Все мы из католицизма: старые и новые мифы униатов

Глава УГКЦ Святослав Шевчук. Фото: СПЖ

Как украинские греко-католики переписывают историю христианства.

Многие помнят процесс распада СССР – болезненный экономический кризис, крушение марксистско-ленинской идеологии и лихорадочное введение новых исторических концепций. К сожалению, последний процесс не всегда имел чисто научный характер. Советский Союз распался, но традиция использовать науку в угоду определенной политической конъюнктуре никуда не делась.

Целый сонм греко-католических историков, религиоведов, писателей и журналистов усердно трудится над созданием и распространением исторических мифов, пользуясь тем, что современная украинская историческая наука руководствуется больше требованиями националистической идеологии, чем научной объективности.

Вряд ли в одной статье получится обстоятельно разоблачить эти мифы, но обозначить некоторые направления, по которым необходимо поработать историкам, просто необходимо.

Князь Владимир и его выбор

Первое, что бросается в глаза при изучении греко-католической исторической литературы, – целая группа мифов о распространении христианства на Руси.

Например, вы знали, что князь Владимир выбрал византийское, а не западное христианство потому, что боялся угодить в зависимость от римских пап? А вот греко-католический священник Василий Иванишин – духовный учитель отца Правого сектора Дмитрия Яроша – считает, что именно так и было:

«Суть выбора была в другом, и о ней скромно молчат наши летописи: выбирать Церковь, которая обяжет князя признать духовную, а на то время – и ощутимую политическую зависимость от ее иерарха (папы), или выбрать Церковь, которая сформировалась под опекой кесаря, имеет привычку служения главе государства, а свою перспективу видит в расширении его влияния и могущества. Князь Владимир в 988 году выбрал Церковь, которая послужила бы ему, его намерениям укрепить безграничную, бурлящую Русь».

Обложка брошюры Василия Иванишина «Украинская Церковь и процесс национального возрождения». Фото: dontsov-nic.com.ua

Естественно, Иванишин, как человек, который когда-то учился «чему-нибудь и как-нибудь», помнил популярное клише о «цезарепапизме» в Православии и «папоцезаризме» в католичестве. И вероятно, решил применить это «знание» в отношении выбора веры князем Владимиром, думая, что открывает «невежественным» православным сенсационную для них истину.

Только вот незадача – к X веку его «откровение» не имеет почти никакого отношения!

Если бы он внимательно изучал историю Западной Церкви, то знал бы, что период с 904 по 963 год (то есть буквально за четверть века до Крещения Руси) в истории Римской Церкви историки назвали периодом «порнократии» («эпохой блудниц»), когда римских пап назначали влиятельные итальянские кланы. А с 963 года западная Церковь попала под контроль германских королей.

Как пишет западный историк Джозеф Линч, «в течение следующего столетия папы интегрировались в церковную систему империи, и германские короли присвоили себе право утверждать их выборы, а иногда и назначать их лично».

Справедливости ради можно отметить, что находившийся в 988 году на римском престоле папа Иоанн XV еще пытался проводить независимую политику, но среди римских граждан он не был особо популярен за «коррумпированность и кумовство». Именно с послами этого папы общался князь Владимир в Новгороде.

Сложно сказать, что ему наговорили эти послы, но если князь Владимир чего и опасался в отношении Западной Церкви, то не ее требований к правителям, а ровным счетом наоборот – ее зависимости от итальянской «мафии» того времени и германских королей «первого Рейха». И правильно делал: яркое подтверждение этому то, что буквально через несколько лет после Крещения Руси папой стал немец.

Русь католическая

Впрочем, главным тезисом униатов касательно этого исторического периода является утверждение о том, что Русская митрополия была... католической.

По логике униатов, если в 988 году еще не было раскола между Восточной и Западной Церковью, то и Русскую митрополию того времени можно считать частью католической Церкви.

«Украинский народ, приняв христианскую веру в восточном, византийском обряде (в IX и X веке, а окончательно – в 988 году) принадлежал к Вселенской (католической) Церкви, оставаясь в ней несколько столетий. Со временем начал отчуждаться от единства с Вселенской Церковью, колеблясь между Востоком и Западом и попадая в XVI веке под влияние византийского Православия. В 1595-1696 годах Украина снова объединяется».

Такой удивительный «перл» можно найти в греко-католической брошюрке под авторством некоего «о. Ивана Ортинского». Понятное дело, здесь мы имеем дело с грубой экстраполяцией конфессиональных представлений на исторические факты.

Брошюра Ивана Ортинского «Вызов в 1000-летие Крещения Украины. Сегодня и завтра». Фото: СПЖ

И часто такая экстраполяция происходит в завуалированном виде:

«На момент Владимирового крещения разрыва единства между Константинопольской Церковью и Римской еще не произошло. Новосозданная Киевская, или скорее Русская митрополия, находилась в единстве как с материнской Константинопольской Церковью, так и с епископом Рима», – пишет греко-католический историк и публицист Анатолий Бабинский.

Книга Анатолия Бабинского «История УГКЦ за 90 минут». Фото: СПЖ

При этом «забывает» напомнить, что Русская митрополия на то время была не просто «в единстве» с Константинополем, а находилась в его непосредственной юрисдикции и не могла занимать нейтральную позицию в церковных вопросах по определению.

К тому же, это не Восточная Церковь находилась в единстве с «епископом Рима» (это поздняя католическая концепция, предполагающая единство с римским понтификом как условие существования Церкви), а Западная Церковь пребывала в единстве с восточными патриархатами, которые все вместе составляли Единую Соборную и Апостольскую Церковь.

