Юбилей ПЦУ: год иллюзий и обмана

Год после создания ПЦУ: обман, интриги и раскол. Фото: СПЖ

После создания ПЦУ прошел год. Почему никакого единения не получилось, и зачем создатели новой структуры продолжают обманывать украинцев.

15 декабря 2018 года в Киеве состоялся так называемый «объединительный Собор», который должен был продемонстрировать готовность «трех ветвей украинского Православия» к получению автокефалии со стороны Константинопольского патриархата. Представители раскольничьих УПЦ КП и УАПЦ, а также двое канонических архиереев УПЦ под немыслимым давлением со стороны государственной власти смогли достичь видимого согласия, и уже через три недели «объединенной» ПЦУ патриарх Варфоломей вручил Томос о независимости… Триумф? В тот момент казалось, что да.

Представитель Константинопольского патриархата архиепископ Памфилийский Даниил (Зелинский) обещал, что в течение нескольких месяцев ПЦУ признают другие Поместные Церкви.

В свою очередь, глава Киевского патриархата Филарет Денисенко, который любил обосновывать претензии своей структуры на автокефалию различными социологическими опросами, уверял, что в новосозданную ПЦУ православный народ Украины будет переходить не отдельными общинами, а целыми епархиями. Практически о том же говорил глава Департамента Минкульта по делам религий Андрей Юраш.

Перед «объединительным Собором» Денисенко рассказывал, что среди священноначалия УПЦ есть минимум 10 архиереев (а то и 15), которые делегировали полномочия митрополиту Винницкому Симеону (Шостацкому) и при первой же возможности перейдут в «единую поместную».

Этим переходам должна была способствовать искусно нагнетаемая атмосфера истерии, которая окружала Томос, и невиданная доселе поддержка новой «Церкви» со стороны государства. Томос и ПЦУ поддерживали не только на информационном уровне, но и силовыми методами. Давление, запугивание, использование физической силы и всей мощи государственной машины (вспомним вызовы в СБУ священников и иерархов, обыски, судебные процессы и т.д.) должны были помочь стремительному росту ПЦУ и уничтожению УПЦ.

Однако все пошло не так, как гадали создатели ПЦУ, и сегодня очевидно – этот проект, созданный под выборы Порошенко, потерпел крах. Почему?

«Единство»

В видео, которое Думенко записал накануне «Собора», сказано, что «15 декабря случилось действительно историческое событие для всех: мы все вместе сумели засвидетельствовать факт единения трех ветвей украинского Православия».

Глядя на современное церковную ситуацию, можно уверенно констатировать, что эти слова – ложь.

Во-первых, потому что под кровом ПЦУ смогли объединиться (да и то, лишь относительно) УПЦ КП и УАПЦ. На «объединительном Соборе» 2018 года каноническую УПЦ не представлял вообще никто, потому что митрополиты Александр (Драбинко) и Симеон (Шостацкий) к тому времени уже были приняты в клир Константинопольского патриархата. К тому же, Синод УПЦ четко изложил свое отношение к данному собранию и никого не благословлял принимать в нем участие.

Украинская Православная Церковь в союз с раскольниками из УПЦ КП и УАПЦ, несмотря на исключительное давление, не вступила.

Во-вторых, даже кажущееся в январе 2018 года единство ПЦУ скоро дало трещину – от своего детища откололся главный борец за церковную независимость Украины Филарет Денисенко.

Т.е. даже внутри себя ПЦУ не смогла достичь согласия. Борьба за власть между престарелым «патриархом» и его молодым протеже, чему мы были свидетелями на протяжении последних месяцев, закончилась расколом раскола и восстановлением УПЦ КП.

Даже кажущееся в январе 2018 года единство ПЦУ скоро дало трещину – от своего детища откололся главный борец за церковную независимость Украины Филарет Денисенко.

Поэтому особенно цинично выглядят слова Думенко, которые он написал на своей странице в Facebook: «Основная задача, которую я поставил перед собой после избрания, была такой: укрепить фундамент Украинской Православной Церкви и сохранить внутреннее единство. Прошел год. Справляюсь ли я с этой задачей? Считаю, что да».

Но возрождение Киевского патриархата и его количественный рост (на сегодняшний день вместе с Филаретом Денисенко там насчитывается уже шесть «архиереев») свидетельствуют об обратном.

