Наука разжигать: как работают украинские религиоведы

Некоторые украинские религиоведы выступают яростными борцами за интересы конкретной организации. Фото: СПЖ

Почему вместо того, чтобы заниматься наукой, ведущие эксперты по религии разжигают в стране межконфессиональную рознь.

В новогоднем поздравлении Президент Украины Владимир Зеленский призвал украинцев независимо от их религиозных или политических взглядов уважать друг друга и быть единой страной каждый день.

А уже 1 января, вдогонку этому поздравлению, на телеканале «Эспрессо ТВ» вышло интервью завотделением истории религии и практического религиоведения Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины, доктора философских наук, профессора Людмилы Филипович. После его просмотра захотелось, повторяя Президента, задать вопрос профессору: «Людмила Филипович, кто вы?»

Ученый, чьи главные принципы – объективность и научность, отсутствие субъективизма и нейтралитет в оценках? Или яростный приверженец конкретной религиозной организации, готовый для лоббирования ее интересов наплевать на все научные принципы и высказывать в телеэфирах ничем не подтвержденные обвинения и оценки?

Например, утверждение: «Наши друзья из-за поребрика поработали над тем, чтобы другие иерархи УПЦ (помимо тогдашних митрополитов Симеона (Шостацкого) и Александра (Драбинко) – Ред.) не прибыли на "объединительный Собор" (15.12.2018 г. – Ред.)». Хотелось бы понять, какой именно научный метод применяет профессор для получения подобного знания – анализ или синтез. При научном подходе подобные утверждения необходимо подтверждать доказательствами. Если их нет, нелишне указывать, что это не более чем предположение.

Иначе это больше похоже на сознательный фейк от человека, использующего свои достижения в национальной науке для откровенной пропаганды и манипуляций общественным мнением.

Филипович – далеко не единственный украинский религиовед, чьими силами в стране разжигают межконфессиональный пожар. Не в последнюю очередь благодаря таким «независимым экспертам» 2019 год вошел в историю как год массовых столкновений на религиозной почве.

Имеют ли люди, спровоцировавшие это, моральное право называться учеными?

Награда нашла героев

После президентских выборов 2019 года была робкая надежда, что позиция Владимира Зеленского – определять политику государства в отношении религии и решать межконфессиональные споры исключительно в рамках Конституции – напомнит излишне рьяным академическим религиоведам, апологетам ПЦУ, о принципах и методах родной науки. Но этого, увы, не случилось.

Например, профессор Филипович с первых слов интервью «Эспрессо ТВ», вспоминая о годовщине получения Томоса об автокефалии ПЦУ, не скрывает своих симпатий и честно признается: «Порошенко нас порадовал новостью, что начинаются переговоры с [патриархом] Варфоломеем».

Госпожа профессор не уточнила, кого имеет в виду под «нами» – свою семью, друзей или некоторых коллег. Особенно учитывая, что сама она неоднократно позиционировала себя как методологического атеиста. Возможно, речь шла о коллективе Отделения религиоведения Института философии НАН Украины. Который в мае 2019 года глава ПЦУ Епифаний Думенко лично наградил «благословенными грамотами» за заслуги по приближению Томоса и участие в развитии автокефальной Церкви.

В списке награжденных фамилии как раз тех ученых, которых мы хорошо знаем по телеэфирам последних лет. И которые изрядно потрудились на ниве разжигания межрелигиозных конфликтов в Украине, используя свои научные звания и степени для манипуляций в СМИ. Часто искажая факты и распространяя откровенно ложные, не подкрепленные доказательствами обвинения против Украинской Православной Церкви и Ее священноначалия.

Философам закон не писан

Первым в списке награжденных на официальном сайте ПЦУ фигурирует бессменный руководитель Отделения религиоведения – доктор философских наук, профессор Анатолий Колодный.

Этот корифей украинского религиоведения никогда не скрывал откровенно враждебного отношения к УПЦ и Ее предстоятелю – покойному Блаженнейшему Владимиру. Позволяя себе на лекциях в студенческих аудиториях откровенно враждебные и оскорбительные высказывания в стиле «москальська Церква та москальскі попи», чему автор этой статьи неоднократно была непосредственным свидетелем.

Наиболее ярко «непредвзятую» позицию профессора иллюстрируют его книги. Например, в научном пособии «История религии в Украине» (1999 г.) Колодный дает следующую оценку Харьковскому Собору (1992 г) и избранию на нем предстоятелем УПЦ Митрополита Владимира: «Где, когда и какая страна допустила бы, чтобы без ведома власти и в противоречие ее законам был инициирован из-за рубежа Собор, на котором заменен предстоятель Церкви. При этом возглавил ее не архиерей из числа украинского епископата…и даже не гражданин Украинской державы?!»

Не в последнюю очередь благодаря «независимым экспертам» 2019 год вошел в историю как год массовых столкновений на религиозной почве.

Сложно сказать, каким законам Украины противоречило проведение Харьковского Собора: автор пособия не озаботился конкретизировать этот тезис. Однако ст. 5 действовавшей на тот момент редакции закона о свободе совести и религиозных организациях от 1991 года прямо говорит, что государство не вмешивается в осуществляемую в рамках закона деятельность религиозных организаций.

