Встреча в Аммане: чего ждать и на что надеяться?

Амманское Совещание начнется 26 февраля. Фото: СПЖ

26 февраля начинает работу Совещание Предстоятелей Православных Церквей в Аммане. Кто и почему не участвует в нем? Какое его значение для Православия и чего нам ждать?

26-28 февраля 2020 года в столице Иордании Аммане состоится Совещание Предстоятелей Православных Поместных Церквей. Это мероприятие будет посвящено поиску путей преодоления всеправославного кризиса, вызванного признанием украинских раскольников Константинопольским патриархатом, а также Элладской и Александрийской Церквями. Чего стоит ожидать нам от грядущей встречи архипастырей? Способна ли она решить поставленные задачи и можно ли говорить о том, что после Аммана ситуация в Православной Церкви изменится к лучшему?

Братская встреча

Очевидно, что предстоящая встреча своим форматом будет отличаться от запланированной раньше. 19 февраля Патриарх Иерусалимский Феофил обратился к Предстоятелям Поместных Православных Церквей с письмом, в котором сообщил о подробностях грядущего мероприятия. По его словам, эта «встреча будет представлять собой не официальный Синаксис (встречу Предстоятелей), а братскую встречу, где будет открыт диалог о вызовах, перед которыми стоит православное общество в это кризисное время».

Однако еще совсем недавно и сам Патриарх Феофил, и многие другие Предстоятели Поместных Церквей заявляли, что «украинский вопрос» можно разрешить только на Соборе Предстоятелей. Об этом говорили в Кипрской, Александрийской, Антиохийской, Сербской, Болгарской, Элладской и других Православных Церквях.

И когда 21 ноября 2019 года Патриарх Феофил инициировал встречу глав этих Церквей в Иордании, чтобы обсудить «вопрос сохранения единства в евхаристическом общении», это казалось логичным и естественным. Нелогичным и неестественным выглядит отказ от участия во встрече почти всех ее со-инициаторов.

На сегодняшний день свое участие в Совещании Предстоятелей подтвердили Иерусалимская, Русская, Сербская, Румынская, Польская Церкви, а также Церковь Чешских земель и Словакии.

Скептики считают, что в таком «урезанном» виде никакого полноценного Собора состояться не может. Похоже, что к этому мнению склоняется и Патриарх Феофил. Именно поэтому он старается максимально сгладить углы и представить все в качестве братского совещания, главной задачей которого будет поиск путей преодоления кризиса. Отсюда, говорят недоброжелатели Церкви, ничего серьезного от Амманской встречи ждать не приходится. Дескать, соберется несколько владык, поговорят, договорятся о будущих шагах и разойдутся. Но…

Все дело в том, что история Церкви знала и менее численные Соборы. Так, в апреле 1443 года по инициативе Арсения, митрополита Кесарии Каппадокийской, состоялся Собор, осудивший Флорентийскую унию и ее сторонника, Константинопольского патриарха Митрофана II. В этом Соборе приняли участие всего…три Предстоятеля – Иерусалимский Патриарх Иоаким, Патриарх Александрийский Филофей и Антиохийский Дорофей. Так что, все может быть.

«Имей мя отреченна»

Парадоксально, но все, кто отказался от участия в Амманской встрече подчеркивают необходимость не только диалога, но и проведения полноценного Собора. При этом никто из них так и не смог предоставить убедительных аргументов своего отсутствия в Аммане.