В докладе на «Соборе» 14 декабря 2019 года Думенко призвал «архиереев» уделять должное внимание «перерегистрации уставов» общин, монастырей и других структурных подразделений из УПЦ КП в ПЦУ. Т.е. до сих пор, за целый год и при полной поддержке властей, внутри новой религиозной организации еще существуют те, кто не спешит покидать ряды УПЦ КП. По крайней мере юридически. Это означает только одно – раскол в рядах ПЦУ в первый же год ее существования реально существует, а следовательно, ни о каком «единстве украинского Православия» под крылом Сергея Думенко речь идти не может в принципе.

«Признание»

Думенко подчеркивает, что его религиозную организацию уже признали две Поместные Церкви, а еще несколько Церквей «в процессе». Но, опять же, можно ли это расценивать как достижение, а тем более победу? Нет.

Если бы ПЦУ появилась в полном соответствии с канонами Церкви, никакого «процесса» признания со стороны других Поместных Церквей просто не было бы – они бы признали ее, и все. Причем сразу, а не спустя много месяцев. Тот факт, что за целый год лишь две Церкви высказались в поддержку ПЦУ, скорее свидетельствует против этой структуры, чем в ее пользу.

Кроме того, за это время мы убедились, что по своей собственной воле, без внешнего давления, никто из семьи Православных Церквей вступать в общение с Епифанием Думенко не спешит. Тот же предстоятель Элладской Церкви принял решение о внесении имени главы ПЦУ в свой диптих только после целого ряда визитов к нему представителей Государственного департамента США.

И Александрийский патриарх Феодор еще пять месяцев назад направил в Киев на юбилей тезоименитства Блаженнейшего Онуфрия митрополита Карфагенского Мелетия, который заявил: «Наше пребывание здесь является поводом засвидетельствовать наше литургическое единство с УПЦ и выразить поддержку канонической Украинской Православной Церкви».

Тот факт, что за целый год лишь две Церкви высказались в поддержку ПЦУ, скорее свидетельствует против этой структуры, чем в ее пользу.

Сам патриарх в Одессе в сентябре 2018 года горячо призывал верующих быть верными УПЦ и Блаженнейшему Онуфрию, однако совсем недавно резко поменял свое мнение на противоположное. О причинах такой трансформации долго гадать не надо – достаточно вспомнить, что решение признать Думенко в качестве «канонического предстоятеля» патриарх Феодор оглашал в присутствии посла греческого государства.

Не благоприятствует гордости и ситуация с признанием ПЦУ Элладской Церковью, на Архиерейском Соборе которой не было соборного решения, а часть иерархов до сих пор считают Думенко и его коллег мирянами.

Поэтому когда Епифаний говорит, что «если бы мы не сохранили единство внутри нашей Церкви, то не имели бы сегодня никаких успехов, в частности, не начался бы процесс признания нашей автокефалии со стороны других Поместных Православных Церквей», – он лукавит и говорит неправду, искажает действительность. И не только потому, что «признание» ПЦУ не имеет ничего общего с «единством» (которого нет), но и потому, что первый официальный визит он совершил к тем, кто больше всех трудится над «процессом признания», – в США.

«Рост»

Согласно цифрам, которые Думенко озвучил на «Соборе», в состав ПЦУ входят «свыше 7000 приходов, 77 мужских и женских монастырей, 4,5 тысячи клириков и 62 архиерея». Он заявил, что 50% украинцев поддерживают эту организацию. «Наша Поместная Церковь является крупнейшей по численности и поддержке религиозной организацией, – заявил он, – и по всем показателям относится к числу крупнейших Поместных Православных Церквей».

Однако и в этом случае Думенко говорит откровенную неправду.

По данным Минкульта, у УПЦ КП и УАПЦ в момент слияния было соответственно 5 363 и 1 171 приход. Вместе – 6 534. Думенко заявил, что за 2019 год ПЦУ открыла («было освящено», т.е. их не отобрали) 23 новых храма. Еще 68 добровольно перешли из УПЦ, то есть – 6 625. Откуда же цифра в более чем 7 000 приходов?

Все просто: Думенко приписывает ПЦУ сотни приходов УПЦ, которые или захватили, или незаконно, вопреки воле прихода, перевели в ПЦУ и они стоят опечатанными в ожидании решений судов.

Однако и это еще не все. По словам Думенко, на более чем 7 000 приходов в ПЦУ существует лишь 4 500 «священников». Элементарная логика подсказывает, что это просто невозможно, поскольку община не может существовать без пастыря. И хотя в далеких селах действительно есть случаи, когда один священник окормляет не один, а два прихода, нужно вспомнить, что в городских храмах чаще бывает наоборот – в одном приходе служат два, три и более священников.

