Решение Синода РПЦ по Элладе: акривия или икономия? Часть IІ

Предстоятели Русской и Элладской Церквей. Фото: СПЖ

Почему Русской Православной Церкви стоило пойти на более кардинальные меры с ЭПЦ: аргументы сторонников акривии.

Многие представители духовенства и миряне нашей Церкви считают, что Синод РПЦ поступил единственно верно, когда разорвал евхаристическое общение лишь с теми клириками Элладской Церкви, кто будет сослужить с украинскими раскольниками. Синод поступил по соображениям икономии, о которой СПЖ рассказывал в первой части.

Однако в Церкви достаточно и тех, кто уверен, что «частичный разрыв», как и применение принципа икономии к «украинскому вопросу», ни к чему хорошему не приведет и рано или поздно Церковь станет перед необходимостью полного и окончательного разрыва с раскольниками и теми, кто их поддерживает.

Акривия как способ решения важнейших вопросов жизни Церкви

Эта позиция, которую мы условно назовем акривией, получила дополнительный аргумент, когда стало известно, что Элладская Православная Церковь отправила главе ПЦУ Епифанию Думенко поздравительные письма.

С точки зрения церковного протокола, это юридическое признание раскольнической организации в качестве канонической Церкви. Именно поэтому сторонники акривии требуют немедленного и полного разрыва евхаристического общения со всей Церковью, а не только с той частью, которая будет де-факто сослужить или поминать раскольников.

Само слово «акривия» (греч. ἀκρίβεια – строгость, точность) указывает на способ решения церковных проблем и споров, который исключает двусмысленность и неопределенность. Чаще всего его применяли, когда речь шла не о каких-то незначительных вопросах жизнедеятельности Церкви, а об основах Ее учения, Ее жизни, о самой сущности и целях существования Церкви и христианства.

Проблема ПЦУ как вопрос существования Церкви

Сторонники акривии подчеркивают, что украинская проблема влияет на существование всей Церкви. Вопрос ПЦУ – не только вопрос юрисдикционных границ между РПЦ и Константинопольской Церковью. Проблема не только в пренебрежении канонами со стороны патриарха Варфоломея. И даже не в том, насколько сильно Фанар пытается доказать свое право предоставлять автокефалию. Главная проблема в том, что фанариоты подрывают само учение о Церкви, о Ее природе и предназначении.

Признание украинских раскольников, принятое под давлением политического истеблишмента, превращает Церковь из богочеловеческого организма в инструмент решения политических проблем.

С другой стороны, желание главы Фанара стать главой Церкви уничтожает православное учение о Церкви как о Теле Христовом. А введение в Церковь целой группы украинских самосвятов, нерукоположенных мирян, анафематстованных раскольников, уничтожает апостольское преемство, превращая Церковь в подобие клуба по религиозным интересам, войти в который может любой имеющий достаточную поддержку со стороны сильных мира сего.

Раскольники безблагодатны

Сторонники акривии утверждают, что относиться к расколам с точки зрения икономии нельзя. Раскол – это хула на Духа Святого, разрыв ризы Христовой, грех, который не смывается даже мученической кровью, как говорил святитель Иоанн Златоуст.

Церковь практически всегда считала, что в расколах, как и в ересях, нет благодати. Например, святитель Василий Великий отметал все рукоположения, совершенные раскольниками, полагая, что последние лишились Божией благодати в силу самого факта отпадения от единства с Кафолической Церковью и потому, став мирянами, уже не могут передать другим то, чего не имеют сами, – благодати Святого Духа.

Святитель писал: «Ибо, хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от Церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа. Ибо оскудело преподаяние благодати, потому что пресеклось законное преемство. Ибо первые отступившие получили посвящение от отцев, и чрез возложение рук их, имели дарование духовное. Но отторженные, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестити, ни рукополагати, и не могли преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали» (1-е правило святителя Василия Великого).

Вопрос ПЦУ – не только вопрос юрисдикционных границ между РПЦ и Константинопольской Церковью. Главная проблема в том, что фанариоты подрывают само учение о Церкви, о Ее природе и предназначении.

