8 тезисов в решениях Священного Синода УПЦ

Заседание Священного Синода УПЦ. Фото: Информационно-просветительский отдел УПЦ

Синод УПЦ принял Заявление о событиях в сфере межправославных отношений. Какова позиция УПЦ относительно того кризиса, что «милостью» Фанара охватил все Православие?

6 декабря 2019 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви принял Заявление о последних событиях в сфере межправославных отношений. Каковы главные тезисы Заявления и какова позиция УПЦ в той кризисной ситуации, которая «милостью» патриарха Варфоломея охватила всю Православную Церковь?

Прежде чем комментировать по пунктам текст Заявления, несколько общих замечаний.

Священный Синод принимал Заявление в условиях, когда раскольническую Православную церковь Украины (ПЦУ) признали Элладская и Александрийская Поместные Православные Церкви. Причем появилась реальная угроза, что этими Церквями дело не ограничится и вирус признания раскольников продолжит распространяться по православному миру.

Встречи американских, а теперь уже и греческих, дипломатов с руководством Болгарской, Грузинской, Румынской и других Поместных Церквей ясно указывают на группу риска. После признания ПЦУ греками и александрийцами только Польская Православная Церковь заявила о принципиальной невозможности признания раскольников из ПЦУ. Заявления Сербской Церкви тоже достаточно категоричны. Все остальные говорят более-менее дипломатичными формулировками. Да и после того как Александрийский патриарх Феодор сначала заявлял о безоговорочной поддержке УПЦ и лично Митрополита Онуфрия, а потом предал и их, и свои собственные слова, удивляться уже ничему не приходится.

Так вот, в этой ситуации УПЦ могла занять позицию или твердую, или более дипломатичную. Та самая пресловутая акривия или икономия. Икономия, т.е. более мягкая, дипломатичная позиция располагает к переговорам и нахождению какого-то компромисса. Акривия, твердая позиция, как говорится, сжигает мосты и не оставляет никакого пространства для переговоров, пока Фанар (в данном случае) не признает своей неправоты и не исправит все что наделал.

И Священный Синод УПЦ в данном случае занял абсолютно правильную твердую позицию. В самом деле, какая икономия может быть в вопросе о том, кто является главой Церкви: Христос или Константинопольский патриарх? Как можно по отношению к лже-архиереям из ПЦУ из соображений дипломатии сказать, что они архиереи настоящие? Благодать священства или есть, или ее нет.

В Заявлении Синода все четко и ясно: притязания Фанара на первенство – принципиальное нарушение вероучения, раскольники из ПЦУ – безблагодатны, сослужение с ними – кощунство. Теперь обо всем по порядку.

Тезис 1: Разделение между Поместными Православными Церквями состоялось

«1. Вынуждены констатировать, что в результате антиканонических действий Константинопольского Патриархата в Украине, а также в связи с принятием в общение Предстоятелями Элладской и Александрийской Православных Церквей раскольнической «Православной Церкви Украины», ситуация в мировом Православии значительно ухудшилась и разделение между Поместными Православными Церквями углубилось не только на административном, но и на духовном уровне – то есть на уровне общения в Таинствах».

Первопричиной этого разделения являются действия Константинопольского патриархата по созданию ПЦУ из двух раскольнических религиозных организаций в Украине. Но само разделение (Синод пока еще не употребил слово «раскол») состоялось с признанием этих антиканонических действий двумя другими Поместными Церквями, Элладской и Александрийской. Причем Синод обозначил и уровень этого разделения – общение в Таинствах, а не просто административные разногласия.

В Заявлении Синода все четко и ясно: притязания Фанара на первенство – принципиальное нарушение вероучения, раскольники из ПЦУ – безблагодатны, сослужение с ними – кощунство.

Тезис 2: Фанар предлагает невиданное доселе учение о своем первенстве в Церкви, а его сослужение с раскольниками – кощунство и поругание Святой Евхаристии

«2. Стало очевидным, что этот кризис является не только проблемой двусторонних отношений между Константинопольским и Московским Патриархатами, а касается всего мирового Православия – всех Поместных Православных Церквей, поскольку разрушает сами основы жизни и миссии Церкви Христовой. Данная проблема имеет не административный, а экклезиологический характер.

