Главные итоги совещания в Аммане

Участники встречи Предстоятелей в Аммане. Фото: СПЖ

Анализ коммюнике совещания Предстоятелей в Иордании.

26 февраля 2020 года в Аммане состоялось Совещание Предстоятелей и представителей Поместных Православных Церквей, созванное Патриархом Иерусалимским Феофилом. Вечером того же дня в Сети опубликовали итоговое заявление (коммюнике) совещания. Что в этом документе и чего в нем не хватает?

Чего нет в коммюнике

Прямого осуждения действий патриарха Варфоломея

Изначально было понятно, что Предстоятели собрались в первую очередь из-за неправомерных действий патриарха Варфоломея в Украине. Все участники встречи неоднократно как на личном, так и на официальном уровне (через Синоды своих Церквей) подвергали критике предоставление Томоса ПЦУ. Критически высказывались и по поводу папских притязаний Константинополя.

Правда, формат Амманской встречи и не предполагал прямого осуждения патриарха Варфоломея. Согласно канонам Церкви, это можно сделать только на Соборе, с соблюдением процессуальных норм. Возможен ли такой вариант развития событий в будущем? Несомненно.

Несогласия с тем, что Фанар присвоил право предоставлять автокефалии

Это тоже выходит за рамки компетенции амманского совещания. В первую очередь, из-за его формата.

Право предоставлять автокефалии должны были рассмотреть на Критском Соборе 2016 года. Как рассказал глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев), в подготовительных документах были договоренности относительно порядка предоставления автокефалии. Так, согласно этим договоренностям, кириархальная Церковь (Матерь-Церковь) сообщает о своем желании предоставить автокефалию своей части в Константинопольский Патриархат как Церкви, являющейся первой по диптиху. Константинополь рассылает сообщение об этом всем Поместным Церквям с запросом о том, соглашаются ли они, и в случае общего согласия, которое каждая из Церквей выражает на своем Соборе, новая автокефальная Церковь принимается в семью Поместных Церквей путем предоставления ей соответствующего Томоса, который подписывают Предстоятели всех Поместных Православных Церквей.

Еще раз подчеркнем, что предварительная договоренность о такой процедуре была, но ее не ратифицировали – тему сняли с повестки дня Критского Собора. Поэтому, говорит митрополит Иларион, «когда закончился этот Собор, патриарх Варфоломей фактически объявил эти договоренности не имевшими места и начал в одностороннем порядке предоставлять автокефалии».

Сегодня среди Поместных Церквей нет единого мнения в подходе к праву предоставления автокефалий. Даже среди тех, кто не признал «автокефалию» ПЦУ, есть Церкви, которые не оспаривают право Константинополя предоставлять автокефалии вообще. Например, Румынская или Албанская.

Поэтому резкое форсирование решения могло бы вызвать серьезные разногласия в стане противников неканонических действий патриарха Варфоломея в Украине. Но можно не сомневаться, что к этому вопросу Православные Церкви обязательно вернутся.

Осуждения Томоса ПЦУ и украинских раскольников

О том, что украинских раскольников можно принять в Церковь только через покаяние или что Томос об автокефалии для Украинской Церкви может предоставить только Церковь-Мать, т.е. РПЦ, заявляли неоднократно. Механическая «автокефалия», подписанная патриархом Варфоломеем без учета ситуации в Украине, не решила проблему раскола, а только усугубила ее, что и отметил в обращении к участникам амманского совещания Предстоятель УПЦ Блаженнейший Митрополит Онуфрий.

Кроме того, он подчеркнул, что предоставление автокефалии канонической Церкви Украины (УПЦ) не решит проблему раскола в стране, так как УПЦ де-факто уже имеет автокефалию: «В течение времени внутренние и внешние обстоятельства, которые переживала Святая Украинская Православная Церковь и украинский народ, стимулировали процессы совершенствования уже имеющихся независимости и самостоятельности церковной жизни и служения. Сегодня мы имеем де-факто настоящую автокефалию. У нас функционирует Священный Синод, у нас есть Архиерейский Собор, у нас есть независимый церковный суд. Мы самостоятельно избираем и рукополагаем архиереев, открываем новые епархии. У нас есть свои духовные учебные заведения, различные синодальные учреждения по взаимодействию с внешним миром и социальным служением».

Практически все участники амманской встречи придерживаются взгляда, что украинские раскольники не имеют канонических хиротоний. Отсутствие подобных формулировок в коммюнике, по нашему мнению, вызвано нежеланием отбросить от Церкви окончательно тех, кто вступил в общение с ПЦУ. Но можно не сомневаться, что к вопросу каноничности раскольнических «хиротоний» Церковь обязательно вернется.

Что есть в коммюнике

1. Подчеркнута роль Патриарха Феофила в его неустанных усилиях «с целью проложить путь для диалога и соединить братьев в драгоценном духе единства». Сказано, что Иерусалим – это дом для авраамических религий, в первую очередь для христианства.

Этот пункт подтверждает, что Патриарх Иерусалима имеет полное право на созыв Православных Соборов.

2. Цель амманского совещания – укрепление дружеских связей между братьями и их Церквами, содействие отношениям мира во Христе между ними, защита единства Православных Церквей и «возобновление диалога в молитвенной надежде на примирение там, где существует раздор».

