Может ли Православие существовать без Константинопольского патриархата?

Патриарх Константинопольский Варфоломей. Фото: СПЖ

Действительно ли Вселенский патриарх согласно канонам – глава Православия и его действия идут Церкви на пользу? И как его действия влияют на жизнь обычного христианина?

В 2018-19 годах в мировом Православии произошли события, которые вполне могут привести к глобальному расколу Вселенской Православной Церкви.

В октябре 2018 году иерархи Фанара легализовали руководителей раскольнических организаций Украины, а в декабре создали из них структуру, которую назвали автокефальной украинской Церковью – ПЦУ.

В октябре 2019-го ПЦУ признала Элладская Церковь, в ноябре – Александрийская.

Аналогичные события уже намечаются в Македонии и Черногории, где местные правители также входят в контакты с Фанаром, с целью легализировать раскольнические структуры своих стран и получить от патриарха Варфоломея свои Томосы.

И как политики они вроде бы и правы, стремясь создать свою собственную национальную церковь.

Но с точки зрения православного христианина, который регулярно ходит в храм в Украине и других странах, ситуация выглядит совсем иначе – он не может понять – неужели те, кого всегда называли ряжеными мирянами и раскольниками, теперь стали или станут канонической Церковью? Неужели теперь в храмах бывшего Киевского патриархата и УАПЦ появились таинства? И там теперь можно исповедоваться, причащаться, и вообще – спасаться? Кто прав – греки, которые уверяют, что ПЦУ – это Церковь, или остальные Поместные Церкви, которые по-прежнему называют членов этой структуры раскольниками?

В этом сюжете мы соберем все факты и дадим простые ответы на сложные вопросы.

Действительно ли Константинопольский патриарх – глава Церкви?

С точки зрения учения Церкви присвоить мирянам задним числом епископский и священнический сан не может никто, это полный абсурд. Но Константинопольский патриархат, а за ним часть Элладской и Александрийской Церкви утверждают, что совсем и не абсурд. Почему? Да потому что так сказал патриарх Константинопольский, а он ошибаться не может, поскольку, в глазах эллинов, он является главным во всей Церкви. Но действительно ли это так?

Одна из важнейших истин, которым учит Евангелие – в Церкви нет главных. Ее глава – Христос. Вопрос о первенстве среди людей Спаситель решил раз и навсегда: «И, сев, призвал Двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» (Мк. 9, 35).

Особо показательно, что слова эти Христос произнес именно после того, как апостолы выясняли между собой кто из них главный: «Пришел в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чем дорогою вы рассуждали между собою? Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше» (Мк. 9, 33-34).

Между апостолами и Поместными Церквами вполне можно провести аналогию, а потому мы можем смело говорить, что все Церкви, которые вместе образуют единую Вселенскую Церковь, абсолютно равны между собой. У них нет первых и нет последних. Да, существует так называемый Диптих, то есть список, где Церкви записаны в определенной последовательности, но место в нем не дает никаких привилегий, кроме привилегии чести и уважения между равными братьями.

Однако иначе считают на Фанаре.

В ХХ веке в Константинопольском патриархате возникло мнение, что они выше других Церквей и имеют право главенства над ними.

«Православие не может существовать без Вселенского Патриархата… Если Вселенский Патриархат… покинет межправославную сцену, Поместные Церкви станут “как овцы, не имеющие пастыря”».

Патриарх Варфоломей

«Архиепископ Константинополя и, соответственно, Вселенский Патриарх есть первый без равных».

Архиепископ Элпидофор 

«Православная Церковь без Вселенского Патриархата была бы неким видом протестантизма… Невообразимо, что какая-то Поместная Церковь… прервала общение с ним, поскольку от него проистекает каноничность ее бытия».

Митрополит Адрианопольский Амфилохий (Стергиу)

«Хотя вообще Главой нашей Церкви мы считаем Христа. Но на земле это Вселенский патриарх».

Митрополит Монемвасийский и Спартанский Евстафий

«На основе канонов, согласно учению Православной Церкви, Вселенский патриархат имеет привилегии. Кто с этим не согласен, тот фактически сам себя откалывает от православия».

Архиепископ Телмисский Иов (Геча)

Итак, архиепископ Иов говорит, что первенство Фанара прописано в канонах. Потому, давайте выясним:

А по каким канонам Константинополь является главой Церкви?

Сам Константинопольский патриархат появился довольно поздно, в IV веке. В списке Церквей (Диптихе) он был сразу поставлен на втором месте вслед за Римом. И исключительно по политическим причинам – только потому, что Константинополь был столицей империи, где жил император и заседало правительство. После того, как Римская Церковь ушла в раскол, первым в Диптихе автоматически стал Константинополь, и это было объяснимо – близость к императору давала ему соответствующее влияние и права.