И вовсе не православные греки инициировали раскол, как об этом пишет Иванишин:

«Инициатором раскола выступил Константинополь. Византийские императоры были обеспокоены растущим влиянием Римской Церкви, которая к концу первого тысячелетия стала могущественным консолидирующим и обуславливающим фактором в политической жизни Западной Европы. Чтобы парализовать его, в 1054 году византийский патриарх Михаил Керулларий созвал церковный Собор, который бросил анафему на папу и его легатов и запретил Восточным Церквам общаться с Римом. Отсюда – разделение на католиков и православных, разные догматы и т.д.».

Здесь мы видим чудовищное упрощение и даже прямую ложь. Ведь именно папские легаты, а не Константинопольский патриарх первыми начали разбрасываться анафемами и агрессивно требовать подчинения папе римскому. В любом случае, причины разделения Восточной и Западной Церквей намного сложнее и их нельзя сводить к конфликту между папскими легатами и патриархом Михаилом Керулларием. Есть все основания полагать, что отнюдь не ромеи были главными виновниками церковного кризиса, а завоевавшие в V-VI веке Западный мир франки.

По логике униатов, если в 988 году еще не было раскола между Восточной и Западной Церковью, то и Русскую митрополию того времени можно считать частью католической Церкви.

По большому счету, началом отчуждения латинян от Единой и Соборной Церкви можно считать заключение союза между римским престолом и франками в VIII веке. Со стороны латинян это было предательством единой до этого ойкумены под властью византийских императоров.

«Вместо того, чтобы и дальше пребывать в роли западного форпоста Византии, папский престол вошел в зону влияния западного мира, где правили франки», – пишет Джозеф Линч.

Благодаря династии каролингов произошло реформирование Западной Церкви и централизация ее внутренней структуры. Сначала этим занимался Пипин Короткий, а потом Карл Великий, который лично избирал аббатов и епископов из числа своих родственников и союзников (привет теории Иванишина о независимости римских пап).

«Как военачальник и религиозный реформатор христианских народов Карл имел собственный взгляд на то, с кем должен сотрудничать папа и за кого он должен молиться», – напоминает все тот же Джозеф Линч.

В результате уже к концу VIII века папы римские, ощутив политическую поддержку франков и находясь под их влиянием, начали выдвигать свои условия и настаивать на главенстве в христианском мире.

В свою очередь, сами франки рассматривали Западную Церковь как инструмент в политическом противостоянии с Византией. Карл Великий первым обвинил греков в ереси, отвергнув решения VII Вселенского Собора (II Никейского Собора) на Поместном Соборе Западной Церкви во Франкфурте-на-Майне (794 г.). Там же впервые подняли вопрос о филиокве в качестве противопоставления выражению восточных римлян «Святой дух исходит от Отца через Сына».

Поэтому когда католические или униатские историки утверждают, что «злые» греки «придирались» к латинянам из-за филиокве, это неправда. На самом деле именно западные богословы того времени агрессивно требовали от восточных христиан принять их версию Символа Веры. И негативная реакция на богословские нововведения была вполне закономерной.

На наш взгляд, отечественным историкам нужно детальнее изучить роль франков в процессе постепенного отпадения западных христиан от Церкви. Здесь можно порекомендовать перевести на украинский или русский язык лекции греческого богослова Иоанна Романидиса, объединенные в работе «Франки, римляне, феодализм и доктрина», в которой он детально анализирует глубинные причины раскола 1054 года.

Центральным тезисом его исторической концепции можно считать следующую фразу: «Раскол между восточным и западным христианством не был схизмой между восточными и западными римлянами, но разделением между восточными римлянами и завоевателями западных римлян».

Это означает, что папство и католическая модель церковного устройства является ничем иным как результатом политического влияния франков на западных христиан.

В любом случае, православные исследователи истории древней Руси здесь могут найти широкие возможности для использования сравнительно-контекстуального метода в полемике с униатами.

От монографий к комиксам

Упомянутые примеры – лишь малая часть достаточно масштабной греко-католической мифологии.

Впечатляет и обилие различных форматов, при помощи которых сторонники УГКЦ или ПЦУ навязывают свою точку зрения на историю Церкви в Украине: это и толстые фолианты, и небольшие книжечки, исторические исследования и философские размышления, пятиминутные документальные видеоролики и даже мультфильмы с комиксами!

Отдельной оценки заслуживает интенсивная редакторская работа греко-католических и раскольнических пропагандистов в Википедии. А ведь это один из самых популярных источников информации для людей, ищущих информацию о тех или иных исторических событиях.

Когда католические или униатские историки утверждают, что «злые» греки «придирались» к латинянам из-за филиокве, это неправда. На самом деле именно западные богословы агрессивно требовали принять их версию Символа Веры.

И это еще не все: проезжая по Киеву, вы можете обнаружить, что одну улицу недавно переименовали в улицу имени бывшего предстоятеля УГКЦ Любомира Гузара, который тут же вам улыбнется с плаката за стеклом ситилайта. А открыв каталог «Книжного клуба», увидите рекламу нового художественного романа западноукраинского писателя, посвященного унии.

У любого православного это должно вызывать определенный дискомфорт и чувство горечи. Неужели в традиционно православной стране мы не можем создать свой взгляд на историю христианства в Украине и активно распространять его в приемлемых для нас формах?

Ведь как известно, свято место пусто не бывает. И если мы не будем «пропалывать» сорняки мифов на ниве науки, публицистики и той же Википедии, ее заполонят искаженные представления об истории Православия и христианства в целом.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет поминание Епифания предстоятелем Кипрской Церкви?
ПЦУ единодушно признает вся Кипрская Церковь
10%
Синод Кипра осудит поступок предстоятеля
17%
внутри Кипрской Церкви возникнет раздор
73%
Всего проголосовало: 390

Архив

Система Orphus