Именно возобновление диалога можно назвать главным тезисом второго пункта. Естественно, проблемные зоны, названные в коммюнике «там, где существует раздор», в первую очередь касаются «украинского вопроса». Сейчас по нему практически нет диалога. Патриарх Варфоломей всеми силами демонстрирует нежелание или неспособность к нему. Его последние заявления, в том числе и касательно амманской встречи, лишь подтверждают авторитарный и диктаторский характер политики Фанара. Теперь игнорирование призыва к диалогу со стороны представителей шести Церквей вызовет не только недоумение, но и серьезные проблемы внутри лагеря сторонников Фанара.

Подпись Патриарха Кирилла под решениями совещания свидетельствует, что Русская Православная Церковь открыта к диалогу. Но диалог должен проходить в «духе братской любви», а не диктоваться желаниями Константинопольского патриархата.

3. Участники Совещания «согласились, что вопросы всеправославного значения, в том числе дарование автокефалии тем или иным Церквам, должны решаться в духе всеправославного диалога и единства и на основе всеправославного консенсуса».

Мы уже сказали о договоренностях насчет права предоставлять автокефалии, предшествующих созыву Критскому Собору. В этом пункте констатировано желание вернуться к обсуждению проблемы. И содержится намек на недопустимость единоличных решений, имеющих всеправославное значение. Церковь по самой своей природе соборна.

Видимо, на Фанаре или не хотят этого видеть и понимать, или делают вид, что забыли. Поэтому в Аммане просто вынуждены напомнить фанариотам прописные экклезиологические истины.

4. Высказана поддержка Сербской Православной Церкви в отношении Северной Македонии и Черногории.

Македонские раскольники уже несколько раз давали понять, что ведут переговоры с Фанаром о предоставлении им автокефального статуса. В этом смысле заявление участников совещания, что «этот вопрос должен решаться посредством диалога внутри Сербской Православной Церкви и при всеправославной поддержке», как раз говорит о возможных и единственно допустимых способах решения подобных проблем.

Другими словами, Константинопольскому патриархату указали на недопустимость вмешательства во внутренние дела другой Церкви. В этом смысле замечание о Северной Македонии, как нам кажется, касается не только Сербской, но и Русской Церкви. «Македонский вопрос», как и «украинский», можно решать только внутри Матерей-Церквей и при всеправославной поддержке.

5. В Аммане решили, что Поместные Церкви «должны собраться как братья, предпочтительно до конца этого года, чтобы укрепить дружеские связи молитвой и диалогом».

Этот пункт, вне всякого сомнения, – главный итог всего совещания. Самой идее Амманской встречи противились не только фанариоты, то и представители внешнеполитических сил. Потому что данная идея нарушает искусственно созданную гегемонию Фанара в православном мире.

Амман показал, что в Церкви могут обойтись без патриарха Варфоломея, что не только он созывает Соборы, и что не только он может принимать какие-то важные решения в Церкви.

В этом смысле амманское совещание – это, по словам епископа Барышевского Виктора (Коцабы), «сдвиг с мертвой точки» и «переломный момент». Через Амман Церковь еще раз подчеркнула свой соборный характер и выдвинула альтернативу диктату Фанара.

Более того, уже стало понятно, что амманская встреча стала репетицией к Всеправославному Собору. О необходимости его созыва уже заявили Патриарх Сербский Ириней и представители Румынской Церкви.

6. «Участники надеются, что его святейшество вселенский патриарх Варфоломей с его известным старшинством чести (πρεσβεία τιμής) присоединится к этому диалогу вместе со своими собратьями-Предстоятелями».

Кроме призыва к участию в последующих встречах, этим пунктом патриарху Варфоломею напомнили, что он – первый «по чести», но не «по власти», а все остальные Предстоятели Поместных Церквей – равные ему братья. Не может быть в Православии аналога римского папы, потому что в таком случае Церковь отвергнет саму Свою природу.

Итоги

Хотя многие пренебрежительно говорят о встрече лишь 6 Поместных Церквей из 14 (или 15 с Американской Церквью, автокефалию которой признают не все), они забывают, что эти 6 Церквей представляют около 80% всех верующих мирового Православия.

Можно смело утверждать, что после Аммана реалии, в которых существует Православная Церковь сегодня, претерпели существенные изменения.

Самое важное – это признание необходимости дальнейших подобных мероприятий вплоть до Всеправославного Собора.

Ведь в последнее время Церковь была фактически лишена возможности диалога. Созданное и продвигаемое Фанаром учение, что Константинопольский патриархат может руководить другими Церквами, ничего хорошего Православию не принесло.

Более того, как минимум за последние 100 лет Фанар ни одной серьезной проблемы не решил (если не считать помощи в преодолении раскола в Болгарской Церкви). Наоборот, история свидетельствует, что очень часто Константинопольский патриархат занимал деструктивную позицию в отношении Церкви – и в вопросе поддержки созданной большевиками «Живой Церкви», и относительно календарной реформы, и сегодня относительно ПЦУ. После Аммана подобные решения, с точки зрения здравого смысла, уже попросту невозможны.

Амманское совещание возвращает Церковь на путь соборности, потому что лишь на этом пути возможно не только преодоление проблем, но и единство во Христе.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 750

Архив

Система Orphus