои люди, односельчане с которыми вырос, ходил в школу, люди, среди которых и родня, и соседи, такое могут сделать. Никогда даже в голову не могло прийти, чтобы так осквернить святыню, святое место, намоленное родителями, дедами.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы оцениваете назначение Епифания Думенко главой ВСЦиРО?
это позор для организации, УПЦ нужно выйти из нее
63%
нормально – он такой же глава Церкви, как и другие участники
7%
без разницы – это ни на что не влияет
30%
Всего проголосовало: 1329

Архив

Система Orphus