Еще большее недоумение вызывает замечание профессора, что выбранный на Харьковском Соборе предстоятель – не гражданин Украины. Согласно закону 1991 г. о гражданстве, гражданами являлись лица, которые родились и постоянно проживали на территории Украины, а также их потомки, если они на 13 ноября 1991 года проживали за границами страны.

Из биографии Митрополита Владимира (Сабодана) известно, что покойный Блаженнейший родился в селе Марковцы Летичевского района Хмельницкой области, учился в Одесской духовной семинарии, там же преподавал. И там же, в Одессе, принял монашеский постриг. А свою первую проповедь после избрания Митрополитом Киевским, Блаженнейший Владимир начал словами: «Я прибыл не в командировку и не из-за границы, я прибыл на родную землю служить людям и независимой Украине».

Сложно точно сказать, был ли у Блаженнейшего Владимира на момент избрания его предстоятелем украинский паспорт. Но в 1992 году украинских паспортов не было у подавляющего большинства населения независимой Украины, все вынуждены были обходиться советскими, часто не удосуживаясь даже поставить в этот документ отметку об украинском гражданстве.

Впрочем, совершенно непонятно, какую актуальность и важность для украинского религиоведения имеет информация о наличии или отсутствии украинского гражданства у главы одной из религиозных организаций, если это не противоречит законодательству в сфере свободы совести и вероисповедания. И с какой целью эти вопросы поднимают в пособии, по которому учится не одно поколение украинских религиоведов?

Ответ мы находим в научных трудах профессора Колодного, в которых он упорно навязывает тезис, что УПЦ не является украинской Церковью, – позабыв о непредвзятости и толерантности и полностью игнорируя, что Ее прихожанами являются украинцы. А также обосновывает необходимость вмешательства государства в сугубо внутренние дела Церкви: «Украина имеет полное право и возможность самовольно, суверенно решать все свои внутренние проблемы, в том числе и церковные. Без однозначного и полного отрыва всего Православия Украины от Московского Патриархата решение этих проблем практически невозможно».

Стоит ли удивляться, что украинские религиоведы, учившиеся по таким научным пособиям, в основном спокойно приняли, как государственная власть в лице Президента Петра Порошенко и парламента поставила политическую целесообразность выше Основного Закона. А сейчас совершенно не замечают дискриминации и нарушения прав верующих.

Весь мир логический разрушим

Однако, как говорят, «каков поп – таков и приход»: коллектив Отделения религиоведения Института философии дружно поддерживает своего шефа в деле дискредитации УПЦ, вопреки принципам религиоведческой науки.

Например, профессор Александр Саган – ведущий научный сотрудник Отделения религиоведения, тоже награжденный грамотой главы ПЦУ. Этот ученый никогда не стеснялся откровенно манипулировать фактами в телеэфирах. Вспомнить хотя бы его комментарий на одной из пресс-конференций в общественной организации с громким названием «Институт мировой политики»: «Термин "каноническая Церковь" был придуман в 1998 году московской пропагандистской церковной машиной специально для Украины, а до того он не использовался».

Весьма любопытное утверждение. Если оно правдиво, почему последний год коллеги Сагана, эксперты-религиоведы, в том числе из Института философии, на всех телеканалах говорят, что, получив Томос, ПЦУ стала канонической Церковью?

Вот и профессор Филипович, в упомянутом интервью утверждает, что сейчас в Украине «две канонические Церкви разных юрисдикций». Возможно, в украинском религиоведении нет единого мнения о значении понятия «каноническая Церковь». Но немного странно, что его нет даже среди сотрудников одного научного института. Не думаю, что украинская религиоведческая наука в таком печальном состоянии, – скорее, имеет место обыкновенная манипуляция сознанием.

Украинские религиоведы в основном спокойно приняли, как государственная власть поставила политическую целесообразность выше Основного Закона. А сейчас совершенно не замечают дискриминации и нарушения прав верующих.

Рассуждая о «выходе из-под анафемы» главы УПЦ КП Филарета Денисенко, профессор Саган утверждает, что «святейший Филарет никогда не входил в эту анафему, потому что на момент ее провозглашения он уже пять лет пребывал в другой Церкви в другой юрисдикции, <…> а в соответствии с канонами одна Церковь не может вмешиваться во внутренние дела другой Церкви и тем более налагать какие-либо епитимьи или анафемы».

Интересно, в юрисдикции какой именно Православной Церкви находился в тот момент Филарет Денисенко. Если профессор имеет ввиду юрисдикцию созданной самим Филаретом УПЦ КП, то ее на тот момент не признавала ни одна Поместная Церковь. Для Православия УПЦ КП вообще не являлась Церковью, а, соответственно, с точки зрения канонов не имела и не могла иметь никакой юрисдикции.

Признание анафемы низложенного митрополита Филарета всеми Поместными Православными Церквями, в т.ч. Константинопольским патриархом, – прямое опровержение манипуляций Сагана.