Наружу вышла новая концепция первенства Константинопольского Патриарха как «первого без равных» в мировом Православии, которой никогда не знала Православная Церковь, и фактически является нарушением принципа соборности Церкви и следствием неправильного понимания природы Церкви вообще и роли отдельной Поместной Церкви в Теле Христовой Церкви, в частности. Кроме того, Константинопольский Патриархат начал допускать к сослужению лиц, не имеющих священного сана, что является кощунством и поруганием Евхаристии».

Здесь в вину Константинопольскому патриархату ставятся два момента: его притязания на главенство в Церкви и его сослужение с лицами, не имеющими священного сана. Первый уже откровенно тянет на ересь, хотя это слово Священный Синод также не употребляет (маленькая икономия все же есть). Концепция «первого без равных» была разработана в 2014 г. митрополитом  Элпидофором (Ламбриниадисом) и является по умолчанию официальной точкой зрения Константинопольского патриархата.

Сам же митрополит Элпидофор с тех пор пошел на заметное повышение, в этом году его назначили руководить самой главной и самой доходной структурой в составе Константинопольского патриархата – Американской архиепископией. А в будущем именно его метят в преемники патриарху Варфоломею. Эта концепция «первого без равных» является новым учением, которое откровенно противоречит догмату о Церкви: «Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Синод УПЦ так об этом и говорит, что концепция «первого без равных» «является нарушением принципа соборности Церкви».

Тезис 3: Прекращение евхаристического общения с теми, кто признал раскольников – это способ самосохранения Церкви

«3. Учитывая это, прекращение Украинской Православной Церковью евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом и с Церквями и иерархами, которые признали раскольников, является не злоупотреблением Евхаристией, или тем более шантажом Евхаристией, как некоторые иногда говорят, а наоборот, является защитой Евхаристии и сохранением канонической и духовной чистоты и непорочности Церкви. Ведь Господь наш Иисус Христос, по слову святого апостола Павла, "возлюбил Церковь и предал Себя за нее … чтобы представить ее Себе славной Церковью, не имеющей пятна, или порока, или чего-то подобного, но дабы она была свята и непорочна" (Еф. 5: 25-27)».

Этот пункт является ответом на критику позиции как Украинской, так и Русской Церкви, которые разорвали общение как с Константинопольским патриархатом, так и с другими Церквями, которые признали украинских раскольников. Такие критики заявляют, что нельзя разрывать евхаристическое общение из-за того, что сделал Фанар, что это слишком радикальная мера. И причем мера обоюдоострая.

Но Синод УПЦ заявил о том, что эта мера является чуть ли не единственно возможной для того, чтобы оградить Церковь и Евхаристию от поругания, сохранить ее чистоту. Если волк влез в овечью шкуру, это не делает его овцой. Это лишь делает его еще более опасным. Если кто-то (Фанар, в данном случае) назвал раскол Церковью, это не превращает его в Церковь, это делает его более опасным, поскольку в глазах многих людей раскол приобретает отдельные черты настоящей Церкви. Но по сути это симулякр. И об этом следующий тезис Заявления.

Тезис 4: Фанар создал симулякр церкви, организацию, которая имеет целью подменить настоящую Церковь Христову

Слово «симулякр» конечно же в тексте Заявления отсутствует, по сути 4-й пункт Заявления говорит о том, что признав раскол и допустив к Святой Евхаристии лже-архиереев, Фанар со своими сторонниками создают новую церковь, которая должна заменить собой Церковь, созданную Христом.

«4. Именно по этим причинам, ложными и манипулятивными являются обвинения в адрес Украинской Православной Церкви в том, что якобы она движется к самоизоляции, прекращая евхаристическое общение с теми, кто вступил в общение с нераскаявшимся раскольниками. На самом деле, мы отстаиваем чистоту канонического предания Церкви, защищаем Церковь от кощунства.