Практику перекрещивания как раскольников, так и еретиков отстаивали Фирмилиан, епископ Кесарии Каппадокийской, и святитель Киприан Карфагенский. Они доказывали, что благодать находится только в истинно-христианской Церкви, а потому крещение, совершенное вне ее, недействительно. По этому вопросу было несколько Соборов: один в Малой Азии (253 г). и три в Карфагене (255-256 гг.), на которых решили перекрещивать еретиков. В 405 г. на Соборе в Карфагене блаженный Августин высказался за самое жесткое отношение к расколу донатистов (Деян. V Всел.).

Принцип акривии применяли и в отношении Русской Церкви к украинскому автокефальному расколу. Например, в заявлении Святейшего Синода (1989 г.), Архиерейского Собора (январь 1990 г.) и Поместного Собора (июнь 1990 г.) четко сказано, что хиротонии, совершенные в самочинной автокефалии, недействительны.

Поэтому, утверждают сторонники акривии, у раскольников никаких таинств нет, а сами они – простые миряне. С этим, кстати, соглашаются некоторые архиереи и внутри Элладской Церкви. Например, митрополит Серафим Пирейский уже заявил, что ПЦУ как Церковь не существует, а Епифаний Думенко – мирянин. Евхаристическое общение с раскольниками, таким образом, пагубно повлияет на всю Церковь.

Раскол рано или поздно превращается в ересь

Святые отцы очень часто отождествляли раскол и ересь.

  • По слову блаженного Августина, все ереси выросли из расколов.
  • Святитель Оптат Силевитский (IV век) считал раскол одним из величайших зол, большим, чем человекоубийство и идолопоклонство.
  • Сравнивая раскол с ересью, святитель Иоанн Златоуст говорил, что разрывать единство и полноту Церкви – не меньшее зло, чем создавать ересь. И поскольку раскол ввиду этого достоин осуждения, постольку он еще большего осуждения заслуживает по своим последствиям, ибо в конце концов всякий раскол превращается в ересь.
  • Согласно святым отцам, многолетний «коснеющий» раскол уже есть экклесиологическая ересь (его же правила 1, 2 и др.). Святитель Иоанн Златоуст утверждал, что «самоутверждающийся раскол уже содержит в себе ересь».
  • Святитель Никодим (Милош) в своих великолепных толкованиях на каноны Церкви писал: «В творениях святых отцов и учителей Церкви раскольники довольно часто обозначаются именем еретиков. В действительности мы находим много расколов, которые при возникновении своем еще держатся Православия, но потом мало-помалу отступают от него и усваивают себе ту или другую ересь, от которой уже больше никогда не отделяются».

Поэтому общение с украинскими раскольниками обязательно окончится ересью, говорят сторонники акривии. И подвижки в сторону ереси мы уже замечаем – учение о первенстве Константинопольского патриарха в Церкви, стремление к единству с католиками без покаяния последних, уничтожение соборного принципа в Церкви. А можно ли общаться с еретиками? Ответ на этот вопрос очевиден.

Тот, кто общается с раскольником, сам становится раскольником

Самый мощный аргумент сторонников акривии содержится в канонах самой Православной Церкви.

  • Согласно 10-му правилу Святых Апостолов, «Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен».
  • В 45-м правиле сказано, что «епископ, или пресвитер, или дьякон… аще же позволит им (еретикам и раскольникам – Ред.) действовать что-либо, яко служителям Церкви: да буде извержен».
  • Еще более категорично 65-е правило Святых Апостолов: «Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения церковного».
  • Священные каноны запрещают даже совместное отмечание праздников и обмен дарами с иноверцами и еретиками: «Не должно принимати праздничные дары, посылаемые от иудеев, или еретиков, ниже праздновати с ними».
  • Точно такой же точки зрения придерживался и Тимофей Александрийский (9-е правило): «Не подобает молиться с еретиком или отщепенцем».
  • Святитель Геннадий Схоларий, патриарх Константинопольский (ХV в.), в одном из слов, как будто написанных для нашего времени, говорил: «Проверяйте своих епископов в одном только отношении: узнавайте, православны ли они, не учат ли они догматам, противным истинной Вере, и не сослужат ли они с еретиками или с раскольниками… Ведь совместная молитва и сослужение предполагает согласие, единство и общение, а единение и согласие с еретиками любой человек, имеющий ум, сочтет за зло. Делающий это становится еретиком по умыслу из-за (своего) молчания или одобрения. "Ибо тот, кто в сокровенности иудей, не есть иудей", – говорит Христос. Так и тот, кто потаенно православный, был бы не православным, но тем, за которыми он следует и с которыми он молится пред лицом Бога и людей. Поэтому не надо с таковыми сослужить и вообще молиться… Так как иерей есть учитель и страж, и свет прочих людей, то должно ему и словами, и делами быть воистину учителем, а не на словах говорить одно, на деле – совершать другое, ибо люди скорее следуют делам, чем словам… Ни в чем вовсе не должно общаться с несостоящим в общении (еретиком), чтобы самому не стать таковым, сообразно с правилами святых апостолов».