  • Предстоятель Албанской Православной Церкви Архиепископ Анастасий свой отказ объяснил тем, что, по его мнению, «предложение о встрече в Иордании, как теперь очевидно, вместо того, чтобы способствовать исцелению, усложнит ситуацию, выходящую за рамки предписанного лечения». Кроме того, он считает, что инициатива уврачевания ситуации должна принадлежать тому, кто эту ситуацию создал, то есть, Константинопольскому патриархату.
  • Грузинский Патриарх Илия свой отказ принять участие в Совещании Предстоятелей в Аммане объяснил тем, что в нем будут участвовать не все Предстоятели Поместных Церквей. Вместе с тем, Патриарх Илия подчеркнул необходимость проведения такого Совета: «Мы надеемся, что с Божьего благословения Синаксис Предстоятелей Православных Церквей будет достигнут, а вопросы, которые наносят ущерб нашему единству, будут оцениваться в соответствии с каноническими нормами Церкви, – отметил Предстоятель Грузинской Церкви. – Также мы должны добавить здесь, что это будет лучшим результатом для всех нас, если цель будет достигнута в ближайшее время».
  • Антиохийский Патриарх Иоанн свое неучастие в предстоящей встрече обосновал стремлением «избежать углубления разногласий между братьями». Вместе с тем, в заявлении пресс-службы Антиохийского Патриархата сказано, что «Антиохийская Церковь признает обеспокоенность Предстоятелей Православных Церквей и поддерживает их инициативы в поиске решений того серьезного кризиса, свидетелем которого сегодня является Православная Церковь». Более того, 28 декабря 2019 года, когда Патриарх Иоанн получил приглашение на Совет, он подтвердил позицию Антиохийской Церкви, озвученную Священным Синодом Антиохийского патриархата, который ранее выступил за необходимость встречи глав Поместных Православных Церквей для совместного решения православных вопросов.
  • Синод Болгарской Церкви вообще никаких аргументов своего отказа от участия в Амманском Совещании не предоставил: «Священный Синод Болгарской Православной Церкви объявляет, что воздерживается от участия в вышеуказанном собрании и, соответственно, не будет отправлять своих представителей в Амман, столицу Иордании».
  • Предстоятель Элладской Церковь с самого начала заявил, что участвовать в Совещании не будет, а Кипрская и Александрийская приглашение Патриарха Феофила оставили без ответа.

Истинные причины отказа от Амманской встречи

Абсолютно все Поместные Церкви (кроме Фанара, естественно) признают, что сейчас Православие переживает кризис. Кризис, который сам по себе исчезнуть не может. Потому отказ от братской встречи, на котором можно найти необходимые решения возникших проблем, выглядят весьма необычно.

Какие же выводы можно сделать из оправданий «отказников»?

  1. Поездка в Амман большого числа Предстоятелей вынудит признать Совещание в качестве полноценного Собора.
  2. Участие во встрече опровергнет беспочвенные утверждения, будто право созывать Соборы может принадлежать только Константинопольскому патриархату (на чем настаивают на Фанаре и подчеркивают в Албании, Греции и Кипре).
  3. На Соборе однозначно будет поставлен вопрос о деятельности патриарха Варфоломея и новых течениях в богословии Фанара – папские притязания, учение о праве дарования автокефалии и праве созывать Соборы и т.д.
  4. Участие в Соборе, а также возможные его решения поставят под вопрос дальнейшие отношения с патриархом Варфоломеем.
  5. Возможные решения Собора могут нарушить гегемонию «греческих» Церквей, что греки постоянно подчеркивают и чего они допустить не могут.

К указанным выше пунктам можно было бы добавить еще давление Госдепа и геополитические интересы. Но, как нам кажется, данные аргументы, как бы странно это не прозвучало, в ситуации с Амманом выглядят вторичными. Если, конечно, не углубляться в конспирологические теории, что какие-то политические силы поставили своей задачей раскол и уничтожение Православия.

Все указанные аргументы говорят, что и патриарх Варфоломей, и его сателлиты сделали все от них зависящее, чтобы не допустить проведения Собора. Но вот братскую встречу они запретить не могут.

Если бы Патриарх Феофил продолжил настаивать на канонически-соборном характере встречи, то это поставило бы под большой вопрос возможность дальнейшего диалога с Фанаром и его сторонниками, и вообще возможность хоть как-то преодолеть всеправославный «кризис». Поэтому решение о братском формате Амманской встречи в этой ситуации можно расценивать как правильное. О чем, кстати, и написал глава Иерусалимской Церкви: «Благоприятный результат такого начинания основан на том, что к нему относятся просто как к дружескому собранию братьев для рассмотрения методологии, используемой для достижения общей цели – диалога и примирения, для сохранения единства нашей православной общности».

Чего ждать от братской встречи в Аммане?

Из всего сказанного выше, можно предположить, что Амманское Совещание вряд ли можно рассматривать как мероприятие, которое положит конец «украинской проблеме». Нет, скорее всего, в Аммане будет предложен ряд решений, которые лишь смогут привести к решению этой проблемы.