Впрочем, дальше, в противоречие самому себе, ведущий научный сотрудник утверждает, что Константинопольский патриарх Варфоломей как первый среди равных имел полное право снять эту анафему с Филарета. Но как и, собственно, зачем снимать то, в чем, по утверждению самого профессора, Филарет никогда не пребывал? Чтобы разобраться в таких логических катаклизмах, наверное, нужно работать в одном отделении с Саганом.

Написанному – не верить

Еще одна из награжденных религиоведов – старший научный сотрудник института, доктор философских наук Вита Владимировна Титаренко. После получения грамоты она не остановилась в поддержке ПЦУ, продолжая в качестве «объективного» эксперта давать комментарии телеканалам. В одном из таких комментариев «5 каналу», сравнивая крестные хода УПЦ и ПЦУ ко Дню Крещения Руси в 2019 году, она утверждает: «В крестном ходе ПЦУ принимали участие капелланы, которых нет в УПЦ МП (УПЦ – Ред.)».

К сожалению, профессор не указывает, на каких источниках базирует свое утверждение. По данным Синодального отдела УПЦ по взаимодействию с вооруженными силами и другими воинскими формированиями Украины, душпастырской опекой военнослужащих и членов их семей занимаются 200 священнослужителей УПЦ. Многие из них окормляли украинских военных в зоне АТО и ООС.

В связи с принятием Верховной Радой в декабре 2018 года дискриминационных изменений в закон о свободе совести и религиозных организациях, военнослужащие – прихожане УПЦ фактически лишены душпастрыской опеки как в зоне ООС, так и в других воинских частях. Ссылаясь на изменения в законодательстве, командование ВСУ и МВД не только не допускает представителей УПЦ к окормлению военнослужащих, но и отнимает храмы УПЦ на территории воинских частей, позволяя перерегистрировать их в ПЦУ, невзирая на мнение общины.

Впрочем, это не мешает капелланам работать с семьями военных и оказывать помощь вернувшимся из зоны боевых действий, в том числе помогать им справляться с посттравматическим стрессовым синдромом.

Странно, что выступая на ТВ, Титаренко игнорирует сформулированные ею же принципы и качества «эксперта», которые описывает в научной статье «Методологические особенности религиоведческой экспертизы как механизма регулирования отношений в обществе»: «Эксперт – это носитель специальных знаний и практического опыта, который имеет объективные и полные (в его понимании) сведения об особенностях и свойствах внешнего объекта, <…> независимо от внешних влияний и собственной выгоды выражает суждения в сфере его специальных знаний и практического опыта по поставленным перед ним вопросам; отвечает за свой экспертный вывод» («Релігія та соціум», 2013 г., № 1 (9), c.9).

Давая комментарий, эксперт явно не обладала объективными и полными данными о некоторых объектах, о которых говорила. Либо, что много хуже, сознательно искажала информацию с целью формирования у зрителей ложного представления об Украинской Православной Церкви.

* * *

Не стоит забывать, что именно Отделение религиоведения Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины является одной из ведущих научно-экспертных организаций в области религии. И определяющим фактором их экспертизы должны быть принципы академического религиоведения: объективность, внеконфессиональность, равноправие граждан независимо от их отношения к религии, толерантность и терпимость, недопустимость использования религии для разжигания межконфессиональной и межнациональной вражды. Все то, что представители этого научного учреждения явно забыли во время своих «экспертных» выступлений.

Детальный разбор манипуляционных высказываний украинских религиоведов за последние несколько лет может легко поспорить объемом с произведениями Льва Толстого. А к чему эти манипуляции приводят, мы все знаем: конфликты между соседями, избиения верующих, захваты храмов.

А ведь практическая ценность религиоведческой науки для государства и общества – как раз спрогнозировать и предупредить конфликт на религиозной почве, чтобы не допустить нанесения вреда жизни, здоровью или имуществу граждан или религиозных организаций, независимо от их конфессиональной принадлежности.

Именно поэтому принципы религиоведения во многом базируются не только на научных достижениях, но и на таких фундаментальных международных правовых документах, как Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (1981 г.), Декларация принципов толерантности ЮНЕСКО (1995 г.).

Печально, когда именитые отечественные ученые из серьезных научных учреждений забывают об этом и превращаются в пропагандистов и апологетов политсил или используют свои знания для борьбы с инакомыслием в лучших традициях ушедшей тоталитарной эпохи. Почему так ведут себя некоторые представители старшего поколения религиоведов, можно понять – воспитанные в традициях советского научного атеизма, они по-другому просто не умеют. Но почему поколение молодых украинских ученых не замечает ни нарушения прав верующих в Украине, ни дискриминации по религиозному признаку? Может, пришла пора детальнее изучить труды «корифеев» и дать им оценку, очищенную от политической целесообразности?

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Как вы относитесь к украшению икон золотом?
позитивно, это проявление любви к Богородице и святым
79%
негативно, лучше на эти средства помочь храму и нуждающимся
4%
лично я не поддерживаю, но понимаю тех, кто это делает
17%
Всего проголосовало: 374

Архив

Система Orphus