Тот, кто поминает раскольника, сам становится раскольником

Не менее важен вопрос литургического поминовения раскольников. Согласно учению Церкви, поминовение диптихов (перечней имен православных предстоятелей Поместных Церквей) свидетельствует о единстве всей Церкви.

Например, поминая своего правящего архиерея, который поминает предстоятеля, каждый священник находится в единстве со всеми Поместными Православными Церквями. Мы в разных точках земного шара совершаем одну и ту же Литургию, участвуем в одном и том же Теле Христовом.

Поэтому поминовение Думенко патриархом Варфоломеем влияет не только на Константинопольский патриархат, но и на всю Церковь. Точно так же, как и поминовение патриарха Варфоломея говорит о евхаристическом единстве с ним, а через него и с Думенко. Это означает, что разрывать отношения надо со всеми, кто молится вместе с Фанаром.

Конечно, такая точка зрения слишком жесткая, и это понимают и сами сторонники акривии. Но это единственная позиция, которая может уберечь Церковь от дальнейшего распространения заразы раскола.

Святитель Василий писал об этом так: «Ибо если кто увидит вас, верных чад Христовых, общающихся с такими людьми или даже служащими вместе с ними, конечно же, станут считать их ересь чем-то не очень важным и сами увязнут в этой трясине. Итак, возлюбленные мои, чтобы такое не совершилось, избегайте тех, кто, делая вид, будто не согласен с Арием, на самом деле служит вместе с его последователями. Очень важно избегать общества тех людей, чьи позиции мерзки. Но ежели кто придет к вам и, как говорит блаженный Иоанн Богослов, принесет с собой исправное верование, приветствуйте его и принимайте как брата. Если же кто-то притворяется, будто исповедует нашу веру, а на самом деле сам общается с теми, кто пребывает в зловерии, удалитесь от общения с ним. Если пообещает он прекратить это, почитайте его братом своим. А если противится исправлению – бегайте его… Живя так, вы сохраните веру чистой и искренней, а те люди, которые увидят, что вы не участвуете в молитве с неверными, получат от этого пользу, боясь впасть в грех и стремясь поступать так же, как и те, на кого они смотрят».

Поминовение Думенко патриархом Варфоломеем влияет не только на Константинопольский патриархат, но и на всю Церковь. Это означает, что разрывать отношения надо со всеми, кто молится вместе с Фанаром.

Именно поэтому сторонники акривии считают, что Церковь не должна смотреть на деяния Константинопольского патриархата и тех, кто сочувствует им, с точки зрения икономии. Ведь по сути, совершив совместное богослужение с Думенко, патриарх Варфоломей уже стал раскольником. Об этом надо было заявить еще в январе 2018 года, когда это сослужение состоялось. И вопрос о признании патриарха Варфоломея раскольником со стороны всех Поместных Православных Церквей надо было ставить тогда же. А все попытки решить эту проблему «дипломатическим путем» только усугубили ее.

Преподобный Максим Исповедник писал: «Нельзя помогать еретикам в утверждении их безумных верований, здесь нужно быть резким и непримиримым. Ибо я не называю любовью, но человеконенавистничеством и отпадением от Божественной любви то, когда кто-либо утверждает еретиков в их заблуждении на неминуемую погибель этих людей».