Иначе, если к священнослужению допускаются лица, не имеющие законных хиротоний, если раскол объявляется Церковью, а настоящая Христова Церковь игнорируется или называется расколом, то возникает опасность подмены Церкви. Кроме того, такими антицерковными действиями стирается грань между Церковью и расколом. В результате создается новая «церковь», основанная людьми, вместо той, которую основал Господь наш Иисус Христос, приобретя ее Себе Кровью Своею (см. Деян. 20:28)».

Священный Синод в этих кратких словах очень точно описал происходящее. До всех этих беззаконных решений Фанара в Украине существовала Церковь Христова, УПЦ, и существовали две раскольнические организации: УПЦ КП и УАПЦ. Все Поместные Церкви признавали именно такое положение дел.

И вот почему-то вдруг, по решению фанариотов раскольники стали называться церковью, а УПЦ как бы перестала существовать. Эта поразительная слепота весьма удивляет в решениях Элладской и Александрийской Церквей о признании ПЦУ. В их заявлениях ничего, абсолютно ничего не говорится об УПЦ. Как будто 12 тысяч общин, объединяющих миллионы верующих, вдруг просто взяли и испарились.

Но из раскола, как и из любого другого греха, в Церковь не возвращаются никак иначе, как только через покаяние. Если покаяния нет (а его нет), то раскол остается расколом, как бы его ни называли. А Церковь, то есть УПЦ, продолжает оставаться Церковью.

Но патриарх Варфоломей со своими соратниками пытаются сделать подмену. По сути дела, обмануть людей. Вместо Истины подсунуть ложь. И вот УПЦ устами Синода заявляет, что не собирается участвовать в этой лжи и этой подмене Церкви. Не собирается участвовать в симулякре. И поэтому не может иметь с симулякром евхаристического общения. Тот, кто имеет такое общение с раскольниками, сам становится на сторону раскола. И об этом следующий пункт Заявления.

Если покаяния нет (а его нет), то раскол остается расколом, как бы его ни называли. А Церковь, то есть УПЦ, продолжает оставаться Церковью. Но патриарх Варфоломей со своими соратниками пытаются сделать подмену. По сути дела, обмануть людей. Вместо Истины подсунуть ложь.

Тезис 5: Кто имеет общение с раскольниками – соучаствует в их грехе

«5. Один из базовых принципов канонического права Православной Церкви заключается в том, что тот, кто вступает в евхаристическое общение с отлученным, сам отлучается от общения с Церковью. В связи с этим, принятие некоторыми Поместными Церквами в общение лиц, совершивших раскол в других Поместных Церквах, не принесли за это покаяние и не имеют действительного священного сана, автоматически ставит перед ними вопрос о том, не является ли дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с раскольниками соучастием в этом грехе и нарушением приведенного выше канонического принципа»?

По сути, это чуть ли не единственный дипломатичный фрагмент в решениях Синода, где архиереи УПЦ прямо не называют Константинопольскую, Элладскую и Александрийскую Церковь раскольниками. Обычная логика неумолимо подсказывает: кто вступает в общение с раскольниками – сам становится раскольником. 

Тезис 6: Единственный способ выйти из кризиса – Всеправославный Собор или совещание

«6. Считаем, что единственным способом выхода из этого кризиса является всеправославное соборное обсуждение и решение всего комплекса этих проблемных вопросов. Осознавая все сложности, связанные с созывом такого всеправославного совещания, другого выхода из кризисной ситуации мы пока не видим. А потому, приветствуем инициативу Блаженнейшего Патриарха Святого Града Иерусалима и всей Палестины Феофила III о созыве Всеправославного совещания в Иордании. В тяжелые времена истории нашей Церкви уже был случай помощи Иерусалимского Патриархата, когда в 1620 году Патриарх Иерусалимский Феофан в Киеве возобновил православную иерархию на замену ушедших в унию под давлением тогдашней польско-литовской власти. Одобряем, благодарим и с надеждой смотрим на подобные призывы к Всеправославному совещанию от Предстоятелей и иерархов других Поместных Православных Церквей, которые начали все чаще и сильнее звучать в последнее время».

