В ответе ли патриарх Варфоломей за рейдерство своих детей на Буковине?

Полицейские во дворе храма УПЦ в селе Михальча. Фото: cv.npu.gov.ua

На родине Думенко члены его семьи попытались захватить храм, на что глава ПЦУ никак не отреагировал. Что это – обычное лицемерие или новое богословие захвата от ПЦУ?

1 ноября 2019 года представители Православной церкви Украины попытались захватить два храма в Черновицкой области. Речь о храме в честь архистратигов Гавриила и Михаила в селе Старая Жадова и храме в честь Успения Божией Матери в селе Михальча.

Оба захвата имеют много общего и являются настолько яркими свидетельствами духа, который преобладает внутри ПЦУ, что о них нужно рассказать подробнее.

Старая Жадова: родственники Думенко атакуют православный храм

В 17:00 верующим общины УПЦ в селе Старая Жадова сообщили, что в их храме находятся неизвестные. Как выяснилось позже, ими оказались несколько местных жителей и три «священника» ПЦУ.

Примечательно, что замок на двери храма собственноручно срезал Михаил Поляк – муж крестной матери главы ПЦУ Епифания Думенко. Срезал после того, как его подельники палками сбили камеры видеонаблюдения.

Практически сразу к храму подоспели верующие УПЦ и наряд Нацполиции. Представителей ПЦУ на автобусе темного цвета приехали поддержать 15-20 молодых людей, которых никто до этого в селе не видел.

После словесной перепалки и заявления о своих правах на храм со стороны «верующих» ПЦУ сторонники канонической Церкви вынуждены были напомнить Поляку, что не так давно его жена украла в церковной кассе значительную сумму денег. Полиции удалось угомонить представителей новой религиозной структуры, и конфликт себя исчерпал. Исчерпал в Старой Жадове.

Михальча: сторонники ПЦУ идут на таран

В тот же день, 1 ноября, между 19:00 и 20:00, накануне богослужения Димитриевской родительской субботы, прихожане храма УПЦ в селе Михальча (рядом со Старой Жадовой) услышали странные звуки. Как оказалось, это активисты ПЦУ при помощи самодельного тарана выбивали дверь церкви.

По свидетельству очевидца, в беззаконии участвовали около 30 приверженцев новой церковной структуры. Несколько из них, держа в руках бревно с ручками по бокам, ломали дверь, а остальные не пускали к храму верующих канонической Церкви. Среди представителей ПЦУ особо выделялись пятеро «священников», которые вели себя довольно агрессивно.

Интересный момент произошел внутри храма, куда вместе с раскольниками удалось попасть и нескольким верующим УПЦ. «Мы подходили близко-близко к каждому (представителю ПЦУ – Ред.) и начинали его крестить, – рассказывают они. – Без всякого насилия – просто крестили и так оттесняли к дверям. И так всех и вытеснили по одному».

Через два часа и этот конфликт силами Нацполиции удалось погасить.

Захваты: общие черты и общие участники?

Понятно, что оба захвата были спланированы заранее и имеют много общего. В атаках на храмы и в Старой Жадове, и в Михальче вместе с захватчиками из местного населения принимали участие «клирики» ПЦУ. Причем речь идет не об одном сельском «священнике» этой организации, а о нескольких, которые оказались в нужное время и в нужном месте. Не менее интересно и то, что в обоих случаях в захватах участвовали несколько десятков молодых людей, прибывших в Старую Жадову на автобусе темного цвета. По мнению верующих УПЦ, эти молодые люди могут быть студентами теологического отделения философско-теологического факультета Черновицкого национального университета. Тем более, что одного из захватчиков опознали – это «диакон» Игорь Луцан.

Луцан – преподаватель богословского отделения философско-теологического факультета ЧНУ. Кроме того, он регент студенческого хора, а в область его «научных» интересов входит изучение типов и форм религиозных конфликтов на Буковине в XX-ХXI веках. Может, именно с этой целью Игорь Луцан и ездил в Старую Жадову, чтобы, как говорится, в полевых условиях поближе изучить эти самые конфликты, а по возможности и поучаствовать в них? А если еще и с применением средневекового тарана… Мечта настоящего «ученого».