  1. Сам факт встречи, созванной из-за действий патриарха Варфоломея, уже ставит под сомнение его вес и авторитет в Православном мире. Да, эту встречу не поддержало большинство Православных Церквей. Однако «большинство» это очень условное, потому что если учесть количество простых верующих, то «количественный» перевес однозначно принадлежит участникам Амманского Совещания. И как бы ни пытались недоброжелатели Церкви умалить значение этого Совещания, они должны помнить, что Церковь состоит не только из епископата, но и из мирян и любое решение должно пройти рецепцию всей Церкви, а не только иерархии.
  2. Эта встреча создает современный прецедент, согласно которому Соборы может созывать не только Фанар. Да, в стане фанариотов сейчас царит приподнятое праздничное настроение, поскольку восемь Церквей отказались от участия в Амманском Совещании. Но тот факт, что шесть Церквей согласились – нельзя игнорировать. Потому что сегодня их шесть, а сколько будет завтра?
  3. Амманская встреча ставит под сомнение и присвоенное Фанаром право на дарование автокефалии. Как минимум шесть Церквей с односторонней постановкой этого вопроса не согласны. Уже не согласны. Напомним, что на Критском Соборе в 2016 году рассматривалось решение о том, что автокефалия может предоставляться Константинопольским патриархатом только с согласия всех Православных Церквей. Похоже, фанариоты «забыли» о своих же договоренностях, а участники Амманского Совещания им об этом напомнят. С другой стороны, как минимум, участники встречи в Аммане понимают, что Церковь остро нуждается в пересмотре самого вопроса предоставлении автокефалии.
  4. Совещание в Аммане еще раз подчеркивает сомнительный характер «автокефалии», предоставленной патриархом Варфоломеем украинским раскольникам. Никогда ранее дарование автокефалии не вызывало столько проблем, сколько было вызвано сейчас. И поэтому Амман является четким свидетельством эфемерности и неканоничности Томоса ПЦУ. Несомненно, Совещание можно и нужно рассматривать как провал не только всей предыдущей политики Фанара, но и претензий структуры Думенко на легитимизацию со стороны Православных Церквей мира.
  5. Очевидно, что за два дня, проведенные в Иордании, иерархи попробуют найти такие слова и такие решения, которые подвигнут к созыву Всеправославного Собора. Игнорировать обращение представителей шести Церквей к остальным православным будет попросту невозможно. Тем более, что даже среди тех, кто не поехал в Амман присутствует четкая уверенность в необходимости созыва общецерковного Собора.

Прогнозы и выводы

Наиболее вероятный исход Совещания предполагает обращение его участников к остальным Поместным Церквам с предложением инициировать Собор. Кроме того, можно предположить, что в итоговом заявлении мы увидим осторожные формулировки, осуждающие единоличное принятие важнейших церковных решений, а также призыв к Церквям о восстановлении евхаристического единства и начале диалога. Возможно, будет создана межцерковная комиссия, которая займется вопросами единства и подготовкой Собора. В члены этой комиссии будут приглашены представители всех Поместных Церквей. Также высока вероятность, что участники братского Совещания в Аммане обратятся к патриарху Варфоломею, как первому по чести, с предложением инициировать этот Собор.

Наиболее нежелательный исход Амманской встречи предполагает усугубление сложившейся ситуации и дальнейшую поляризацию Православных Церквей по национальному признаку. Другими словами, мы можем стать свидетелями углубления раскола. В результате этого может усилиться влияние внешнеполитических сил на церковные процессы, что приведет к коллапсу межцерковных отношений и ухудшению ситуации в мировом Православии.

Участие Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, вне всякого сомнения, вызовет положительные процессы внутри Украинской Православной Церкви, а также станет достаточно сильным аргументом в пользу УПЦ в сложившейся ситуации. Да, все те, кто участвует в Аммане не понаслышке знают о происходящем в Украине. Но об этом не знают многие и многие другие. Совещание в Иордании может стать серьезной информационной площадкой для донесения не только позиции нашей Церкви, но и того положения, в котором Она оказалась.

Поэтому, оценивая все «за» и «против», можно констатировать, что Амманская встреча, несомненно, окажет положительное влияние на те процессы, свидетелями которых мы с вами являемся в последнее время. Будем надеяться, что наши иерархи, вдохновленные благодатью Святого Духа, найдут нужные слова и формулировки, которые продемонстрируют всему миру, что папские притязания любого иерарха, каким бы авторитетным и уважаемым он не был, разрушительно действуют на Церковь. Помолимся, чтобы это братское совещание стало предвестником будущих изменений, которые приведут к еще большему единству Православной Церкви перед лицом секулярного мира.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Должна ли УПЦ участвовать в миротворчестве на Донбассе?
да, быть миротворцами заповедовал нам Христос
88%
нет, этим должны заниматься власти
4%
это бесполезно, политики мира не хотят
8%
Всего проголосовало: 752

Архив

Система Orphus