Поскольку разделение в Церкви уже по факту состоялось, о чем говорится в предыдущих пунктах Заявления, проблему уже невозможно решить путем двухсторонних переговоров Константинопольского и Московского патриархатов. Признавать свои действия неканоническими и отменить их Фанар, естественно, не хочет сейчас, и едва ли захочет в дальнейшем. Остается один единственный выход – разрешить проблему соборно.

История Церкви в принципе и не знает другого способа решения подобных проблем. Все ереси, какие только были в Церкви, были осуждены и отвергнуты не иначе как ее соборным разумом. Одной из форм такого соборного решения проблемы является всеправославное совещание, которое предлагает провести в Иордании Иерусалимский патриарх Феофил III. Состоится оно или нет – неизвестно. Неизвестно также, какие именно Поместные Церкви будут в нем участвовать. Ведь многие занимают пока выжидательную позицию. Но, судя по всему, близится момент истины, когда отмолчаться или отделаться обтекаемыми дипломатическими формулировками уже не удастся. Нужно будет решать – признавать или нет главенство Фанара и все те беззакония, которые он уже успел совершить.

Тезис 7: Позицию многих Поместных Церквей определяют светские власти

Об этом прямо не говорится в тексте Заявления, но все мы прекрасно знаем – чиновники какого государства пролоббировали создание ПЦУ и проводят беззастенчивую кампанию по признанию этой организации Поместными Церквями. Священный Синод говорит о вмешательстве в церковные дела политических и геополитических факторов. И эти факторы заставляют православных иерархов пренебрегать и канонами Церкви, и своей собственной совестью.

«7. Констатирует, что, к сожалению, в жизнь мирового Православия начали грубо вмешиваться геополитические и политические факторы. В результате, отдельные Поместные Церкви начали принимать свои церковные решения под влиянием этих факторов вопреки церковным канонам и многовековой традиции Церкви. Мы понимаем, что каждая Поместная Церковь совершает свое служение в рамках того или иного государства, а иногда и нескольких или многих государств. Часто тот или иной православный народ исторически очень тесно связан как с собственным государством, так и со своей Поместной Церковью.

Однако, по нашему глубокому убеждению, каждая Поместная Церковь в своем служении Богу должна быть выше чем национальные, государственные или политические границы и интересы и не поддаваться внешнему давлению, помня, что Царство Божие, которое мы проповедуем, есть не от мира сего (см. Ин. 18:36). Если каждая Поместная Церковь будет ассоциировать себя исключительно с интересами собственного государства, то мировое Православие не сможет быть единым, ведь бывает, что государства конфликтуют или воюют между собой, но Церковь должна сохранять единство и примирять людей, а не становиться стороной или средством противостояния.

Выражаем надежду, что Святая Православная Церковь с помощью Божией найдет силы преодолеть эти вызовы и сохранить свое единство, поднявшись выше национальных и государственных границ и интересов, ведь во Христе нет «ни эллина, ни иудея … варвара, скифа, … но все и во всем Христос» (Кол. 3:11)».

В этом пункте обозначена еще одна проблема, которая состоит в том, что многовековое исповедание Православной веры каким-либо народом может приводить к отождествлению этнического и религиозного фактора в сознании людей. Следствием этого может стать ситуация, когда какая-либо Поместная Церковь принимает решения, исходя не из религиозных, а национальных или государственных интересов. Классическими примерами такой ситуации являются две унии, Лионская и Флорентийская, принятые соответственно в 1274 и 1439 гг. Тогда Константинопольский патриархат вместе со своими соратниками принял решение пожертвовать Православием для того, чтобы спасти Византийскую империю от уничтожения.

Церковь Христова должна быть выше национальных и государственных интересов. Она не от мира сего. Она должна исполнять волю Божию, а не волю власть имущих. Сегодня, к сожалению, Константинопольский патриархат демонстрирует противоположное.

Тезис 8: Мы в истинной Церкви, с нами Бог!