Но в 1453 году Константинополь был завоеван турками, Византийская империя пала и Константинопольский патриархат превратился в маленькую изолированную группку православных в огромной мусульманской стране.

То есть, все те условия, благодаря которым эта Церковь была первой в Диптихе полностью исчезли. Не стало даже самого Константинополя, он превратился в Стамбул.

Тем не менее, другие Церкви, в которых в основном служили греки, желая сохранить свой духовный центр, продолжали считать Константинополь первым по чести.

И вот сейчас Константинополь это уважение решил монетизировать в первенство власти. И заявляет, что подтверждение этой власти есть в канонах.

***

Существует несколько канонических правил, написанных во времена империи, которые Константинополь приводит, как доказательство своего права власти над другими Церквями. Давайте рассмотрим их подробнее.

3-е Правило II Вселенского Собора (381 г.): «Константинопольский епископ да имеет преимущество чести после римского епископа, потому что город этот есть новый Рим».

Собственно, правило говорит о том, что в Диптихе Константинопольской Церкви предоставили второе место после Римской. Причина – снова таки в том, что в Константинополе жил император и заседало правительство. Все. Никаких прав главенства над другими Церквами нет. От слова совсем.

28-е Правило IV Вселенского Собора (451 г.): «Город, получивший честь быть градом царя и сигклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому, и будет вторый по нем. Поэтому только митрополиты областей, понтийские, асийские и фракийские, и также епископы у иноплеменников вышереченных областей, да поставляются от вышереченного святейшего престола святейшие Константинопольские Церкви».

Здесь снова упоминаются права чести Константинополя, основанные на факте соседства с царем и правительством. Но впервые упоминаются и права власти: над областями понтийской, асийской и фракийской. Давайте взглянем – чему на современной карте они соответствуют: понтийская область – это южное побережье Черного моря, находится в Турции, асийская область – восточная часть Турции, омываемая Эгейским морем, фракийская область – Восточная часть Турции, соседствующая с Болгарией с одной стороны, и омываемая Мраморным морем – с другой.

То есть, согласно этому правилу Константинопольский патриархат имеет право власти над территорией современной Турции и не более того.

Правило 36-е VI Вселенского Собора: «да имеет престол константинопольский равные преимущества с престолом древнего Рима, и, так же, как и он, да возвеличивается в делах церковных, будучи вторым по нем».

Как видим, здесь дублируется тот же тезис, что и в предыдущих правилах – что Константинополь – второй после Рима. Дает ли это право руководить другими Церквями, Нет, об этом ничего не сказано, хотя принято оно было в период расцвета империи.

17-е Правило IV Вселенского Собора, которое якобы предоставляет Константинополю право суда над всеми епископами.

«Если же кто будет обижен от своего митрополита: да судится пред екзархом великия области, или пред константинопольским престолом».

Действительно, если прочитать это правило в отрыве от остальных, да еще и после красивых пассажей современных фанариотов, то может показаться, что Константинопольский патриарх имеет право суда над всеми. Но вспомним 28-е Правило IV Вселенского Собора, которое закрепляет за Константинопольским престолом только области «понтийские, асийские и фракийские».

Великий византийский канонист XII века Иоанн Зонара по этому поводу говорит абсолютно ясно: «Но не над всеми без исключения митрополитами Константинопольский Патриарх поставляется судьею, а только над подчиненными ему. И он не может привлечь к своему суду митрополитов Сирии, или Палестины и Финикии, или Египта против их воли; но митрополиты Сирии подлежат суду Антиохийского Патриарха, а палестинские – суду Патриарха Иерусалимского, а египетские должны судиться у Патриарха Александрийского».

Как видим, в канонах у Фанара нет абсолютно никаких прав главенствовать над другими Церквами. И если их не было в период существования византийской империи, то, уж тем более, нет их сейчас.

И в этой ностальгии по временам величия империи и величия эллинской цивилизации – главный ключ к пониманию того, что сейчас делает Фанар.

Причина раскола в Православии: греки против славян, или Церковь против беззакония?

По тому, что дали человечеству греки, мало кто может с ними сравниться: культура, философия, поэзия, политика, математика, физика, медицина… Наверное, нет таких сфер, в основе которых не лежало бы эллинское наследие.

Практически все книги Нового Завета были написаны на греческом языке. Святые отцы и учителя Церкви в большинстве своем были греками. Все чинопоследование нашего богослужения совершается по Типикону, составленному греками. 

С другой стороны, все эти достижения привели к развитию эллинского национализма. Осознавая величие своей культуры и величие византийской империи, греки, составлявшие ее ядро, стали ставить себя выше других народов, которых часто пренебрежительно называли варварами.