Нужно отделяться от раскольников

Да, говорят сторонники икономии, все это правильно и вроде бы совершенно оправданно. Но если поступать со всей жесткостью, то перед Церковью встанут две проблемы:

  1. проблема изоляции;
  2. проблема тех, кто не признает раскольников, но не желает рвать отношения со своим предстоятелем.

На первый вопрос сторонники акривии отвечают просто: лучше быть «изолированным» со Христом, чем «иметь общение» с диаволом. Преподобный Максим Исповедник не боялся остаться один. Потому что считал: где Христос – там и большинство, и говорил, что «даже если все причащатся с еретиками, то я все равно не причащусь».

С другой стороны, что отнимет у нас так называемая «изоляция»? Христа – не отнимет, благодать – не отнимет, истину – тоже не отнимет. Зато отнимет общение с раскольниками и, возможно, какую-то долю земных благ, подаваемых сильными мира сего.

Однако вспомним случай, описанный тем же преподобным Максимом Исповедником: «Авва Геласий с бесчестием прогнал еретика монофизита Феодосия из своей кельи. А когда последний хитростью стал иерусалимским патриархом, авва Геласий не испугался этого и продолжил не признавать его и не подчиняться. Он предпочел страдать за истину, а не отказаться от нее ради земных благ».

Второй вопрос – о тех, кто не согласен с расколом, но не хочет рвать свои отношения с предстоятелем, – несколько сложнее. В той же Элладской Церкви есть митрополиты, священники и миряне, которые категорически не принимают ПЦУ. Порвать с ЭПЦ – значит, порвать и с ними, говорят икономисты.

Однако акривисты смотрят на вопрос иначе: если предстоятель ЭПЦ отпал от единства с Телом Христовым, то ни поминать, ни сослужить с ним нельзя. Никому, даже митрополитам, которые считают себя частью ЭПЦ. Они должны прекратить общение с ним, а иначе сами отпадут от Церкви.

Святитель Никодим (Милош) писал: «Если кто-либо из епископов, митрополитов или патриархов начнет проповедовать какое-либо еретическое учение, противное Православию, тогда прочие священно- и церковно-служители вправе и даже обязаны тотчас отделиться от подлежащего епископа, митрополита и патриарха, причем за это не только не будут подвержены какому бы то ни было каноническому наказанию, наоборот, удостоены будут похвалы, ибо этим они не осудили и не восстали против настоящих, законных епископов, а против лжеепископов, лжеучителей, и не раскол образовали они этим в Церкви, напротив, по мере сил освободили Церковь от раскола, предупредили разделение».

Выводы

Во всей этой ситуации нужно понять, какой именно принцип – акривии или икономии – следует применять в нашем конкретном случае.

Ни в коем случае нельзя считать, что только икономия может быть единственным выходом из ситуации. Нет, в истории Церкви уже были примеры того, как икономия вредила Православию.

Точно так же сторонники икономии не должны считать акривистов людьми, которые не разбираются в проблемах текущего времени, ригористами или фундаменталистскими маргиналами. Нет, это люди, которые пекутся о чистоте Церкви.

Василий Великий как-то сказал: «Мы весьма опечалены тем, что правила Отцов преданы забвению и всякая строгость Церквей стала считаться вздором, и мы опасаемся, что даже малое такое безразличие порождает путь, который приводит к полной путанице в вещах, относящихся к Церкви».

Вот, чего на самом деле боятся сторонники акривии – полной путаницы в вещах, относящихся к Церкви.

С другой стороны, и они должны помнить, что акривия не всегда приносила пользу Церкви и не всегда является единственным выходом из ситуации. Акривию нельзя противопоставлять икономии. Это не взаимоисключающие понятия, а принципы, которые дополняют друг друга.

Именно поэтому нам важно четко осознать, каким принципом должна руководствоваться Церковь, пытаясь решить «украинскую проблему». Главное – это польза для Тела Христова, а икономия и акривия только помогают этой пользы достичь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Опрос

Почему патриарх Александрийский признал ПЦУ?
понял, что ПЦУ не раскольники, а каноническая Церковь
5%
не смог отказать патриарху Варфоломею
6%
сдался из страха перед Фанаром и внешними силами
89%
Всего проголосовало: 1084

Архив

Система Orphus