«8. Обращаемся к архипастырям, пастырям, монашествующим и мирянам нашей Украинской Православной Церкви.

Дорогие владыки, отцы, братья и сестры! Не без промысла Божия так случилось, что именно по Украине и по нашей Церкви в рамках мирового Православия сегодня пролегает грань между Церковью и расколом. В этой ситуации мы должны сохранить чистоту канонического устройства и учения Церкви. Нас пугают самоизоляцией. Но когда мы живем в истинной вере, то самоизоляции не может быть, как говорил об этом светлой памяти Митрополит Киевский и всея Украины Владимир: «со Христом не бывает самоизоляции».

Фактически, сегодня наша Украинская Православная Церковь, переживая различные испытания, отстаивает единство всего мирового Православия. Не бойтесь! Вы находитесь в истинной Церкви! Любите Церковь, берегите Церковь и себя в Ней, потому что через Нее Господь нас спасает. А все остальное оставьте на волю Божию. Помните, что не люди управляют Церковью, а Сам Господь. Будем же молиться, чтобы Господь Духом Своим Святым исправил все ошибки человеческие, очистил нас от всякой скверны и спас души наши»!

На самом деле увидеть на чьей стороне правда нетрудно.

Решения Фанара по Украине настолько беззаконны, вмешательство чиновников Госдепартамента США настолько очевидно, концепция константинопольского папизма настолько антиправославна, что не остается никаких сомнений в вопросе о том, где сейчас истинная Церковь.

Если сравнивать нашу сегодняшнюю ситуацию с тем что было в Русской Церкви начиная с кончины святого Патриарха-исповедника Тихона в 1925 г. и до избрания Поместным Собором Патриарха Сергия в 1943 года, то можно увидеть, что вот как раз тогда было очень сложно определить, где Церковь. До своего избрания Патриархом, митрополит Сергий занимал очень странный пост – он был заместителем патриаршего местоблюстителя.

Параллельно с ним в разные годы некоторые иерархи небезосновательно объявляли себя настоящими руководителями РПЦ. Были различные катакомбные сообщества, возглавляемые архиереями, была Зарубежная Церковь. Это, не говоря уже об «обновленцах» и совсем уж откровенных сектантах. Все эти организации, движения и толки объявляли именно себя носителями истины и приводили довольно весомые аргументы в подтверждение своей позиции. Очень многие верующие люди искренно заблуждались во всей этой неразберихе.

У нас сейчас все намного проще. Существует единая УПЦ, которая как была Церковью Христовой, так и осталась. Несмотря на беспрецедентное давление на епископат со стороны силовых структур при Петра Порошенко, только два архиерея из почти ста перешли в ПЦУ. Несмотря на захваты храмов, незаконную перерегистрацию, насилие и психологическую травлю к ПЦУ присоединилось около полупроцента всех общин УПЦ. С другой стороны, раскольники также остались раскольниками. Нужно быть очень недалеким, чтобы всерьез поверить, что без покаяния, одним росчерком пера патриарха Варфоломея они вдруг превратились в истинную Церковь. Так не бывает.

Кроме того, ПЦУ себя совершенно явно позиционирует как элемент украинской государственности, в то время как УПЦ постоянно говорит о том, что Церковь – Христова. Поэтому определиться не составляет никакого труда: для кого «Украина – превыше всего», тому в ПЦУ, кто же хочет спасти свою душу для вечной жизни, тот становится верным чадом Украинской Православной Церкви.

Мы не знаем, как будет дальше развиваться ситуация. Мы не знаем, какие еще испытания нам суждено перенести. Но мы знаем, что мы в Церкви Христовой. И единственное, о чем нам нужно беспокоиться, так это о том, чтобы остаться ей верными, несмотря ни на что. К этому призывает нас Священный Синод. К этому призывает нас Бог.

«Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2, 10).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Стали ли вы в карантин больше молиться?
да, освободившееся время отдаю молитве, чтению Евангелия и святоотеческих книг
26%
нет, все время возникают неотложные дела
15%
стараюсь, но не всегда получается
59%
Всего проголосовало: 1514

Архив

Система Orphus