В 1453 году империя пала, греки рассыпались по миру, но ностальгия по имперскому прошлому не ушла. Восстановление великой Византийской империи для многих эллинов – идея фикс. И пускай это пока невозможно в политике, некоторые из них видят такую возможность в Церкви.

Огромная часть епископата в современных Поместных Церквях – греки. Греками являются предстоятели Константинопольской, Элладской, Александрийской, Иерусалимской, Кипрской, Албанской Церквей. В Александрийской Церкви, которая распространяется на все страны Африки, из 37 епископов только 5 африканцев, остальные – греки.

И хотя они прекрасно знают слова апостола Павла, что в Церкви нет ни эллина, ни иудея, для многих из православных греков величие Константинопольского патриарха – это прообраз величия эллинской нации. И протесты ряда Поместных Церквей против беззаконных действий Фанара они предпочитают трактовать, как конфликт этнический – бунт славян против греков. Мол, русские варвары сами претендуют на первенство, и именно поэтому оспаривают действия Константинополя.

Осенью 2018 патриарх Варфоломей заявил перед греческой диаспорой:

«Наш Вселенский Патриархат. Отсюда произрастают идеалы, ценности нашей Нации, слава нашей Нации, страсти и мученичество нашей Нации, их источник здесь… в данный момент наш Патриархат, пытается решить украинскую церковную проблему, и показывает свои привилегии и права в соответствии с Правилами Вселенских Соборов, и эти Правила, прежде всего Халкидонского Четвертого Вселенского Собора, который дает конкретные привилегии обращаться к Вселенскому Патриархату, эти правила обязательны для всего Православия, нравится это нашим русским братьям или нет, рано или поздно они последуют решению, которое даст Вселенский Патриархат, потому что у них нет другого выбора… Потому наши братья славяне не терпят первенства Вселенского Патриархата и, следовательно, нашу нацию в Мировом Православии».

Дело дошло до того, что патриарх Варфоломей обвинил в филаретовском расколе членов УПЦ и назвал их русскими: «Именно русские совершили раскол, а не Вселенский патриархат или украинцы, как они сейчас говорят... Будучи материнской Церковью, мы должны были позаботиться о каноническом единстве миллионов украинцев, которые не хотели быть в одной Церкви с русскими».

Попытка Фанара представить раскол в православии, как национальный, как русских против греков хорошо укладывается в контекст геополитики, где многие политсилы твердят о «русской угрозе», но это не имеет ничего общего с церковной реальностью. Русская, Сербская, Польская, Антиохийская Церкви, Церковь Чешских земель и Словакии вовсе не выступают против греков. Они выступают против беззакония, против введения в Церковь раскольников и мирян и против попыток Фанара навязывать Церкви любые свои решения просто потому, что там якобы имеют право власти над другими.

Проводя простые аналогии: если вы вслух говорите брату о его беззаконии, это совсем не значит, что вы сами хотите это беззаконие совершить, вы лишь утверждаете, что совершать беззаконие – плохо и неправильно.

И если бы на Фанаре заправляли не греки, а, скажем, евреи, немцы или португальцы, это бы не изменило критического отношения к ним.

Вовремя предать – это не предать, а предвидеть?

Мы знаем, что Церковь – это место встречи человека с Богом, а потому к ее служителям, а тем более – предстоятелям у нас особо высокие требования и ожидания.

Они априори не могут действовать так, как действуют политики: лгать, предавать, и на лету менять свою позицию.

Патриарх Варфоломей четверть века считал членов Киевского патриархата и УАПЦ мирянами, и вдруг в 2018-м – назвал их епископами. Еще в 2016-м патриарх называл митрополита Онуфрия единственным законным Предстоятелем Церкви в Украине, а в 2018 он стал называть так Сергея Думенко. И все это удивительно совпало с началом предвыборной президентской кампании Порошенко, где на Томос и ПЦУ делался чуть ли не основной акцент.

Еще удивительнее метаморфоза у главы Александрийской Церкви патриарха Феодора.

До 2019 года он делал множество заявлений, в которых называл Блаженнейшего Онуфрия единственным законным Предстоятелем Церкви в Украине и призывал верующих быть верными только УПЦ. Но вот пришел ноябрь 2019-го и патриарх Феодор забыл и о митрополите Онуфрии, и об Украинской Православной Церкви, они для него исчезли.

Патриарх Феодор (в 2016 году): «Пускай Блаженнейший Онуфрий знает, что Александрийский патриархат и мы все пребываем рядом с канонической Украинской Православной Церковью под водительством Блаженнейшего Митрополита Онуфрия».