Что это означает? А то, что почти половина приходов ПЦУ существует только на бумаге, с чем, кстати, согласен и Думенко. На «Соборе» он заявил, что «формально общин может быть зарегистрировано много, но такая цифра отражает лишь количество зарегистрированных уставов, а не реальное положение религиозного объединения в обществе и среди других религиозных объединений». Вот поэтому, и говорить о 7 000 приходов ПЦУ не стоит – реальные цифры ближе к реальному числу «священников».

Думенко приписывает ПЦУ сотни приходов УПЦ, которые или захватили, или незаконно, вопреки воле прихода, перевели в ПЦУ и они стоят опечатанными в ожидании решений судов.

В то же время, согласно докладу управделами УПЦ митрополита Антония (Паканича), Украинская Православная Церковь насчитывает сегодня 12 338 приходов – почти вдвое больше, чем ПЦУ. Всего за год количество храмов Церкви выросло на 240. Пастырское служение в УПЦ совершает 12 411 священнослужителей. Потому слова Думенко, что «наша Поместная Церковь является крупнейшей по численности и поддержке религиозной организацией», являются откровенной ложью.

Еще один интересный момент. Назвав число монастырей ПЦУ, Думенко не сказал о количестве монашествующих. Почему? А потому, что монашествующих там почти нет.

По данным Минкульта, на 1 января 2019 года у Киевского патриархата и УАПЦ (тогда уже ПЦУ) насчитывалось на 77 монастырей всего 248 «монахов», т.е. в среднем по 3,22 «монаха». Для сравнения: в УПЦ 248 монастырей и 4 609 монашествующих.

Потому и здесь слова Думенко о том, что ПЦУ – самая крупная религиозная организация, выглядят крайне неправдоподобно.

Остаются неназванные Думенко данные «социологических опросов», согласно которым ПЦУ якобы поддерживает половина православных украинцев.

Практика показывает, что все сторонники «патриотических» конфессий всегда пользовались данными опросов Центра Разумкова, которые всегда были далеки от реальной действительности. Но даже согласно этим сомнительным исследованиям, в 2019 году к ПЦУ относили себя вовсе не половина православных верующих (как утверждает Епифаний), а только 20% (для сравнения, у УПЦ КП Филарета – 12%, УАПЦ – 16%).

Власть

Откровеннее всего о политической природе ПЦУ свидетельствуют слова патриарха Варфоломея: «Порошенко прикладывал усилия не для того, чтобы создать Церковь для себя одного. Он сделал это для того, чтобы в Украине существовала единая объединенная Церковь». Отбросим пафосные слова о «единой Церкви», лживость которых мы уже разобрали. Что остается? Признание, что ПЦУ создал Порошенко. И с ним действительно трудно спорить.

Не секрет, что решения о переходе храмов УПЦ в ПЦУ при президентстве Порошенко чаще всего принимали не религиозные общины, а территориальные, к тому же при мощной поддержке властей. За минувший год мы были свидетелями десятков, а то и сотен случаев того, как представители государства вмешивались в дела Церкви, нагло попирая Конституцию (где четко прописано, что Церковь отделена от государства).

Фактически ПЦУ и возникла только потому, что этого хотела государственная власть в лице тогдашнего президента. Причины, по которым он настолько энергично включился в этот проект, а потом не менее энергично его рекламировал, понятны – выборы.

«Армия. Язык. Вера» – с таким лозунгом Порошенко планировал во второй раз стать президентом. Естественно, что под словом «вера» он понимал религиозные структуры, которые поддерживали его кандидатуру, – ПЦУ и УГКЦ. В рамках предвыборной кампании Порошенко организовал так называемый «Томос-тур», во время которого в компании то Филарета Денисенко, то Епифания Думенко возил Томос по областям Украины в надежде получить поддержку националистически настроенного электората. И проиграл. Более того, проиграл почти во всех регионах. Победу над Владимиром Зеленским ему дала только Львовская область с преимущественно униатским населением. Именно после выборов Петр Алексеевич сильно охладел к Томосу с ПЦУ и практически полностью переключился на сотрудничество с УГКЦ.

Фактически ПЦУ и возникла только потому, что этого хотела государственная власть в лице тогдашнего президента.

Поэтому когда Думенко заявляет, что его организацию нельзя называть «государственной», он снова лукавит. Потому что, возникнув при помощи государства, ПЦУ и существовать может только при помощи государства.