В атаках на храмы и в Старой Жадове, и в Михальче принимали участие несколько «клириков» ПЦУ, которые оказались в нужное время и в нужном месте.

Известно, что в свое время философско-теологический факультет, который задумывали как своего рода альтернативу богословским факультетам Европы, стал всего-навсего филиалом Киевской духовной академии Киевского патриархата. Еще в 1990-е студенты-теологи посетили несколько сел Черновицкой области, чтобы «помочь» местным жителям перейти в «правильную Церковь».

Сегодня Киевская духовная академия никакого отношения к УПЦ КП не имеет. Располагается она в стенах Михайловского Златоверхого монастыря – того самого, который является резиденцией главы ПЦУ Епифания Думенко. Поэтому вполне возможно, что студенты философско-теологического факультета решили преподнести «подарок» своему «предстоятелю» в виде православного храма в его родном селе.

Тем более, захват православного храма, по-видимому, никак не противоречит тому «богословию», что изучают в стенах Киевской духовной академии ПЦУ. Более того, можно со всей ответственностью говорить о новом, раскольническом «богословии захвата», которое процветает внутри этой религиозной структуры – с применением болгарок, молотков и средневековых таранов.

«Богословие захвата» от раскольников

Судя по всему, одним из главных постулатов подобного «богословия захвата» для ПЦУ является убеждение, что храм никакой особой ценности не представляет. Это просто помещение, которое используют для собрания людей, объединенных какими-то идеологическими принципами. Для представителей новой религиозной организации оно ничем не отличается от сельского клуба (возможно, именно поэтому большую часть своих собраний они проводят в клубах), а значит, никакой сакральностью не обладает. Соответственно, и относиться к нему с каким-то трепетом или благоговением не стоит.

Именно поэтому, уверены они, дверь храма можно взламывать, замки можно спокойно срезать болгаркой, в самом храме можно ругаться, драться, обзывать и унижать друг друга.

Для активистов ПЦУ храм никакой особой ценности не представляет. Это просто помещение, которое используют для собрания людей, объединенных какими-то идеологическими принципами.

Пример с использованием тарана, даже на этом фоне, выглядит особенно циничным – судя по всему, срезание замков болгаркой для раскольников выглядит уже не так ярко и брутально. Что дальше? Сожжение храмов? Или даже неугодных людей, т.е. верующих УПЦ?

«Богословие захвата» четко свидетельствует: раскольники просто не понимают, что храм – это дом Божий, место, в котором совершают Божественную литургию, в котором присутствует Сам Господь. Впрочем, и литургия для них не имеет никакого смысла. Иначе как понять, что в большинстве случаев они атакуют православные храмы именно в дни великих праздников или особо значимых для всей Церкви дней?

Например, в Старой Жадове и в Михальче они пробовали забрать храмы накануне поминальной Димитриевской субботы, когда каждый христианин молится об усопших родных и близких. Это не означает, что в другие дни отбирать храмы можно, но ярко свидетельствует, что действиями раскольников движет враг рода человеческого, который ненавидит Церковь.

ПЦУ: слова любви, а дела ненависти

На этом фоне совершенным цинизмом и ложью отдают слова, которые время от времени произносит глава ПЦУ Епифаний Думенко. 2 ноября, т.е. на следующий день после инцидента в Старой Жадове и в Михальче, прекрасно зная о случившемся, Думенко написал на своей странице в Facebook: «В этот день, в Димитриевскую субботу, каждый из нас поминает умерших родных и близких. Наши молитвы – лучший дар для них, потому что так мы проявляем свою любовь… Молитва – это наше проявление любви и веры в Бога».

Когда читаешь эти слова, ловишь себя на мысли, что не может же человек быть настолько лицемерным. Не может же Думенко говорить о любви и молитве в то время, как его родственники и односельчане с тараном в руках ломают дверь православного храма? Но потом вспоминаешь слова Христа о фарисеях и понимаешь, что может: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» (Мф. 23, 27).

Не может же Думенко говорить о любви и молитве в то время, как его родственники и односельчане с тараном в руках ломают дверь православного храма?