Патриарх Феодор (29 октября 2018 года, после «реабилитации» Филарета и Макария): «Я пережил непростое время раскола, когда начались все эти процессы, движение к автокефалии, чтобы создать свою раскольническую церковь. Тогда я пережил эти трудности в Одессе, когда они захотели захватить наши православные храмы. День и ночь я дежурил у нашего подворья в Одессе. Как говорит Блаженнейший Онуфрий, Церковь должна быть в стороне от политики. Мы не можем спрятаться за своим пальцем, мы должны увидеть, что за всем этим прячется политический интерес».

Нельзя не вспомнить и метаморфозах на Афоне. Игумен монастыря Ватопед архимандрит Ефрем много раз призывал украинцев быть верными лишь УПЦ и Блаженнейшему Онуфрию.

Архимандрит Ефрем: «Я обращаюсь к украинскому народу и прошу, чтобы они держались канонической Православной Церкви, которую возглавляет Блаженнейший Митрополит Онуфрий. Вся Святая Гора принимает и признает только каноническую украинскую Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием».

В итоге архимандрит приехал в Киев на интронизацию Епифания и не смог попасть на церемонию исключительно по состоянию здоровья, а в его монастыре на Афоне принимали раскольников из ПЦУ.

***

Христос в Евангелии говорит нам: «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные. По плодам их узна́ете их. Та́к всякое дерево доброе приносит и плоды добрые, а худое дерево приносит и плоды худые» (Мф. 7:15-16).

Глядя на величавые фигуры иерархов Фанара почти невозможно поверить, что они творят антицерковные деяния. Но, увы, факты говорят именно об этом.

Декларации Фанара при создании ПЦУ выглядели красиво – уврачевать раскол и объединить все украинское православие. Но что мы видим спустя год, какие результаты, каковы плоды?

  • Никакого объединения Православия в Украине не произошло. Украинская Православная Церковь существует отдельно, структура ПЦУ, созданная из раскольников Киевского патриархата и УАПЦ – отдельно.
  • Легализация Фанаром Филарета без всякого покаяния доказала – это очевидная ошибка. Филарет ничуть не изменился и расколол уже ПЦУ, из которой вышел с частью своих раскольнических епископов и теперь активно рукополагает новых. Более того – Филарет заявил, что никакая возможная анафема уже со стороны Фанара его не волнует.
  • Создание ПЦУ привнесло в украинское общество еще один фактор разделения – религиозный. Порошенко, не сумев завлечь в структуру ПЦУ епископов и священников УПЦ, дал указание переводить храмы в ПЦУ местным властям. Мнение верующих не спрашивали. Жителям сел внушали, что ПЦУ – патриотическая, а УПЦ – Церковь агрессора, и храм у нее нужно отобрать. Церкви захватывали, прихожан вышвыривали. В еще вчера тихих и дружных селах началась настоящая война. Вражда и ненависть поселилась между соседями, друзьями, и даже внутри семей.
  • Еще год назад отношения между Поместными Церквями были если не безоблачными, то вполне братскими и доброжелательными. Сейчас Церкви разделились на тех, кто поддержал действия Фанара по легализации ПЦУ, и тех, кто против. И очевидно, что раскол только будет углубляться.
  • Признание ПЦУ Элладской и Александрийской Церквями вызвали конфликты и разногласия внутри нее. Есть немало греческих архиереев, которые отказались признавать ПЦУ и по-прежнему считают ее членов мирянами. Нет сомнения, что такая же ситуация будет в любой другой Церкви, в которой решат признать ПЦУ.
  • И самое главное – согласно канонам, священник, входящий в общение с раскольниками, сам становится раскольником. 10-е апостольское правило об этом четко говорит: «Если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковой да будет отлучен».

И это правило не из разряда тех канонов, которые дают Фанару мифические права командовать другими. Оно касается каждого христианина и имеет прямое отношение к нашему спасению.

Конечная цель каждого христианина – это спасение души и достижение Царствия Небесного. Обеспечивала ли эту цель Православная Церковь все время своего существования? Безусловно. Обеспечивают ли ее сейчас те, кто легализовал и признал украинский раскол, не говоря уже о самой ПЦУ? Очень сомнительно.

Нынешняя атака Фанара на православие принесла верующим лишь раскол, распри и раздоры. Напомним по этому поводу слова Христа: «Всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь. Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного.

Есть ли в поступках фанариотов воля Отца Небесного? И стоит ли нам поддерживать их действия?

За свою историю Православная Церковь преодолевала и ереси, и расколы, и попытки уний. Однако она основана Христом и будет существовать до конца времен. Судьба же тех, кто пытался Церковь разрушить, печальна.

Заповедь Христова каждого из нас ставит перед выбором: приобрести весь Мир и при этом повредить душе своей, либо сберечь душу свою, пожертвовав мирскими выгодами. Выбор всегда за нами.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
Система Orphus