И отсутствие у новой власти привычной при Порошенко поддержки очень тревожит Думенко. В том же докладе он говорит: «К сожалению, в последнее время под влиянием наших оппонентов отдельные представители государства в центре и на местах, в том числе и из числа судей и правоохранителей, стали откровенно прибегать к давлению на общины, к фабрикации дел против добросовестных служащих только за то, что они регистрировали изменения в приходских уставов, принятых в соответствии с законодательством. Пользуясь полномочиями и положением, имея определенную мотивацию, такие нечестные представители власти подрывают авторитет государства, провоцируют углубление межконфессиональных недоразумений».

Однако это ведь снова откровенная ложь и манипуляция.

Во-первых, потому что уставы УПЦ перерегистрировали в ПЦУ как раз вопреки законодательству Украины, на основе незаконных собраний территориальных общин под видом церковных. А там голосовали и протестанты, и католики, и униаты, и атеисты. И именно из-за таких незаконных перерегистраций и идут сейчас судебные процессы против «добросовестных чиновников».

Во-вторых, потому что до сих пор ПЦУ проиграла подавляющее большинство судов. И проиграет. Потому что речь о нарушении закона со стороны украинских раскольников. Это понимает и сам Думенко. Недавно он заявил, что «во многих областях Украины документальные оформления переходов религиозных общин приостановили из-за ожидания окончания судебных процессов в Виннице». Получается, что чиновники боятся открыто нарушать закон Украины, перерегистрируя общины в ПЦУ, и поэтому ждут, чем закончится дело в Виннице?

Желая побыстрее решить проблему в свою пользу, Думенко прибегает к излюбленному методу – просит «защиты» и поддержки у государства: «Мы призываем государство отреагировать на такие нарушения и привлечь виновных к ответственности, чтобы положить конец подобным проявлениям».

* * *

Прошедший год для ПЦУ можно назвать удачным лишь в том, что они получили очевидную поддержку Фанара и могущественных политических сил. Ожидания о скором признании со стороны всех Поместных Православных Церквей не оправдались. Более того, все чаще раздаются призывы иерархов других Церквей о том, что «украинский вопрос» нужно решать соборно.

Многие Церкви четко и недвусмысленно дали понять, что признавать ПЦУ они не собираются. Да и внутри тех Церквей, которые приняли в общение Епифания Думенко, есть серьезные разногласия, которые могут привести к расколу. В конечном итоге, Томос проблему украинского раскола не решил, а только усугубил. Более того, вывел его за пределы Украины, вызвав раскол среди Православных Поместных Церквей.

Точно так же не оправдались надежды на то, что верующие УПЦ сломя голову кинутся в объятия украинских раскольников, как только те получат Томос о независимости из рук патриарха Варфоломея. Наоборот, за прошедший год УПЦ не только показала свою твердость в отстаивании канонических принципов Православия, но и жизнеспособность. Ведь существуя в неблагоприятных условиях, в ситуации, когда из Церкви искусственно создают образ врага, УПЦ только продолжает расти.

Многие православные христиане в стремлении быть в лоне канонической Украинской Православной Церкви отстаивают свои святыни на протяжении многих месяцев, строят вместо захваченных храмов новые. Лишившись оголтелой поддержки государственной власти, ПЦУ резко замедлила свой «рост» – захваты храмов сейчас если и происходят, то имеют единичный, а не массовый характер. Продолжаются суды относительно тех общин, которые перерегистрировали с нарушением законодательства, а в некоторых случаях за храмы УПЦ вступались даже международные организации (в частности, ООН заблокировала решение о выселении из храма УПЦ в Ивано-Франковске).

Кроме того, ПЦУ все больше уходит от традиционного для Украины Православия, нацелившись на реформирование богослужения, календаря и благочестивых обычаев нашего народа…

В то же время Украинская Православная Церковь, созидаемая Духом Святым, продолжает свою спасительную миссиию. Ее главная задача – не в том, чтобы быть больше других, не в том, чтобы быть ближе к власти, а в том, чтобы быть со Христом. Это главное. И об этом мы молимся.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

К чему приведет приезд главы Фанара в Украину?
к усилению поддержки ПЦУ властями и новым гонениям на УПЦ
76%
к миру, консолидации в Церкви и преодолению раскола
2%
ничего не изменится
22%
Всего проголосовало: 549

Архив

Система Orphus