Очень хорошо прокомментировал происходящее митрополит Запорожский Лука (Коваленко):

«Сегодня есть немало людей в рясах, которые хорошо говорят и проповедуют. Но какие плоды приносит их проповедь? Их сторонники выламывают двери наших храмов, выбрасывают на улицу престолы, избивают прихожан. Этому ли учит Евангелие? Вы можете себе представить, чтобы апостол Павел в пьяном виде и с матом выламывал двери синагоги? А разве когда-то Христос учил, что нужно убивать единокровных и единоверных братьев только за то, что у них другие политические взгляды? Разве не дьяволу служат все эти люди с крестами и панагиями, которые хотят только одного – чтобы на нашей многострадальной Родине и дальше лилось как можно больше крови?

Апостол Иоанн Богослов дал нам указания, как нужно отличать тех, кто служит Богу, от тех, кто предал душу сатане. Единственный критерий этого различия – любовь. Человек Божий несет в себе мир и дает этот мир другим людям. Сын дьявола несет в себе ненависть и сеет ее вокруг себя. Как бы хорошо он ни знал Библию и какие бы богословские проповеди ни говорил, у него одна цель – привести как можно больше людей в ад. Та же самая разница и между Церковью и теми организациями, которые называют себя "Церковью"».

Яблоко от яблони, или еще раз о семье и семейных ценностях

Семью часто называют малой Церковью, а саму Церковь сравнивают с семьей. Недаром своих единоверцев мы называем братьями и сестрами, а своих духовных наставников – отцами. Господь наш Иисус Христос говорил, что частью Его семьи можно стать только исполняя одно условие: «кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих ( т.е. указав на всех, кто считали Его своим Учителем, а себя Его учениками – Ред.) сказал: вот матерь Моя и братья Мои; ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и матерь» (Мф. 12, 48-50).

Христос четко говорит, что Его семья – это те, кто творит волю Божию. При этом Иоанн Златоуст считает, что родство духовное много важнее родства по плоти: «В самом деле, если для Матери Его не будет никакой пользы в том, что она мать, раз она не будет добродетельна, то родство тем менее спасет кого-нибудь другого. Есть одно только благородство – исполнение воли Божией, и это благородство лучше и превосходнее того (плотского) родства».

Святитель Филарет (Дроздов), толкуя это место Священного Писания, говорит: «Вспомните, что Бог – Отец ваш, что Церковь – Матерь ваша, что все святые суть ваши братья; не унизьте себя пред столь высоким родством, не отлучите себя от этого доброго и прекрасного семейства; сотворите и вы волю Божию вместо человеческой, да и на вас укажет Господь и речет: "вот Матерь Моя и братья Мои"».

Другими словами, кроме семьи по плоти у каждого христианина есть еще или должна быть семья по духу – Церковь. Глава этой семьи – Господь Иисус Христос, а стать Ее частью можно только исполняя волю Божию.

А теперь давайте вспомним, что в Старой Жадове прямое участие в захвате храма принимал муж крестной матери Епифания – человек, который в духовном смысле является частью семьи Епифания, частью его «Церкви». Точно так же, как частью его «Церкви» являются вообще все те, кто ломает двери православных храмов, бьет верующих, нападает на священников и епископов. Теперь же эти люди и сам Епифаний стали частью семьи патриарха Варфоломея и архиепископа Иеронима.

Сам патриарх Варфоломей неоднократно говорил, что даровал автокефалию ПЦУ потому, что чувствовал ответственность за всех людей, которые пребывают в расколе. Поэтому хочется спросить: продолжает ли он отвечать за них, когда они берут на таран православный храм? Отвечает ли он за них, когда они избивают других православных христиан? И если отвечает, как и должен отвечать отец за своих детей, то где извинения? Где хоть какая-то реакция? Ведь не замечая бесчинства своих детей, патриарх Варфоломей говорит, что в его семье такое поведение – норма. А это значит только одно – семья ПЦУ никакого отношения к семье Христа не имеет.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
5%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
89%
Всего проголосовало: 1084

Архив

Система Orphus